Сознательная утеря уголовного дела в прокуратуре

Новости

Сознательная утеря уголовного дела в прокуратуре

04.03.2013

Криминальные риски утраты уголовных дел всех категорий важности продолжают оставаться высокими. Проблема необходимости восстановления утраченных уголовных дел со всей остротой заявила о себе в середине 90 – х годов. В связи с чем, проблема восстановления утраченного уголовного дела была решена на законодательном уровне.

Восстановление утраченного уголовного дела либо его материалов производится по постановлению руководителя следственного органа, начальника органа дознания, а в случае утраты уголовного дела или материалов в ходе судебного производства – по решению суда, направляемому руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для исполнения.

Восстановление уголовного дела производится по сохранившимся копиям материалов уголовного дела, которые могут быть признаны доказательствами в порядке, установленном настоящим Кодексом, и путем проведения процессуальных действий.

Сроки дознания, предварительного следствия и содержания под стражей при восстановлении уголовного дела исчисляются в порядке, установленном статьями 223, 162, 109 УПК РФ.

Если по утраченному уголовному делу истек предельный срок содержания под стражей, то обвиняемый подлежит немедленному освобождению.

Основания восстановления утраченного уголовного дела появляются тогда, когда доказано, что уголовного дела нет либо месторасположение его установить не представляется возможным.

Для восстановления уголовного дела достаточно утраты части и не обязательно всего уголовного дела, восстановлен, может быть даже утраченный один процессуальный документ (одно доказательство).

Основными средствами восстановления материалов утраченного уголовного дела должны быть следственные действия – осмотр документов, выемка, допрос свидетелей и др.

Восстановление полностью или частично утраченных материалов (документов) производится путем копирования документов, оставшихся на руках участников уголовного процесса и в наблюдательном производстве прокурора, а во всем остальном – путем производства повторных процессуальных действий.

Все требования, предъявляемые к доказательствам, действующим законом и теорией доказательств, полностью сохраняют свое значение и по отношению к материалам восстановленного производства.

Восстановление уголовных дел является не просто технической деятельностью, а особой формой предварительного расследования, состоящей в повторном собирании доказательств об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, путем производства следственных действий, истребования и приобщения представленных материалов (включая подлинные материалы первоначального расследования), оценки их в совокупности и принятия решений либо подтверждения решений, принятых ранее. Если в результате восстановления следственного производства будут получены доказательства, дающие основания для иного решения основных вопросов по уголовному делу – о виновности или невиновности обвиняемого и объеме обвинения, о наличии оснований для применения, отмены или изменения соответствующей меры процессуального принуждения, квалификации преступления и т. д. , они должны быть решены по – новому; предыдущие выводы и решения преюдициального значения иметь не могут.

Утрата материалов уголовного дела служит основанием для продления процессуальных сроков, когда такое продление допускается законом.

Статья 158. 1 УПК РФ требует восстановления уголовного дела в случае его утраты, которое производится не только по сохранившимся копиям его материалов, но и путем проведения процессуальных действий. В случае полной утраты уголовного дела это означает необходимость повторного вынесения постановления о его возбуждении.

Процессуальные отношения возникают вновь, повторно собираются доказательства, проводятся необходимые следственные действия, принимаются новые процессуальные решения. При этом утрата уголовного дела может оказать существенное влияние и изменить уголовно – процессуальные отношения, связи, сложившиеся между его участниками.

Утрата дела на предварительном следствии или в суде порождает новые фактические отношения между участниками процесса, не охватываемые правоотношениями, свойственными обычному порядку расследования и рассмотрения уголовных дел.

Результаты повторных следственных действий в большей или меньшей степени могут не соответствовать первоначальным результатам, следователь может прийти к иным выводам о распределении ролей участников преступления, способе совершения преступления, размере похищенного, характере его использования и т. д.

Так, установленный ст. ст. 109, 162 и 223 УПК РФ порядок прямо не исключает утрату уголовного дела как основание для продления сроков содержания под стражей, предварительного следствия и дознания, а стало быть, допускает это, хотя и в рамках их предельных значений.

Любые изменения, вызванные утратой уголовного дела, должны и могут иметь только процессуальные последствия и не влиять, не изменять возникшего и существующего материального отношения уголовной ответственности, тем более не прекращать его. В ходе восстановления дела, утраченного в суде, применение закона о более тяжком преступлении за деяние, по которому дело первоначально направлялось в суд, не допускается.

В ряде случаев возможно рассмотрения в суде уголовного дела даже без его восстановления. Речь идет о делах частного и частно – публичного обвинения, уголовное преследование по которым осуществляется в соответствии со ст. 20 УПК РФ.

Отсутствие в законе требования о восстановлении всех утраченных уголовных дел в ряде случаев делает эту процедуру нецелесообразной.

Не подлежащими обязательному восстановлению, признается “утраченные в ходе досудебного производства уголовного дела: а) частного и частно – публичного обвинения, если потерпевшие отказываются от преследования; б) прекращенные по отдельным основаниям; в) приостановленные, если истекли сроки давности уголовного преследования, и др.

Производство о восстановлении дела в подобных случаях не возбуждается, если прокурором с учетом мнения участников процесса не будет принято иное решение. Апелляционная проверка законности и обоснованности приговоров и постановлений по делам частного обвинения возможна без восстановления материалов.

Необязательным является восстановление и уголовного дела, по которому приговор уже был постановлен. Данная процедура может быть произведена по усмотрению суда кассационной или надзорной инстанции, основанному на позициях сторон.

Источник: https://prokuror-kaluga.ru/razyasnenie-6147.html

Суд вернул дело бывшего владельца завода «Автоприбор» в прокуратуру

Сознательная утеря уголовного дела в прокуратуре

Отмена обвинительного приговора обернулась для семьи Алексея Мельникова новыми испытаниями.

Как стало известно, в пятницу, 6 декабря Фрунзенский районный суд города Владимира вернул в прокуратуру уголовное дело известного во Владимирской области предпринимателя Алексея Мельникова, доведенного в тюрьме до инсульта.

Поводом для возвращения дела на доследование стали многочисленные ошибки в обвинительном заключении, которые не могут быть исправлены в ходе судебного разбирательства.

Напомним, обвинительный приговор в отношении бывшего директора завода «Автоприбор» был отменен в ноябре этого года.

Но, как ни парадоксально, отмена обвинительного приговора обернулась новыми испытаниями, обрушившимися на семью Мельниковых. Во-первых, суд под давлением спецслужб отказался выпускать предпринимателя из-за решетки. Во-вторых, чтобы сломить Алексея Мельникова и получить от него нужные показания, следствие пытается использовать его сына Петра в качестве заложника.

Как стало известно, в Литве в ближайшее время начнется процесс экстрадиции в Россию Мельникова-младшего. Напомним, он проходил свидетелем по делу своего отца, которого обвинили в нескольких экономических преступлениях, в том числе, в преднамеренном банкротстве предприятия.

После угроз со стороны следствия Петр был вынужден покинуть родину и переселиться в Литву. Позднее стало известно, что в России против него также возбудили уголовное дело. Суд во Владимире заочно арестовал Петра Мельникова по обвинению в подделке документов.

Его объявили в международный розыск.

Уголовное преследование бизнесменов Мельниковых наблюдатели не раз называли «заказным» и «политическим» – на протяжении многих лет экс-депутат Заксобрания, председатель комитета по налогам и бюджетной политике Алексей Мельников играл заметную роль в общественно-политической жизни Владимирской области и считался одним из основных оппонентов бывшего губернатора Светланы Орловой, которая не раз позволяла публичные выпады в его адрес. Сам Мельников считает выдвинутые обвинения абсурдными, а настоящей причиной уголовного преследования называет стремление рейдеров захватить «Автоприбор». По сути, это уже произошло – итогом его обвинения и ареста стала передача некогда успешного предприятия в руки новых собственников, аффилированных с банковскими структурами, – завод был расчленен на части и продан за бесценок.

«Фактически незаконным в этом деле является все»

То, что владимирские силовики сейчас пытаются добраться до Мельникова-младшего, логично укладывается в эту схему, описанную отцом. А события последних дней говорят о том, что начал осуществляться план по «смене заложника», чтобы добиться признания от отца в рамках возвращённого на доследование дела.

Напомним, по заявлению представителя Следкома Владимирской области Ирины Мининой, они надеются, что коллеги из Литвы выдадут им Петра Мельникова для того, чтобы «была возможность осуществить все необходимые процессуальные действия».

Однако не факт, что власти Литвы выдадут молодого бизнесмена. Более того, процесс экстрадиции может выявить нелицеприятные для правоохранительных органов Владимирской области случаи нарушений прав человека со стороны следствия и судебной системы.

Сам процесс экстрадиции может занять несколько месяцев, в течение которых власти Литвы организуют проверку, имели ли место грубые нарушения уголовного процесса в отношении его подзащитного.

Между тем, еще в декабре прошлого года известная российская правозащитная организация – общественное движение «За права человека», лидером которой является Лев Пономарев, сделала специальное заключение по делу Петра Мельникова. 

Изучив материалы уголовного дела в отношении Петра Мельникова и уголовного дела его отца, из материалов которого оно было выделено, правозащитники пришли к выводу, что оно носит заказной характер, а преследование Петра Мельникова является незаконным, необоснованным и не преследует своей целью установление истины и восстановление справедливости.

По мнению правозащитников, в деле, на всех его этапах, имеется множество грубых процессуальных нарушений.

Фактически незаконным в нем защитники прав человека считают все: постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении Мельникова в качестве обвиняемого, объявление Мельникова в розыск, постановление суда об аресте Мельникова и пр.

В деле допущена намеренная незаконная квалификация преступления с целью возможности ареста, в материалах отсутствует подтверждение факта ущерба, его размеров и преступления как такого, период инкриминируемых деяний не попадает под уголовную ответственность по вменяемой статье, показания свидетелей обвинения получены с процессуальными нарушениями от лиц, находящихся под стражей и уже осужденных, в том числе за ложный донос, считают правозащитники.

«По сути, в абсурдных и поверхностных действиях следствия явно прослеживается сознательное желание максимально сократить доследственную часть, так как конечной целью является не расследование преступления, а арест Петра Мельникова.

Мы уверены, что преследование Петра Мельникова – это ничто иное, как попытка надавить на его отца с целью самооговора. Мы являлись свидетелями множества подобного рода процессов с целью преследования политически и экономически активных граждан, попавших в немилость государственным чиновникам.

Мы уверены, что уголовное преследование Петра Мельникова носит заказной характер, и что в случае его экстрадиции он не сможет рассчитывать на честное и непредвзятое расследование его дела и не будет иметь возможности отстоять свои законные права и свободу.

Он просто будет взят под стражу в качестве заложника», – делает вывод лидер общественной организации Лев Пономарев. 

Если такие нарушения увидели российские правозащитники, вряд ли это не заметят и власти Литвы, – страны, которая пытается стоять на пути строгого соблюдения Европейской конвенции по правам человека.

«Владимирская область – рекордсмен по жалобам на пытки в колониях»

В рамках проверки в процессе экстрадиции власти Литвы также будут рассматривать вопрос, в каких условиях окажется Петр Мельников в случае заключения под стражу в России. А поскольку его арест будет проходить во Владимирской области, это точно не может расцениваться как плюс для заключенного.

Осенью прошлого года тюрьму №2 «Владимирский централ», куда будет изолирован Петр Мельников в случае его экстрадиции, посетил с проверкой член Совета по правам человека при Президенте РФ Андрей Бабушкин, подтвердивший факты систематических пыток заключенных. По словам Бабушкина, «такой печальной ситуации как на территории тюрьмы №2, он не видел ни в одном учреждении в РФ». Об этом подробно писало популярное владимирское СМИ «Томикс». 

Как отмечается в заключении общественного движения «За права человека», это регион, откуда за последний год поступало более всего жалоб на пытки в местах лишения свободы, на избиения, на убийства и странные самоубийства заключенных, которые не расследуются.

«Издевательствам подвергаются, в том числе, осужденные за экономические и нетяжкие преступления. К такому выводу пришли эксперты не только нашей организации, но также наши коллеги по правозащитной деятельности.

Так, в «Комитете за гражданские права» Владимирскую область называют номер один по пыткам в тюрьмах, отмечая, что она обошла даже Омскую и Ярославскую области, где после вскрывшихся историй с пытками заключенных были, по крайней мере, возбуждены уголовные дела на тюремщиков».

Одна из последних историй, связанных с пытками во владимирских колониях, недавно стала предметом судебного иска.

Предприниматель и в прошлом известный владимирский политик Александр Филиппов, пытавшийся составить конкуренцию на губернаторских выборах в 2013 году Светлане Орловой, получил срок по экономической статье, пожаловался на то, что тюремщики включали громкую музыку, и она «долбила» заключенных с 6 утра до 10 часов вечера так, что «голова просто вскипала».

«Невозможно защищать свои права, находясь под стражей»

Чем закончится расследование литовских властей в рамках процедуры экстрадиции Петра Мельникова, станет известно примерно через два месяца.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

Петр в комментарии изданию «Зебра ТВ» ранее сказал, что в Литве ни от кого не скрывался, посольство посещал, место жительства задекларировал, в местное МВД явился по первому требованию, все показания давал совершенно открыто. И если были бы гарантии того, что он сможет вернуться, и в отношении него не будет применен арест, и не появятся новые уголовные дела, он давно бы это сделал, чтобы защищать свои права в России, находясь на свободе.

При этом Петр уверен, что у следствия никаких доказательств его виновности нет и быть не может. Об этом говорит тот факт, что даже экспертиза, об отсутствии которой следователь говорил на суде (ее скрывали полтора года, документ был истребован только при помощи генпрокуратуры Литовской Республики), представляет сумму оборотов по счетам и доказывает его невиновность.

«Все это – просто особенность нашего текущего положения дел: и в России, и во Владимирской области, в частности, – сказал Петр Мельников. – Ну, просто невозможно защищать свои права, находясь при этом под стражей и с заранее известным вердиктом. Суды вслепую удовлетворяют все ходатайства об аресте, невзирая ни на какие доводы – ни защиты, ни здравого смысла».

Дело Мельникова вел следователь Сергей Новожилов, печально знаменитый нестандартными подходами к своим подследственным.

Так известный девелопер Олег Жуков, арестованный прямо в приёмной губернатора Светланы Орловой и оказавшийся в лечебном корпусе владимирской тюрьмы (переведён по жалобам на здоровье), был до полусмерти избит, а сорокатрехлетний предприниматель Сергей Елесин, находясь под следствием, скончался от инсульта. Теперь и Петр Мельников имеет все шансы разделить участь Филиппова, Елесина или Жукова, окажись он в одной из «самых жутких» тюрем России.

Как справедливо отметили правозащитники, происходящее с Петром Мельниковым является попыткой давления. При этом известный предприниматель и политик Алексей Мельников, не будучи виновным в совершении преступлений (обвинительный приговор, напомним, отменили), находится за решеткой. Владимирская область этим уголовным преследованием имеет все шансы в очередной раз “прославиться” на всю страну.

Андрей Кузнецов

Источник: https://sobesednik.ru/obshchestvo/20191216-sud-vernul-delo-byvshego-vladelca-zavoda-avtopribor-v-prokuraturu

Суд вернул дело бывшего владельца завода «Автоприбор» в прокуратуру

Сознательная утеря уголовного дела в прокуратуре
Отмена обвинительного приговора обернулась для семьи Алексея Мельникова новыми испытаниями.Как стало известно, в пятницу, 6 декабря Фрунзенский районный суд города Владимира вернул в прокуратуру уголовное дело известного во Владимирской области предпринимателя Алексея Мельникова, доведенного в тюрьме до инсульта.

Поводом для возвращения дела на доследование стали многочисленные ошибки в обвинительном заключении, которые не могут быть исправлены в ходе судебного разбирательства. Напомним, обвинительный приговор в отношении бывшего директора завода «Автоприбор» был отменен в ноябре этого года.

Но, как ни парадоксально, отмена обвинительного приговора обернулась новыми испытаниями, обрушившимися на семью Мельниковых. Во-первых, суд под давлением спецслужб отказался выпускать предпринимателя из-за решетки.

Во-вторых, чтобы сломить Алексея Мельникова и получить от него нужные показания, следствие пытается использовать его сына Петра в качестве заложника.

Как стало известно, в Литве в ближайшее время начнется процесс экстрадиции в Россию Мельникова-младшего. Напомним, он проходил свидетелем по делу своего отца, которого обвинили в нескольких экономических преступлениях, в том числе, в преднамеренном банкротстве предприятия.

После угроз со стороны следствия Петр был вынужден покинуть родину и переселиться в Литву. Позднее стало известно, что в России против него также возбудили уголовное дело. Суд во Владимире заочно арестовал Петра Мельникова по обвинению в подделке документов. Его объявили в международный розыск.

Уголовное преследование бизнесменов Мельниковых наблюдатели не раз называли «заказным» и «политическим» — на протяжении многих лет экс-депутат Заксобрания, председатель комитета по налогам и бюджетной политике Алексей Мельников играл заметную роль в общественно-политической жизни Владимирской области и считался одним из основных оппонентов бывшего губернатора Светланы Орловой, которая не раз позволяла публичные выпады в его адрес. Сам Мельников считает выдвинутые обвинения абсурдными, а настоящей причиной уголовного преследования называет стремление рейдеров захватить «Автоприбор». По сути, это уже произошло — итогом его обвинения и ареста стала передача некогда успешного предприятия в руки новых собственников, аффилированных с банковскими структурами, — завод был расчленен на части и продан за бесценок.

«Фактически незаконным в этом деле является все»

То, что владимирские силовики сейчас пытаются добраться до Мельникова-младшего, логично укладывается в эту схему, описанную отцом. А события последних дней говорят о том, что начал осуществляться план по «смене заложника», чтобы добиться признания от отца в рамках возвращённого на доследование дела.

Напомним, по заявлению представителя Следкома Владимирской области Ирины Мининой, они надеются, что коллеги из Литвы выдадут им Петра Мельникова для того, чтобы «была возможность осуществить все необходимые процессуальные действия».

Однако не факт, что власти Литвы выдадут молодого бизнесмена.

Более того, процесс экстрадиции может выявить нелицеприятные для правоохранительных органов Владимирской области случаи нарушений прав человека со стороны следствия и судебной системы.

Сам процесс экстрадиции может занять несколько месяцев, в течение которых власти Литвы организуют проверку, имели ли место грубые нарушения уголовного процесса в отношении его подзащитного.

Между тем, еще в декабре прошлого года известная российская правозащитная организация — общественное движение «За права человека», лидером которой является Лев Пономарев, сделала специальное заключение по делу Петра Мельникова.

Изучив материалы уголовного дела в отношении Петра Мельникова и уголовного дела его отца, из материалов которого оно было выделено, правозащитники пришли к выводу, что оно носит заказной характер, а преследование Петра Мельникова является незаконным, необоснованным и не преследует своей целью установление истины и восстановление справедливости.

По мнению правозащитников, в деле, на всех его этапах, имеется множество грубых процессуальных нарушений.

Фактически незаконным в нем защитники прав человека считают все: постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении Мельникова в качестве обвиняемого, объявление Мельникова в розыск, постановление суда об аресте Мельникова и пр.

В деле допущена намеренная незаконная квалификация преступления с целью возможности ареста, в материалах отсутствует подтверждение факта ущерба, его размеров и преступления как такого, период инкриминируемых деяний не попадает под уголовную ответственность по вменяемой статье, показания свидетелей обвинения получены с процессуальными нарушениями от лиц, находящихся под стражей и уже осужденных, в том числе за ложный донос, считают правозащитники.

«По сути, в абсурдных и поверхностных действиях следствия явно прослеживается сознательное желание максимально сократить доследственную часть, так как конечной целью является не расследование преступления, а арест Петра Мельникова.

Мы уверены, что преследование Петра Мельникова — это ничто иное, как попытка надавить на его отца с целью самооговора. Мы являлись свидетелями множества подобного рода процессов с целью преследования политически и экономически активных граждан, попавших в немилость государственным чиновникам.

Мы уверены, что уголовное преследование Петра Мельникова носит заказной характер, и что в случае его экстрадиции он не сможет рассчитывать на честное и непредвзятое расследование его дела и не будет иметь возможности отстоять свои законные права и свободу.

Он просто будет взят под стражу в качестве заложника», — делает вывод лидер общественной организации Лев Пономарев.

Если такие нарушения увидели российские правозащитники, вряд ли это не заметят и власти Литвы, — страны, которая пытается стоять на пути строгого соблюдения Европейской конвенции по правам человека.

«Владимирская область — рекордсмен по жалобам на пытки в колониях»

В рамках проверки в процессе экстрадиции власти Литвы также будут рассматривать вопрос, в каких условиях окажется Петр Мельников в случае заключения под стражу в России. А поскольку его арест будет проходить во Владимирской области, это точно не может расцениваться как плюс для заключенного.

Осенью прошлого года тюрьму №2 «Владимирский централ», куда будет изолирован Петр Мельников в случае его экстрадиции, посетил с проверкой член Совета по правам человека при Президенте РФ Андрей Бабушкин, подтвердивший факты систематических пыток заключенных.

По словам Бабушкина, «такой печальной ситуации как на территории тюрьмы №2, он не видел ни в одном учреждении в РФ». Об этом подробно писало популярное владимирское СМИ «Томикс».

Как отмечается в заключении общественного движения «За права человека», это регион, откуда за последний год поступало более всего жалоб на пытки в местах лишения свободы, на избиения, на убийства и странные самоубийства заключенных, которые не расследуются.

«Издевательствам подвергаются, в том числе, осужденные за экономические и нетяжкие преступления. К такому выводу пришли эксперты не только нашей организации, но также наши коллеги по правозащитной деятельности.

Так, в «Комитете за гражданские права» Владимирскую область называют номер один по пыткам в тюрьмах, отмечая, что она обошла даже Омскую и Ярославскую области, где после вскрывшихся историй с пытками заключенных были, по крайней мере, возбуждены уголовные дела на тюремщиков».

Одна из последних историй, связанных с пытками во владимирских колониях, недавно стала предметом судебного иска.

Предприниматель и в прошлом известный владимирский политик Александр Филиппов, пытавшийся составить конкуренцию на губернаторских выборах в 2013 году Светлане Орловой, получил срок по экономической статье, пожаловался на то, что тюремщики включали громкую музыку, и она «долбила» заключенных с 6 утра до 10 часов вечера так, что «голова просто вскипала».

«Невозможно защищать свои права, находясь под стражей»

Чем закончится расследование литовских властей в рамках процедуры экстрадиции Петра Мельникова, станет известно примерно через два месяца.

Петр в комментарии изданию «Зебра ТВ» ранее сказал, что в Литве ни от кого не скрывался, посольство посещал, место жительства задекларировал, в местное МВД явился по первому требованию, все показания давал совершенно открыто.

И если были бы гарантии того, что он сможет вернуться, и в отношении него не будет применен арест, и не появятся новые уголовные дела, он давно бы это сделал, чтобы защищать свои права в России, находясь на свободе.

При этом Петр уверен, что у следствия никаких доказательств его виновности нет и быть не может.

Об этом говорит тот факт, что даже экспертиза, об отсутствии которой следователь говорил на суде (ее скрывали полтора года, документ был истребован только при помощи генпрокуратуры Литовской Республики), представляет сумму оборотов по счетам и доказывает его невиновность.

«Все это — просто особенность нашего текущего положения дел: и в России, и во Владимирской области, в частности, — сказал Петр Мельников. — Ну, просто невозможно защищать свои права, находясь при этом под стражей и с заранее известным вердиктом. Суды вслепую удовлетворяют все ходатайства об аресте, невзирая ни на какие доводы — ни защиты, ни здравого смысла».

Дело Мельникова вел следователь Сергей Новожилов, печально знаменитый нестандартными подходами к своим подследственным.

Так известный девелопер Олег Жуков, арестованный прямо в приёмной губернатора Светланы Орловой и оказавшийся в лечебном корпусе владимирской тюрьмы (переведён по жалобам на здоровье), был до полусмерти избит, а сорокатрехлетний предприниматель Сергей Елесин, находясь под следствием, скончался от инсульта.

Теперь и Петр Мельников имеет все шансы разделить участь Филиппова, Елесина или Жукова, окажись он в одной из «самых жутких» тюрем России.

Как справедливо отметили правозащитники, происходящее с Петром Мельниковым является попыткой давления.

При этом известный предприниматель и политик Алексей Мельников, не будучи виновным в совершении преступлений (обвинительный приговор, напомним, отменили), находится за решеткой. Владимирская область этим уголовным преследованием имеет все шансы в очередной раз «прославиться» на всю страну.

Источник: https://news.rambler.ru/other/43355640-sud-vernul-delo-byvshego-vladeltsa-zavoda-avtopribor-v-prokuraturu/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий