Считается ли время в дороге на работу рабочим временем?

Дорога на работу – тоже работа!

Считается ли время в дороге на работу рабочим временем?

19.09.2017 11:48:00

Когда речь идет об оплате листка нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве, ФСС России делает акцент на слове «производство».

А как быть, если травма получена в обеденный перерыв, во время работы после окончания официального рабочего времени и тому подобных случаях? Работодатели вынуждены проходить через многие судебные инстанции, чтобы доказать, что такие случаи все же являются страховыми. Приведем примеры.

Когда речь идет об оплате листка нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве, ФСС России делает акцент на слове «производство».

А как быть, если травма получена в обеденный перерыв, во время работы после окончания официального рабочего времени и тому подобных случаях? Работодатели вынуждены проходить через многие судебные инстанции, чтобы доказать, что такие случаи все же являются страховыми. Приведем примеры.

СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ. ДТП ПРИ ВОЗВРАЩЕНИИ НА РАБОТУ

  По устному распоряжению инженера Л. электромонтер К. в рабочее время поехал с ним и слесарем Г. на личной автомашине последнего в хозяйственный магазин для оказания квалифицированной помощи в приобретении электротоваров для производственных нужд. При возвращении к месту работы произошло ДТП, в котором К. пострадал. Рассмотрев представленные документы, отделение ФСС России решило, что данный несчастный случай квалифицируется как нестраховой.   Согласился с фондом и арбитражный суд, заявивший, что работодатель не представил документальных доказательств, подтверждающих поездку в хозяйственный магазин с использованием личного автотранспорта по указанию руководства, документов, свидетельствующих о необходимости приобретения товаров для производственных нужд и подтверждающих понесенные затраты и их возмещение, а также оплату расходов на поездку.   В результате дело дошло до Президиума ВАС РФ, который решил, что приведенные судом аргументы имеют значение для подтверждения расходов в целях налогообложения, но не для квалификации несчастного случая при том условии, что фонд не оспаривает наличия самого несчастного случая при обстоятельствах, указанных работодателем.
Поездка осуществлялась не по собственной инициативе, а во исполнение устного распоряжения инженера Л., которому К. обязан подчиняться в силу производственной инструкции. Л., согласно должностной инструкции, имеет право отдавать распоряжения, обязательные для исполнения подчиненными ему специалистами и работниками подразделения по направлению его деятельности.   Суды также не учли, что согласно ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» несчастным случаем на производстве является событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных данным Законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.   В соответствии со ст. 227 ТК РФ расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшие получили, в частности, телесные повреждения (травмы), если указанные события произошли в том числе при осуществлении правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.   Статья 229.2 ТК РФ предоставляет право квалификации несчастного случая как несчастного случая на производстве или как несчастного случая, не связанного с производством, комиссии, проводившей расследование.   По приказу работодателя была создана комиссия и составлен акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1.   Эти обстоятельства установили суды, и фонд их не оспаривает.   Следовательно, для квалификации несчастного случая на производстве как страхового имеет значение лишь то, что событие, в результате которого застрахованный получил повреждение здоровья, произошло в рабочее время и в связи с выполнением застрахованным действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах. Установление иных обстоятельств для признания такого случая страховым законодательством РФ не предусмотрено.   На этом основании Президиум ВАС РФ Постановлением от 28.12.2010 г. № 11775/10 признал этот несчастный случай страховым.  
 

ВТОРОЙ СЛУЧАЙ. НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ…

  Указанное выше Постановление Президиума ВАС РФ существенно облегчило работу судей. Когда сотрудница К. в связи с необходимостью исполнения срочного поручения осталась на своем рабочем месте после окончания рабочего времени и упала с балкона, то судьи уже не сомневались.

  Отделение ФСС России отказало в зачете выплаченной по листку нетрудоспособности суммы, поскольку он произошел после окончания установленного трудовым распорядком рабочего времени.

Однако суды отклонили данную позицию фонда и в своем решении дословно процитировали выводы, содержащиеся в Постановлении Президиума ВАС РФ № 11775/10.   В силу требований законодательства К.

является застрахованным от несчастных случаев на производстве лицом; страховой случай произошел в помещении работодателя при исполнении указанной сотрудницей возложенных на нее трудовых функций.   ФАС МО в Постановлении от 24.06.2013 г. № А40-134163/12-106-653 признал данный случай страховым.  

… ВО ВРЕМЯ ОБЕДА

  Как квалифицировать несчастный случай, произошедший во время обеденного перерыва с работницей Е.

, которая, находясь во время обеденного перерыва в помещении столовой комбината общественного питания, упала и получила ушибы?  

Представители ФСС России, сославшись на ст. 108 ТК РФ, указали, что обеденный перерыв в рабочее время не включается.

Следовательно, несчастный случай, произошедший в нерабочее время, в силу п. 3 ст. 227 ТК РФ не может расцениваться как несчастный случай на производстве.

  Между тем ФАС МО установил, что несчастным случаем на производстве согласно ст. 3 Закона № 125-ФЗ является событие, наступившее как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем. В Постановлении от 30.09.2013 г. № А40-116863/12-107-586 суд решил, что обеденный перерыв следует рассматривать как следование с рабочего места и обратно. Кроме того, в силу своего функционального назначения обед приравнивается к рабочему времени, о чем прямо указано в ст. 108 ТК РФ, разрешающей считать прием пищи на рабочем месте рабочим временем.   На этом основании суд признал травму страховым случаем.  
 

А КАК БЫТЬ С ВАХТОВИКАМИ?

  В двусмысленном положении оказались вахтовики: несчастный случай произошел на территории жилого городка во время отдыха смены. Вахтовик Л., находясь в сертифицированной специальной обуви, при спуске по лестнице из жилого вагончика на последней ступеньке оступился, потерял равновесие, упал и вывихнул руку.

  Суды и ФСС России признали случай нестраховым.  

Однако ВАС РФ решил, что суды не учли, что согласно ст. 299 ТК РФ вахтой считается общий период, включающий время выполнения работ на объекте и время междусменного отдыха.

Нахождение работника в вахтовом поселке в период междусменного отдыха прямо предусмотрено трудовым договором и является исполнением им иных трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором. Поэтому неслучайно ст.

227 ТК РФ предусматривает, что расследованию в установленном порядке в качестве несчастных случаев на производстве подлежат несчастные случаи, произошедшие с работниками, если указанные события произошли в том числе при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха.

Источник: http://www.kiout.ru/info/publish/13916

Дорога до работы — тоже работа?

Считается ли время в дороге на работу рабочим временем?

20.10.2015, 11:53

 (29)
Tartu maanteeFoto: Sven Arbet

Согласно недавнему решению Европейского суда, время, потраченное на дорогу, приравнивается к рабочему. Решение касалось конкретно тех сотрудников, у которых нет офиса и которые постоянно передвигаются – сантехников или газовиков, например.

Однако распространяется ли оно, скажем, на водителей автобусов, дворников, почтальонов и других людей, у которых зачастую нет офиса в прямом понимании этого слова? И куда жаловаться, если после прочтения статьи вы поймете, что ваш работодатель нарушает закон и не засчитывает время до работы как оплачиваемое?

Европейский суд встал на сторону работников, не имеющих места в офисе. Он постановил, что их рабочее время начинается со времени выхода из дома, так как работники, которым работодатель не предоставляет офиса, перерабатывают, что противоречит директиве ЕС по продолжительности рабочего дня.

«Если следует принимать во внимание время на поездки до и от места выполнения работ, то выяснится, что некоторые работают на 10 часов в неделю дольше, чем считалось до сих пор. Это, в свою очередь, означает, что их зарплата ниже минимальной», – прокомментировал решение Европейского суда телеканал Би-би-си.

Речь идет, в первую очередь, о представителях таких профессий, как, например, социальный работник, выезжающий к клиенту сразу на дом, сантехник, торговый агент. Их график должен быть организован таким образом, чтобы первый и последний выезды за день занимали как можно меньше времени – пункты назначения должны находиться как можно ближе к их дому.

Но как же быть с остальными работниками, кто постоянно двигается? Светит ли им повышение зарплаты или сокращение рабочего дня после данного решения суда?

Кассиры, дворники и почтальоны

«В данном судебном деле рассматривалась ситуация, когда работник отправлялся на работу сразу к клиенту и у него не было обязанности находиться и работать в офисе, – поясняет заместитель гендиректора Трудовой инспекции по вопросам надзора за трудовыми отношениями и праву Меэли Мийдла-Ванаталу. – То есть обязанность работать не в офисе появилась из-за желания работодателя, а не по почину или выбору самого работника».

Специалист подчеркивает: суд постановил, что работники, которые по пути на объект должны были следовать указаниям работодателя, и работодатель мог по своему видению менять заказы клиента, отменять их или добавлять, по дороге подчинялись работодателю и тоже выполняли свою работу. Таким образом, их начальник организовал работу таким образом, что он подтверждал список клиентов, их очередность, которой работники должны были придерживаться, а также отмечал, сколько времени должно уходить на оказание услуги каждому клиенту.

«В данном случае не очень важно, есть у работника офис или нет, – отмечает Меэли Мийдла-Ванаталу. – Важно, есть ли у него конкретное место для работы, где он выполняет свои обязанности.

То есть у уборщицы, кассира и водителя автобуса офиса как такового нет, но есть рабочее место, куда они приходят каждое утро. И даже если они находятся в другом конце города или в другом городе, все равно место до работы и после нее домой не засчитывается как рабочее.

Хотя по сути работник и может постоянно двигаться, выполняя свои рабочие обязанности, но конкретное место, куда он должен приходить, у него есть».

Специалист добавляет, что та же история и с почтальонами.

«Чтобы разнести газеты, письма и рекламу, он должен прийти утром к конкретному месту, где он получит указания. И время, затраченное на путь до работы, не считается рабочим. Хотя время, которое он пройдет от места, где получит корреспонденцию, до своего «почтового круга», рабочим уже считается», – говорит заместитель гендиректора Трудовой инспекции.

Строители, которые ездят с объекта на объект

Согласно действующему в Эстонии Закону о трудовом договоре, место работы должно быть четко обозначено в трудовом договоре, и о нем обе стороны должны предварительно договориться.

«При этом закон предусматривает, что место работы оговаривается с уточнением уезда или местного самоуправления, – добавляет Меэли Мийдла-Ванаталу. – Таким образом, если в качестве места работы указан Таллинн и строительные объекты находятся в разных частях города, то время, затраченное до работы и обратно, рабочим все же не считается».

Однако если работника, который трудится на столичных объектах, направляют, например, в Пярну, то это рассматривается как командировка. И в данном случае работодатель компенсирует работнику разумные расходы, связанные с ней.

«При этом в случае командировки тоже не всегда можно засчитать время пути как рабочее, – подчеркивает специалист Трудовой инспекции. – Да, работодатель отправляет работника в командировку, но при этом тот во время пути не выполняет свои рабочие обязанности.

При этом важно, чтобы командировки не уменьшали зарплату сотрудника, указанную в трудовом договоре. Таким образом, получается, что зарплату по договору нужно будет работнику выплатить в любом случае.

И если работник ездит в командировку в рабочее время, то ему следует за этот день выплатить зарплату».

При этом, отмечает Меэли Мийдла-Ванаталу, что касается строителей, то их время, затраченное до объекта и домой, может засчитываться как рабочее, если не было предварительных договоренностей по поводу конкретного объекта, и работник ездит с одного объекта на другой – каждый раз согласно указаниям работодателя.

«Таким образом, прежде всего важен характер работы и то, как стороны договорились по поводу места работы.

Сторонам не запрещено засчитывать время до работы как рабочее (в том числе, командировки или путь от работы до дома), всегда можно договориться и по поводу оплаты времени, затраченного на дорогу. Это было бы довольно выгодно для работника.

Но при этом в ходе обсуждения у него должно остаться разделение на рабочее время и время для отдыха, а также работник должен в любом случае получать указанную в договоре зарплату», – подчеркивает специалист.

Социальные работники

Из столичной мэрии сообщили, что в таллиннских учреждениях работает порядка 160 сотрудников, чье место работы находится у клиента. В том числе они занимаются тем, что покупают продукты для подопечных.

Передвижение от одного клиента к другому засчитывается как рабочее время и оплачивается. При этом работники по уходу трудятся не более 40 часов в неделю, однако сюда не входит время, затраченное из дома до первого клиента и время на дорогу от последнего клиента до дома.

По словам представителя мэрии Тоомаса Пирна, решение Европейского суда от 10 сентября 2015 года следует рассматривать в целом исходя из конкретных условий.

И нет возможности обобщить, сказав, что любой выезжающий из дома к клиенту работник может требовать оплату времени, потраченного на дорогу, даже если какие-то его конкретные условия совпадают с указанными в решении.

При этом если ситуация по всем условиям совпадает с той, которая рассмотрена в решении, выводы суда и трактовка закона в данном случае являются обязательными для всех стран-членов ЕС.

Водители общественного транспорта

Казалось бы, у водителей автобусов, троллейбусов, трамваев тоже нет офиса. И нельзя ли тем, кто вдобавок едет еще на работу издалека, получить небольшую компенсацию за дорогу? Как оказывается, нет.

«Решение Европейского суда от 10 сентября номер C 266/14 – еще довольно свежее, чтобы дать полный обзор, – отмечает пресс-секретарь АО «Таллиннский городской транспорт» (Tallinna Linnatranspordi AS) Сирье Рохт. – Однако по первоначальным оценкам это больше коснется других работников, нежели сотрудников общественного транспорта, работающих по регулярному графику».

Она добавляет, что отличие водителей общественного транспорта от тех, на кого распространяется это решение суда, заключается в том, что у водителей есть конкретное рабочее место, куда они приезжают в начале и конце смены.

«Они не сидят дома и не ждут вызова на работу, – подчеркивает Сирье Рохт.

– А решение суда больше касается тех, кому некуда приходить по утрам, они находятся в ожидании вызовов от клиентов дома – например, установщики систем безопасности, те, кто ликвидируют разного рода аварии, осуществляют ремонтные работы и услуги по уходу и так далее. Они ездят в течение дня по разным клиентам и выполняют заказы на один раз. Так как у них нет офиса, то между вызовами работник находится дома и на новый заказ выезжает тоже из дома».

Таким образом, решение Европейского суда на водителей общественного транспорта, работающих по графику, не распространяется.

«У наших сотрудников есть четко определенное рабочее место, куда они должны приходить, где они берут рабочее средство и направляются на линию. У них есть четкий график, по которому они выходят.

Так как общественный транспорт работает по сменам, они могут выходить согласно графику как в утреннюю смену, так и после обеда, – перечисляет отличия Сирье Рохт. – Рабочая смена начинается с подготовки транспортного средства к выезду, и это время оплачивается в размере 23 минут.

Сюда входит и получение документов на проезд у диспетчера, приведение, к примеру, автобуса, в порядок, запуск системы электронных билетов и объявления остановок и так далее».

Помимо этого, в конце смены на парковку транспорта, выключение систем и другие работы также водителям отведено оплачиваемое время в размере 10–18 минут.

Получается, что из 1050 водителей общественного транспорта, работающих в Tallinna Linnatranspordi AS, никто не имеет права требовать оплаты затраченного на дорогу до работы времени. Даже те, кто живет, к примеру, в Палдиски, Кейла или других городках в Харьюмаа, а ездит на работу в столицу.

Сколько нужно по закону отдыхать?

Еще один пример: лесники и дровосеки. К ним возможно применить недавнее решение Европейского суда, но при определенных условиях.

«Работодатель должен компенсировать сотруднику время, потраченное на дорогу до работы, если в качестве его места работы указана Эстонская Республика и согласно указаниям работодателя он ездит каждое утро из дома на выбранный работодателем объект, а вечером – домой.

В то же время, если вырубка леса идет в одном и том же районе в течение долгого времени, и работник об этом знает, и об этом сказано в трудовом договоре или дополнении к нему, то это будет конкретным местом работы и время на дорогу не будет считаться рабочим», – говорит заместитель гендиректора Трудовой инспекции.

Специалист подчеркивает: главная цель вышеупомянутого решения Европейского суда заключается в том, чтобы сохранить здоровье работника. Чтобы работник чрезмерно не уставал от выполнения указаний работодателя и его рабочие дни не становились слишком уж длинными. В то же время – чтобы работнику был обеспечен предусмотренный законом минимум на отдых в размере не менее 11 часов непрерывно.

«Законы Эстонии, в том числе, и Трудовой договор, не запрещают договоренности между сторонами, согласно которым время до работы оплачивается по определенному тарифу.

А рабочее время, когда работник создает нужный работодателю продукт или оказывает услугу, оплачивается исходя уже из других договоренностей.

В таком случае можно создать ситуацию, когда обе стороны будут довольны», – предлагает разумное решение Меэли Мийдла-Ванаталу.

Почему Европейский суд вынес такое решение?

«В данном конкретном случае рассматривалась ситуация с установщиками систем безопасности. До 2011 года у них были региональные отделения, или так называемые базы, где они начинали и заканчивали свой трудовой день, – отмечает советник отдела развития трудовой жизни Министерства социальных дел Лийз Тынисмаа.

– Они брали с базы машину и выезжали к клиенту. Закончив у последнего клиента работу, они возвращались на базу. Их рабочее время начиналось с первой минуты, как они выехали к первому клиенту, и заканчивалось в тот момент, когда они возвращались от последнего клиента на базу.

Время от дома до базы и обратно не засчитывалось».

В 2011 году работодатель больше не смог содержать региональные отделения, и работники выезжали к клиенту уже из дома и заканчивали работу тоже с приездом домой.

«Фактически у них исчезла необходимость ехать на базу, и они могли сразу направляться к клиенту и начинать там выполнение своих рабочих обязанностей. Поэтому Европейский суд и решил, что работники продолжают выполнять те же самые обязанности, и смена места работы не может повлечь за собой отказ компенсировать время, затраченное на поездки к клиентам и обратно», – поясняет Лийз Тынисмаа.

Она добавляет, что это решение может повлиять на всех тех, кто занимается характерной работой и находится постоянно в движении, и у кого нет конкретного объекта и базы, куда приходить и откуда начинать трудовой день.

«Но нельзя сказать, что это решение коснется автоматически всех, кто едет до работы. Важны конкретные условия, решение было вынесено по конкретному делу, и это – трактовка права, действующего в ЕС.

Поэтому назвать полный перечень профессий, где можно было бы получить компенсацию за поездку на работу, довольно сложно.

Менять в свете данного решения эстонские законы пока необходимости нет, поскольку согласно действующему в Эстонии Закону о трудовом договоре рабочим временем является время, когда работник выполняет обговоренные трудовые обязанности», – подчеркивает Лийз Тынисмаа.

Куда жаловаться?

Если работник считает, что его права нарушаются, у него всегда есть возможность обратиться в Трудовую инспекцию или Комиссию по трудовым спорам. В случае аналогичной ситуации, которую рассматривал Европейский суд, данное толкование Европейского суда может быть учтено.

Трудовая инспекция находится на Гонсиори, 29. Дополнительную информацию и юридическую консультацию можно получить с 9:00 до 16:30 по телефону 6 40 60 00.
Во многих городах есть свои отделения Комиссии по трудовым спорам. В Таллинне, например, можно обратиться по адресу Эндла, 10А, или по телефону 681 27 00.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/doroga-do-raboty-tozhe-rabota?id=72739633

Жилищный вопрос
Добавить комментарий