Возможное наказание за хранение 3 грамм амфетамина

Наркотики в Европе: только не тюрьма

Возможное наказание за хранение 3 грамм амфетамина
Сегодня, 11 марта, работники органов наркоконтроля отмечают профессиональный праздник. Два года назад его учредил премьер-министр Владимир Путин, который тогда занимал пост президента.

У правозащитников и экспертов в области борьбы с ВИЧ/ СПИД есть немало претензий к сотрудникам Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и российскому законодательству о наркотиках.

Так, правозащитник Лев Левинсон в интервью РС утверждал, что сотрудники ФСКН “бьют не по тем мишеням”:

– По существующему законодательству, за один-полтора грамма героина можно посадить на тот же срок, что и за несколько мешков, переправляемых через границу. Удар от дальнейшей политики ужесточения будет в основном приходиться на потребителей, на мелких ситуационных сбытчиков, и 99,9% дел будет идти по жертвам наркоторговли и наркополитики – в равной степени жертвам наркоторговцев и жертвам тех, кто борется с наркоторговлей. Единственный метод выявления фактов наркоторговли в России – это проверочная закупка. В основном в сети правоохранительных органов попадают люди, которые неглубоко втянулись в это дело. Чем дольше человек принимает наркотики, их приобретает и хранит, имеет каналы поставки, тем меньше вероятность, что его поймают: он приобретает опыт, у некоторых возникают коррупционные отношения с милицией. Получается, что драконовские сроки получают не наркоманы и не наркоторговцы.

В свою очередь директор Международного общества борьбы со СПИДом Робин Горна в интервью РС заявила, что “криминализация употребления наркотиков не является эффективным методом борьбы с ВИЧ и СПИДом”.

О вреде криминализации Радио Свобода беседует с экспертом агентства Евросоюза по мониторингу наркозависимости (“Европейский центр мониторинга наркотиков и наркозависимости”) Бренданом Хьюзом. В интервью РС Брендан Хьюз объясняет, как предотвратить употребление наркотиков, не сажая людей в тюрьмы.

– Сколько стран легализовали или декриминализовали употребление легких наркотиков?

– Давайте договоримся о терминах. Легализация в нашем понимании означает не ограниченный законом оборот наркотиков. Ни в одной из стран-членов Евросоюза марихуана или какие-либо другие наркотики в этом смысле не легализованы. Декриминализация же означает, что хранение наркотиков не является уголовным преступлением. В ряде европейских стран это именно так. Это, впрочем, не значит, что люди там разгуливают с наркотиками в кармане, а полиция не обращает на них внимания. Нет, полицейский остановит таких людей, конфискует наркотики и, скорее всего, обяжет заплатить штраф, что не является уголовной мерой наказания. В восьми странах Европы владение любым наркотиком является административно наказуемым. Например, в Чехии, Эстония, Испании, Италии, Португалии. В двух странах административное наказание предусмотрено за хранение определенного количества марихуаны, а за хранение остальных наркотиков грозит уголовная ответственность. Неправильно утверждать, что, например, в Чехии можно безнаказанно хранить менее пяти граммов марихуаны. Это не так. Просто от количества марихуаны зависит ответственность за ее употребление: административная или уголовная. Так, человек, у которого меньше пяти граммов марихуаны, может быть оштрафован на 50 евро. Если у человека больше пяти граммов, он может преследоваться в уголовном порядке. В любом случае человек будет остановлен, наркотик – конфискован, только ответственность за его хранение не обязательно будет уголовной.


– И какова же тенденция в Европе: замена уголовной ответственности на административную?

– У каждой страны Евросоюза свои проблемы, которые она по-своему решает. Например, чехи недавно внесли изменения в свой уголовный кодекс, чтобы ответственность за хранение марихуаны отличалась от той, что предусмотрена за хранение других веществ. Раньше различия не было. Сейчас максимально возможное наказание за личное (без сбыта) хранение марихуаны – год в тюрьме, за хранение других наркотиков – два года. На практике большинство людей платят штраф. Так происходит не только в Чехии, а по всей Европе.В Португалии декриминализовали хранение любых наркотиков в маленьких размерах и при условии, что ими не торгуют. Человека, у которого будет несколько граммов, скажем, марихуаны, остановят, у него конфискуют наркотик, а его самого направят в специальный суд – не уголовный. В суде экспертная коллегия спросит человека, почему он приобрел наркотик, почему хотел употребить его. Затем коллегия решит, какая мера наказания в данном случае является приемлемой, чтобы предотвратить повторное употребление наркотика: это может быть штраф, предупреждение, направление на реабилитационное лечение. В Великобритании в 2004 году марихуану “понизили в статусе” в списке наркотиков, смягчив максимально возможное наказание за ее употребление без торговли. Причина – большое количество потребителей. Полиции необходимо было расставить приоритеты, ведь они использовали большие ресурсы, чтобы справиться с небольшим правонарушением: когда соответствующие дела по марихуане попадали в суды, судьи, как правило, признавали, что правонарушение было мелким. С 2004 года, когда хранение марихуаны было признано меньшим нарушением, чем хранение других наркотиков, полицейские смогли сконцентрировать усилия на более серьезных преступлениях в сфере оборота наркотиков. Уровень потребления марихуаны в Великобритании при этом снизился.Такое выделение определенных наркотиков – к примеру, признание хранения марихуаны правонарушением меньшей тяжести, чем хранения другого наркотика – это констатация судебной практики.

– То есть большинство европейских судей предпочитают не приговаривать человека, употребившего наркотик, к тюремному заключению?

Тюрьма не является эффективным методом борьбы за то, чтобы человек перестал употреблять наркотики– Несмотря на различные подходы стран Евросоюза к законодательному регулированию употребления наркотиков, все они пришли к одному выводу. Тюрьма не является эффективным методом борьбы за то, чтобы человек перестал употреблять наркотики. При этом тюремное заключение как мера наказания предусмотрено во многих странах Евросоюза – но почти никогда судьями не используется. Обычно они приговаривают к выплате штрафа или выносят предупреждение. Очень редко в некоторых странах Центральной и Восточной Европы – к условному заключению. При всех различиях в законодательстве европейских стран Евросоюз движется в одном направлении: наказывать людей надо, но не тюремными сроками.

– Можете привести главные аргументы в пользу декриминализации и отказа от тюремного заключения?

– Аргументов много, и сложно выделить главные. Определенно есть аргументы денежные: в некоторых европейских странах содержание одного заключенного обходится в 30 тысяч евро в год. Очевидно, что в сравнении со штрафом это дорогое наказание. По всей видимости, тюрьма не убеждает правонарушителя и не предотвращает правонарушение. Совершенно ясно, что наркотики доступны в тюрьмах, которые вовсе не являются такими надежными местами, которыми их принято считать. Все больше людей соглашаются, что зачастую потребители наркотиков покидают тюрьму в состоянии худшем, чем то, в котором они в тюрьму были посажены. Во многих тюрьмах сегодня не соблюдаются права заключенных на медицинское обслуживание в той мере, как они соблюдаются для свободных людей. Стоит помнить, что приговор выносит судья, а не законодатель. Судья независим от законодателя, и их мнения не всегда совпадают. Так что законодатель может и принять закон о том, что потребителя наркотиков в определенных случаях надо заключить в тюрьму, и человека могут даже судить в суде по уголовным делам. Но судья сочтет, что тюремное заключение не будет подходящей мерой наказания. Таких судей в странах Евросоюза большинство: наказанию – да, обычно им становится штраф; тюрьме – нет.


– Ваша организация обменивается опытом с российскими коллегами из ФСКН?

– В 2007 году главы ФСКН и EMCDDA подписали соглашение об обмене экспертами, мнениями и методологиями. Очень важно, имея дело с цифрами, знать наверняка, что мы говорим об одном и том же и что цифры эти сопоставимы.

В то же время Россия не является членом Европейского союза и полностью вольна выбирать свои собственные методологии и системы подсчета. Мы ищем взаимодействия. Пока его было немного, но считайте, что оно только началось.

Источник: https://www.svoboda.org/a/1980651.html

Наказание за хранение амфетамина

Возможное наказание за хранение 3 грамм амфетамина
Бесплатная консультация адвоката по наркотикам
Цены на услуги адвоката по наркотикам

Амфетамином называется психотропное вещество, стимулирующее центральную нервную систему.

Оно реализуется в виде порошка, таблеток или капсул и используется преимущественно любителями клубной жизни. Препарат снимает усталость, придает прилив сил и энергии, но впоследствии ведет к умственному и физическому истощению, наносит непоправимый вред психике и внутренним органам.

Его хранение, транспортировка и употребление запрещены положениями российского законодательства.

Что такое хранение наркотиков?

Хранением амфетамина называется фактическое обладание, владение этим запрещенным психотропным веществом. Его продолжительность и место не имеют значения. Психотропные препараты могут находиться у людей, которые практикуют их постоянное или периодическое употребление, у наркокурьеров, изготовителей или иных участников незаконного бизнеса.

Состав преступления и ответственность за него освещаются статьей 228 УК РФ и постановлениями Верховного суда. В нормативно-правовых актах освещаются все возможные случаи сохранения наркотических средств:

  1. при себе (в кармане, в сумке и т.д.);
  2. в помещении (дома, у знакомых и т.д.);
  3. в специально созданном тайнике.

Как только амфетамин помещен в место предполагаемого нахождения, преступление считается оконченным: т.е. имеет место его формальный состав.

3 способа получить бесплатную консультацию юриста 01

Онлайн чат снизу справа, юрист консультант всегда на связи

02

Бесплатная горячая линия
8 800 511 38 27
(Москва и регионы РФ)

03

Помощь юриста на странице бесплатной юридической консультации

Бесплатная консультация адвоката по наркотикам
Цены на услуги адвоката по наркотикам

На квалификацию противоправного деяния не влияет, зачем человек хранил наркотики: для собственного употребления или дальнейшей перепродажи. Однако в первом случае подсудимого ждет менее жесткое наказание, т.к. дальнейшая реализация психотропных средств признается отягчающим обстоятельством.

Какие факторы учитывает суд?

Если вы разбираете судебное дело, связанное с хранением и употреблением амфетамина, помните, что каждый случай уникален и индивидуален. Помимо законодательных основ нужно ознакомиться с существующей судебной практикой, учесть все тонкости и детали. Положительный исход зависит от множества факторов.

В процессе разбирательства служители закона должны определить, зачем человек хранил амфетамин: для личного употребления или для продажи. В пользу второго варианта говорят следующие обстоятельства:

  1. подсудимый не практикует употребление наркотиков;
  2. амфетамин был найден в большом объеме;
  3. психотропное вещество было расфасовано в тару, удобную для дальнейшей перепродажи.

В ходе судебного разбирательства учитывается размер найденного вещества. Это параметр, исходя из которого служители закона относят дело к конкретной части 228 статьи. Возможно три варианта:

  1. значительный размер – у подозреваемого найдено более 0,2 г наркотика;
  2. крупный – человек хранил более 1 грамма;
  3. особо крупный – речь идет о массе от 200 г.

Важно! Закон гласит именно о массе чистого вещества. Примеси, необходимые для хранения и транспортировки наркотика (мел, мука и т.д.) не увеличивают размер.

Второй важный фактор, учитываемый при судебном рассмотрении, – объем. Это субъективная характеристика, влияющая на строгость наказания. Так, вес в 0,25 г и в 0,99 г относится к категории «значительный размер». Однако назначить равную ответственность за разную массу запрещенного вещества было бы несправедливо. Суд учтет этот фактор при определении тюремного срока или суммы штрафа.

Ответственность за хранение производных амфетамина

Меры наказания, применяемого за хранение и употребление психотропного вещества, зависят от количества найденного наркотика. Если оно менее 0,2 г, уголовная ответственность не наступает.

К обвиняемому используются положения статьи 6.8 КоАП РФ. Это административный арест (максимально на 15 суток) или штраф в размере 4-5 тыс. рублей.

Если запрещенные препараты найдены у иностранного гражданина, его выдворят из России.

Законодательство оставляет обвиняемому методы для исключения административной ответственности за употребление запрещенного препарата. Для этого ему нужно обратиться в специализированный центр для прохождения лечения от наркотической зависимости. Если дело рассматривается в суде, нужно подать письменное ходатайство.

Для хранения наркотика в значительном размере предусмотрены более суровые наказания. Это:

  1. штраф в сумме до 40 тыс. рублей;
  2. удержания из заработной платы на трехмесячный период;
  3. обязательные или исправительные работы;
  4. тюремное заключение на три года.

Если преступление совершено в крупном размере, единственно возможной мерой наказания становится лишение свободы на период от 3-10 лет. Эта мера ответственности может быть дополнена штрафом до полумиллиона рублей, удержаниями из зарплаты на трехлетний период или ограничением свободы на годичный срок. Решение о необходимости этих «надбавок» принимается судом.

Для дел в особо крупном размере наказанием устанавливается заключение в тюрьму на 10-15 лет. Эту меру может дополнять штраф в сумме до 500 тыс. рублей, удержания из зарплаты за три года или ограничение свободы на 1,5 года.

Важно! Положения ст. 228 распространяются на любые действия, связанные с амфетамином. «Под статью» попадает его приобретение (покупка, находка, получение в подарок) для цели употребления или перепродажи, транспортировка, хранение, производство.

Как смягчить меру наказания?

Ст. 228 УК РФ оставляет гражданам, осуществляющим перевозку, употребление, приобретение амфетамина, право избежать уголовной ответственности. Для этого нужно добровольно сдать в органы внутренних дел запрещенный порошок. Его нужно именно принести в отделение по собственной воле, а не выдать в момент обыска или после начала следственных мероприятий.

От сурового наказания освобождает безусловная помощь следствию, оказанная лицом, виновным в хранении амфетамина. Оно должно назвать имена соучастников противоправных действий, указать на имущество, добытое нелегальным путем. Это нужно сделать до ареста, тогда против виновного лица не будет возбуждено уголовное дело.

Петр Романовский, юрист В 2000 году окончил юридический факультет НИУ “Высшая школа экономики”. Работает в юридической сфере 16 лет, специализация – разрешение жилищных споров, сделки с имуществом, семейные дела, наследство, земельные споры, уголовные дела.

Источник: https://advocate-service.ru/drugs/nakazanie-za-hranenie-amfetamina.html

Наказание за амфетамин: ответственность уголовная и административная

Возможное наказание за хранение 3 грамм амфетамина

Амфетамин (фенамин, в народе «фен, спиды» (не путать с солями)) является препаратом, возбуждающим центральную нервную систему (психостимулятором), оборот которого запрещен в нашей стране в соответствии с отечественным законодательством, а также международными договорами. Чаще встречается в виде таблеток, иногда в виде порошка, реже – расфасовывается по капсулам. Также запрещен оборот производных амфетамина.

Важно! Производными являются небезызвестный «экстази» (МДМА), МДА (другое название – “Love Drugs”), МДЕА (“Eve”, “МДЕ”), ДОМ (“STP”), МБДБ, ДОЭТ, мескалин и так далее.

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Уголовный кодекс РФ дифференцирует ответственность за амфетамин в зависимости от веса хранимого, перевозимого, изготавливаемого, приобретаемого, перерабатываемого, а также сбываемого, производимого и пересылаемого вещества:

  • значительным является вес более 0,2 грамм
  • крупным – более 1 грамма,
  • особо крупным – более 200 грамм.

Ответственность за хранение, перевозку, изготовление, приобретение и переработку амфетамина в значительном размере состоит из возможности применения к виновному таких наказаний как

  • штраф,
  • работы (обязательные и исправительные),
  • ограничение свободы,
  • лишение свободы до 2 лет.

Из чего следует, что данное преступление (ч. 1 ст. 228 УК РФ) относится к категории небольшой тяжести.

Важно! Несмотря на отнесение данного преступления к категории небольшой тяжести, запрет на назначение лишения свободы впервые привлекающемуся к уголовной ответственности лицу не распространяется на данное преступление.

Совершение указанных деяний при крупном размере амфетамина будет уже представлять собой тяжкое преступление (лишение свободы от 3 до 10 лет), при особо крупном размере – особо тяжкое (10-15 лет).

В данном случае все-таки можно надеяться на назначение лишения свободы условно, но при наличии смягчающих вину обстоятельств и отсутствии отягчающих (таких как, в первую очередь, рецидив преступлений).

Избежать уголовной ответственности можно только, воспользовавшись правом, предоставляемым примечанием к статье 228 УК РФ, в котором идет речь о добровольной сдаче наркотических средств и психотропных веществ, к коим и отнесен амфетамин.

То есть если лицо, хранящее, перевозящее приобретшее, переработавшее либо изготовившее без цели сбыта амфетамин сдаст его (именно сдаст, а не выдаст при обыске), а также окажет помощь в раскрытии преступления, связанного с наркотиками, изобличит совершивших их лиц, то будет освобожден от уголовной ответственности.

Сбыт, пересылка и производство психотропных веществ амфетаминого ряда является преступлением, имеющим большую степень общественной опасности по сравнению с рассмотренным выше, соответственно и наказание за него намного жестче и сроки хлеще, как говорится, драконовские.

В данном случае также установлена уголовная ответственность за сбыт (пересылку и производство) амфетамина в весе менее чем значительный, и являет собой преступления тяжкое.

Совершение указанных действий с амфетамином в значительном, крупном и особо крупном размере будет свидетельствовать о совершении особо тяжкого преступления, возможное наказание за которое предусмотрено исключительно в виде лишения свободы (8-15, 10-20 и 15-20 лет соответственно) и только реально.

Административная ответственность за амфетамин

Если лицо употребило амфетамин без назначения врача, после было задержано сотрудниками правоохранительных органов, и факт употребления был установлен актом медицинского освидетельствования, такое лицо подлежит административной ответственности по ст. 6.9 КоАП РФ (иностранец либо апатрид – по ч. 2 ст. 6.9 КоАП РФ). Наказание в данном случае может быть в виде штрафа (4000-5000 рублей) либо административного ареста (до 15 суток).

При этом законодатель дает также возможность избежать административной ответственности за потребление психотропного вещества в том числе. Для этого употребивший должен добровольно обратиться в медицинское учреждение с целью прохождения лечения наркотической зависимости.

Важно! Если дело об административном правонарушении уже поступило судье на рассмотрение, то употребивший вправе при рассмотрении дела заявить (письменно) ходатайство о направлении его на медицинское и (или) социальное восстановление после потребления наркотиков и психотропных веществ. При таких обстоятельствах будет также освобождено от административной ответственности.

Подводя итог, следует сказать о том, что то непродолжительное время (от 4 часов до 3 суток) повышенной активности, подъема настроения и уверенности в себе, которые дает употребление амфетамина, не стоит тех лет, которые придется провести в изоляции от общества в случае привлечения к уголовной ответственности. И не стоит думать о том, что сотрудники наркоконтроля глупее вас – любителей наркотических и психотропных веществ. А посему, если все-таки вам не повезло и вы оказались в поле зрения ФСКН, то адвокатская помощь будет уместна как никогда.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует – напишите в форме ниже.

Источник: https://opravdaem.ru/drugs/nakazanie-za-amfetamin-otvetstvennost-ugolovnaya-i/

Наркотические средства улучшения статистики

Возможное наказание за хранение 3 грамм амфетамина

За 20 лет тюремное население России сильно сократилось. Если в 1999 году оно составляло более миллиона человек, то к 2019 году заключенных стало вдвое меньше.

Статистика Судебного департамента показывает снижение числа осужденных за убийство с 19 тысяч человек в 2000 году до 7 тысяч в 2018, а по наиболее массовой статье 158 (кража) с 600 тысяч в 2000 году сократилось до 164 тысяч в 2018 году. Такая же динамика и по большинству других «ходовых» статей.

И только по делам о наркотиках число осужденных практически не изменилось — 99 тысяч человек в 2000 году, 91 тысяча человек — в 2018. А до недавнего времени, в период владычества ФСКН, число осужденных за наркотики увеличивалось (когда по другим статьям падало) и достигло в 2015 году 115 тысяч.

После ликвидации наркоконтроля весной 2016 года количество уголовных дел по наркостатьям стало понемногу снижаться. Что не влияет на процент осужденных за наркотики в местах лишения свободы, так как общая численность осужденных все эти годы падала куда активнее.

В колониях происходит накапливание осужденных за наркотики. Это объясняется как продолжительными сроками по наркостатьям, так и налагаемыми на эту категорию дополнительными ограничениями, продлевающими их пребывание за решеткой.

Если для всех прочих категорий условно-досрочное освобождение возможно после отбытия половины срока (за тяжкие преступления) или 2/3 срока (за особо тяжкие), то по тем же категориям преступлений, но связанных с наркотиками, УДО допускается только по отбытии 3/4 срока.

Не распространяется на осужденных за наркотики и кратный зачет времени, проведенного в СИЗО: всем прочим направляемым в колонии общего режима, в том числе за преступления против личности, день в СИЗО засчитывается за полтора дня лишения свободы, — всем, кроме осужденных по антинаркотическим статьям.

Это позволяет месяцами, а то и годами выдерживать в условиях следственных изоляторов обвиняемых «по 228-й» (кавычу, так как имеется в виду блок статей о наркотиках — 228, 228.1, 228.2 и др.).

И даже там, где они теоретически обладают равными правами с другими з/к, например, в случае замены лишения свободы более мягким наказанием, к сидящим по наркостатьям оно применяется намного реже. Все это поддерживает крайне высокий процент наркоманов (в кавычках и без) в колониях. По состоянию на конец 2018 года из содержащихся в колониях 530 тысяч человек 129 тысяч были осуждены за наркотики. Это 24 %. Каждый пятый.

Кого сажают за наркотики?

За наркотики сидят жертвы. Тройные жертвы: жертвы наркотиков, жертвы наркобизнеса, жертвы борцов с наркотиками, которые должны были быть борцами с наркобизнесом, а борются с наркоманами.

Почему поток посадок по 228-й не иссякает? И может быть, так и надо — сажать, сажать и сажать — если уж нельзя вешать их на столбах для острастки? Ведь бытует мнение, что один наркоман подсаживает на иглу 10-15 ненаркоманов.

Замечу сразу, что если бы это было так, эпидемия давно бы переросла в пандемию, что и наблюдалось во второй половине 90-х, но затем популярность наркотиков стала падать.

И если на подъеме волны наркотизма младший брат наркомана романтизировал «все, что нам гибелью грозит» и воспроизводил модный стиль старшего, то во время отлива губительный опыт старшего отталкивал, вызывал жалость и отвращение. Наркомания заразна не более, чем моральная паника по ее поводу.

Если вернуться к статье 158 УК, мы увидим, что радикальный секвестр судимости за кражи — за самое массовое преступление — имеет ряд причин, важнейшая из которых — законодательные изменения.

Самыми действенными из них оказались: исключение требования об обязательном повышенном минимуме при рецидиве (а рецидив по кражам очень высок) и перевод краж «с проникновением» из категории тяжких в категорию преступлений средней тяжести (за исключением краж с проникновением в жилище, оставшихся тяжкими).

Нечто подобное необходимо произвести и со статьями УК о наркотиках, прежде всего (и ожидаемей, и реалистичней) с частью 2 статьи 228 (приобретение и хранение без цели сбыта в так называемом крупном размере). Потому что именно эта норма обеспечивает большую часть осужденных к реальному лишению свободы.

По закону размеры наркотиков для целей УК устанавливает правительство. И оно установило крупный размер героина свыше 2,5 грамм и до 1 кг. Или, например, для спайсов: крупный свыше 0, 25 грамм. И по всем делам о хранении в крупном размере изымаются не десятки и не сотни грамм, а чуть больше порогового значения.

Не больше 3 граммов героина — типичный вес. Срок, между тем, от 3 до 10 лет.

Только вот гуманизация наказания за наркотики — дело более сложное и менее популярное, чем это было по кражам. Воровство, как известно, дело традиционное. Наркотики же ассоциируются с девяностыми, с «западной экспансией» и заговором против русской водки. Проблема, однако, в том, что столько уже народу прошло через 228-ю, что даже статью стали называть народной.

Поэтому депутаты Госдумы согласовали-таки законопроект о переводе не связанного со сбытом хранения в крупном размере из тяжких в категорию средней тяжести. Под законопроектом, уже одобренном МВД, подписались солидные представители думских фракций во главе с многоопытным Павлом Крашенинниковым. Законопроект направили в правительство для получения официального отзыва.

А тут вдруг, на волне дела Ивана Голунова, все заговорили о подбросах, провокациях, фабрикациях уголовных дел, насилии. Включили «ручное управление»: в отставку был отправлен десяток наиболее опасных генералов.

Оставшиеся же быстро сообразили, как использовать ситуацию: в уши главе государства было вложено и им озвучено, что не закон плох, «а всё злодеи волки»: надо взять и победить коррупцию (всего-то дел!) и «может быть, в системе собственной безопасности МВД создать особое отдельное направление, которое бы контролировало эту сферу деятельности». И никакой либерализации.

Когда в начале 2000-х эту уголовно-правовую реформу контролировал Дмитрий Козак, ныне прощающий в вице-премьерах, президент произносил иные речи.

Тогда президент поддерживал гуманизацию законодательства о наркотиках: «Количество задержанных, привлеченных к ответственности вроде бы увеличилось, но среди них — сами наркоманы, — говорил он 2 февраля 2001 года на коллегии МВД, — Чаще ловят жертв, чем организаторов этих преступлений».

Или на встрече с Комиссией по правам человека 10 декабря 2002 года: «К сожалению, эти репрессии, они адресованы не к наркобаронам, а к наркопотребителям, к наркоманам. А наркоман, он — жертва проблемы, а не носитель проблемы».

Естественно, что после слов «менять ничего не надо» отзыв правительства стал отрицательным.

Не зная, что сказать против проекта, правительство решило просто отказать, по сути без мотивировки, переведя сказанное президентом на бюрократический язык: «Вместе с тем предлагаемый законопроектом подход, направленный исключительно на либерализацию законодательства в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без совершенствования правоприменительной практики, не позволит достичь целей, заявленных в пояснительной записке».

После чего думской рабочей группы по совершенствованию антинаркотического законодательства будто вовсе не бывало. На гуманизации «народной статьи» поставлен крест.

Вместо панихиды Московская Хельсинкская группа провела в конце октября общественные слушания под названием «Проблема 228».

На слушаниях были обобщены минимально необходимые изменения уголовного закона, без которых все разговоры о совершенствовании антинаркотической политики останутся пустым звуком.

Участники слушаний поддержали резолюцию, в которой было предложено:

решительно поддержать законопроект о снижении наказания за приобретение, хранение наркотиков без цели сбыта и изготовление их для личного употребления, переведя часть 2 статьи 228 УК в категорию преступлений средней тяжести;

не лишать свободы за приобретение и хранение в значительном размере без цели сбыта;

вернуть для целей Уголовного кодекса понятие средней разовой дозы потребления как критерий определения значительного, крупного и особо крупного размера;

определять размер наркотика в смеси без учета нейтральных наполнителей;

отказаться от сверхвысоких, свыше 15 лет (больше, чем за убийство) сроков за сбыт;

исключить уголовную ответственность за нарушение правил законного оборота наркосодержащих лекарств, повлекшее их утрату, если это не привело к тяжким последствиям;

отказаться от безразмерного понятия «производные наркотических средств», включив ныне относимые к таковым модификации «спайсов» в перечень наркотиков, либо в реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ (так как нельзя сажать за действия с веществами, ни в какие списки не включенными);

отменить повышенные сроки для возможного применения УДО осужденных за наркотики и распространить на эту категорию осужденных правило кратного зачета времени содержания в СИЗО к сроку лишения свободы.

Трудно найти в России семью, которой не коснулась бы война с наркотиками. Это не преувеличение. По самым сдержанным подсчетам, с начала 90-х по настоящее время к уголовной ответственности за наркотики было привлечено не менее двух с половиной миллионов человек.

Большинство сидящих за наркотики — вовсе не наркоманы, в медицинском смысле. Большая их часть — это молодые люди, употребляющие марихуану, амфетамины для развлечения, под влиянием окружения, в компаниях, эпизодически экспериментирующие с различными запрещенными и не запрещенными препаратами.

Взрослея, они без помощи государства прекрасно преодолели бы увлечение психоактивными веществами. А попав под каток репрессий, они криминализируются, десоциализируются, им ломают жизнь. Попавшего под наркоманскую статью выгоняют с работы, студента — из вуза, шлейф этот тянется за ним всю жизнь.

Недавно додумались до запрета заниматься педагогической деятельностью не только имеющим, но и имевшим судимость, хоть 30 лет назад, по большому списку преступлений, в том числе, связанных с наркотиками.

И если человек был судим, тем более, если отсидел, на работу его не берут, полиция смотрит на него, как на материал, чтобы сшить любое уголовное дело. «Наркоман? Судимый? Так это он, значит, и украл, и убил, кому же еще?»

Увы, целью российской антинаркотической политики — основной целью — были и остаются ведомственные интересы.

Когда «спецконтингент» переваливал за миллион, ФСИН, будучи не в состоянии переварить эту массу, поддерживала изменения законодательства, направленные на сокращение тюремного населения, в том числе по 228-й. Теперь ситуация изменилась. Колонии не заполнены до предела.

И продолжение процесса снижения числа заключенных чревато уже другими сокращениями — численности персонала. И, соответственно, финансирования.

Само по себе тюремное руководство вряд ли способно влиять на уголовную политику, но волноваться начали уже и другие органы, да и судебное руководство. Набирает обороты процесс упразднения районных судов.

За последние годы упразднено, например, в Тверской области 16 районных судов, в Псковской — 9. И так еще в нескольких регионах. Разве можно допустить, чтобы судебная система страдала из-за каких-то 228-х?

На почве борьбы с наркотиками выросли мощные структуры — и международные, и национальные.

Даже если оставить за скобками коррупцию и сращивание наркополиции и наркобизнеса, приходится признать, что антинаркотические институты (пусть самые честные) заинтересованы в сохранении поля борьбы, как и наркобизнес заинтересован в расширении нелегального рынка. Запрет стимулирует развитие этого бизнеса.

Повышаются трансакционные издержки, растет цена риска, растут прибыли. Растет разрыв между первой продажной ценой, получаемой крестьянином, выращивающим мак или коку, и доходами лиц, контролирующих рынок сбыта. Кто-то же должен за все это сидеть.

ОТПРАВИТЬ:      

Источник: http://www.chaskor.ru/article/narkoticheskie_sredstva_uluchsheniya_statistiki_45509

В жлобине вынесен приговор в отношении сбытчиков наркотиков

Возможное наказание за хранение 3 грамм амфетамина

09.08.2019

Следственным управлением УСК по Гомельской области завершено расследование многоэпизодного уголовного дела о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, возбужденное в отношении троих жителей города Мозыря. Оперативное сопровождение дела осуществляли сотрудники подразделений по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД Гомельского облисполкома.  

По данным следствия, в августе 2018 года 25-летний неработающий мозырянин «трудоустроился» в интернет-магазин по торговле наркотиками в качестве закладчика.

Посредством переписки в мессенджере мужчина получил от оператора подробные инструкции о работе, в том числе о безопасном способе размещения тайников.

В дальнейшем обвиняемый переводил работодателю деньги в качестве залога за крупные партии наркотиков, и получал от него адреса тайников с запрещенными веществами, спрятанных под Минском. За «товаром» ездил вместе со своим 20-летним знакомым на его автомобиле.

Всего за два месяца противозаконной деятельности обвиняемые приобрели с целью сбыта не менее 158,88 грамма альфа-PVP, 5,27 грамма амфетамина, 4,82 грамма гашиша, 1,33 грамма мефедрона и не менее 611 граммов марихуаны.

Приобретенные наркотики хранились в арендуемом гараже и съемной квартире в Мозыре. Там же осуществлялась расфасовка на более мелкие партии, которые затем распространялись путем закладок, сделанных на территории Гомельской, Витебской, Минской и Могилевской областей.

В конце октября прошлого года обвиняемые выехали на очередное задание по размещению психотропных веществ в тайниках вблизи крупных городов Гомельщины. К их компании присоединился 24-летний житель Мозыря.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий все трое были задержаны сотрудниками милиции возле Жлобина.

Для незамедлительного проведения неотложных следственных действий была создана следственная группа, в состав которой вошли сотрудники ряда следственных подразделений областного управления Следственного комитета. 

В течение нескольких дней следователи совместно с милиционерами изъяли 97 закладок в Жлобинском районе и 126 – в Светлогорском. В кратчайшие сроки были проведены осмотры и обыски по местам возможного хранения наркотиков.

В гараже, арендуемом главным фигурантом дела, изъято 188 пакетиков с альфа-PVP и марихуаной, а также нерасфасованная марихуана весом 473,85 грамма и 28,44 грамма альфа-PVP, перчатки со следами психотропных веществ, изолента. На его съемной квартире обнаружено приспособление для курения марихуаны, упаковочный материал.

По месту жительства 20-летнего обвиняемого обнаружены коробки с полимерными пакетиками и катушки изоленты. Из квартиры третьего фигуранта изъяли марихуану для личного потребления, а из его автомобиля – 0,22 грамма альфа-PVP.

Наложен арест на имущество обвиняемых (два автомобиля, мобильные телефоны, планшеты и др.) на общую сумму свыше 16 тысяч рублей.

К материалам уголовного дела приобщены заключения более 220 химических, дактилоскопических, генетических и других экспертиз, проведенных сотрудниками подразделений ГКСЭ Республики Беларусь.

Уголовное дело рассмотрено в суде Жлобинского района.

Согласно приговору суда старший и младший фигуранты дела признаны виновными в незаконном с целью сбыта приобретении, хранении, перевозке и незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере, особо опасных психотропных веществ в крупном размере, совершенные группой лиц.

На основании ч.3 ст.328 Уголовного кодекса Республики Беларусь им назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 и 12 лет соответственно с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Третий обвиняемый признан виновным в:

  • незаконном без цели сбыта приобретении, хранении наркотических средств
  • незаконном без цели сбыта приобретении, хранении и перевозке психотропных веществ
  • незаконном с целью сбыта приобретении, хранении и перевозке наркотических средств в крупном размере, особо опасных психотропных веществ, совершенные группой лиц, 

и на основании ч.ч.1,3 ст.328 УК Республики Беларусь ему назначено наказание в виде лишения свободы на 9 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Также к нему применен абз.3 ст.

8 Закона Республики Беларусь от 19 июля 2019 года №230-З «Об амнистии в связи с 75-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков», и он частично освобожден от наказания сроком на 1 год.

Приговор в законную силу не вступил.

Официальный представитель УСК по Гомельской области

Мария Кривоногова

Официальный представитель Гомельского областного суда

Ольга Барсукова

Источник: https://sk.gov.by/ru/news-usk-gomel-ru/view/v-zhlobine-vynesen-prigovor-v-otnoshenii-sbytchikov-narkotikov-8287/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий