Может ли суд удовлетворить частный иск потерпевшего с требованием о компенсации морального вреда?

Разрешение гражданского иска при рассмотрении дела в особом порядке

Может ли суд удовлетворить частный иск потерпевшего с требованием о компенсации морального вреда?

Гражданский иск — это требование физического или юридического лица о возмещении имущественного ущерба и морального вреда, причиненных преступлением, к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, заявленное при производстве по уголовному делу.

ИЗ ПРАКТИКИ. При обжаловании приговора Хорошевского районного суда г. Москвы от 11.12.

2015 осужденный сослался на то, что он ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, полностью признал свою вину, раскаялся в содеянном. Кроме того, потерпевший не заявил гражданский иск и просил назначить наказание, не связанное с заключением под стражу. Московский городской суд оставил приговор без изменения (апелляционное постановление от 17.02.

2016 по делу № 10–2178/2016).

ИЗ ПРАКТИКИ. Солнцевский районный суд г. Москвы приговором от 23.11.2015 осудил К. по ч. 1 ст. 161 УК РФ. При этом суд признал право на удовлетворение гражданского иска, а вопрос о размере возмещения передал на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В апелляционной жалобе адвокат гражданского истца обратил внимание, что решение суда о передаче вопроса возмещения на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства противоречит материалам дела, ведь в них есть документы о стоимости похищенного имущества. Также в жалобе он указал, что осужденный не раскаялся в содеянном, поскольку заявил, что не выплатит потерпевшей денежные средства.

Судья Московского городского суда оставил жалобу без удовлетворения. В апелляционном постановлении он указал: то, что К. не признал исковые требования, — не препятствие для постановления приговора без судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением. По смыслу п. 22 ст. 5, п.п. 4, 5 ч. 2 ст. 171 и ч. 1 ст.

220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного, форму вины, мотивы совершения деяния, его юридическую оценку, а также характер и размер причиненного вреда.

Разрешая гражданский иск, суд обоснованно указал, что наряду с требованием о взыскании с К. материального ущерба и компенсации морального вреда в общей сумме 150 тыс. руб.

потерпевшая не отрицала получение другого телефона взамен похищенного, что подтверждается ее распиской.

Доказательств причинения ей физических или нравственных страданий не представлено (апелляционное постановление от 29.02.2016 по делу № 10–2463/16).

Вопросы разрешения гражданского иска по делам, рассматриваемым в особом порядке, вызывают сложности на практике. Если при рассмотрении уголовного дела в порядке гл.

 40 УПК РФ суд руководствуется правилом, согласно которому признание подсудимым гражданского иска влечет его удовлетворение, то при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве это простое правило не всегда приводит к справедливому судебному решению.

Суду трудно принять решения по гражданскому иску в отношении подсудимого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, в отсутствие вступившего в законную силу приговора суда в отношении других соучастников преступления. Именно поэтому возникают противоречивые решения.

Например, судебная коллегия Московского областного суда отменила приговор Наро-Фоминского городского суда в части, касающейся гражданского иска в отношении подсудимого К., заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.

Коллегия направила исковые требования на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, так как нижестоящий суд, рассматривая основное уголовное дело в отношении соучастников, взыскал ту же сумму в солидарном порядке с этих соучастников.

Поскольку определить степень участия и роль каждого из соучастников преступления до рассмотрения основного уголовного дела не представляется возможным, то суды зачастую не рассматривают гражданские иски по таким делам.

Они указывают, что исковые требования потерпевшего подлежат рассмотрению после принятия окончательного решения по всем уголовным делам с учетом доказанности вины других участников преступления, а также их роли в совершении преступления.

При этом признается право на гражданский иск, а вопрос о размере возмещения передается на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (например, приговор Брянского областного суда от 06.08.2013 по делу № 2–23/13).

Такой подход судов к разрешению гражданского иска по уголовным делам с лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, представляется наиболее верным.

Рассматривая уголовное дело в особом порядке, суд вправе исследовать некоторые доказательства, касающиеся возмещения вреда, причиненного преступлением. Поэтому нельзя согласиться с тем, что суд в особом порядке исследует только документы, характеризующие личность подсудимого. В соответствии с ч. 5 ст.

316 УПК РФ суд в особом порядке вправе исследовать обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего обстоятельства рассматривает добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления.

Однако эти материалы не имеют прямого отношения к заявленному гражданскому иску.

Источник: https://pravo163.ru/razreshenie-grazhdanskogo-iska-pri-rassmotrenii-dela-v-osobom-poryadke/

Гражданский иск в уголовном процессе

Может ли суд удовлетворить частный иск потерпевшего с требованием о компенсации морального вреда?

Преступление как общественно опасное деяние посягает на охраняемые законом права и свободы лиц, защита которых в ряде случаев осуществляется
в рамках гражданского законодательства Российской Федерации.

Предъявление гражданского иска в уголовном процессе является способом защиты нарушенного права.

В соответствии со статьей 44 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. В этом случае гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы, может быть предъявлен их законными представителями или прокурором.

В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение.

Основанием для предъявления соответствующего иска является причинение вреда потерпевшему преступлением и такой вред в соответствии с пунктом
1 статьи 1064 ГК РФ подлежит возмещению в полном объеме.

При этом под вредом (убытками) в гражданском законодательстве понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Моральным вредом следует считать физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом
с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Положениями статьи 250 УПК РФ определен порядок участия гражданского истца и ответчика в уголовном процессе. Лицо, которое предъявило иск, обязано явиться в судебное заседание для того, чтобы донести до суда свою позицию.

В случае его неявки суд вправе оставить иск без рассмотрения, что не препятствует повторному предъявлению требований в рамках гражданского судопроизводства.

В то же время суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: 1) об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; 2) гражданский иск поддерживает прокурор; 3) подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском (ч. 2 ст. 250 УПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 309 УПК РФ в резолютивной части приговора должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иску.

При необходимости произвести дополнительные расчеты, связанныес гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (часть 2 статьи

309 УПК РФ).

Гражданский иск, вытекающий из уголовного дела, если он не был предъявлен или не был разрешен при производстве уголовного дела, предъявляется для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства
по общим правилам подсудности, т.е. по месту жительства или месту нахождения ответчика.

Возможность предъявления гражданского иска в уголовном процессе позволяет комплексно и с наименьшими временными и материальными затратами защитить права потерпевшего и способствует достижению цели восстановления социальной справедливости.

Источник: https://mosoblproc.ru/explain/grazhdanskiy-isk-v-ugolovnom-protsesse/

Что нужно знать о компенсации морального вреда потерпевшему

Может ли суд удовлетворить частный иск потерпевшего с требованием о компенсации морального вреда?

Из практики. Б. был осужден по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ за изнасилование К., не достигшей 14-летнего возраста. Суд взыскал с Б. в пользу ее матери Н. компенсацию морального вреда в размере 300 тыс. руб., из них в пользу потерпевшей К. — 270 тыс. руб., и в пользу Н. — 30 тыс. руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что решение суда в части взыскания компенсации морального вреда в размере 30 тыс. руб. в пользу Н. было ошибочным, так как Н. не была признана потерпевшей или гражданским истцом, участвовала в деле в качестве законного представителя, выступала в интересах К.

и поддерживала заявленный в ее интересах гражданский иск о компенсации морального вреда (определение от 03.11.2011 № 74-О11-31).

Из практики. П. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 226, ст. 324 УК РФ. Суд взыскал с П. компенсацию морального вреда в пользу потерпевшей Р. В апелляционной жалобе П.

настаивал на незаконности взыскания с него компенсации морального вреда, так как материалы уголовного дела не содержат каких-либо доказательств физических и нравственных страданий Р. Суд апелляционной инстанции не согласился с доводами П.

, указав, что суд обоснованно удовлетворил гражданский иск потерпевшей, поскольку преступлением нарушено ее конституционное право на неприкосновенность жилища. При этом судом в соответствии со ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ в полной мере учтены все обстоятельства дела, характер причиненных Р.

нравственных страданий, степень вины П., а также требования разумности и справедливости (апелляционное определение Курганского областного суда от 21.08.2014 по делу № 22–1784/2014).

Презумпция причинения страданий не действует, если иск о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего предъявлен его близкими родственниками

Из практики. П. был осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Суд постановил взыскать с П. в счет компенсации морального вреда 200 тыс. руб. Прокурор и потерпевший не согласились с размером компенсации и обжаловали приговор.

Суд кассационной инстанции отменил приговор в части гражданского иска, указав, что при рассмотрении вопроса о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в том числе членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Разрешая вопрос о гражданском иске, суд первой инстанции не мотивировал свои выводы и не учел обстоятельства, влияющие на размер компенсации морального вреда в связи со смертью родственника, поскольку наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации (кассационное определение Саратовского областного суда от 05.03.2013 по делу № 22–904/2013).

Из практики. А. был осужден по п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. В пользу потерпевшей К. в счет компенсации морального вреда суд взыскал 500 тыс. руб. Сторона обвинения обжаловала приговор, требуя увеличить размер компенсации, поскольку она несоизмерима с понесенными К.

физическими и нравственными страданиями, потерявшей единственного ребенка, лишившейся поддержки и опоры в дальнейшей жизни. Апелляция согласилась с приведенными доводами и указала, что суд первой инстанции не в полной мере учел фактические обстоятельства дела, тяжесть нравственных страданий, причиненных К.

в результате преступления, связанных с невосполнимой утратой — гибелью малолетнего сына. При таких обстоятельствах взысканная судом сумма является чрезмерно заниженной и несправедливой по отношению к потерпевшей. Принимая во внимание возраст А.

, состояние его здоровья, материальное положение его семьи, а также требования разумности и справедливости, суд апелляционной инстанции увеличил размер компенсации до 1,5 млн руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 12.03.2015 по делу № 22–604/2015).

Из практики. Ч. был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Суд взыскал с него 15 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда в пользу Ф. В апелляционной жалобе Ч. просил снизить размер компенсации.

Суд апелляционной инстанции в удовлетворении жалобы отказал, мотивировав свое решение тем, что при определении размера компенсации мировой судья учел степень физических и нравственных страданий потерпевшего, который испытал сильную физическую боль от повреждений, дискомфорт, а также нравственные страдания, поскольку из-за имевшихся у него на лице следов побоев в течение длительного времени он был вынужден находиться дома, так как ему было стыдно появляться на людях (постановление Заводоуковского районного суда Тюменской области от 01.11.2011 по делу № 10–14/2011).

Из практики. Ф. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. В счет компенсации морального вреда с него было взыскано 500 тыс. руб. в пользу потерпевшего. Потерпевший обжаловал приговор, полагая, что суд занизил размер компенсации.

В течение 3 месяцев в больнице он был привязан к специальной постели-сетке и не мог себя обслуживать, перенес 12 сложных операций под наркозом в ожоговом отделении, он испытывает тяжелые страдания, связанные с ожоговой болезнью, полным обезображиванием лица, отсутствием уха и верхней губы, неработоспособности суставов пальцев левой руки (он — левша).

Потерпевший указывал на то, что в 25 лет он признан инвалидом, не может свободно двигаться, жить жизнью обычного человека, был вынужден расстаться с девушкой, его не узнают знакомые, реакция посторонних людей его шокирует, из-за чего поход в поликлинику, магазин, парикмахерскую и другие места для него является пыткой. Требовал увеличить размер компенсации до 1 млн руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими доводами, указав, что, безусловно, с учетом полученных травм, проведенного ранее и продолжающегося в настоящее время лечения, наличия у потерпевшего, являющегося молодым человеком, инвалидности, заявленные им требования в размере 1 млн руб. являются разумными и справедливыми.

Приговор суда первой инстанции не соответствует тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего и степени его страданий. Размер компенсации увеличен до 1 млн руб. (апелляционное постановление Ивановского областного суда от 05.05.2015 по делу N 22–0749/2015).

Из практики. Ш. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. В счет компенсации морального вреда с него в пользу потерпевшего Ф. взыскано 250 тыс. руб. В апелляционной жалобе Ф. требовал увеличить размер компенсации, ссылаясь на то, что суд не учел перенесенные им физические и нравственные страдания.

Он указал, что в результате ДТП ему была ампутирована правая нога на уровне бедра, раздроблен таз, сломаны пальцы на обеих руках, он не сможет работать по специальности (слесарь-автомеханик), ему больно сидеть, после ДТП на протяжении 3 месяцев находился на стационарном лечении, из них 2 недели — в реанимации, в течение месяца его нижняя челюсть была зафиксирована, из-за чего он мог принимать только жидкую пищу через трубку, не мог разговаривать. Ф. также указал, что он не женат, не имеет детей и не знает, сможет ли когда-нибудь устроить свою личную жизнь с учетом своего физического состояния. Требовал взыскать с Ш. 10 млн руб. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами Ф. о том, что суд не учел степень его физических и нравственных страданий. В связи с этим размер компенсации был увеличен до 600 тыс. руб. (апелляционное постановление Смоленского областного суда от 06.06.2016 по делу № 22–1051/2016).

Из практики. С. был осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ за то, что во время охоты в лесном массиве в нарушение Правил охоты произвел выстрел из карабина по неясно видимой цели, приняв потерпевшего за кабана, в результате чего потерпевший скончался.

Как следовало из материалов дела, с учетом обстановки потерпевший не должен был находиться в данное время впереди С. Потерпевший А. просил взыскать с С. в счет компенсации морального вреда 10 млн руб. Аналогичную сумму просил взыскать потерпевший Б. в свою пользу и в пользу малолетнего сына В.

Суд указал, что с учетом принципов разумности и справедливости и того, что сам погибший, будучи участником охоты, проявил грубую неосторожность, также нарушив Правила охоты, размер компенсации морального вреда подлежит уменьшению до 300 тыс. руб. в пользу А., 300 тыс. руб. в пользу Б., а также 250 тыс. руб. в пользу малолетнего потерпевшего В.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения (апелляционное постановление Пермского краевого суда от 12.05.2016 по делу № 22–2696/2016).

По уголовным делам об умышленных преступлениях суды практически не ссылаются на грубую неосторожность потерпевшего как на основание для снижения размера компенсации морального вреда

Из практики. Ф. был осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ за убийство А. в состоянии аффекта. Когда Ф. вернулся с работы, он обнаружил дома А., который сидел с его дочерью С. и смотрел телевизор. На вопрос Ф. о том, что А. делает у него дома, потерпевший ответил, что С. на самом деле является его дочерью, и он ждет жену Ф.

, чтобы поехать с ней на дачу. Потерпевший также сказал, что он находится в интимных отношениях с женой Ф. и будет это продолжать. В ответ на это Ф. убил его кухонным ножом. При рассмотрении дела в суде потерпевшая, которая была женой убитого, требовала взыскать 2 млн руб. в счет компенсации морального вреда.

Суд учел нравственные страдания потерпевшей в связи со смертью супруга, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, степень вины подсудимого, его имущественное положение, а также противоправное (аморальное) поведение умершего А. и снизил размер компенсации до 100 тыс. руб.

(приговор Кизнерского районного суда Удмуртской Республики от 25.03.2014 по делу № 1–2/2014).

Если подсудимый трудоспособен, отсутствие у него работы или денежных средств на момент рассмотрения уголовного дела судом не расценивается как основание для снижения размера компенсации

Из практики. Т. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. С него взыскано 500 тыс. руб. компенсации морального вреда. Суд апелляционной инстанции снизил размер компенсации до 350 тыс. руб. со ссылкой на п. 3 ст.

1083 ГК РФ, а также требования разумности и справедливости, указав, что суд первой инстанции формально сослался на учет материального положения подсудимого, но фактически его не учел. Т. работает продавцом, размер его оклада составляет 5 тыс. руб.

, он имеет 5 детей (из них 4 — малолетние), жена Т. находится в отпуске по уходу за ребенком, семья испытывает материальные трудности и имеет обязательства по кредиту на цели личного потребления.

При этом сведений о благосостоянии подсудимого суду не было представлено (апелляционное определение ВС Удмуртской Республики от 16.07.2013 по делу № 22–1711/2013).

Запомним

  • Суд не вправе по собственной инициативе взыскивать компенсацию морального вреда в пользу потерпевшего, если он этого не требует
  • Суд отклонит просьбу защиты уменьшить размер компенсации морального вреда с учетом имущественного положения подсудимого, если речь идет об умышленном преступлении
  • Если суд не уменьшил сумму компенсации морального вреда на размер денежных средств, уже добровольно переданных подсудимым в счет компенсации морального вреда, это основание для изменения приговора

Источник: https://ugolovnoedelo.com/chto-nuzhno-znat-o-kompensatsii-moralnogo-vreda-poterpevshemu/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий