Укрывание денежных средств от налоговой службы

Уклонение от уплаты налогов: как государство усиливает контроль за нарушениями Налогового кодекса

Укрывание денежных средств от налоговой службы

Проблема уплаты налогов является одной из наиболее актуальных для современного российского государства.

Власти стремятся всеми способами исключить попытки уклонения от уплаты налогов и максимально пополнить казну.

При этом служебное рвение некоторых должностных лиц налоговых органов приводит к излишне обременительным мерам по защите налогоплательщиками своих нарушенных прав и интересов.

Эффект от усиления налогового контроля очевиден и подтверждается сообщениями о значительном росте средств в бюджете за счет налогов. Так, за восемь месяцев 2018 г. объем поступлений увеличился на 28,7% по сравнению с таким же периодом 2017 г.

И если рост показателей по налогу на добычу полезных ископаемых можно объяснить положительной динамикой экспортных цен в нефтегазовой отрасли, то рост сборов по налогу на имущество (за три года почти на 70%), НДС, НДФЛ объясняется более строгим администрированием и тотальным контролем со стороны налоговых органов во взаимодействии с правоохранительными органами и Федеральной таможенной службой.

Основные направления усиления контроля и ответственности за налоговые правонарушения

За последние годы наряду с изменением механизма взимания некоторых видов налогов был принят целый ряд мер по усилению налогового контроля за их собираемостью.

С 2016 г. налог на имущество подлежит расчету в соответствии с кадастровой стоимостью объекта, которая чаще всего в разы больше, чем стоимость инвентаризационная.

Введение понижающих коэффициентов на первоначальном этапе с кратной динамикой увеличения (от 0,2 до 1,0) в течение пяти лет автоматически позволяет обеспечить существенное увеличение поступлений в бюджеты разных уровней за счет такой индексации.

Значительно усилен контроль за сбором налога на доходы физических лиц.

Вывод заработной платы из «серой» в «белую» позволил добиться роста НДФЛ почти в полтора раза, что наряду с утверждениями Росстата о росте дохода в номинальном выражении от 5 до 7% (при неизменном за редким исключением падении реальных доходов) свидетельствует об успехах налоговых органов в повышении эффективности сбора налога.

Ужесточение контроля декларирования и уплаты налогов от продажи имущества, при которой доход от продажи рассчитывается в размере не менее чем 70% от кадастровой стоимости объекта, а срок давности владения имуществом, позволяющий избежать уплаты налогов, увеличился с трех до пяти лет, также повлияло на рост НДФЛ. Несмотря на падение на 4%, рынок сделок с недвижимостью за девять месяцев 2018 г. охватил около 16,5 млн зарегистрированных Росреестром переходов прав.

Усилилось противодействие легализации доходов, добытых преступным путем, в банковской сфере. Это значительно затруднило для нарушителей налогового законодательства вывод денежных средств, получаемых в результате реализации незаконных и полузаконных схем ухода от уплаты налогов.

Огромное количество банков пострадало из-за системных нарушений, сопровождавшихся обналичиванием денежных средств и нарушениями в сферах валютного контроля. Статистика такова: в 2015 г. отозвано лицензий на осуществление банковских операций у 93 банков, в 2016 г. — у 96, в 2017 г.

— у 50, за неполный 2018 г. — у 55.

Существенное значение в совершенствовании налогового контроля имеет повышение эффективности межведомственного взаимодействия между налоговыми и таможенными органами, а также органами внутренних дел и иными правоохранителями, задействованными в обеспечении экономической безопасности государства. Несмотря на наличие самостоятельных полномочий в рамках деятельности по выявлению налоговых правонарушений, а также четкой регламентации взаимодействия сотрудников полиции и налоговых органов при проведении мероприятий налогового контроля, только в последние несколько лет можно вести речь о реальном объединении усилий в сфере противодействия налоговой преступности. Хотя совместный приказ МВД России и ФНС России от 30.06.2009 № 495/ММ-7-2-347 об организации взаимодействия органов внутренних дел и налоговой службы действует почти десять лет.

В 2015 г. был изменен порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. Если до этого поводом могли являться только материалы налоговой проверки, поступившие от уполномоченного налогового органа (ч. 1 ст. 140.

1 УПК), то после внесения изменений такие поводы соответствуют общей процедуре проведения самой проверки и для возбуждения уголовного дела может быть достаточно рапорта должностного лица полиции. Это позволило органам внутренних дел более активно и инициативно заниматься выявлением налоговых преступлений.

Но проблемы в их доказывании остались. Не случайно многие уголовные дела годами находятся в производстве следственных органов, если подозреваемые не соглашаются на возмещение вреда и признание вины.

Презумпция невиновности (основополагающий принцип уголовного процесса) и презумпция вины, действующая в отношении предпринимателей в налоговых правоотношениях, не сочетаются между собой и создают проблемы в установлении вины в форме умысла со стороны должностных и контролирующих бизнес лиц.

По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, за 2017 г. по налоговым преступлениям в России был осужден 241 человек, а в отношении 111 человек суд прекратил уголовное преследование по нереабилитирующим основаниям (без учета применения акта амнистии).

При том что ранее председатель Следственного комитета РФ заявлял о росте количества возбужденных уголовных дел за налоговые преступления на 40—50% в 2015—2016 гг., а всего только в 2016 г. было возбуждено около 2000 уголовных дел.

Если исходить из официальной статистики рассмотренных уголовных дел, можно представить себе, что до суда доходит в лучшем случае каждое второе дело, из которых не меньше трети прекращаются по различным обстоятельствам. Преступность и противоправность — это не тождественные понятия.

И если следственные органы не нашли оснований для возбуждения уголовного дела, это не значит, что результаты проверки не могут повлечь привлечение к налоговой ответственности.

Грань между налоговой оптимизацией и налоговым мошенничеством

Серьезные нарекания бизнесу со стороны государства вызывают стремление к оптимизации налогообложения. Отдельными инструктивными письмами ФНС России прямо призывает к выявлению фактов такой оптимизации, настойчиво называя ее способом уклонения от уплаты налогов.

Однако еще в 2003 г. Конституционный суд РФ указал на недопустимость установления налоговой ответственности за действия налогоплательщика, цель которых — уменьшение суммы налога либо освобождение от его уплаты.

Но при условии, что заключаются они в реализации прав, предоставленных гражданским и налоговым законодательством в целях выбора оптимального с позиции расходов вида хозяйственной деятельности и платежей (постановление от 27.05.

2003 № 9-П по жалобам ряда граждан о проверке конституционности положений ст. 199 Уголовного кодекса РФ).

Понятие налоговой оптимизации может уйти в прошлое с учетом изменений налоговой политики государства в части тотального контроля и перепроверки всех хозяйственных операций налогоплательщиков.

Ранее законодательство предполагало возможность диспозитивно действовать на рынке в вопросах организации бизнеса с целью сэкономить на налогах, то есть пользоваться теми способами, которые не запрещены законом.

В настоящее время такие лазейки просто закрыты широким спектром обязательных требований, а также разъяснениями Верховного суда РФ, чьи практические указания не имеют прямого действия, но в сфере налоговых споров чаще всего принимают императивный характер.

Таким образом, например, в свое время оказался, по сути, закрыт обратный аутстаффинг как форма оптимизации уплаты единого социального налога (действовал до 2010 г.). Сейчас ограничивается прямой аутстаффинг за счет невозможности найма рабочей силы в размере, превышающем 10% от численности персонала. В то же время экономически обоснованный аутсорсинг по-прежнему признается легальным способом оптимизации налогообложения.

Налоговые органы все чаще при проведении налоговых проверок прибегают к оценочным понятиям «недобросовестность», «злоупотребление правом», «экономическая необоснованность хозяйственных операций», «рискованная экономическая политика» и т.п.

, что непозволительно применять в оценке деятельности хозяйствующих субъектов со стороны уполномоченного органа власти.

Использование оценочных понятий относится к компетенции судов, а не налогового органа, который должен осуществлять проверку только на предмет неукоснительного соблюдения норм налогового законодательства, а не оценивать эффективность управления и проводимой экономической политики с позиции разумности.

В то же время нельзя не приветствовать борьбу с «офшоризацией» крупного бизнеса, поскольку широкое использование офшоров при оптимизации налогообложения иначе как уклонением от уплаты налогов не назовешь. Надо сказать, что действующий пакет норм налогового законодательства о контролируемых иностранных компаниях (Федеральный закон от 24.11.

2014 № 376-ФЗ) оказал отрицательное воздействие на крупный бизнес и, вместо того чтобы позволить капиталу вернуться в Россию, наоборот, увеличил отток из нее путем смены юрисдикции крупнейших российских налогоплательщиков.

Многие умышленно стали изменять статус налогового резидента в России, чтобы уклониться от контроля со стороны государства над бизнесом за рубежом.

По оценкам аналитиков Центрального банка, размер вывезенного капитала из России по итогам первых девяти месяцев 2018 г. превысил аналогичные показатели 2017 г. более чем в 2,5 раза. Это объективно свидетельствует о том, что бизнес не верит в стабильность как рынка, так и систем администрирования экономических отношений.

Отказ от возмещения НДС государством

Заявления главы ФНС России о том, что благодаря взаимодействию с Федеральной таможенной службой в настоящее время в России контролируется 100% возврата импортного НДС, а число незаконного заявления к возврату снизилось в 2018 г.

с 16 до 3%, могут вызвать иллюзию, что в этом направлении все налажено и «хитрые» коммерсанты теперь практически лишены возможности обмануть государство. Однако на практике, с одной стороны, объем импорта за счет санкций продолжает все-таки расти (более 15% за 1-е полугодие 2018 г.

), с другой стороны, бизнес, особенно мелкий и средний, столкнулся с тем, что налоговые органы на местах практически вынуждают их отказаться от возмещения НДС под предлогом будущих проблем с законом.

При этом в качестве претензий приводятся примеры недобросовестности некоторых контрагентов (поставщиков), не представивших своевременно документы по сделкам, не уплативших налоги либо по каким-то признакам оказавшихся в числе фирм-однодневок. Распространены обвинения фискальных органов о наличии признаков «нерыночных хозяйственных операций».

Наиболее распространенными формальными основаниями для отказа в принятии к возмещению НДС выступают ошибки в оформлении первичных документов (например, счетов-фактур) либо отсутствие сопроводительных документов (товарно-транспортных накладных).

Увеличение с января 2019 г.

ставки НДС с 18 до 20%, которое фактически не нашло своего льготного замещения в других формах лояльности к налогоплательщикам, приведет не только к повышению цен на большинство товаров и услуг, то есть разгонит инфляцию, но и будет способствовать снижению хозяйственной активности во внешнеторговой деятельности. Что в первую очередь коснется наиболее распространенного сегмента бизнеса — среднего и малого предпринимательства, который зачастую, не обладая административными или правовыми ресурсами, не способен защитить себя в ходе налоговых проверок.

Новеллы судебной практики: субсидиарная ответственность учредителя

Еще одним способом увеличения сбора налогов стала получившая широкое распространение практика обращения налоговых органов в арбитражные суды с заявлениями о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

К этим лицам относятся учредители юридического лица, исполнительный орган (директор, председатель и пр.), а в некоторых случаях — и лица, фактически исполнявшие роль контролирующего должника руководителя. Несмотря на то что Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 21.12.

2017 № 53 разъяснил, что привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц должно носить исключительный характер, заявлений в суд в рамках дел о банкротстве юридических лиц со стороны налоговых органов по-прежнему не меньше, чем заявлений аналогичного характера от кредиторов-контрагентов.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/391354/

Как налоговая узнаёт о доходах предпринимателя

Укрывание денежных средств от налоговой службы

Налоги – это одна из главных проблем малого бизнеса в нашей стране. Несмотря на все обещания государства развивать малый бизнес, на все выходящие законопроекты, налоги меньше не становятся.

Поэтому новичкам в бизнесе бывает так трудно продержаться, и поэтому так много молодых предприятий разваливаются уже через 1-2 года после своего появления (а то и раньше).

Неудивительно, что у многих возникает соблазн найти какой-нибудь способ либо совсем не платить налоги, либо платить их меньше.

Пока мы не сталкиваемся с государством и разными государственными службами, они представляются нам очень далёкими, никакого отношения к нам не имеющими.

Предприниматели постоянно заполняют различные налоговые декларации, в которых сами должны указывать размер дохода и сумму уплачиваемых государству средств.

А что, если указать сумму, меньшую, чем она есть на самом деле? Как государство сможет об этом узнать? И ведь существует же множество историй об успешных бизнесменах, которым легко удаётся обманывать систему.

На самом деле, не платить налоги – это не очень хорошая идея. Конечно, вероятнее всего, в системе налогообложения существуют какие-то лазейки. Но в любых незаконных действиях всегда есть очень большой риск.

Ваша попытка экономии может обернуться огромными штрафами, необходимостью уплаты пени или даже уголовной ответственностью. С государством шутить не стоит, ведь оно знает всё.

А вот откуда налоговики берут информацию о доходах, мы сейчас и разберёмся.

Запросы в банки

Не важно, каким типом деятельности вы занимаетесь, вы ИП или ООО, или зарабатываете деньги с помощью фриланса, в любом случае у вас должен быть счёт в банке, куда поступают денежные средства.

Даже если вы не являетесь юридическим лицом и вообще не зарегистрировали официально никакой бизнес, у вас наверняка есть банковская карта, на которую заходят средства. Если эти средства заходят регулярно, и они достаточно крупных размеров, у налоговой службы могут возникнуть к вам вопросы.

Данные о подобных начислениях банк обязан передавать ФНС, если она запрашивает информацию.

Более того, банк должен оповещать государство о различных подозрительных операциях. Сумма этих подозрительных операций должна превышать 600 тысяч рублей. Только тогда это может вызвать подозрение банка.

Например, если был переведён платёж на эту сумму или выше, банк обязан сообщить об этом в соответствующие органы. Подозрительным считается, если на счёт поступило несколько переводов подряд.

Если налоговая обнаружит, что данный доход был скрыт фирмой или в декларации значится меньшая сумма, это может привести к серьёзным проблемам.

Также на основании статьи 86 НК РФ (в которую были внесены изменения в 2014 году), банк обязан оповещать ФНС об открытии банковского счёта физическим лицом. Добросовестным гражданам это ничем не грозит, налоговая, скорее всего, даже не заинтересуется, сколько у вас на этом счету денег. Но вот если ваша компания попала под подозрение, все счета будут проверяться, особенно новые.

Однако банк не оповещает налоговиков обо всех банковских операциях компании. Лучше даже сказать, практически ни о каких не оповещает.

А у налоговой есть другие дела, кроме как проверять поступления на банковские счета всех маленьких фирм. Поэтому тотального контроля здесь нет.

ФНС может заинтересоваться вами, если, например, была заподозрена в неуплате налогов компания, с которой вы сотрудничаете.

Бывают ещё такие случаи. Фирма платит сотрудникам «серую» зарплату, а сотрудники кладут эти деньги на банковскую карту. Регулярность внесений и их величина может показаться банку подозрительным, и об этом будет сообщено в ФНС. Тогда налоговики будут проверять сотрудников, а вместе с ними и всю компанию.

Как налоговая узнаёт об интернет-доходах?

Казалось бы, интернет – абсолютно неконтролируемая государством система. Но здесь, на самом деле, всё зависит от того, о каких суммах идёт речь. Если на ваших электронных кошельках несколько тысяч, естественно, никто не будет проверять вас из-за такой мелочи.

Но вот если между счетами переводятся достаточно крупные суммы, данные транзакции попадают под закон о национальной платёжной системе. Платёжные системы, между которыми прошёл перевод, должны передавать сведения государству.
Понять, будут ли данные о переводе переданы в государственные органы, можно очень просто.

При попытке перевести крупную сумму система попросит вас ввести свои персональные данные и подтвердить свою личность. Помимо ввода данных вас могут попросить прислать сканы необходимых документов.

Если с электронных кошельков средства выводятся на банковскую карту, там контроль над финансами берёт на себя банк. И здесь работает та же система, что и с обычными банковскими счетами.

Избежать электронных платежей можно, используя систему наложенного платежа. Однако Почта России — это тоже государственная организация. ФНС может запросить у неё данные на ваше имя и получить сведения обо всех совершённых платежах.

Выездная проверка

Это тот случай, когда налоговая служба лично приходит к вам, чтобы проверить, действуете ли вы в рамках закона. Естественно, она не проводится на пустом месте.

Чаще всего причиной бывают какие-нибудь нестыковки в документах, неясные места в декларациях и т.п.

Подозрительным могут показаться слишком маленькие зарплаты сотрудников или тот факт, что в нескольких декларациях подряд ваши расходы превышают доходы.

Такие проверки обычно бывают не чаще, чем раз в 3 года. И проверять вашу деятельность сотрудники ФНС могут только за два последних года и текущий период. Проверка длится обычно не более 2 месяцев. Но если в укрывании налогов заподозрены ваши партнёры, налоговики могут устроить встречную проверку, и тогда всё это может затянуться на 30 месяцев.

При выездной проверке с вас потребуют все документы, проведут инвентаризацию, осмотр помещений и опрос свидетелей.

Если вдруг к вам нагрянули налоговики, а вы точно уверены, что действуете по закону, обязательно попросите у сотрудников их удостоверение и решение о проведении проверки (это решение должно быть соответствующим образом задокументоровано). Без этих документов у вас не имеют право ничего проверять, и никаких штрафов вы платить не должны.

Чем грозит неуплата налогов?

Если налоговая служба выяснила, что вы не платили налоги или платили их на меньшие, чем есть в действительности, суммы, вам сразу насчитают пени за то, что вы не платили. Помимо начисления пени вас заставят платить штраф.

Размер штрафа зависит от уровня правонарушения, может быть от 500 р. до 500000 р.

Второй способ наказания – это принудительные работы. В зависимости от характера преступления и его тяжести предпринимателю могут назначить принудительные работы сроком до 5 лет.

Третий способ наказания предпринимателей, укрывающихся от налогов – уголовная ответственность. Но привлечь вас к уголовной ответственности могут, только если речь идёт об экономических операциях с суммами более 2,5 миллионов рублей.

Выводы

Налоги для малого бизнеса в нашей стране действительно достаточно большие, больше, чем в некоторых других странах. Однако, попав под статью НК РФ, вы потеряете гораздо больше. Поэтому самой верной экономией будет добросовестное соблюдение закона.

Источник: https://nebopro.ru/blog/nalogovaya-znaet

Контроль за схемами минимизации налогов в США

Укрывание денежных средств от налоговой службы

Зарегистрировать свою инвестиционную схему минимизации налогов в налоговых органах и применять ее — такую возможность предоставляет налогоплательщикам законодательство США. Впрочем, воспользоваться ею смогут не все американские компании…

По законодательству США налоговые консультанты в ряде случаев обязаны регистрировать схемы минимизации налогов, прежде чем предлагать их клиентам, и составлять списки лиц, которым данные схемы проданы. Это позволяет облегчить налоговым органам контроль и обезопасить налогоплательщиков от возможных претензий со стороны налоговых инспекторов.

Вместе с тем анализ налогового законодательства США и практика его применения показывают, что у американских законодателей возникли проблемы с формулировкой определения «схемы минимизации налогов».

Легальное налоговое… укрывательство

Правовые нормы, касающиеся налоговых схем, содержатся в так называемом Кодексе внутренних доходов США (Internal Revenue Code — IRC) — документе, аналогичном Налоговому кодексу РФ. Этим нормам посвящены статьи 6111 и 6112.

В статье 6111, название которой можно перевести как «Регистрация налоговых укрытий» (Registration of tax shelters), в частности, говорится: «…любой организатор налогового укрытия (tax shelter) должен зарегистрировать это налоговое укрытие… не позднее того дня, когда доли в данном налоговом укрытии первый раз предложены к продаже».

Регистрационная форма представляет собой полное описание налогового укрытия и налоговых преимуществ, с которыми впоследствии будут ознакомлены инвесторы (участники схемы).

Статья 6112 содержит следующее требование. Организатор любого «потенциально злоупотребительного налогового укрытия» или продавец долей в такого рода укрытии (схеме) должен иметь список лиц, которым проданы доли, и по требованию налоговой службы представлять ей данный список.

Вернемся к термину tax shelter. Надо сказать, что таковой используется в налоговом праве США в двух значениях. Первое — легальный метод снижения налоговой нагрузки. «Легальный» в данном случае означает «не нарушающий букву закона». Второе — инвестиционный проект, направленный прежде всего на снижение налоговой нагрузки или предоставление отсрочки налоговых платежей.

В научной литературе термин tax shelter, как правило, используется во втором значении и именно в этом втором значении обычно переводится на русский язык как «налоговая схема».

О том, какие налоговые укрытия следует регистрировать, подробно и в то же время довольно сложно изложено в статье 6111. Так, термин «налоговое укрытие» означает инвестиции:

1) по отношению к которым любое лицо способно из проведенных презентаций обоснованно сделать вывод о том, что коэффициент налогового укрытия может быть больше, чем 2 к 1; 2) которые: — должны быть зарегистрированы в соответствии с федеральным законодательством или законодательством штата о ценных бумагах;

— требуют уведомления федерального агентства или агентства штата, регулирующего предложения на продажу или продажи ценных бумаг.

Кроме того, термин «налоговое укрытие» подразумевает «значительные инвестиции».
Согласно статье 6111 значительными признаются инвестиции, сумма которых превышает 250 000 долларов. При этом число инвесторов должно быть не менее пяти. От участника налогового укрытия также требуется отражать в налоговой декларации информацию о своем участии в инвестиционной схеме.

Что касается коэффициента налогового укрытия, то правила его расчета приведены в статье 6111. Расчет довольно сложен и громоздок. Он заключается в подсчете выгоды от снижения налоговой нагрузки и ее соотнесении с суммой инвестирования. Подробно на данном подсчете останавливаться не будем, так как это потребовало бы разъяснений положений корреспондирующих статей Кодекса внутренних доходов.

Статья 6111 содержит дополнительные нормы, благодаря которым обойти изложенные выше основные положения будет довольно сложно. Особый интерес представляет подпункт d, в котором дано альтернативное определение налогового укрытия.

Под налоговым укрытием понимается любое предприятие, план, соглашение или транзакция: — цель которых — избежание или уклонение от уплаты федерального налога на доходы прямым или косвенным участником, являющимся корпорацией; — которые предложены любому потенциальному участнику на условиях конфиденциальности;

— за которые учредитель налогового укрытия может получить вознаграждение в размере более 100 000 долларов.

Как видим, данный подпункт расширяет и несколько видоизменяет определение налогового укрытия, дает нечеткую оценочную характеристику цели схемы.

В помощь налогоплательщикам на сайте Службы внутренних доходов США (СВД США) размещаются материалы, в которых в доступной форме разъясняются неясные вопросы законодательства.

В частности, относительно налоговых схем в одном из разделов[1] говорится следующее: «Налоговые укрытия уменьшают суммы налогов к уплате путем вычитания из дохода, полученного у одного источника, убытков, полученных из другого источника.

СВД допускает некоторые налоговые укрытия, но не будет допускать укрытий, являющихся злоупотребительными.

Злоупотребительное укрытие обычно предлагает раздутые налоговые льготы, которые непропорционально велики по сравнению с вашими действительными инвестициями… Как правило, вы инвестируете деньги, чтобы иметь доход. Между тем злоупотребительные налоговые укрытия приносят незначительные доходы или не приносят вовсе и существуют только для необоснованного снижения налогов с целью избежать уплаты налогов или уклониться от нее».

Таким образом, несмотря на различные формулировки, неизменным остается экономическая сущность подлежащей регистрации схемы — это должен быть инвестиционный проект.

То есть законодательство требует регистрировать не налогосберегающие схемы вообще, а лишь те инвестиционные проекты, которые обладают особыми свойствами, способными придать данным проектам сходство с паевыми инвестиционными фондами, простыми товариществами и т. п., и которые рекламируются как позволяющие снизить налоговые платежи.

Отношения между сторонами в таких проектах строятся не по типу «объект бизнеса — консультант», как это обычно происходит при составлении привычных налогосберегающих схем, а по типу «объект бизнеса — инвестор».

О чем свидетельствует практика

Законодатели США попытались дать подробное определение налоговому укрытию. Но им не удалось избежать применения оценочных критериев, и это не могло не затруднить применение данной нормы на практике.

Один из высокопоставленных экспертов Международного валютного фонда отметил, что первоначальные попытки в США требовать заявлений о налоговых укрытиях следует оценить как не очень успешные — слишком мало таких заявлений было сделано в декларациях за 2001 год.

Одной из основных причин сложившегося положения эксперт считает затруднения, возникшие с формулировкой определения налогового укрытия.

Эксперт также отметил, что в Конгрессе США в настоящий момент рассматриваются законопроекты, направленные на дальнейшее развитие данных норм. Так, предполагается, что СВД США будет составлять списки «нежелательных» налоговых схем — то есть транзакций, приводящих к «обманному» снижению налоговых платежей.

А налогоплательщики под угрозой наказания обязаны будут указывать в налоговых декларациях свое участие в подобных транзакциях. СВД США уже приступила к составлению подобных списков — пока что на основании решений судов различных уровней, признававших те или иные налоговые схемы неправомерными (содержащими элементы обмана налоговых служб).

СВД США уже получила право на составление подобных списков на основании статьи 6112.

Насколько известно автору, законодатели стран Европейского союза не принимали аналогичных правовых норм. После решения Европейского суда по правам человека по делу «J.B.

против Швейцарии», ограничившего права налоговых органов требовать от налогоплательщика предоставления сведений, которые в дальнейшем могут быть использованы против него, принятие таких норм в странах ЕС маловероятно. Решение Европейского cуда по правам человека по делу «J.B. против Швейцарии» (J.B. v.

Switzerland, заявка № 31827/96) получило широкий резонанс среди налоговых юристов Западной Европы. Обстоятельства спора были таковы: при проверке коммерческой организации налоговые службы Швейцарии обнаружили, что гражданин J.B. внес значительные вклады в эту организацию.

Однако в отчетных налоговых периодах он не указал в налоговой декларации суммы, которые вложил в проверенную фирму. В соответствии с положениями законодательства Швейцарии налоговые органы несколько раз направляли заявителю официальные письма с требованием объяснить происхождение денежных средств и уплатить с них налоги.

Но J.B. отказался дать объяснения налоговой службе о происхождении средств и, как следствие, был неоднократно оштрафован. Не согласившись с решениями налоговой службы, гражданин подал иск в Европейский суд по правам человека.

Суд постановил, что штрафы, наложенные налоговой службой, незаконны. При этом суд отметил, что требования налоговиков нарушают положения статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Согласно указанной статье гражданин имеет право не давать показаний против себя и своих близких родственников.

Ранее подобное решение Европейский суд вынес в отношении требований таможенных органов о предоставлении определенной информации плательщиком таможенных сборов в деле «Функе против Франции» («Funke v. France», заявка № 10828/84) и в ряде других дел.

Заметим, что в Конституции РФ есть статья 51, согласно которой «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

Афанасьев А.Е.
аспирант, кафедра финансового права, юридический факультет Университета г. Хельсинки

Источник: https://mynalog.com.ua/planirovanie/46-nalogovoe-planirovanie/67-control-.html

Топ-5 ложных стереотипов об ответственности за неуплату налогов

Укрывание денежных средств от налоговой службы

В последние годы в нашей стране споры представителей бизнеса с государством относительно налогов являются массовым явлением, и объясняется это двумя основными причинами.

С одной стороны, немалая часть предпринимателей сохраняет непоколебимую уверенность в том, что налоги платят только трусы или дураки, и минимизируют свои налоговые обязательства всеми доступными способами.

С другой стороны, налоговые органы все чаще предпринимают спорные с точки зрения законодательства инструменты для осуществления всевозможных доначислений, даже по отношению к тем предпринимателям, которые честно выполняют все свои обязательства перед государством.

Нередко доначисление налоговых обязательств (в том числе и необоснованное) становится причиной открытия уголовных дел по ст. 212 УК Украины (уклонение от уплаты налогов, сборов).

Стереотип № 1. К уголовной ответственности по ст. 212 УК Украины могут быть привлечены исключительно директор и главный бухгалтер предприятия

Возможность привлечения к ответственности по ст.

212 УК Украины законодатель связывает не с занятием определенной должности на предприятии, а лишь с выполнением функции, связанной с расчетом, уплатой и подачей отчетности по налогам.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Украины “О некоторых вопросах применения законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей” указывается:

Подпишитесь на канал DELO.UA

Субъектами преступления, которое квалифицируется как “уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей”, в частности, могут быть лица, на которых возложены обязанности по ведению бухгалтерского учета, представлению налоговых деклараций, бухгалтерских отчетов, балансов, расчетов и других документов, связанных с исчислением и уплатой обязательных платежей в бюджеты и государственные целевые фонды (руководители, лица, которые выполняют их обязанности, другие должностные лица, которым в установленном законом порядке предоставлено право подписи финансовых документов).

Еще с советских времен все привыкли к тому, что документы на предприятии подписываются именно директором и бухгалтером.

Но если на предприятии право подписания договоров было делегировано финансовому директору, и последний подписал ряд фиктивных “бестоварных” сделок, целью которых было уменьшение базы налогообложения налогом на прибыль, то в данном случае субъектом уголовного преступления по ст. 212 УК Украины будет именно финансовый директор.

Действия руководителей и собственников предприятий, которые отдали подчиненным указания подписать или подать в налоговые органы недостоверные (фальсифицированные) отчеты, не платить налоги или оплатить их не в полном объеме, квалифицируются судами по ст.

212 УК Украины как действия соучастников такого преступления. Т.е.

финансовый директор, который дает указание главному бухгалтеру намеренно искажать налоговую отчетность с целью минимизации налоговых обязательств, также может быть привлечен к ответственности за уклонение.

Участие главного бухгалтера в уклонении от налогообложения, как правило, всегда находится”на поверхности”, и этот факт не сложно доказать. А вот связь с уклонением от налогообложения директора или других лиц, выполняющих роль “серых кардиналов”, подлежит доказыванию, и, как показывает практика, у следователей не всегда получается справиться с этим заданием.

Стереотип № 2. Выявление невыполненных налоговых обязательств на сумму свыше 800 тыс. гривень является единственным необходимым условием для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от налогообложения

Наряду с фактическим непоступлением в бюджет денежных средств в определенном размере, обязательным условием для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от налогообложения является прямой умысел виновного лица.

Т.е. служебное лицо, совершая действия, направленные на уклонение от налогообложения, должно было осознавать общественную опасность своих действий и предвидеть их результат — недополучение бюджетом соответствующих сумм налогов.

Умысел легко доказывается, например, в делах о заключении фиктивных “бестоварных” сделок. Когда служебные лица предприятия с целью уменьшения базы налогообложения налогом на прибыль и искусственного создания права на налоговый кредит по НДС сознательно заключают бестоварные сделки, их умысел очевиден, необходимо лишь должным образом доказать факт “бестоварности” соответствующих сделок.

Если же бухгалтер совершил ошибку и вследствие этого в бюджет не поступили средства в особо крупном размере, привлечь к ответственности за уклонение от налогообложения будет очень затруднительно. В таком случае бухгалтер может быть привлечен к ответственности по статье 367 УК Украины — служебная халатность.

Стереотип № 3. Обжалование налогового решения — уведомления в административном/судебном порядке исключает возможность открытия уголовного дела по уклонению от налогообложения

Часть 4 ст. 212 УК Украины предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности для лиц, которые привлекаются по этой статье впервые, при условии оплаты суммы начисленных обязательств.

Открытое уголовное дело дает налоговикам очень мощный рычаг воздействия на налогоплательщиков — для закрытия уголовного дела многие предприниматели добровольно соглашаются оплатить начисленную налоговиками сумму, даже если ее обоснованность вызывает определенные сомнения.

Статистика говорит о том, что налоговики активно используют данную “опцию” для создания дополнительного давления на налогоплательщиков при согласовании налоговых обязательств.

Так, в 2014 году до суда с обвинительным актом дошло лишь 49 из открытых 1902 уголовных производств по ст.ст. 212, 212 (1) УК Украины. В 2015 — 55 из 1748. Т.е.

подавляющее большинство уголовных дел открывалось без достаточного обоснования.

В июле 2016 года в СМИ была широко распиарена инициатива Министерства Финансов Украины, согласно которой, якобы, открытие уголовных дел по ст. 212 УК стало возможным только после окончания всех административных и судебных процедур касательно налогового требования.

Действительно, 18.07.2016 г.

приказом ГФС были внесены соответствующие изменения в “Методические рекомендации относительно порядка взаимодействия между подразделениями органов государственной фискальной службы при организации, проведении и реализации материалов проверок плательщиков налогов”.

Дискуссия между следственными органами и правозащитниками относительно правомерности инициирования досудебного расследования по ст. 212 УК Украины при условии несогласованности суммы налогового обязательства шла в Украине до 2013 года, пока в новой редакции не была изложена ст. 56.22 Налогового кодекса.

Новая редакция указанной нормы сделала правомерным ведение досудебного расследование по уклонению от налогообложения при условии судебного/административного обжалования соответствующего решения о начислении налоговых обязательств.

Несмотря на массивную PR-кампанию относительно изменения порядка открытия уголовных дел по уклонению от налогообложения, реальные изменения были внесены лишь в методические рекомендации ГФС, регламентирующие порядок взаимоотношений органов ГФС при проведении проверок.

Нормы действующего Налогового кодекса Украины по-прежнему мотивируют налоговиков открывать уголовные дела по уклонению от налогообложения в процессе согласования налоговых обязательств, при этом прямо предусматривая такую возможность.

Стереотип № 4. К уголовной ответственности за совершение уклонения от налогообложения можно привлечь на протяжении 1095 дней с момента совершения соответствующих действий

Как показывает практика, предприниматели часто отождествляют два разных понятия: “срок давности для определения налоговым органом суммы денежного обязательства” и “срок давности привлечения к уголовной ответственности”.

Согласно п. 102.

1 НК Украины, контролирующий орган имеет право самостоятельно определить сумму денежных обязательств налогоплательщика не позднее окончания 1095 дня, следующего за последним днем предельного срока представления налоговой декларации. Важно отметить, что в данной норме речь идет исключительно об определении суммы налогового обязательства и соответствующих штрафных санкций за его неисполнение.

Порядок освобождения от уголовной ответственности за совершение уголовных преступлений в связи с окончанием сроков давности регламентируется ст. 49 УК Украины — в зависимости от степени тяжести совершенного преступления такой срок давности составляет от двух до пятнадцати лет.

Поскольку степень тяжести уголовного преступления устанавливается исходя из предусмотренного законом наказания, в зависимости от квалификации действий по уклонению от налогообложения по конкретной части ст.

212 УК Украины, срок давности привлечения к ответственности может составлять от двух до десяти лет.

Более того, в случае осуждения должностного лица плательщика за уклонение от налогообложения, срок давности для самостоятельного определения налоговым органом суммы налогового обязательства согласно п. 102.1 НК Украины может быть возобновлен.

Стереотип № 5. Увольнение с должности служебного лица налогоплательщика исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности в будущем

При увольнении главный бухгалтер, подписывает со своим преемником акт приема — передачи дел и документов, наивно полагая, что вместе с делами и документами передается и ответственность, и факт подписания такого документа избавляет его от возникновения всевозможных претензий со стороны следователей в будущем.

Вне зависимости от того, кто занимает должность в настоящий момент, каждое должностное лицо (конечно, с учетом сроков давности привлечения к уголовной ответственности) несет ответственность за свою деятельность на соответствующей должности за соответствующий период.

Надеюсь, что этот материал поможет исправить неправильные представления об уголовной ответственности за уклонение от налогообложения и убережет предпринимателей от совершения ошибок в этой сфере в будущем.

Источник: https://delo.ua/businessman/top-5-lozhnyh-stereotipov-ob-otvetstvennosti-za-neuplatu-nalogov-326125/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий