Ответственность за попытку покупки пистолета через интернет

Росгвардия предложила установить дополнительные основания для отказа в выдаче лицензии на оружие

Ответственность за попытку покупки пистолета через интернет

Ежедневно ведомство фиксирует по два-три эпизода неправомерного использования травматического оружия. Причем в 90% случаев подобные нарушения происходят на фоне алкогольного или иного опьянения.

Об этом заявил вчера в ОП РФ начальник Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Росгвардии Леонид Веденов.

Это, а также множество иных нарушений при пользовании гражданами оружием, по его словам, свидетельствует о том, что назрела необходимость изменения действующего законодательства об оружии и добавления в целях профилактики возможных нарушений новых инструментов государственного воздействия.

“Не буду скрывать, что нас стало беспокоить, и на это есть основания, что многие граждане по своему психологическому состоянию вряд ли могут являться владельцами оружия. Поэтому мы полагаем, что перечень требований к лицам, претендующим на право владения оружием, нужно пересмотреть”, – заявил он.

В целях снижения количества преступлений и правонарушений в сфере оборота оружия, а также противоправных деяний, совершаемых с его использованием, Росгвардия подготовила ряд предложений, которые в дальнейшем могут стать основой для проектов нормативных правовых актов. Среди ключевых идей ведомства, озвученных Леонидом Веденовым, можно выделить следующие.

1

Введение лицензионного порядка приобретения списанного оружия на основании лицензий на его коллекционирование, а также обязательный учет этого оружия в Росгвардии (аналогичный порядок может быть введен и в отношении пневматического оружия).

2

Создание правовых оснований для предоставления Росгвардии сведений о факте постановки владельца оружия на учет по поводу психического заболевания, алкоголизма или наркомании, когда такие данные влияют на принятие юридически значимых действий в рамках контроля за оборотом оружия.

3

Установление дополнительных оснований для отказа в выдаче лицензий на приобретение гражданами оружия. В их числе:

  • наличие в отношении гражданина заключения о невозможности владения оружием в связи с повышенной опасностью нарушения прав и свобод граждан и возникновением угрозы общественной безопасности, подготовленное в установленном Правительством РФ порядке;
  • наличие у гражданина действующей либо снятой или погашенной судимости за тяжкое преступление либо преступление, совершенное в состоянии опьянения;
  • предъявление гражданину обвинения в совершении преступления (до разрешения вопроса о виновности гражданина в установленном порядке);
  • повторное совершение административного правонарушения гражданином, находящемся в состоянии алкогольного опьянения;
  • отказ гражданина от дачи согласия на предоставление в отношении него сведений, составляющих врачебную тайну, о факте постановки на учет в учреждениях здравоохранения по поводу психического заболевания, алкоголизма или наркомании в период владения оружием;
  • привлечение гражданина к административной ответственности за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

4

Введение запрета на хранение, ношение и использование оружия гражданами, которые в силу закона утратили основания владения им, а также соответствующей обязанности сдать указанное оружие в территориальный орган Росгвардии.

5

Создание дополнительных условий обращения за выдачей аннулированных за нарушение правил оборота оружия разрешительных документов. В частности, предлагается установить, что владельцы оружия могут повторно обратиться за выдачей разрешений при условии прохождения ими подготовки в целях изучения правил безопасного обращения с оружием и приобретения навыков безопасного обращения с ним.

Дополнительно Леонид Веденов упомянул о том, что срок действия разрешений на хранение или на хранение и ношение оружия может быть увеличен с 5 до 15 лет.

Предполагается, что это позволит снять избыточные обременения и административные барьеры для законопослушных владельцев оружия, не допускающих нарушений правил его оборота.

Эта инициатива сейчас активно обсуждается представителями Росгвардии и МВД России.

“На мой взгляд, эти инициативы направлены на попытку своевременно изымать оружие у лиц, которые деградировали до того состояния, когда наличие оружия в их руках становится опасным для общества. То есть появится механизм, который позволит изымать оружие у людей, которые стали антисоциальными на каком-то этапе своей жизни.

Сейчас такого механизма практически не существует.

Тем эти инициативы тем и ценны”, – поделился своим мнением член ОП РФ, Председатель Правления Общероссийского отраслевого объединения работодателей в сфере охраны и безопасности “Федеральный координационный центр руководителей охранных структур” Александр Козлов.

Одобрив концепцию ужесточения требований к владельцам оружия в целом, эксперты, тем не менее, нашли ряд недочетов, которые, по их мнению, следует устранить. Так, руководитель экспертно-аналитической группы Общероссийской общественной организации “Право на оружие” Василий Мазаев отметил, что ни по одному из предложений не дано ни статистики, ни обоснований.

Он также обратил внимание на то, что ряд преступлений не подпадают под категорию тяжкого, однако лица, их совершившие, представляют для общества не меньшую общественную опасность. Следовательно, ограничивать перечень оснований для отказа в выдаче лицензии на оружие только лишь совершением тяжкого преступления, уверен он, нецелесообразно.

“Например, хулиганство (или грубое нарушение порядка, связанное с использованием оружия) – не тяжкое преступление, как и грабеж. Но мы, получается, даем хулигану и грабителю право на ношение оружия. Здесь, наверное, следует говорить не о тяжких преступлениях, а об умышленных и насильственных действиях – и за это лишать права на оружие”, – пояснил он.

Согласен с ним и эксперт межведомственной рабочей группы при военно-промышленной комиссии Муслим Шейхов: “Данная ведомством формулировка достаточно расплывчата, к тому же огромное количество преступлений против личности к тяжелым не относятся (например, насильственные действия сексуального характера и др.).

Я переформулировал бы это предложение, указав вместо тяжких преступления против личности и конституционных прав граждан”.

Помимо этого, эксперты указали на наличие объективных причин, по которым норма об отказе в выдаче лицензии на оружие в случае судимости за преступление, совершенное в состоянии опьянения, работать не будет. “Сегодня нет законодательного понятия состояния опьянения.

Что считать таковым? Этот вопрос должен быть проработан совместно с Минздравом России очень глубоко”, – подчеркнул Василий Мазаев. А член Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности, к. ю. н.

, доцент Валерий Шестаков добавил, что устанавливать такое условие можно, только дополнив норму об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ). “Сегодня следователи и суд обязаны доказывать наличие состояния опьянения только по ст.

264 Уголовного кодекса (“Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств”). По другим статьям они это делать не обязаны, поэтому необходимо внести состояние опьянения в обстоятельства, подлежащие доказыванию по каждому уголовному делу. Иначе у нас не будет информации о том, в каком состоянии было совершено преступление”, – заключил он.

Источник: http://www.garant.ru/news/1135596/

Вс рф уточнил основные положения о незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Ответственность за попытку покупки пистолета через интернет

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление, уточняющее понятия огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, в том числе квалификацию совершаемых преступлений с их использованием (Постановление Пленума ВС РФ от 11 июня 2019 г.

№ 15 “О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 12 марта 2002 года № 5 “О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств”, (далее – Постановление № 15).

Документ вступил в силу 11 июня.

Для подтверждения актуальности принятия Постановления № 15 судья ВС РФ Алексей Шамов привел статистические данные, согласно которым количество осужденных за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов (ст. 222 Уголовного кодекса), в том числе за их хищение или вымогательство (ст. 226 УК РФ) в 2018 году составило почти 12 тыс., при этом годом ранее было на 100 человек меньше.

Основанием для разработки новых разъяснений послужило то, что в 2014 году УК РФ был дополнен статьями, которые касаются незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 222.1 УК РФ), а также их незаконного изготовления, переделки или ремонта (ст. 223.1 УК РФ).

При этом уголовная ответственность за указанные преступления наступает с 14 лет, в то время как за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов и изготовление оружия – с 16 лет (ст. 20 УК РФ).

Законодатель отнес незаконное изготовление взрывчатых веществ, их переделку или ремонт к категории тяжких преступлений, предусмотрев ответственность в виде лишения свободы на срок от трех до шести лет, со штрафом в размере от 100 тыс. до 200 тыс. руб.

или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет (ч. 1 ст. 223.1 УК РФ).

В отличие от ответственности за незаконное изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия и боеприпасов, так как данное деяние относится к категории преступлений средней тяжести и соответствующая норма предусматривает максимальный срок лишения свободы пять лет со штрафом до 200 тыс. руб. или в размере дохода осужденного на период до одного года (ч. 1 ст. 223 УК РФ).

Алексей Шамов обратил внимание на то, что новый законодательный подход вызвал у судов общей юрисдикции ряд вопросов относительно применения и разграничения норм об ответственности за оборот припасов и взрывных устройств. По его мнению, отсутствие их однозначного понимания у судей привело к неодинаковым походам при разрешении одних и тех же правовых ситуаций.

“В частности, некоторые из них испытывали трудности, связанные с юридической оценкой незаконных действий в отношении средств инициирования взрыва, находящихся отдельно от боеприпасов, для которых они предназначены, и незаконных действий с ручными гранатами, в которых на момент их обнаружения средства инициирования взрыва, отсутствовали”, – подчеркнул судья ВС РФ.

До принятия Постановления № 15 под боеприпасами понимали предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели, независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 12 марта 2002 г.

№ 5 “О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств”, далее – Постановление № 5). При этом к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам не относились патроны, не имеющие поражающего элемента, и не предназначенные для поражения цели.

Промышленные или самодельные изделия являлись взрывными устройствами, которые функционально объединяли взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва – запал, взрыватель, детонатор (п. 5 Постановления № 5).

Таким образом, до принятия Постановления № 15 незаконные действия с ручной гранатой, снаряженной запалом, подлежали квалификации по статье, касающейся боеприпасов (ч. 1 ст. 222 УК РФ). А за незаконные действия только с запалом привлекали к ответственности по статье за обращение с взрывчатыми веществами или взрывными устройствами (ч. 1 ст.

222.1 УК РФ). При этом, если были зафиксированы противоправные действия с гранатой и с запалом в отдельности, то по совокупности преступлений назначали наказание по этим двум статьям.

По словам Алексея Шамова, в результате сложилась ситуация, при которой незаконный оборот ручных гранат, снаряженных запалом, имел меньшую общественную опасность, чем незаконный оборот запала к ним. Кроме того, он отметил, что виновные лица могли быть необоснованно привлечены к уголовной ответственности по совокупности преступлений.

В связи с этим судьи ВС РФ приняли во внимание, что незаконные действия с гранатой или иным взрывным устройством, изготовленные самодельным или промышленным способом, имеют схожие принципы в поражающей способности и должны расцениваться как равные по степени общественной опасности.

Поэтому на сегодняшний день боеприпасы определены как все виды патронов к огнестрельному оружию независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом, а также иные предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание (п. 4 Постановления № 15).

В Постановлении № 15 были скорректированы и расширены понятия “взрывчатое вещество” и “взрывное устройство”, с учетом примечаний к списку товаров и технологий двойного назначения, используемых при создании вооружений и военной техники, и в отношении которых осуществляется экспортный контроль (п. 5 Постановления № 15, п.

17-18 примечаний к Списку товаров и технологий двойного назначения, утв. указом Президента РФ от 17 декабря 2011 г. № 1661). Так, взрывное устройство – это промышленное или самодельное изделие, содержащее взрывчатое вещество, функционально предназначенное для производства взрыва и способное к взрыву (п. 5 Постановления № 15).

В том время как ранее под взрывным устройством понимали изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (п. 5 Постановления № 5).

Судьи ВС РФ приняли решение отнести к взрывным устройствам приспособления для инициирования взрыва – запал, взрыватель, детонатор, находящиеся отдельно от самого изделия, для привлечения к ответственности за незаконное приобретение, передачу, изготовление, хищение, контрабанду взрывчатых веществ и взрывных устройств по ст. 222.1, ст. 223.

1, ст. 225-226.1 УК РФ.

Это соотносится с позицией, закрепленной в Постановлении № 5, в соответствии с которой хищение составных частей и деталей боеприпасов, содержащих взрывчатые вещества или взрывные устройства, такие, как запалы, детонаторы, взрыватели, следует квалифицировать как оконченное хищение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст.

226 УК РФ, п. 13 Постановления № 5). В свою очередь взрывчатое вещество – химическое соединение или смесь веществ, например, тротил, аммониты, пластиты, эластиты, порох, способные под влиянием внешних воздействий к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению – взрыву с выделением большого количества энергии (п. 5 Постановления № 15). При этом ранее под взрывчатыми веществами понимали химические или механические смеси веществ, способные к взрыву без доступа кислорода воздуха (п. 5 Постановления № 5).

Кроме того, в Постановлении даны разъяснения относительно квалификации незаконного оборота предметов вооружения или метаемых снаряжений (п. 5 Постановления № 15).

Они учитываются как боеприпасы, однако при наличии в своем составе взрывчатого вещества, функционально предназначенного для производства взрыва и способного к взрыву, будут обладать признаками взрывного устройства. К ним можно будет отнести противопехотную мину и ручную гранату.

Если в ходе рассмотрения дела суд общей юрисдикции установит, что предмет вооружения или метаемого снаряжения содержит в своем составе взрывчатое вещество, предназначенное или способное к взрыву, то незаконные действия следует квалифицировать по ст. 222.1 или ст. 223.1 УК РФ.

Ранее отсутствовало положение с разъяснением признаков состава преступления при незаконном снаряжении патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения или газовому оружию (ч. 4 ст. 223 УК РФ).

С 11 июня под незаконным сбытом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств понимают их безвозвратное отчуждение новому лицу, в результате совершения какой-либо противоправной сделки, исключив из текста положение о том, что эти предметы отчуждаются в собственность иных лиц (п.

10 Постановления № 15). При этом незаконные действия с боеприпасами, огнестрельным оружием и его основными частями не требуют самостоятельной квалификации каждого из незаконных действий по ч. 1-3 ст. 222 или по ст. 222.1 УК РФ.

Если совершены несколько незаконных действий, то они образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 222, ст. 223, ст. 222.1 или ст. 223.1 УК РФ.

Судьи ВС РФ дополнили Постановление № 5 новым разъяснением, согласно которому предметом преступления при хищении или вымогательстве огнестрельного оружия (ст.

226 УК РФ) будет являться в том числе гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, а также огнестрельное оружие ограниченного поражения (подп. “а” п. 11 Постановления № 15).

Они исходили из того, что указанные виды оружия могут быть предметом преступлений, связанных не только с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, но и предметом хищения или вымогательства.

В Постановлении № 15 содержится новое разъяснение, касающееся незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза или государственную границу РФ с государствами – членами этого союза огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (п.

16 Постановления № 15). Если лицо при этом еще и совершит действия, связанные с незаконным оборотом этим предметов, то содеянное подлежит дополнительной квалификации по статье о контрабанде (ст. 226.1 УК РФ, п.

12 Постановления Пленума ВС РФ от 27 апреля 2017 года № 12 “О судебной практике по делам о контрабанде”).

При разработке проекта Постановления № 15 судьи ВС РФ учитывали и принятые ими ранее разъяснения по отдельным вопросам.

В частности, при освобождении лица от уголовной ответственности, в том числе и в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям особенной части УК РФ, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела или уголовного преследования в таких случаях не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года № 19 “О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности”). Однако, по словам Алексея Шамова, несмотря на это разъяснение, на практике по делам о преступлениях, связанных с незаконным приобретением боеприпасов, изготовлением взрывчатых веществ и взрывных устройств, возникают соответствующие вопросы. В связи с этим судьи ВС РФ указали, что добровольная сдача огнестрельного оружия и других предметов (ст. 222-223.1 УК РФ) не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела или уголовного преследования не влечет реабилитацию лица, совершившего преступление (подп. “в” п. 17 Постановления № 15).

В Постановлении № 15 также затрагиваются вопросы о малозначительности деяний, выраженные в приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении патронов к огнестрельному оружию, которые относятся в предмету преступления по ст. 222 УК РФ.

Так, суды должны исходить из степени общественной опасности содеянного при решении вопроса о незаконности действий, образующих состав указанного преступления (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Им рекомендовано учитывать такие обстоятельства, как количественные характеристики – хранение нескольких патронов и качественные показатели предмета, мотив и цель, которыми руководствовалось лицо, поведение, предшествующее совершению деяния или в период совершения деяния (п. 18 Постановления).

Кроме того, изъятые и приобщенные к уголовному делу, в том числе конфискованные, гражданское и служебное оружие, а также патроны к нему подлежат передаче в территориальные органы Росгвардии или в органы внутренних дел (п. 19 Постановления).

Источник: https://www.garant.ru/article/1279576/

Контроль за оружием и оружейное лобби в США

Ответственность за попытку покупки пистолета через интернет

Массовые расстрелы 2000-х и 2010-х годов потрясли всю страну и сильно качнули маятник общественного мнения в сторону ужесточения контроля над торговлей и владением огнестрельным оружием в США. После стрельбы в школе города Паркленд, жертвами которой стали 17 человек, уровень поддержки ужесточения оборота оружия достиг рекордной отметки — около 67%.

 Однако силы, выступающие за изменение действующего законодательства, раз за разом терпят неудачу из-за мощного и хорошо организованного сопротивления оружейного лобби и его союзников в Конгрессе.

ТАСС объясняет, почему, несмотря на трагедии в “Сэнди-Хук”, Орландо и Лас-Вегасе, американские законодатели не могут принять даже самые элементарные меры по ограничению ношения оружия.

Несокрушимая поправка

Право граждан на хранение и ношение огнестрельного оружия гарантирует Вторая поправка к конституции США. Она была принята в 1789 году и вступила в силу в 1791-м (входит в Билль о правах).

Полностью она звучит так: “Для безопасности свободного государства необходима хорошо устроенная милиция (в значении “ополчение” — прим. ТАСС), право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться”.

Данная поправка позволяет реализовать право народа на вооруженное восстание, закрепленное в тексте Декларации независимости.

“Милиция”, о которой говорится в тексте поправки, — это не что иное, как местные силы правопорядка, на которые опирались штаты (в современном виде это, по сути, Национальная гвардия).

Когда конституция США еще только разрабатывалась, некоторые регионы испытывали беспокойство, что федеральное правительство будет иметь слишком большую власть над местным ополчением.

В то время милиция занималась не только поддержанием правопорядка и обороной, но и, к примеру, контролем за рабами — в тех штатах, где рабство было разрешено.

С момента принятия поправки суды вынесли несколько ограничивающих толкований, в том числе для понятий “милиция”, “право народа”, “хранить и носить оружие” и так далее. При этом возникли баталии между двумя “лагерями” толкователей Второй поправки:

“Коллективного” подхода, подразумевающего право хранить и носить оружие лишь в “хорошо организованном ополчении”;

“Индивидуального” подхода, экстраполирующего конституционное право хранить и носить оружие в частном порядке на любого гражданина США.

Победителями вышли сторонники второй парадигмы, что было окончательно закреплено в соответствующем решении Конституционного суда США в 2008 году. На сегодняшний день ношение и хранение оружия превратилось в такое же фундаментальное и практически неограниченное право американца, как право на свободу слова, печати и собраний.

Первые ограничения

Так было не всегда: на начальных этапах становления США оборот оружия жестко контролировался, в некоторых штатах производилась “перепись” и регулярная инспекция стволов, а продажа огнестрельного оружия была запрещена для коренных народов и лоялистов — тех, кто поддерживал Великобританию в Войне за независимость. Тем не менее вплоть до середины 1930-х годов федеральное правительство играло крайне малую роль в этих вопросах — ему была отведена функция надзора за местными ополчениями, но не более.

В 1934 году — на фоне роста преступности в США, провозглашения Нового курса Франклина Рузвельта и расширения полномочий федерального правительства — был принят первый закон, ограничивающий оборот оружия. Он запретил продажу пулеметов, глушителей и пистолетов маленьких размеров, которые активно использовались мафией.

Следующая ограничительная мера последовала лишь спустя три десятилетия и стала “ответом” на ряд резонансных убийств, которые произошли в 1960-х (от пуль погибли Джон Кеннеди, его брат Роберт Кеннеди, Мартин Лютер Кинг).

Закон “О контроле над огнестрельным оружием” 1968 года установил минимальный возраст для приобретения оружия (18 лет — для длинноствольного и 21 год — для короткоствольного), обязал регистрировать владельцев оружия, а производителей — получать федеральную лицензию на его производство, импорт и торговлю.

Борьба за умы

Ограничительные меры вызвали сильную обеспокоенность любителей стволов. Их главным рупором стала Национальная стрелковая ассоциация (NRA) — одна из старейших (она была создана в 1871 году) внепартийных и некоммерческих организаций по защите прав владельцев и торговцев оружием. Сегодня она насчитывает почти 5 млн американцев.

Изначально ассоциация объединяла любителей спортивной стрельбы и охоты и политическими делами не занималась. В первой половине XX века NRA организовывала тиры, летние лагеря и предоставляла американским солдатам свои стрельбища для тренировок.

 Более того, организация поддерживала первые ограничительные меры 1934 и 1937 годов (а также частично — 1968 года). Поворотной вехой в истории NRA стала ее ежегодная Конвенция в Цинциннати (штат Огайо) в 1977 году.

На ней бразды правления перешли от умеренных любителей оружия к более радикальной группе консерваторов, чья идеология была крайне проста: нельзя допустить любых попыток внести изменение в оружейное законодательство.

Двумя годами ранее при NRA была создана лоббистская организация — Институт по законотворчеству, который возглавил заядлый стрелок из Техаса по имени Харлон Картер.

При нем ассоциация значительно расширила свое членство, сосредоточилась на политических вопросах и начала формировать коалиции с консервативными деятелями — преимущественно республиканцами.

На выборах 1980 года оружейные лоббисты впервые вышли в политическое поле, поддержав на президентских выборах Рональда Рейгана, который сам был членом NRA.

При помощи таких альянсов в сочетании с лоббистской деятельностью NRA удалось заблокировать почти все попытки ограничить возможности американцев купить оружие.

В середине 1990-х ассоциация добилась того, что правительственному Центру по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) фактически перекрыли финансирование для изучения проблем, связанных с огнестрелом.

Из-за лоббистов NRA Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (ATF) так и не смогло обзавестись электронной базой владельцев оружия — вся информация о них по-прежнему хранится на бумаге.

Но больше всего NRA преуспела в мобилизации сторонников — на сайте ассоциации можно пожаловаться конгрессмену своего штата на ущемление прав, гарантированных Второй поправкой, а также узнать о ближайших датах рассмотрения законов, которые потенциально угрожают свободному ношению и владению оружием. Благодаря деятельности лоббистов культура оружия стала неотъемлемой частью консервативного либерализма в США. И если в 1959 году почти 60% американцев допускали запрет на свободное ношение оружия, то к 1980 году их число сократилось до 38%, а сейчас составляет всего 23%.

“Убивают не ружья, а люди”

Противостояние между сторонниками и противниками оружия вошло в новую фазу с президентством Барака Обамы. Под конец его первого срока произошла трагедия в начальной школе “Сэнди-Хук”, и поэтому свой второй срок он начал с борьбы против оружейного лобби.

В январе 2013 года президент предложил Конгрессу одобрить пакет мер, предусматривающих запрет на продажу многозарядных автоматических винтовок; ограничение объемов магазинов десятью патронами; проверку личности покупателя.

Последний пункт был наиболее популярен среди американцев, но в итоге не была одобрена ни одна из трех инициатив.

Президентский план натолкнулся на ожесточенное сопротивление республиканской оппозиции в Палате представителей. Против этих мер вместе с большинством республиканцев, традиционно получающих финансовую помощь от оружейного лобби, выступили и несколько демократов из американской глубинки, где по-прежнему сильны консервативные настроения.

Их главный аргумент — “убивают не ружья, а люди”, и не существует доказательств того, что ограничительные меры непременно приведут к снижению числа смертей от огнестрела.

Cтатистика говорит об обратном: в тех штатах, где законы более суровые, жертв огнестрельного оружия меньше, и наоборот: чем слабее регулирование, тем больше людей гибнет от пуль.

Однако любые, даже самые незначительные попытки ограничить право на оружие, по мнению консерваторов, выглядят как попрание Второй поправки.

За год до окончания президентства Обама назвал своим главным разочарованием безуспешные попытки внести изменения в части американского законодательства, касающиеся доступа к смертельному оружию.

По его словам, американцы являются одним из передовых народов в мире, который при этом не имеет “законов о безопасности огнестрельного оружия, отвечающих здравому смыслу, несмотря на повторяющиеся массовые убийства”.

Точки соприкосновения

Обещание сохранить Вторую поправку — один из немногих пунктов, по которому совпадали позиции Хиллари Клинтон и Дональда Трампа во время президентской гонки. Клинтон утверждала, что “орудиям войны не место на улицах”.

Не отрицая необходимость сохранения Второй поправки к конституции, она предлагала ужесточить проверку покупателей и ввести уголовную ответственность производителей и продавцов за незаконное приобретение и использование оружия.

По мнению Клинтон, необходимо следить за тем, чтобы оружие не попадало в руки опасных преступников, бытовых насильников и психически нездоровых людей.

В свою очередь Трамп называл Вторую поправку “первой американской свободой” и также выступал за сохранение “этого фундаментального права”. Однако его программа предполагала не ужесточение, а, напротив, либерализацию существующих правил — за это во время гонки его ожидаемо поддержала NRA.

В частности, в случае избрания президентом Трамп обещал отменить “зоны без оружия” — места в США, где запрещено ношение оружия, например в школах и колледжах.

Многие представители Республиканской партии придерживаются мнения, что именно эти места чаще всего становятся объектами атак, так как люди там не могут защитить себя с помощью огнестрельного оружия.

После переезда в Белый дом Трамп так и не добился отмены “зон без оружия”, однако пообещал и дальше бороться с противниками Второй поправки. Кроме того, в феврале 2017-го Трамп подписал закон, отменяющий запрет на продажу оружия людям с психическими расстройствами.

Законодательство о свободном ношении оружия в странах мира: досье

Проблема остается

До тех пор, пока республиканцы контролируют Конгресс, а Дональд Трамп занимает пост президента, ожидать введения каких-либо существенных ограничений на распространение оружия бессмысленно.

В связи с этим сторонники ограничительных мер предполагают, что при нынешней администрации ситуация с гибелью людей от огнестрела будет только ухудшаться.

После стрельбы в Техасе политические оппоненты президента вновь потребовали ужесточить законодательство, но тот лишь отмахнулся: обсуждать это слишком рано, и проблема заключается не в регулировании оборота оружия, а в психическом состоянии самого стрелка.

Тем не менее попытки справиться с распространением смертельного оружия продолжаются. В октябре 2017 года демократы из Сената внесли законопроект, ликвидирующий лазейку в законодательстве, позволяющую с легкостью модифицировать полуавтоматическое оружие, чтобы его скорострельность достигала показателей автоматического оружия.

В феврале 2018 года, после стрельбы во Флориде, уже сам президент поручил минюсту США разработать запрет на устройства, повышающие скорострельность.

 Речь идет о сложном типе приклада с курком, который при определенном положении действует на спусковой механизм полуавтоматического оружия таким образом, что стрелку, чтобы сделать выстрел, не требуется каждый раз нажимать на спусковой крючок. Такое оружие может выпускать до 800 пуль в минуту.

Подобные устройства уже запрещены в штатах Калифорния и Массачусетс. Еще в шести штатах и федеральном округе Колумбия существуют законы, запрещающие продажу так называемых штурмовых винтовок, что можно трактовать как запрет и на такие приспособления. Однозначной ясности в местных законодательствах на этот счет нет.

Национальной базы данных оружия в США по-прежнему не существует, и точное количество оружия на руках населения неизвестно. По оценкам исследовательского центра Small Arms Survey, на 316 млн жителей США приходится почти 280 млн единиц стрелкового оружия.

В год от пуль в США погибают около 30 тыс. человек. Этот показатель включает 11,4 тыс. убийств и 19 тыс. суицидов, а также порядка 600 несчастных случаев.

По данным американской телекомпании NBC, в результате огнестрела в среднем каждый день погибает 86 человек.

Артур Громов

Источник: https://tass.ru/proisshestviya/4714013

Выпуск № 49 Почему не нужно этого делать:

Ответственность за попытку покупки пистолета через интернет

Не будем скрывать, что один из наиболее часто задаваемых нам вопросов относится к покупке травматического оружия без лицензии и доставки его почтой с оплатой наложенным платежом.

Причем подавляющее количество желающих приобрести оружие таким способом интересуются не его возможностью, а наличием у нас такой услуги.

Ответим коротко и ясно: травматическое оружие почтой без лицензии и предоплаты мы не продаем.

Однозначно и без всяких исключений.

Если кому-то не интересно почитать о причинах, можно ограничиться первым абзацем и даже не пробовать спрашивать нас об этом по телефону.

Тем, кто хочет узнать об этом способе продажи, рекомендуем дочитать данный материал до конца.

Не скроем, в российском интернете полно сайтов, предлагающих купить травматическое оружие без лицензии с отправкой его почтой России. Федеральный закон «Об Оружии» допускает приобретение гражданином РФ Огнестрельного Оружия Ограниченного Поражения (ОООП) только при наличии лицензии на его покупку, а продавца обязывает иметь разрешение на торговлю гражданским оружием и патронами к нему.

ОООП законом «Об Оружии» приравнено к огнестрельному оружию, следовательно, за его незаконную продажу, хранение и ношение предусмотрена уголовная ответственность в соответствии со статьей 222 УК РФ.

Пересылка любого гражданского оружия почтой России и транспортными (экспедиционными) компаниями так же находится под запретом. При попытке пересылки гражданского оружия наступает ответственность по статье 20.4 Кодекса об Административных нарушениях (КоАП) РФ. Пересылка оружия возможна лишь посредством ФГУП «Спецсвязь» и никем более.

Более того, силовые ведомства РФ располагают специальными службами, отслеживающими публикации в интернете о продаже оружия онлайн без лицензии. Сама по себе такая продажа попадает под действие 222-ой статьи УК РФ. Как же тогда существуют подобные сайты и как они осуществляют свою деятельность?

Ответ прост: владельцы таких интернет-магазинов не нарушают УК РФ и КоАП РФ, а их деятельность базируется исключительно на незнании потенциальным покупателем ни Федерального закона «Об Оружии», ни познаний об оружии в принципе.

Если внимательно почитать закон «Об Оружии», УК РФ, КоАП РФ и иные законы и подзаконные акты, то ни в одном из них Вы не встретите понятия «травматическое оружие» или «травматика». Это исключительно «народное» не официальное название пистолетов и револьверов, стреляющих резиновыми пулями. «официальное название» этого вида оружия – ОООП (Огнестрельное оружие ограниченного поражения).

Однако ни на одном сайте Вы не увидите предложений купить именно ОООП без лицензии, так как при продаже продавец сразу подпишет себе приговор по статье 222 УК РФ.

Что же продают эти сайты? Чаще всего, они продают конструктивно схожие с оружием изделия (КСОИ). В соответствии с законом «Об Оружии», к КСОИ относятся, например, пневматические пистолеты и револьверы с дульной энергией до 3 Джоулей.

Чаще всего это копирующие известные боевые образцы пневматические пистолеты и револьверы, стреляющие стальными шариками калибра 4,5 мм, источником энергии выстрела выступает 12-ти граммовый баллон СО2.

Выстрел из такой пневматики способен разбить с 3-5 метров стеклянную бутылку или пробить навылет 1-2 банки из-под пива. Попав (особенно в упор) в человека, такой стальной шарик может нанести ему травмы.

Если шарик не попал в глаз, все остальные попадания можно отнести к легким телесным повреждениям. Но факт остается фактом: КСОИ может травмировать человека.

Именно это качество ставится недобросовестными интернет-магазинами во главу угла, приписывая КСОИ возможности, на которые оно в силу дульной энергии до 3 Дж в принципе не способно. Однако некоторый «травматический эффект» от КСОи все же может быть, но его дульная энергия до 3 Дж не может идти ни в какое сравнение с дульной энергией ОООП (до 91 Дж).

Именно ОООП обладает необходимой энергией для травмирования с последующим пресечением противоправных действий. То есть, получается, что интернет-магазины, торгующие КСОИ под видом «травматики», занимаются мошенничеством? Фактически да, но формально – нет.

Так как формально в каждой инструкции к КСОИ есть предупреждении о недопущении стрельбы в людей и животных, так как это может нанести им травму.

Приобретая конструктивно схожий с оружием пневматический пистолет или револьвер, владелец лично начинает нести ответственность за использование изделия, а намек на возможность травмировать из него – лишь упоминание возможностей этой пневматики. Далее, не будучи отнесенным к оружию, КСОИ можно отправлять почтой или транспортными компаниями.

В результате не знающий законов и не владеющий информацией об оружии покупатель искренне считает, что купил именно «травматику», да еще и без лицензии! При этом, наверняка, еще и сэкономил. По факту всё совсем наоборот.

Например, наиболее продаваемым ОООП являются пистолеты МР79-9Т и МР80, созданные на базе знаменитого пистолета Макарова (ПМ). Самым популярным многозарядным пневматическим пистолетом с дульной энергией до 3 Дж является так же клон ПМ – пистолет МР-654К.

В зависимости от удаленности от дилера производителя пистолета и жадности конечного продавца, этот пистолет в стандартном исполнении стоит от 6 до 9 тысяч рублей. Интернет-магазины, продающие МР-654 как способный нанести травмы пистолет, просят за него в среднем 10-13 тысяч рублей.

Арифметика проста: раз потенциальный покупатель не разбирается в предмете покупки, можно продать ему МР-654 дороже, практически по цене ОООП или даже чуть дороже, ведь покупатель «экономит» на лицензии. Разбирающийся в оружии покупатель никогда не приобретет МР-654 за такие деньги, поэтому такие сайты нацелены на неподготовленную аудиторию.

Помимо переплаты, покупатель получает товар, не соответствующий своему назначению. Хорошо, если кто-нибудь когда-нибудь просветит покупателя о совершенной им ошибке.

Гораздо хуже, если владелец такого «недоОООП» будет уповать на оказываемый им травматический эффект и в дальнейшем, когда потребуется от оружия выполнить приписанные недобросовестным продавцом функции, окажется один на один с угрозой собственной жизни и здоровью. Помимо МР-654, «травмирующий эффект» приписывают сигнальному и охолощенному оружию.

https://www.youtube.com/watch?v=emsIoPFGRgA

Это вариант для тех, кто готов заплатить больше. И патроны свето-звукового действия выглядят как настоящие: «травмируют» зрение противника яркой вспышкой и оглушают его же громким звуком выстрела. Ну а эффектно покидающая пистолет стреляная гильза призвана не оставить равнодушными нападающих на владельца этого «супер оружия» недоброжелателей.

Единственный минус выдачи сигнального и охолощенного оружия за ОООП заключается в невозможности его отправки почтой, так как закон «Об Оружии» причисляет эти 2 вида к гражданскому оружию.

Мы уверены, что среди дочитавших этот текст до этого места, останется один вопрос: а вдруг где-то когда-то можно приобрести таким способом самый настоящий ОООП?

Абстрагируясь от уголовной ответственности продавца, ответим, что незаконное владение ОООП и/или патронами к нему не снимает с покупателя оружия уголовной ответственности по статье 222 УК РФ.

Источник: https://www.riogun.ru/blog/poleznoe/vypusk_49_pochemu_ne_nuzhno_etogo_delat_zakazat_travmaticheskoe_oruzhie_pochtoy_bez_predoplaty_i_lits/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий