Украли бытовую технику, ворам дали условный срок, ущерб не был возмещён, что делать

Новости городской прокуратуры – 2019 год

Украли бытовую технику, ворам дали условный срок, ущерб не был возмещён, что делать

Мытищинским городским судом Московской области 05 декабря 2019 года вынесен обвинительный приговор в отношении 36-летнего неработающего ранее судимого жителя Республики Дагестан Кадирова Л.З., который признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ (применение насилия, неопасного для жизни и здоровья, угроза применения насилия в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей и публичное оскорбление представителей власти при исполнении ими своих должностных обязанностей, в связи с их исполнением).Установлено, что 23 апреля 2019 года, Кадиров Л.З., будучи в алкогольном опьянении, находясь в помещении салона красоты, расположенного по адресу: Московская область, г.о. Мытищи, ул. Комарова, учинил драку и повредил чужое имущество. Прибывшие на место происшествия сотрудники полиции мобильного взвода ОБ ПППСП МУ МВД России «Мытищинское» потребовали от Кадирова Л.З. проехать в отдел полиции для выяснения обстоятельств произошедшего. Между тем, Кадиров Л.З. с целью воспрепятствования законным действиям сотрудников полиции мобильного взвода ОБ ПППСП МУ МВД России «Мытищинское», высказал в адрес одного из полицейских угрозу применения физического насилия, в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей, а также нанес один удар правой рукой в область лица полицейского, то есть применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти.По приговору суда, с учетом мнения государственно обвинителя, Кадирову Л.З. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год и 9 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.Государственное обвинение по делу поддержал представитель Мытищинской городской прокуратуры Московской области.

Помощник Мытищинского городского прокурора юрист 3 класса И.О. Павлович

Сотрудница клининговой компании оказалась вором

Мытищинской городской прокуратурой изучено уголовное дело по обвинению Кошкиной С.И. (ФИО изменены) по факту хищения денежных средств.

Согласно материалам уголовного дела, 26.09.2019 Кошкина С.И. подрабатывала уборщицей в квартире Сидововой Д.А.

, где в детской комнате в шкафу увидела косметичку, в которой находились денежные средства в сумме 1 000 000 рублей и решила похитить часть денежных средств, рассчитывая что Сидорова Д.А.

не заметит, после чего во исполнение задуманного достала из косметички 60 000 рублей и сделав вид что закончила уборку с места совершения преступления скрылась, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Источник: https://mytyshi.ru/lao/prosecutors/news-of-the-city-prosecutor-2019-.php

Старое дело: жертвам кражи автомобиля так и не удалось вернуть деньги за Volkswagen, даже после суда над вором

Украли бытовую технику, ворам дали условный срок, ущерб не был возмещён, что делать

«Вор должен сидеть в тюрьме, и людей не беспокоит, каким способом я его туда упрячу», — горячо говорил Жеглов. Правда, не пояснял, как заставить этого вора вернуть украденные ценности.

Для потерпевших наказание преступника порой оказывается менее важным, чем желание восстановить имущество.

Как показывает случай в Бресте, имевший место около пяти лет назад, владельцы после похищения автомобиля рискуют остаться ни с чем, даже если виновник установлен и наказан. Причина проста — официально с него нечего взять.

«Фиолетовый Volkswagen Passat подарил нам свекор на день свадьбы, — рассказала о произошедшем брестчанка Елена. — Был 2007 год. Тогда мы, совсем молодые, были рады такому подарку, считали его ценным. По тем временам он стоил немало — по крайней мере, нашей новой семье так казалось. К сожалению, нам недолго удалось поездить на „народном“ автомобиле.

Однажды вечером мы приехали на нем к съемной квартире на ул. Гоголя. Во дворе, как говорится, под окнами припарковались. Когда вышли утром из подъезда, машины на прежнем месте не было. Сразу возникла масса мыслей: от эвакуации до угона. Как выяснилось вскоре, это был именно криминальный случай.

Действовали по известной схеме: набрали 102, приехали милиционеры, стали опрашивать, осматривать двор.

В какой-то момент из одного из окон дома выглянула пожилая женщина: „А что, украли машину? Ну так я видела все!“ Меня с мужем это поразило: если она была очевидцем происшествия, почему не позвонила в МВД или хотя бы не разбудила нас? Соседка ведь — знает, в какой квартире мы живем и что Volkswagen этот наш. Ничего не поделаешь: махнули рукой и стали смотреть, как милиционер записывает ее показания».

Бывшая владелица Passat вкратце передала описания пожилой очевидицы: «Группа молодых людей около двух часов ночи ходила по двору. Потом попыталась завести синюю машину. Помню, когда молодая пара уезжала, заводилась быстро, а в тот раз юношам это удалось с трудом, не с первого раза. Повозились они какое-то время, автомобиль то заревет, то замолчит.

В итоге все же тронулись, уехали». Вскоре Елена узнала, что при том же сценарии за последние пару дней из этого района пропало несколько машин, чуть позже появилась информация о более чем десяти угнанных автомобилях.

Следователь, который занялся этим делом, периодически звонил потерпевшим, но ничего конкретного не говорил: расследование продолжается, виновные устанавливаются.

«Однажды мужа вызвали в МВД, показали одну деталь от нашего Volkswagen, — вспоминает брестчанка. — Это был бампер. Супруг самостоятельно чинил его, „зашивал“, поэтому точно знал, как он выглядит. Взглянул на исправленное повреждение и понял — точно наш.

Тут же задал вопрос: где все остальное? Сотрудники объяснили, что запчасти „всплыли“ на авторынке в Минске. Какой-то мужик торговал краденым. Его вычислили по номеру одной из деталей. Конфисковали весь товар. Оказалось, все получил незаконным образом.

На допросе он признался: несколько поставщиков — молодых ребят — живут в Бресте, примерно описал место расположения их гаража.

В нем нашли то, что осталось от похищенных машин, а также один автомобиль, который преступники оставили „для себя“, — его уже начали тюнинговать, он был с доработанными элементами кузова. Тогда-то и стало известно окончательное число потерпевших — 12 автовладельцев».

Еще через пару месяцев девушке пришла повестка в суд. На заседании в качестве обвиняемых выступали трое парней: «Один из них, по иронии судьбы, учился со мной в параллельном классе. Конечно, он меня узнал и во время суда не смотрел в мою сторону.

Еще со школы помню, что он рос в довольно обеспеченной семье, к люмпенам его отнести было нельзя, скорее наоборот — к представителям „золотой молодежи“ в брестских масштабах. В нем всегда была предпринимательская жилка — еще в средних классах он продавал жвачки. Видимо, коммерсантская хватка привела его не в то русло.

Выяснилось, что его и подельников поймали с поличным — прямо во время попытки очередной кражи. Размер похищенного определили как особо крупный — речь шла о сумме чуть ли не в 60 тысяч долларов, среди которых были и наши две тысячи. Действовали по одной схеме: похищали в Бресте, тут же разбирали по запчастям и уже их переправляли в столицу, на рынки.

Решение суда поразило всех потерпевших: несмотря на уже имевшиеся судимости и условные сроки, обвиняемых вновь приговорили к лишению свободы условно. После всеобщих возмущений и жалоб прокурор добился пересмотра дела. На этот раз парни получили реальные сроки: кому три года колонии строгого режима дали, кому пять.

Максимальное наказание по этой статье — семь лет с конфискацией имущества. На одного из осужденных легло обязательство выплачивать нам 20 процентов заработка в счет ущерба».

Именно этот молодой человек оказался на свободе раньше других — его выпустили досрочно через 1,5 года. «Вскоре по почте пришла бумага, что поступил первый платеж, сумма была минимальной, — описала суть всей этой криминальной истории Елена. — Затем мы получили еще две бумаги, и выплаты прекратились.

Я обратилась к судебному исполнителю с логичным вопросом: „Это что, все?“ Тот пообещал, что будут пытаться взыскать ущерб, но парень не работает и это сильно усложняет дело.

В следующем месяце вместо оповещения о поступлении денег пришло официальное письмо: „Проведена проверка, обязанный не работает, у него нет имущества (живет у родителей), взыскать с него ничего невозможно“. Кто-то из сотрудников мне прямо сказал: „Запей холодной водой“. Правда, он ошибся, один раз сумма все же поступила.

Как я узнала, это произошло, когда у того парня конфисковали автомобиль. Понятное дело, как-то же он на него заработал! С тех пор — тишина. Поначалу пыталась ходить к разным судебным исполнителям, но меня отправляли „по кругу“ и в итоге заявили, мол, не имеем понятия, у кого может находиться это дело.

Предложили подать еще одно заявление в суд, но я поняла, что на тяжбы придется потратить уйму времени и средств, а результат может остаться тем же. Так мы остались и без машины (увидели только бампер) и без денег, а заставить вора работать никто не может».

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2014/06/17/staroe-delo-4

Жилищный вопрос
Добавить комментарий