Засчитывается ли в СИЗО день за полтора или день за день?

Зачет СИЗО оказался не для всех заключенных

Засчитывается ли в СИЗО день за полтора или день за день?

03.06.2019 19:53:00

Дни в колонии пересчитали лишь тем, кто был под арестом до приговора суда

Закон о двойном учете времени пребывания в СИЗО в сроке заключения оказался с большими изъянами. Фото РИА Новости

Закон о зачете срока нахождения человека в СИЗО нуждается в доработке, считают в адвокатском сообществе.

Дело в том, что сейчас эта мера пресечения засчитывается по льготным коэффициентам – день в изоляторе за полтора или два в колонии – лишь в отношении времени до вступления приговора в законную силу.

То есть под смягчение нового закона не попали те, кто уже был осужден, но дожидался в СИЗО отправки в места не столь отдаленные. А еще из-под льготы оказались выведены те заключенные, которые переводятся в изоляторы для проведения следственных действий, которые могут длиться годами.

В юридической среде раскритиковали действия закона о перерасчете времени пребывания в СИЗО. По словам экспертов, из-за неверной формулировки льготы не распространяются на тех, кто сидит в изоляторах уже после вынесения приговора. Адвокаты настаивают на дополнительных поправках в Уголовный кодекс (УК), направленных на новый порядок зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания.

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Максим Никонов пояснил, что законодатели не учли многообразия ситуаций: «Они просто взяли самые типовые случаи и наиболее простую временную отсечку – вступление приговора в законную силу».

В результате такие нюансы, как пребывание человека в СИЗО после приговора в ожидании своего этапа, остались за рамками предусмотренных льгот. «Этот срок, который может превышать недели, а то и месяцы, как и сама дорога, уже не попадает под перерасчет.

Я считаю, что проект нужно было делать более детальным с учетом спорных ситуаций», – заявил эксперт.

Как оказалось, под льготы не попали и случаи краткосрочного нахождения под стражей – до 30 суток. Речь о ситуациях, когда под стражу берут, допустим, уклоняющегося от выплаты штрафов или добровольной явки в колонию-поселение.

Упущены и ситуации, когда человек уже попал в колонию, но его на какое-то время забирают обратно в СИЗО для проведения следственных действий. И все это время не подпадает под перерасчет, ведь приговор уже вступил в силу.

«То, что он физически находится в СИЗО, на его правовом режиме как отбывающего наказание не сказывается, соответственно коэффициенты для пересчета здесь не применяются», – подтвердил Никонов информацию «НГ».

Еще один пример пробела в законодательстве – отправка человека, находящегося под стражей, в медицинский стационар.

Законодатель указал на необходимость «учитывать особые условия содержания в медицинском стационаре, сопоставимые с условиями содержания в следственном изоляторе». Но об обвиняемых, не находящихся под стражей, закон умалчивает.

Соответственно в случае их принудительного помещения в стационар срок по льготным коэффициентам не пересчитывают.

«Есть еще несколько спорных моментов: допустим, дела, когда человека обвиняют сразу в нескольких преступлениях. Это могут быть преступления, на которые распространяются льготные коэффициенты, и те, которые из-под них выведены. Поэтому возникает вопрос: стоит ли в данном случае пересчитывать ему сроки? Пока сложилась отрицательная для защиты практика.

Вторая проблема – зачет срока содержания под стражей в такое наказание, как штраф. Нередки случаи, когда человека содержат под стражей или домашним арестом, а потом происходит переквалификация его деяния на более мягкое. И получается, что человек сидел под стражей, а никаких коэффициентов применительно к штрафам законом не предусмотрено.

То есть зачет меры пресечения в штраф происходит по судейскому усмотрению», – пояснил «НГ» Никонов.

Также, по данным «НГ», дискриминации подверглись пресловутые «наркотические» статьи.

«Непонятно, из каких соображений исходил законодатель, приравнивая незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта к таким преступлениям, как террористический акт, и выводя их из-под действия поправок.

При этом оставлены такие общественно опасные преступления, как убийство и педофилия», – заявила «НГ» адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич.

Она посетовала на распространенность случаев, когда осужденных просят выступить свидетелями по другому уголовному делу, перевозя из колоний в СИЗО.

Срок такого содержания – до двух месяцев, однако впоследствии его могут неоднократно продлевать.

И все это время, подчеркивает эксперт, человек находится в более тяжелых условиях, однако из-за сегодняшней формулировки, раз он уже отбывает срок, перерасчет ему не положен.

«То есть возможность дополнительно ограничить права и свободы уже осужденных лиц законодатель предусмотрел, а порядка восстановления нарушенных прав нет.

Поскольку указанные нововведения работают практически год, следовало бы предположить, что уже имеются достаточные наработки для того, чтобы вынести нормативно-правовой акт, устраняющий проблемы несовершенства принятых нововведений и разрешающий возникшие за это время вопросы. Однако ситуация до настоящего времени не изменилась», – сообщила Пашкевич.

«Проблема в том, что статья УК в части изменения исчисления сроков назначенного судом наказания и зачета времени содержания под стражей изменилась, а правоприменительная практика – нет», – сказал «НГ» партнер АБ «Деловой фарватер» Павел Ивченков.

По его словам, виной тому – позиция Верховного суда (ВС), который не подготовил своевременного разъяснения по факту исчисления указанных сроков, что в конечном счете и привело к массовому нарушению прав и охраняемых законом интересов осужденных.

Речь идет о постановлении пленума ВС от 2015 года, которое по-прежнему предписывает исчислять срок отбытия наказания со дня постановления приговора.

«Таким образом, недоработка законодателя и его нежелание привести свои же собственные ранее выпущенные позиции в соответствие с нормами материального и процессуального права привели к образованию правового пробела, негативным образом сказывающегося на правах лиц, отбывающих наказание. А суды должны однозначно понимать, какие решения необходимо принимать в тех или иных случаях в целях соблюдения прав осужденных», – заявил Ивченков. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-06-03/3_7589_sizo.html

Закон о зачете срока в СИЗО: как он будет работать | ОВД-Инфо

Засчитывается ли в СИЗО день за полтора или день за день?

Владимир Путин подписал закон, который приравнивает один день в СИЗО к полутора в колонии общего режима. От внесения законопроекта до принятия прошло 10 лет. По одной из версий, нововведениям сопротивлялся СКР.

День в СИЗО за полтора в колонии — только одно из нововведений в сфере расчета времени, которое люди проводят за решеткой до приговора.

Разбираем, как новый закон будет работать и кого из политзаключенных он может коснуться.

Условия содержания под стражей не должны быть строже наказания, которое может назначить суд — такова позиция Европейского суда по правам человека. Еще в 2008 году это было указано в пояснительной записке к законопроекту.

В СИЗО более жесткие условия, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В колонии человек много времени проводит на свежем воздухе, может работать, учиться. В СИЗО, не считая короткой прогулки в небольшом дворике, человек находится в замкнутом пространстве.

В соответствии с законодательством, предварительное следствие должно проходить в течение двух месяцев, но есть много возможностей его продлевать — до года и больше. Когда следствие закончено и прокуратура утвердила обвинение, дело передают в суд — он тоже может растянуться на месяцы. Все это время арестованного могут держать в СИЗО.

В пояснительной записке говорится также об «отсутствии в настоящее время возможности» привести условия в СИЗО в соответствие с международными стандартами. Это проблема актуальна и сейчас, так что «льготный» зачет проведенного в СИЗО времени — это и форма компенсации людям за содержание в ненадлежащих условиях.

К чему новый закон приведет?

Покажет только практика. Во ФСИН надеются, что он поможет разгрузить СИЗО, во многих из которых «перелимит» — то есть содержится заключенных больше нормы. Правозащитники надеются, что следователи будут меньше держать людей за решеткой до суда.

Но среди силовиков есть мнение, что, наоборот, многие будут пытаться как можно дольше оставаться в СИЗО: сидеть там придется меньше, чем в колонии общего режима или колонии-поселении. В любом случае, предполагается, что, благодаря новому закону, примерно ста тысячам заключенных уменьшат сроки.

Это главная причина его поддержки со стороны правозащитников.

Кто будет производить перерасчет сроков?

Суды. Направлять материалы в суды обязаны администрации исправительных учреждений. Это стандартная процедура при смягчении законодательства.

Закон обязывает ФСИН пересчитать сроки отбывающим наказание в колониях-поселениях в течение трех месяцев, а в колониях общего режима — в течение шести.

Если суд не уведомили об осужденном, которому должны пересчитать срок наказания, заключенный сам может обратиться в суд.

Как будет происходить зачет проведенного под стражей времени?

Закон предусматривает сложную, но четкую систему зачета времени. Речь идет о перезачете времени, проведенном не только в СИЗО, но и, например, в ИВС до помещения в следственный изолятор.

Один день под стражей будет равен:

  • 3 дням исправительных работ и ограничения по военной службе;
  • 2 дням в колонии-поселении, ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 1,5 дням в дисциплинарной воинской части, воспитательной колонии и колонии общего режима;
  • 1 дню в тюрьме, колонии особого или строгого режимов;
  • 8 часам обязательных работ.

В колониях строгого режима и тюрьмах сидят осужденные рецидив, за тяжкие и особо тяжкие преступления, предусматривающие максимальное наказание от десяти лет. В колониях особого режима — осужденные на пожизненное лишение свободы. Правда, за примерное поведение у заключенных даже по особо тяжким статьям есть возможность оказаться в колонии-поселении.

Кому не пересчитают сроки?

  • Осужденным за рецидив преступления;
  • Приговоренным к смертной казни — если исключительную меру заменили на пожизненное заключение или 25 лет лишения свободы. С 1996 года в России действует мораторий на смертную казнь.

Осужденным по статьям:

  • О терроризме, содействии терроризму, призывах к терроризму, прохождении обучения для совершения терактов, участии в террористическом сообществе или организации, акте международного терроризма;
  • О захвате заложника организованной группой, либо повлекшим смерть человека, а также об угоне воздушного судна, сопряженном с террористической деятельностью.
  • О незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотиков, а также приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотиков в крупном и особо крупном размерах.
  • О хищении или вымогательстве наркотиков
  • О госизмене и шпионаже, посягательстве на жизнь государственного и общественного деятеля, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже, а также нападении на лиц и учреждения, пользующихся международной защитой.

Кто из-за нового закона будет сидеть дольше?

Положение некоторых осужденных новый закон ухудшил. Во-первых, он приравнял два дня под домашним арестом к дню нахождения под стражей и лишения свободы. Раньше день под стражей считался за день дома взаперти.

Во-вторых, «время течет» по формуле один к одному для осужденных, попавших в колониях в ШИЗО или помещение камерного типа. Практика показывает, что назначения дисциплинарных взысканий заключенным — которые и приводят в изоляторы — оспорить фактически невозможно.

Есть много примеров, когда заключенным через суд по инициативе тюремщиков ужесточают условия содержания: например, с поселения на общий режим или с общего на строгий. Такие меры применяли к антифашисту Алексею Сутуге, националисту Игорю Стенину и другим политзаключенным.

И это тоже фактически невозможно оспорить. Если раньше это вело к ухудшению условий отсидки, теперь будет вести к тому, что «неугодные» заключенные будут сидеть еще и дольше, чем могли бы.

Кто из политзаключенных освободится раньше?

«Благодаря» приведенным выше исключениям, пересчет срока заключения не коснется фигурантов многих резонансных дел: например, режиссера Олега Сенцова, правозащитника Оюба Титиева (когда и если он будет осужден), фигурантов дела «Сети» (когда и если они будут осуждены) и многих дел против сторонников «Хизб Ут-Тахрир».

Из людей, внесенных в базу политических преследований Politpressing.org, по подсчетам ОВД-Инфо, срок заключения могут сократить примерно полутора десяткам человек.

Среди тех, кто может выйти раньше, — журналист Александр Соколов, националист Дмитрий Демушкин, а также осужденные якобы за применение насилия к правоохранителям в Москве на несогласованной акции 26 марта 2017 года.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2018/07/07/zakon-o-zachete-sroka-v-sizo-kak-budet-rabotat

День за полтора. Госдума внезапно одобрила новые правила зачета срока, проведенного в СИЗО

Засчитывается ли в СИЗО день за полтора или день за день?

Законопроект о перезачете срока содержания в СИЗО был внесен в Госдуму в июне 2008 года. Одним из его авторов была Татьяна Москалькова, которая сейчас занимает пост уполномоченного по правам человека.

«В соответствии с законодательством Российской Федерации условия содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений по степени изоляции соответствуют самым строгим, примерно таким как в тюрьмах», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Авторы документа даже цитировали решения Европейского суда по правам человека, который указывал, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий назначенного судом наказания. Поэтому было предложено изменить существующий порядок, когда день в СИЗО приравнивается ко дню в колонии.

«Что это значит: что человек на этапе нахождения в СИЗО претерпел более тяжелые условия содержания под стражей, чем он должен был претерпеть с учетом того, что вынес ему суд.

В СИЗО не допускаются длительные свидания, невозможна работа человека, и, конечно, разница между нахождением в СИЗО и в колонии-поселении, куда могут приезжать родственники, где может человек зарабатывать, выплачивать долг, алименты, совершенно разная», — объяснила Москалькова «Медиазоне» необходимость принятия законопроекта.

Новые правила расчета срока наказания

В колонии общего режима и воспитательной колонии: день в СИЗО равен полутора дням в колонии.

В колонии-поселении: день в СИЗО равен двум дням в колонии-поселении.

Старый принцип «один к одному» сохранится только для тех, кого приговором суда отправили в тюрьму, колонию строгого или особого режима.

Срок домашнего ареста по УПК до сих пор приравнивался к сроку в СИЗО из расчета день в день. Теперь один день под домашним арестом будет равен половине дня в СИЗО и половине дня лишения свободы. Тем, кто уже находится в колонии, увеличивать срок (из-за понижающего коэффициента 0,5) не будут — УК запрещает ухудшать условия при принятии новых законов.

Пересчитать сроки в сторону уменьшения тем, кто отбывает наказание, должны будут в ближайшее время. За три месяца после вступления закона в силу будут пересчитаны сроки заключеным в воспитательных колониях и колониях-поселениях, за полгода — все остальные.

Но есть исключения

После первого чтения в законопроект добавили перечень статей УК, по которым срок вне зависимости от режима колонии будет учитываться по коэффициенту «один к одному»: терроризм (205–205.

5 УК), захват заложников (части 3 и 4 статьи 206 УК), угон самолета, судна или поезда (часть 4 статьи 211 УК), госизмена (275 УК), шпионаж (276 УК), международный терроризм (361 УК).

Помимо этого, по статьям о посягательстве на жизнь чиновника или общественного деятеля (277 УК), захвате власти (278 УК), вооруженном мятеже (279 УК) и нападении на лиц под международной защитой (360 УК) правило «один к одному» будет применять в случае, если эти преступления «сопряженные с осуществлением террористической деятельности».

Никакого перезачета сроков также не будет для осужденных по статьям о хранении наркотиков в крупном и особо крупном размере (части 2 и 3 статьи 228), производстве и сбыте (228.1 УК) и хищении наркотиков (229 УК).

Кроме того, день в СИЗО будет зачитываться за один день назначенного срока наказания при «особо опасном рецидиве преступлений» и для осужденных, которым смертную казнь заменили на пожизненный срок или 25 лет лишения свободы.

Если уже после отправки в колонию осужденного поместили в штрафной или дисциплинарный изолятор (либо помещение камерного типа), то дни такого наказания также будут заново пересчитаны «один к одному».

Исходя из текста законопроекта, это означает увеличение общего срока наказания, если к осужденному применили взыскание (дни в ШИЗО будут «вычитаться» из срока, перезачтенного после СИЗО).

Как эта мера будет применяться на практике, при обсуждении документа в Госдуме не объяснили.

Законопроект долго лежал на полке, но был срочно одобрен

Первого чтения документ ждал семь лет — оно состоялось еще в феврале 2015 года. Уже тогда все ждали, что либерализация зачета сроков состоится в ближайшее время. Но затем документ снова отправился на полку.

Вспомнили о нем в июне 2018 года, когда комитет по законодательству рассмотрел новую редакцию и вне очереди включил его в программу рассмотрения. Соавтор законопроекта и глава комитета Павел Крашенинников, выступая на заседании, напомнил, что документ рассматривался 10 лет.

«Совершенно очевидно, что у нас условия содержания в следственных изоляторах достаточно тяжелые», — сказал депутат, добавив, что иногда условия в СИЗО сравнивают с пыточными.

«У нас ситуация не применительно к конкретному приговору и конкретному человеку. Мы хотим сделать универсальную систему, с тем, чтобы не было истории, когда мы по амнистиям выпускаем по одним и тем же составам [преступлений] каждый раз. Получается ситуация: мы тащим туда людей — потом выпускаем», — объяснил Крашенинников.

С чем связан вовзрат к обсуждению законопроекта именно сейчас, он не сказал, ограничившись коротким выступлением. Скольких осужденных коснется новый законопроект, Крашенинников не уточнил, ранее он замечал, что речь идет о «значительном числе».

Позже он сказал «Медиазоне», что, «по предварительным данным, пересчeт коснeтся более сотни тысяч» заключенных.

В разговоре с «Медиазоной» Татьяна Москалькова предположила, что рассмотрение законопроекта затянулось из-за правил перерасчета сроков. «Позиции были разные у Минюста и Генпрокуратуры.

Расходились они в вопросах этапности введения этого закона с учетом большой затратности на перерасчеты. Нужно перерасчитать сроки нахождения достаточно большого количества людей. Обсуждался вопрос о режимах.

Я бы, конечно, поддержала [пересчет] не только колонии-поселения и общий режим, но и строгий», — сказала она.

Во втором чтении законопроект приняли единогласно — его поддержали все 395 депутатов, присутствовавших в зале. Крашенинников сказал, что в третьем чтении он будет принят уже на следующий день, 21 июня. Затем он отправится в Совет Федерации и на подпись президенту.

Исправлено 28 июня в 15:15. Исправлены правила перезачета срока домашнего ареста.

Обновлено в 17:58. Материал дополнен комментарием Павла Крашенинникова.

Источник: https://zona.media/article/2018/06/20/counter

«Преступная общественность очень рада» Закон «день в СИЗО за полтора в колонии» — это хорошо или плохо? Отвечают правозащитники, юристы и бывшие заключенные

Засчитывается ли в СИЗО день за полтора или день за день?

13 июля вступил в силу закон, согласно которому день заключения в СИЗО теперь засчитывается как полтора дня заключения в колонии общего режима и как два дня в колонии-поселении. При этом один день под домашним арестом теперь равен половине дня под стражей.

Новые правила распространяются и на тех, кто уже отбывает наказание; сколько человек в результате этого выйдет на свободу, пока неизвестно. «Медуза» выяснила, что думают об изменениях в законе люди, которые работают с осужденными, — и те, кто сам сидел в тюрьме.

Валерий Борщев

правозащитник, член Московской Хельсинской группы

Мы говорили с [соавтором закона, председателем комитета Госдумы по госстроительству Павлом] Крашенинниковым об этом законе еще в конце 1990-х. Следователи держат подозреваемых в СИЗО по три года, по шесть лет — и это считается нормальным.

Все это время они добиваются своей цели: сломать подозреваемого, чтобы он дал нужные показания. Сроки пребывания в СИЗО вообще-то законом, но на практике они могут быть безграничными — сколько хотят, столько и держат.

Потом получают нужные показания и закрывают отбывать наказание.

Когда мы поняли, что ограничивать время пребывания в СИЗО не получается, мы решили разработать новый закон — как раз тот, что приняли сейчас. Человек, попадающий в СИЗО, оказывается в условиях, которые в разы тяжелее, чем в колонии; заболеваемость и смертность там выше. Долго правительство сопротивлялось, но наконец, благодаря стойкости Крашенинникова, все удалось.

Этот закон ограничит безбрежную власть следователя над подозреваемым. К тому же эта мера разгрузит наши СИЗО. Следователи станут меньше держать подозреваемых в СИЗО, потому что их выгода от этого снизится.

Допустим, следователь продержит человека в СИЗО три года, при пересчете это превратится в четыре с половиной года, а на суде человеку назначат, например, шесть лет колонии.

Станет меньше смысла в запугивании обвиняемых длительными сроками за решеткой.

У этого закона есть и слабые стороны. Например, то, что исключили , — это неправильно. Мы знаем, что эта статья — резиновая. Люди, которых нужно лечить, вместо этого останутся сидеть в тюрьме.

Генри Резник

вице-президент Федеральной палаты адвокатов

Закон поддерживаю. Условия в СИЗО тяжелее, чем в колонии. Пребывание там должно засчитываться по справедливости. Я думаю, этот закон должен вполне хорошо работать.

Если судья увидит, что человек уже отбыл достаточное наказание в СИЗО, она может дать ему такой срок, чтобы отпустить его. Никакой проблемы я в этом не вижу. Тем более что речь идет о правах людей, которые совершили не столь опасные преступления.

Важно учитывать их состояние и то, что они уже пробыли очень тяжелое для них время в изоляторе.

Алексей Бушмаков

адвокат «Зоны права» — организации, защищающей права осужденных

Закона ждали многие заключенные, которые провели много времени в СИЗО и сейчас отбывают наказание. Правда, неприятно — и адвокатам и заключенным, — что новым законом осужденные поставлены в неравное положение. Для лиц, которые совершили тяжкие и особо тяжкие преступления, новые правила не действуют.

Не могу исключить, что люди сейчас будут даже стремиться попасть в СИЗО, чтобы побыстрее отбыть наказание, а судьи со временем начнут это тоже учитывать — и сроки приговоров будут расти.

Думаю, по этому закону отпустят примерно 15 процентов заключенных, которые сидят в колониях-поселениях и колониях общего режима. Это, конечно, хорошо, но я уже знаю в российских регионах одиозных лидеров преступных группировок, которые готовятся к освобождению. В целом «преступная общественность» очень рада. Многие родственники клиентов мне уже звонят и просят начинать пересчет.

Ольга Романова

руководительница правозащитной организации «Русь сидящая»

Этот закон полезен — вообще-то это «ура». У нас следователи прямо говорят подозреваемому: давай быстро признавай вину и уезжай на зону, там тебе будет полегче, а для невиновных следствие идет очень долго.

Такой же , кстати, по инициативе [сидевшей в тюрьме в России и на Украине] Надежды Савченко моментально был принят на Украине. Она предлагала принять его, еще когда сама сидела в [российской] тюрьме. С тех пор тюремное население Украины снизилось вдвое. Было 122 тысячи заключенных, а осталось 56 тысяч — там плюс ко всему еще и были декриминализированы экономические статьи.

Сколько людей выйдет из тюрьмы в России, до конца не понятно. Думаю, после принятия закона из тюрьмы выйдет примерно сто тысяч человек. А что касается людей, которые сидят за особо тяжкие преступления вроде серийных грабежей или убийств, — они пусть посидят.

Алексей Федяров

управляющий партнер в юридической компании CG Status

Я раньше работал начальником следственного отдела в прокуратуре в Чебоксарах. А потом по обвинению в мошенничестве пробыл год под домашним арестом, четыре месяца в СИЗО и год и три месяца в колонии общего режима.

Я считаю, что такой закон был нужен, но в его нынешнем виде это подделка. В России СИЗО представляют собой колонию особого режима, тюрьму строгого содержания.

Было бы справедливо, если бы засчитывался день в СИЗО за два в колонии общего режима и за полтора — в колонии строгого режима. Но строгий оставили, как он и был, день за день.

Теперь день домашнего ареста будет засчитываться как полдня содержания под стражей. Это просто абсолютный бред, это новый, совершенно неожиданный инструмент давления на бизнес. Человека ведут под домашний арест и говорят: «Ты сейчас год просидишь, а тебе зачтут только полгода».

Обрадовались этому только решалы от правоохранительных органов. Для них это отличная возможность особым образом разговаривать с бизнесменами, которые оказались под домашним арестом.

Вы еще увидите, как бизнесмены будут проситься в СИЗО из домашнего ареста, чтобы быстрее шел срок наказания.

С какого перепуга исключили 228-ю статью? Это же общероссийская беда, больных людей суют в тюрьму как сбытчиков, хотя они ими не были. Закон абсолютно недоделанный, неэффективный, и ничего, кроме возмущения, он не вызывает.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/07/13/prestupnaya-obschestvennost-ochen-rada

Жилищный вопрос
Добавить комментарий