Получение авторского права на публикацию перевода книги зарубежного автора в электронном виде

Московский государственный университет печати

Получение авторского права на публикацию перевода книги зарубежного автора в электронном виде

4.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1. Образец договора на приобретение авторских прав

Ниже приводится пример контракта, заключенного английским издательством John Wiley Sons Limited и российским издательством на перевод книги, относящейся к научно-технической литературе.

Лицензионное соглашение о воспроизведении на иностранном языке

Настоящее Соглашение заключено «____» ________ 20__ г. между издательством John Wiley Sons Limited, находящимся по адресу _____________ (далее именуемое Правообладатель) и издательством _____________, находящимся по адресу _____________ (далее именуемое Издатель).

1. Правообладатель предоставляет Издателю следующие исключительные права, ограниченные условиями настоящего Соглашения и законодательством соответствующей страны:

а) на подготовку перевода на русский язык (далее именуемый Перевод) произведения _____________ авторов _____________ (далее именуемого Произведение);

б) на печатание, опубликование и продажу Перевода в форме книги на следующей территории (далее Территория) – по всему миру;

в) на предоставление лицензии другим лицам с правом воспроизводить Перевод для распространения через книжные клубы, опубликования в виде газетных или журнальных сериалов или его частичного использования в антологиях или иных сборниках; при этом имеется в виду, что любая такая лицензия предоставляется после предварительного письменного согласия Правообладателя и в таком согласии не может быть необоснованно отказано.

Всякие лицензии такого рода должны содержать ясную оговорку о том, что они подпадают под территориальные ограничения, установленные в п. 1б.

Все платежи, получаемые Издателем за предоставление таких лицензий, должны делиться между Издателем и Правообладателем поровну, за исключением первых сериальных прав, платежи за которые делятся в пропорции 60% Правообладателю и 40% Издателю. Издатель будет отчитываться перед Правообладателем за эти платежи в соответствии с условиями, установленными ниже в п. 5.

1.1. Все права, существующие в момент заключения настоящего Соглашения или которые могут возникнуть в будущем и не предоставленные Издателю настоящим Соглашением, остаются за Правообладателем.

1.2. Такое предоставление прав не распространяется на какой-либо текст, иллюстрации или дополнительный материал, полученные из других источников и включенные в оригинал Произведения.

Издатель может заменять их (с предварительного письменного согласия Правообладателя, в котором не может быть необоснованно отказано) на другие высококачественные текстуальные, иллюстративные или дополнительные материалы, на использование которых Издатель получил необходимые права, которые уместны и во всех прочих отношениях подходят для включения в Перевод.

1.3. Права, оговоренные Соглашением, относятся только к настоящему изданию Произведения и не распространяются на его предыдущие и последующие издания.

2.

Издатель должен подготовить Перевод так, чтобы он был полным и точным, с модификацией оригинального текста так, как необходимо для компетентной и идиоматической передачи содержания без изменения смысла или иного материального изменения оригинального текста (если только Правообладатель не предоставит предварительного письменного согласия на такое изменение). Перевод должен включать в себя соответствующие указатели и таблицы, если они являются частью оригинального Произведения.

2.

1. Перевод должен в целом соответствовать оригиналу Произведения с точки зрения качества и оформления и, если не будет согласовано иное, публиковаться в твердой обложке.

2.

2. Если Издатель намерен поместить в Перевод материалы рекламного характера, он должен предварительно письменно спросить разрешение Правообладателя, в котором не должно быть необоснованно отказано. Издатель обязан представить Правообладателю образец окончательной версии рекламных материалов.

3. Издатель должен за свой счет подготовить, напечатать и опубликовать Перевод в течение 24 месяцев от дня подписания настоящего Соглашения.

3.1. На дату первой публикации Перевода или до того Издатель должен направить Правообладателю 9 бесплатных экземпляров Перевода, а также отчет на английском языке с указанием общего числа отпечатанных экземпляров и цены одного экземпляра по каталогу Издателя. Упомянутый отчет и, по крайней мере, один бесплатный экземпляр должны быть высланы Правообладателю заказным отправлением авиапочтой.

3.2.

Если Издатель не выполнит какое-либо условие из тех, что предусмотрены статьей 3, права, предоставленные Издателю настоящим Соглашением, после письменного уведомления, направляемого Правообладателем Издателю, возвращаются Правообладателю и после такого уведомления настоящее Соглашение прекращает свое действие, а Правообладатель будет вправе сохранить за собой любые платежи, произведенные в его адрес Издателем.

4. В обмен на предоставление упомянутых в настоящем Соглашении прав Издатель должен выплатить Правообладателю следующие аванс и роялти в долларах США по курсу Центробанка Российской Федерации:

– аванс в размере 1200 долларов США по подписании настоящего Соглашения;

– роялти 10% от средней отпускной цены за все отпечатанные экземпляры Перевода.

5. Издатель обязуется представлять отчет о продаже переводного издания Правообладателю ежегодно за период, оканчивающийся 31 января.

5.1. Каждый отчет высылается Правообладателю до истечения отчетного периода вместе с причитающимися выплатами.

Каждый отчет должен быть составлен на английском языке и содержать следующую информацию:

– общий размер тиража;

– розничная цена издания;

– число экземпляров, проданных за отчетный период;

– число нераспроданных экземпляров.

Издатель также обязуется предоставлять Правообладателю всю информацию и документацию, которую Правообладатель сочтет для себя необходимой в соответствии с п. 1б.

5.2. Издатель должен вести бухгалтерский учет всех платежей и расходов, связанных с изданием Перевода и использованием сублицензий. Правообладатель имеет право, предварительно уведомив об этом в разумные сроки Издателя, потребовать для изучения соответствующую учетную документацию для проверки этой информации.

5.3. Если проверкой или аудитом обнаруживается, что сумма, подлежащая выплате Правообладателю больше фактически выплаченной, Издатель обязуется выплатить недостачу. Если размер недостачи составляет 5 (пять)% и более, Издатель незамедлительно оплачивает все расходы, связанные с проверкой или аудитом, включая суммы, причитающиеся юристам и бухгалтерам.

5.4. Если Издателю не послано письменное уведомление, все платежи, отчеты, публикации, документы и уведомления, которые Издатель обязуется представлять Правообладателю в соответствии с условиями настоящего Соглашения, направляются Правообладателю по адресу, указанному в преамбуле на имя лица, занимающегося международными правами.

6. Издатель обязуется:

6.1. Предпринять все необходимые или возможные шаги для защиты авторских прав на Перевод по закону и использования для защиты авторских прав преимуществ, обеспечиваемых всеми международными конвенциями по защите авторского права и соглашениями, заключаемыми в целях такой защиты.

6.2. Сохранить авторские права на перевод за Издателем.

6.3. Разместить на титульном листе или обороте титульного листа каждого экземпляра Перевода следующую информацию:

– название оригинала Произведения на английском языке;

– все подтверждающие записи, имеющиеся в оригинале Произведения;

– запись о копирайте, имеющуюся в оригинале Произведения;

– следующую запись: «Все права защищены. Перевод с английского языка по договору»;

– любые другие знаки копирайта, торговые марки и иное, что потребует Правообладатель.

6.4. Напечатать имя и фамилию автора (авторов) на титульном листе и переплете каждого экземпляра Перевода, указывать его (их) в рекламе Перевода и требовать того же от законных лицензиатов.

7.

Издатель признает Правообладателя и его правопреемников и наследников не подлежащими требованиям ущерба и свободными от ответственности по претензиям любого рода, возникающим в связи с подготовкой, печатанием, опубликованием и продажей Перевода или в связи с осуществлением любых других прав, предоставленных настоящим Соглашением, за исключением претензий о нарушении авторского права оригинальным Произведением.

8.

Издатель должен незамедлительно уведомлять Правообладателя о ставших Издателю известными случаях любого нарушения прав собственности на Перевод или оригинальное Произведение, включая существование контрафактных переводов или других изданий, любых нелегальных экземпляров или иные предполагаемые или потенциальные нарушения, но не ограничиваясь упомянутым. Правообладатель будет иметь единственное и исключительное право, но не обязательство, выдвигать претензии по таким нарушениям в том виде, в каком сочтет возможным. Издатель будет разумно необходимым образом сотрудничать с Правообладателем в этой связи.

9. Настоящее Соглашение будет действовать в течение 7 (семи) лет от дня подписания Соглашения.

Если настоящее Соглашение не прекратит свое действие раньше согласно сказанному выше, то по истечении семилетнего периода оно прекратит свое действие автоматически без дополнительного напоминания.

9.1. Издатель должен письменно уведомлять Правообладателя в случае, если тираж Перевода выходит из оборота.

Если Издатель не сможет допечатать тираж в течение шести месяцев после выхода Перевода из оборота или если Издатель будет объявлен банкротом или признан несостоятельным или если он нарушит какое-либо из условий настоящего Соглашения и не устранит такое нарушение в течение 30 дней после получения письменного напоминания от Правообладателя о необходимости такого устранения, то все права, предоставленные Издателю по настоящему Соглашению, возвращаются Правообладателю и настоящее Соглашение немедленно прекращает свое действие без ущерба каким-либо претензиям, которые Правообладатель может иметь в отношении Издателя.

9.2.

После даты прекращения действия Соглашения право Издателя производить дополнительные экземпляры Перевода аннулируется, и все права возвращаются, за исключением ранее предоставленных лицензий; при этом, однако, Издатель будет иметь право продолжать распространять, рекламировать и продавать экземпляры Перевода, оставшиеся на такой момент в наличии, в течение одного года, при условии соблюдения Издателем обязательств по выплате роялти в соответствии с настоящим Соглашением.

10. У Издателя не должно быть остаточных экземпляров Перевода по цене равной или ниже той, которая была в течение четырех лет с момента выхода первого издания Перевода.

11. Настоящее Соглашение вступает в силу только в случае, если Правообладатель получит полностью подписанный экземпляр Соглашения и указанный в нем выше авансовый платеж не позднее ________ 20__ г.

12. Издатель не должен переуступать, передавать или иным образом обременять настоящее Соглашение или права и обязательства Издателя по настоящему Соглашению без предварительного письменного согласия Правообладателя.

13. Настоящее Соглашение не может быть изменено иначе как в форме письменного документа, подписанного Правообладателем и Издателем.

14. Ни одна из сторон по настоящему Соглашению не берет на себя ответственность перед другой за задержку в выполнении своих обязательств при наступлении событий категории форс-мажор.

Под событием категории форс-мажор подразумевается любое событие, не могущее подлежать разумному контролю любой из сторон, включая (но не ограничиваясь) болезнями персонала, стихийными бедствиями, гражданскими беспорядками, забастовками или промышленными актами, войнами или правительственными указаниями.

15. Настоящее Соглашение управляется Английским Законом, как если бы оно было заключено и полностью исполнено в Англии, и стороны соглашаются подчиняться эксклюзивной юрисдикции Английского Суда.

16. Все денежные выплаты подлежат только местному подоходному налогу, вычитаемому из зарплаты.

От имени John Wiley & Sons Limited От имени Издателя

Источник: http://hi-edu.ru/e-books/xbook996/01/part-005.htm

Издателям

Получение авторского права на публикацию перевода книги зарубежного автора в электронном виде

Вовремя прочитанная книга — огромная удача для читателя. Вовремя изданная книга — огромная удача для издателя. Обычно издательство ищет автора . Иногда автор сам приходит в издательство с идеей о создании произведения или готовой рукописью. И, как только издатель принимает решение о выпуске книги, наступает следующий этап взаимоотношений — составление и подписание договора.

Совет 1. Об объеме прав, территории и сроке в договоре (утром деньги — вечером стулья…)

Книга — это битва душ, а не война слов. Чтобы она не превратилась в битву между автором и издателем, должна быть прочная основа взаимоотношений — грамотный договор .

Если произведение только планируется создать, необходимо заключить договор заказа на создание произведения. Учтите, что в договоре заказа обязательно должно присутствовать условие об авансе, который выплачивается до создания произведения.

Если же произведение вышло из-под пера автора и готово к изданию, составляется традиционный договор о передаче авторских прав . Основной момент, на который нужно обратить внимание, — тот объем прав, который автор передает Вам по данному договору.

Передача исключительных прав означает, что никому другому, кроме Вас, автор передавать такое право не сможет. Для издателей это очень выгодная позиция, так как избавляет от конкуренции со стороны других издателей.

Посудите сами: исключительные права на использование произведения означают право автора осуществлять (самому) либо разрешать (третьим лицам) следующие действия: — воспроизводить произведение; — распространять экземпляры произведения любым способом: продавать, сдавать в прокат, обменивать, дарить и.т.д.; — импортировать экземпляры; — переводить произведение или перерабатывать. В договоре должно быть указано, на ка¬кие именно способы использования произведения передаются права. Если произведение публикуется впервые, необходимо обратить особое внимание, передает ли автор право на обнародование. Если Вы хотите переуступать права, то в договоре должна быть предусмотрена возможность переуступки прав третьим лицам.

И помните: права, прямо не переданные по договору, счи¬таются не переданными.

В договоре следует указать все существенные условия, особо обратить внимание на территорию распространения и срок. В основном авторы предъявляют претензии именно вследствие нарушения основных условий договора.

В особенности, когда книга не выходит в положенный срок, а выплата гонорара автору зависит именно от даты выпуска в свет книги. Важно заранее обговорить тираж книги, чтобы количество выпущенных впоследствии экземпляров не разочаровало автора.


Совет 2.

О возможной экранизации… (Кина не будет?)

Если Вы планируете экранизировать издаваемый бестселлер, обратите внимание, передает ли Вам автор права на использование литературного произведения в качестве сценария для аудиовизуального произведения. Формально — это можно предусмотреть в договоре о передаче прав. Но на практике обычно составляется самостоятельный договор на создание аудиовизуального произведения.

Совет 3. Использование части произведения (Что может оставить себе автор?)

Автор иногда оставляет за собой право на использование части своей рукописи, закрепив такую возможность в договоре о передаче прав на произведение. То есть, если оно составное (включает в себя стихи, кроме прозы), то автор может оставить за собой право на использование стихов и выпустить их, например, отдельной книжкой.

Совет 4. Как не обмануться, приобретая рукопись?

(О разнице в правах) >>

Итак, вы обнаружили ваши фотографии, другие изображения или статьи на чужом сайте или портфолио. Что следует сделать, чтобы предотвратить нарушение ваших прав и избежать подобных рисков в будущем? >>>

Возглавляемый Никитой Михалковым Российский союз правообладателей (РСП) разработал концепцию «глобальной лицензии» для всех видов контента в сегменте российского интернета. Первый вице-премьер Игорь Шувалов поручил нескольким ведомствам оценить нововведение и представить свои рекомендации >>>

Издательство «ЭКСМО», получив отказ по иску к ВКонтакте, в связи с незаконным, по мнению издательства, размещением на пользовательских аккаунтах ссылок на книгу «50 оттенков серого» Э.Л.Джеймса и других произведений, продолжает бороться против социальной сети и отстаивает свои требования компенсации на 700 тысяч рублей >>>

Нынешней эпохе в истории российского законотворчества по интеллектуальным правам можно присвоить название «антипиратской».

То ли в силу мощнейшего лобби со стороны правообладателей, то ли в связи со вступлением России во Всемирную торговую организацию (ВТО), то ли благодаря пристальному вниманию чиновников высшего эшелона к потенциалу творческой экономики – правовой подход к охране интеллектуальной собственности в нашей стране обещает измениться кардинальным образом >>>

Ситуация с интернет-пиратством стала поводом для учреждения в России новой правозащитной организации – Ассоциации по защите авторских прав в Интернете -АЗАПИ.

Какова же истинная ситуация на рынке электронных книг? Существуют ли методы досудебной борьбы с нарушениями? Сможет ли АЗАПИ защитить интересы своих членов в суде? Об этом и многом другом рассказал генеральный директор новоявленной организации Олег Колесников >>>

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям с 2004 года является главным государственным ведомством, регулирующим российский рынок бумажного и электронного книгоиздания. Заместитель руководителя Роспечати В.В. Григорьев с оптимизмом подвел итоги 1-ого полугодия 2013 г. и в подробностях рассказал о запланированных и прошедших мероприятиях >>>

Эксперты обсудили вступивший в силу в августе 2013 г. «антипиратский» 187-ФЗ, законодательные инициативы Минкультуры России, отраслевые и частные способы борьбы с пиратством в отношении цифрового контента >>>

Знаменитейший роман Харпер Ли, по версии ВВС входящий в ТОП-200 лучших литературных произведений планеты, станет «героем» судебного разбирательства. Не сам роман, а права на него, оспариваемые автором у родственника своего бывшего литературного агента >>>

Согласно результатам представленного исследования, наступает эпоха «самиздата», когда издательские дома могут утратить роль посредников между авторами и читателями >>>

[  1   2   3  ]

Источник: http://www.copyright.ru/ru/documents/practika/avtoramizdatelyam/izdatelyam

Проблема введения сиротских произведений в пространство легального рынка электронных книг « Российская ассоциация электронных библиотек

Получение авторского права на публикацию перевода книги зарубежного автора в электронном виде

Переход книжной культуры в электронное пространство происходит так стремительно потому, что в цифровой формат переводится, по преимуществу, массив ретроспективной литературы, свободной от авторских прав. Темпы ее оцифровки поистине поражают.

И объясняются просто: качественная оцифровка – процесс трудоемкий и дорогой, зачастую сопоставимый с полной переверсткой книги и подготовкой ее к изданию. Вкладывать такие инвестиции можно лишь в то, что принадлежит по праву авторской собственности.

Или наоборот, полностью свободно от авторского права.

С актуальными изданиями, защищаемыми авторским правом, дело, напротив, обстоит очень и очень небыстро: известно, как активно издатели препятствуют переходу книги в цифровой формат. Тем не менее, обладатели авторских прав заинтересованы в постепенный перевод изданий в легальное цифровое пространство. В настоящее время в легальный гражданский оборот выведено около 50 тыс.

книг – что составляет от силы половину от ежегодного потока новых книжных изданий или 1/10 от массива актуальных изданий последних 5 лет, находящихся в зоне контроля и доступа издательского бизнеса. Условную цифру 500 тыс. издательских книг мы получим из статистики Книжной палаты, согласно которой в год выпускается в среднем около 100 тысяч книг, после вычета брошюр.

[1]

Вторая цифра, которую я хочу назвать, отражает общий объем книг, защищенных авторским правом, которые часто называют сиротскими. Общий объем изданий, защищенных авторским правом и представляющих собой актуальный интерес, трудно оценить.

Но если учесть, что речь идет о книгоиздательской продукции за последние 70 лет, а в среднем в СССР выпускалось не менее 70 тыс. изданий ежегодно, то, за вычетом дублей, брошюр и всего остального, даже 10% от этой цифры дает 500 тысяч книг.

[2] Если мы будем считать ценными 30% от всего изданного массива – это уже 1 500 000 названий.

И вот с каким мы сталкиваемся парадоксом: если из актуального издательского контента на рынке присутствует как минимум его десятая часть, то из более старого контента на легальном рынке не присутствует практически ничего. Полоса легальности должна быть прочерчена даже не в 1942 г.

, за 70 лет до наших дней, а реально, семьюдесятью годами после смерти автора. Учитывая сроки жизни авторов, это должен быть год революции, а вообще говоря, конец 19 века.

Можно количественно оценить и этот сегмент: до революции ежегодно издавалось около 15 000 книг, соответственно, если отбросить ненужное, эту цифру можно оценить в 500 000 более-менее ценных книг.

[3] Однако, как бы ни была велика животворная сила цифровых технологий, возвращающая жизнь старым книгам, ценность этих книг остается чисто исторической и академической. В библиотечной книговыдаче они реально не существенны.

Этого не скажешь об упомянутой второй категории сиротских произведений, созданных с 60-х годов прошлого столетия. В их число входят ценные научные монографии по истории, филологии, лингвистике, педагогике, культурологии и многим другим гуманитарным, отчасти и естественным наукам.

Достаточно сказать, что крупнейшие издательские проекты Советского Союза, такие как «Советская энциклопедия», или серия «Всемирная литература», как и многие другие, не могут быть легализованы и использованы нами в цифровом виде сегодня согласно нормам авторского права. Корифеи советской науки – А. Колмогоров, А. Сахаров, Д.

Лихачев, – или ее рядовые бойцы принадлежат этой когорте. Их труды для потомков недоступны.

Таким образом, из трех более-менее равноценных информационных источников, пополняющих нашу текстовую книжную культуру: редкой, актуальной и классической книги – последняя представлена в цифровом формате с колоссальным изъяном.

Из 1,5 миллиона оригинальных и ценных книг, необходимых для нормального культурного жизнеобеспечения общества, доступно не более трети, причем, редкая книга значительно перевешивает вместе взятые классическую и актуальную.

Пока такая ситуация будет сохраняться, не стоит уповать на перспективы развития цифрового рынка и бороться с пиратством: оно, по крайней мере, сохраняет нас в рядах культурных народов.

Причина этого изъяна не в том, что авторы сиротских книг могут воспротивится легальным продажам своих книг. Причина гораздо более банальна: не существует возможности найти подавляющее большинство этих авторов и заключить с ними лицензионные договоры.

Не существует даже близко шансов найти огромную армию переводчиков, обеспечивших перевод и выпуск зарубежной литературы. Даже если найти кого-либо из авторов, не факт, что ученый, автор, из чисто концептуальных соображений согласится сегодня переиздать свое устаревшее, с его точки зрения, издание.

А ведь перевод в цифровую форму несет в себе смысл и все признаки нового издания, поэтому и требует лицензионного договора. Наконец, поиск автора в огромном количестве случаев упирается в поиск правонаследников. Что делает задачу еще более невозможной.

А правонаследники, будучи найденными, имеют гораздо более меркантильные представления о ценности произведения, чем автор, и часто издательский проект становится жертвой их необоснованных притязаний. Ведь в большинстве случаев невозможно окупить даже обычный процесс поиска автора, не говоря уже об остальном.

По признанию генерального директора РГБ А. Вислого, разработчики Электронной библиотеки диссертации после многих целенаправленных усилий сумели найти и заключить лицензионные договора только с 1% авторов, представленных в библиотеке.

В той части издательского сегмента, которая касается молодой литературной классики, имеющей высокий рыночной спрос, – будь это писатели К. Чуковский, В. Набоков, ученый С. Аверинцев, переводчик М. Лозинский, – ситуация понятна. Она регулируется жесткими правилами авторского права и с их правонаследниками договариваются.

Но бессмысленно переносить этот подход на жанры научной и образовательной литературы, на литературу, которая не может иметь сопоставимого рыночного спроса. Тем не менее, авторское право не знает исключений и равно защищает самую рядовую брошюру безвестного ученого.

Именно потому, что потенциально любое произведение может обрести полноценную коммерческую жизнь, что ни для кого не существует права использовать результаты чужого труда в свою пользу, не делясь и не получая на это разрешения, – авторское право не содержит принципов разделения на тех, кого оно должно защищать и тех, кого оно могло бы дискриминировать. Защищаются все одниаково.

То, что цифровое пространство книги не может существовать с такой лакуной, что из него нельзя вырезать так просто сто лет – очевидно для всех.

Каждая из цивилизованных стран, не только Россия, ищет выход из этой ситуации, стремясь не подорвать принципы авторского права, которое в эпоху Интернета и без того трещит по швам.

Однако европейским странам легче – в них не происходило разрыва отношений между автором и издательством, которые произошли в нашей стране в 90-е годы.

Ничем иным, как этим стремлением продиктованы последние инициативы изменений в IV части Гражданского кодекса РФ.

Согласно им, предлагалось допустить оцифровку книг без разрешения правообладателя, если они имеют научное и образовательное значение и с момента публикации которых прошло 10 лет.

Библиотечное сообщество вначале вообще было против какого-либо срока давности, затем предложило ограничить его двумя годами.

При этом участники общественной дискуссии ссылались на то, что книги де выпускаются небольшим тиражом, неспособным обеспечить страну, и вообще, после 2-х лет распродаются, выходят из торгового оборота. Многие из этих аргументов лукавы: издатель живет на удачных проектах, которые переиздаются, живут десятилетиями. И каждый из издательских проектов претендует на такую удачу. Не надо отнимать у издателя хлеб, ведь опустеют, прежде всего, сами библиотеки.

А вот когда издатель оказывается вне угрозы, за пределами десятилетия, логика поправок, вроде бы законна. Она нацелена на работу с сиротскими произведениями и разрешает библиотекам их оцифровывать. Тем не менее, с позиции книжного рынка, эта позиция тоже ущербна.

Дело в том, что в этом случае все пространство рыночных отношений в книгоиздании сжимается до 10 последних лет. На этом участке шагреневой кожи не развернешься. Рынок просто перестанет существовать.

Ведь продолжают существовать массово продаваемые авторы-классики, которые в этом случае тоже перейдут в общественное достояние. Рубеж в 70 лет вообще теряет свой смысл.

История книжного дела показывает, что массовое книгоиздание возможно только в стимулирующих условиях рынка и авторского права. Коммунизм здесь еще менее эффективен, чем в автомобилестроении.

Второе соображение, которое надо принять во внимание, заключается в том, что право оцифровывать сиротские произведения при этом закрепляется только за общественными библиотеками, и доступ к ним предоставляется только в стенах библиотеки. Этим, во-первых, не решается проблема введения этих произведений в полноценный оборот.

Во-вторых, в стороне оказываются книготорговые структуры и агрегаторы. А ведь именно они создают качественный электронный продукт, обеспечивают его дистрибуцию и жизнь.

Несправедливо и неправильно отстранять их от дела, создавать границу между рыночным и некоммерческим издательским продуктом лишь на основании его 10 летней давности.

Поскольку баланса интересов не возникает, закономерно то, что поправки забуксовали. Однако не следует на основании этого отказываться от цели решить проблему. И в дискуссиях, между прочим, были высказаны здравые идеи.

Однако прежде чем перейти к ним, я обращу внимание на исторические события, которые происходили в наши дни на фоне этой дискуссии в Европейском Союзе. А ведь там в эти дни как-раз был заложен фундамент решения проблемы!

Речь идет об одобрении Европейским парламентом Директивы ЕС «О некоторых случаях разрешенного использования сиротских произведений». Это произошло в сентябре 2012 г.

Историческая Директива, о которой идет речь, приняла порядок законного, не нарушающего общественный консенсус и чьи-то права, введения сиротских произведений в гражданский оборот.

Принципы его просты: он устанавливает разрешение использовать сиротское произведение без разрешения автора, но с выплатой авторского вознаграждения в пользу обществ по коллективному использованию прав, в случае, если автор не был найден.

Вот как определяется в этой Директиве сиротское произведение: «Произведение, на которое распространяется авторское и смежные права, признаётся сиротским в том случае, если его правообладатель не установлен либо установлен, но не обнаружен в результате добросовестного поиска, который был выполнен и задокументирован в соответствии со Статьёй 3 настоящей Директивы».[4]

Разрешение выдается после удостоверения того, что был произведен добросовестный поиск. Если правообладатель находится, он получает вознаграждение, собираемое авторским обществом, или отзывает свое произведение. Этот порядок распространяется не только на книги, но и на другие объекты авторских прав – периодику, визуальные, аудиальные произведения, видео и кинопродукцию.

В настоящее время этот порядок проходит обсуждение и утверждение в странах Евросоюза. В частности, в непосредственной близости к принятию законодательства, реализующего этот порядок находится Германия.

Не нужно воображения, чтобы представить, какое благотворное воздействие окажет это решение на развитие культуры и, в особенности, цифровой культуры в странах Европы. Ведь по сути, сегодня в цифровой культуре отрезан доступ к наследию последних поколений. И лишь российская «необязательность исполнения», как обычно, компенсирует суровость законов.

Вернусь к идеям, которые озвучивались и в ходе российской дискуссии. Для поиска решения на российской почве потребуется внимание к деталям. На конференции «Либнет» в ноябре 2012 г.

на Круглом столе по поводу поправок в Гражданский Кодекс было выдвинуто предложение создать Общественный комитет по авторским правам, который бы был ответственным за ведение реестра авторских прав или авторов.

Внесение в него авторов сиротских произведений помогло бы осуществить возможный поиск и, во всяком случае, обеспечило бы публичность доступа к этим правам для целей общественного блага.[5]

Прямое копирование европейской Директивы невозможно. Ведь у нас слаб институт коллективных авторских обществ, не уважаются права живых авторов, что уже говорить о сиротских произведениях. Общеизвестно, что сиротские произведения, представляющие культурный интерес и имеющие спрос, находятся в достаточном количестве на пиратских ресурсах, т.е. доступны населению страны.

Одно связано с другим. Авторские права на актуальные произведения более-менее защищают сами авторы, или издатели, их издающие. Авторские общества укрепляются как раз тогда, когда требуется защищать вещи, которые сами себя защитить не могут.

Перевод сиротских произведений из нелегального режима в легальный регистрационный режим поможет утвердится авторскому праву в нашей стране. Кроме этого, появится качество издания таких произведений, они приобретут статус издательского продукта.

Введение подобного регистрационного порядка – исторически смелый и нетривиальный шаг. Ведь он противоречит устоям авторского права, имеющего не регистрационную природу, а присущего акту создания творческого произведения по самой природе, по праву рождения.

Тем не менее, этот шаг необходим и неизбежен, хотя бы для того, чтобы восстановить целостность легитимного авторски-правового поля.

На поиск подобного решения, удовлетворяющего и библиотечное и издательское сообщество, следовало бы направить органы Законодательной власти нашей страны, ибо подобное решение – в интересах всех.

Сиротские произведения не образуют рынка. Их защита никого не обогащает. Как и предоставление им статуса произведений общественного достояния никого не обеднит. Выигравших от существующего ненормального положения – нет.

В проигравших – все мы.

Выступление на Международной научно-практической конференции «Получение, хранение и использование информации в электронной среде: публично-правовое и частно-правовое регулирование». 11-12 апреля 2013 года, г. Санкт-Петербург.

_______________

1 – Книжный рынок России. Отраслевой доклад ФАПМК. Москва, 2013.

2 – История книги. Под ред. А.А.Говорова и Т.Г.Куприяновой. М., 1998.

3 – История книги. Под ред. А.А.Говорова и Т.Г.Куприяновой. М., 1998.

4 – См. http://www.copyright.ru/ru/news/main/2012/9/24/proizvedenie_ocifroa/

5 – Важно также не преследовать ведением этого реестра задачи отразить все авторские произведения. Важна идентификация автора, а регистрация его произведений – более сложный и частный вопрос.

Источник: http://www.aselibrary.ru/blogs/archives/1203/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий