Может ли оперативный работник УФСИН вызывать гражданских лиц для отбора объяснений?

Вас вызвали в отдел полиции. Что делать?

Может ли оперативный работник УФСИН вызывать гражданских лиц для отбора объяснений?

В течение всего поста ключевыми будут два совета: “не ходить” и ” если пошли, то возьмите с собой адвоката”.

Морально готов к тому, что в х будет критика и фразы типа: “еще один адвокатишка решил придать большей значимости представителям своей профессии, чем она того заслуживает”. Ну что ж, мнение имеет право на существование, даже если оно неправильное.

Случаев когда человек приходит в отдел полиции в статусе свидетеля, а выходит подозреваемым с постановление об избрании меры пресечения очень много. Не меньше, когда уходит по вызову и его потом неделю родственники с адвокатами ищут. Про случаи противоправных действий в отношении граждан со стороны сотрудников полиции – просто просмотрите в интернете новости за последние сутки.

Следование первому совету (не ходить) от всего этого может уберечь. Есть ли ответственность за это – будет ниже.

Второму (явится с адвокатом) – может существенно сократить время нахождения в отделе полиции, возможно избавит от противоправных действий.

Теперь возвращаемся к теме.

Что такое вызов в полицию? Для того чтобы ответить на этот вопрос знакомимся с нормативной базой в части вызовов для производства следственных действий и проч: ФЗ О Полиции, КоАП России, УПК России.

Обобщаем и излагаем кратко: Полицейские имеют право вызывать граждан для получения объяснений и дачи показаний при проведении проверки сообщения о преступлении, производстве по делу об административном правонарушении, расследовании уголовного дела.

Значит ли это что надо бежать сломя голову по первому телефонному звонку участкового/опер уполномоченного, дознавателя/следователя, инспектора ПДН? Конечно же нет.

Классический вызов на допрос – это вручение вам под роспись или направление заказным письмом с уведомлением о вручении повестки. В повестке должно быть указано: кто (например следователь Иванов, СО ОМВД по городу N …

ску), кого (например вас, Петрова Петра Петровича), куда (в СО, расположенный по адресу: город N…ск, улица Феликса Дзержинского, дом 1, кабинет 13) когда ( дата и время) и в качестве кого (свидетель по делу об административном правонарушении, подозреваемый по уголовному делу, и т.д.) вызывает.

Должны быть ФИО, должность и подпись лица выдавшего повестку. Обычно еще указывают телефон для связи.

Если одного из этих реквизитов нет, то получив повестку можете тут же выкинуть её в мусорное ведро и никуда не ходить. Подвергнуть принудительному приводу с такой повесткой вас не могут. вернее могут. Но это незаконно

Принудительный привод так же незаконен, если повестку прислали письмом без уведомления, передали через родственников или соседей.

Часто полицейские используют следующий лайфхак: вручают вам повестку, в которой указано время явки таким образом, что, например, время вручения 10.00, а явится необходимо в этот же день в 10.30.

Как с этим бороться?

Уведомить вызывающего вас о невозможности явки в указанное время в связи с тем, что вам необходимо встретиться с адвокатом, и требовать вызова на другие время-дата. И, разумеется, никуда не ходить

Обязательно передайте информацию кто, куда и в связи с чем вас вызывают людям, которым не безразлична ваша судьба. В случае чего вас будет проще искать.

Еще пару слов почему обязательна повестка. Во-первых, чтобы не было прогулов на работе.

Во-вторых, бывали случаи когда человека вызывали по телефону чуть ли не каждый день, но при этом следственные действия не проводились (следователь занят, у нас труп, возможно криминальный).

Когда гражданину надоело что его постоянно дергают, а ничего не происходит, он написал жалобу. Итог рассмотрения закономерен “он сам приходил, для чего не знаем, мы его не вызывали”.

Если вы все-таки решили посетить отдел полиции, то вам следует найти себе адвоката. Это не очень дорого, но может очень помочь.

Например, в ходе бесед о том что вам следует написать явку с повинной о совершении преступления, так как у полицейских очень много изобличающих вас доказательств, кто-то, играющий за вашу команду, должен сказать: “Пф, чё за бред? У них ничего на вас нет, встаем и уходим”. Взгляд специалиста поможет отсеять всю эту словесную шелуху, которую вывалят на вас для ускорения принятия нужного полицейским решения.

Ок, вы нашли себе адвоката…

Порядок действий: соглашение об оказании юридической помощи, гонорар в кассу адвокатского образования, консультация, если знаете по какому вопросу вас вызывают, то можно изложить ваши показания на бумаге (предпочитаю чтобы получение объяснений/допрос происходил в таком порядке: опрашиваемый/допрашиваемый зачитывает показания по бумаге, от дачи ответов на остальные вопросы отказывается, пользуясь статьей 51 Конституции России), обговариваете два условных знака “Встаем и уходим” и “Вы стали говорить не в ту сторону, можете наговорить себе на статью”, а также порядок действий, если прибыв на допрос с адвокатом вас пытаются развести по разным кабинетам (об этом ниже).

Про условные знаки.

“Встаем и уходим”. Иногда с первых минут становится ясно, что никаких следственных/процессуальных действий проводится не будет, разговоры бессмысленны и пустая трата времени.

Иногда стоит послушать (обе стороны получают то что им нужно: полицейские пытаются склонить вызванного к принятию нужного им решения, вызванный – получает информацию о том насколько серьезная ситуация), но в ходе беседы могут начаться угрозы и прочие непотребства. Тогда единственный правильный вариант развития событий это встать и уйти.

“Вы слишком много говорите”. Адвокат во время следственных и процессуальных действий может давать клиенту краткие консультации. Не всегда излишняя подробность и открытость полезна в ходе допроса или дачи объяснений, иногда вовремя заткнуться = избежать статьи.

Про лишение вас возможности общаться с адвокатом.

Несколько раз было, когда гордый оперуполномоченный, не менее гордо, заявлял о том, что сейчас будет проводиться не получение объяснений в порядке проверки сообщения о преступлении (статья 144 УПК России, прописано право пользоваться помощью адвоката), а будет проводится оперативно-розыскное мероприятие Опрос, а в соответствии с Законом об ОРД участие адвоката не предусмотрено.

Единственно правильный выход из этой ситуации в таком случае, напомнить доблестному полицейскому о том, что гласные оперативно-розыскные мероприятия проводятся только с согласия граждан (спасибо обучению в милицейском вузе, ссылка на закон), заявить что участвовать в проведении ОРМ никто не желает и удалиться с гордо поднятой головой.

Теперь кратко о продолжении. Пришли, узнали по какому поводу вызваны. Можете попросить время для общения с адвокатом. Приступили к даче пояснений или следственному действию. Требуем разъяснения прав, если дознаватель/следователь не справляются, то просите им помочь адвоката.

Даете пояснения/показания и, по возможности, избегаете выражений, позволяющих более одного толкования. В идеале – читаете по бумажке. По окончанию – внимательно знакомимся с текстом протокола и проверяем правильно ли показания внесены в протокол.

Не слушаем как показания прочтет сотрудник полиции, не просим все проверить адвоката, а читаем сами (сидеть в тюрьме в случае чего вам).

Если что-то внесено неверно, не стесняемся исправлять или требовать внесения изменений. Как правило по окончанию следственных (или иных) действий можно сделать заявления (меня били, я неуиновный) и принести замечания на правильность составления документа. И то и другое вносится в протокол и заверяется вашей подписью.

Еще главное – это не бздеть до начала, во время и по окончанию действий, для которых вас вызвали. А то бывает, что покажут рандомную статью в уголовном кодексе, глаз зацепится за наказание в виде 20 лет лишения свободы или ПЖ, и все – человек ничего не видит, никого, включая адвоката, не слышит, подписывает все не глядя.

Когда запугивают закрыть, или признательные показания и подписка о невыезде, важно помнить: закроют (а в последствии арестуют) или нет – это еще вопрос, а вот признательные показания могут обернуться реальным сроком, даже если в ходе следствия и суда был на подписке. Досадно, знакомясь с материалами уголовного дела по окончании расследования, понимать, что без признательных показаний остальных доказательств недостаточно для направления уголовного дела в суд.

Для допросов продолжительность без перерыва ограничена 4 часами. Если устали раньше, то можете попросить перерыв, если не дают отдохнуть, то можете отказаться от дачи показаний. Тяжело допрашивать человека, который не отвечает на вопросы.

После этого все. Пришли в полицию с адвокатом, и уйти должны с адвокатом (хотя бывают варианты). Дальше следите за развитием событий.

На сегодня советы закончились. Критика приветствуется. Постоянно скатывался на примеры из уголовного преследования. Каюсь, виновен

Опять ссылка на чатик в Телеграмме (оказалось, что по местным правилам это не запрещено, но для чего он мне и тем кто в нем участвует я так, до конца и не понял).

Всем удачи, добра и пусть вас минует полицейский произвол

Случайное фото повестки из интернета, внимательный читатель заметит, что не указано в качестве кого вызывается человек. Я бы по такой повестке никуда не пошел….

Источник: https://pikabu.ru/story/vas_vyizvali_v_otdel_politsii_chto_delat_iz_tsikla_likbez_6788267

С генералов фсин снимают погоны

Может ли оперативный работник УФСИН вызывать гражданских лиц для отбора объяснений?

11.09.2019 20:22:00

Часть руководящих постов в тюремном ведомстве президент отдал гражданским

Директор ФСИН Геннадий Корниенко предпочитает ходить на службу в цивильном костюме. Фото с сайта www.fsin.su

Как рассказали «НГ» в правозащитном сообществе, гражданские лица теперь смогут занимать различные руководящие посты в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН).

Речь идет о директоре ведомства, части его заместителей, начальниках ряда управлений и др. Указ был подписан президентом Владимиром Путиным в начале этой недели.

Правозащитники надеются, что в результате этого революционного шага в систему придут такие люди, которые все-таки сделают ее более открытой и прозрачной для общества.

9 сентября был принят указ о внесении изменений в перечень должностей «высшего начальствующего состава в органах и учреждениях УИС и соответствующих этим должностям специальных званий и в структуру центрального аппарата ФСИН». 

И теперь посты директора ФСИН, его замов, а также начальников некоторых управлений, в том числе по воспитательной работе, медико-санитарному обеспечению, по исполнению приговоров, «могут замещаться федеральными государственными гражданскими служащими». Но должность первого замдиректора ФСИН, курирующего управление собственной безопасности и главное оперативное управление, по-прежнему остается генеральской.

По словам основателя соцсети Gulagu.net Владимира Осечкина, это решение можно считать историческим. «Ранее нормативно-правовая база фактически запрещала назначать гражданских служащих на пост директора ФСИН России.

В эпоху президентства Дмитрия Медведева дважды предпринимались попытки изменить это, но генералитет и силовое лобби отстаивали свое эксклюзивное право на руководство тюремной системой.

Сейчас же ситуация кардинально изменилась, целый ряд ключевых постов во ФСИН теперь стали доступны для гражданских», – пояснил Осечкин.

Он не исключил, что на принятие такого решения могло повлиять вроде бы начавшееся улучшение отношений России с Западом. «Тема широкого распространения пыток в российских тюрьмах и колониях, порочной практики «пресс-хат» и бесчеловечного обращения вышла на международный уровень.

Недаром накануне под санкции США попали несколько правоохранителей из-за жалоб заключенных на пытки», – сказал «НГ» Осечкин. Принятие такого указа именно сейчас, по его мнению, свидетельствует о подготовке серьезных кадровых и структурных реформ уголовно-исполнительной системы.

При этом Осечкин указал и на некоторые нюансы: «Должность директора ФСИН России теперь гражданская. С одной стороны – это хорошо. В теории ее сможет занять и правозащитник – например, Андрей Бабушкин. Но с другой стороны, такой человек может оказаться и в роли свадебного генерала, потому что его первый зам и все оперативники де-факто не будут его подчиненными».

Кстати, есть и чисто бюрократическое объяснение внезапных перемен в устройстве тюремного ведомства. Дескать, этот указ принят в интересах нынешнего директора ФСИН Геннадия Корниенко, обратил внимание «НГ» бывший сотрудник центрального аппарата ФСИН полковник Спартак Круглов.

«В краткосрочной перспективе это изменение позволит еще на некоторое время оставить нынешнего директора на посту.

В конце сентября генерал-полковнику Корниенко исполнится 65 лет, это предельный возраст прохождения службы для генералов, но подписанный указ формально позволит министру юстиции Александру Коновалову продлить контракт с Корниенко еще на один год».

При этом сам же Круглов не исключил более глобальных последствий: «За последние годы тема соблюдения прав человека в СИЗО и колониях стала одной из наиболее резонансных и имеющих прямое отношение к политике.

После громких скандалов в СМИ с пытками в самом дорогом и современном СИЗО УФСИН Санкт-Петербурга, родного для президента России города, принятие такого решения главой государства означает, что готовятся серьезные кадровые изменения – и в центральный аппарат ФСИН вскоре придет новая команда».

«Для гуманизации и реформирования ФСИН важно, чтобы в систему пришли люди без тюремного мышления и гулаговских стереотипов.

Надеюсь, что существенное расширение перечня должностей, доступных для гражданских служащих, позволит преодолеть кадровый голод и окажет благоприятное воздействие на уровень соблюдения прав человека в застенках», – заявила «НГ» член Общественного совета при ГУФСИН России по Ростовской области Елена Елисеева.

Однако сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев сомневается в эффективности нововведений, называя их «полумерами»: «На фоне жесткой критики ФСИН это попытка придать системе прозрачности. Или ее видимости, чтобы успокоить общественность. На самом деле вопрос не в том, гражданский это или военный чиновник, проблема в структуре подчинения.

К примеру, мы неоднократно общались с гражданскими врачами, которые лечат заключенных, – и они вынуждены подчиняться и исполнять требования системы». Борщев подчеркнул, что на протяжении последних лет система становилась все более закрытой, а попытки ее гуманизации были провалены.

В частности, пытки в тюрьмах, возмутившие всю общественность, расследовались поверхностно, виновные так и не понесли должного наказания.

При этом, напомнил Борщев, возможность назначения еще не гарантирует, что это произойдет на практике.

Например, из-за финансовой составляющей: «У военных есть надбавки и льготы, поэтому для них служба выглядит привлекательной. А у гражданских этого всего нет.

Понятно, что с директором ведомства и его замом проблем не будет, а вот что касается должностей ниже рангом, то вопросы оплаты станут проблемой». 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-09-11/1_7673_general.html

Фсин россии как система нарушений прав человека

Может ли оперативный работник УФСИН вызывать гражданских лиц для отбора объяснений?

08-09-2008

Данное обозрение не претендует на всеохватность, абсолютную достоверность и глубокий анализ ситуации. В нем делается попытка обозначить наиболее серьезные и системные нарушения в системе ФСИН России.

Проблемы уголовно-исполнительного законодательства

Со времени введения в 2002 году нового Уголовно-исполнительного Кодекса РФ вопрос переполнения камер заключенными, особенно в следственных изоляторах (СИЗО), постепенно, очень медленно, но решается, в то время как для женщин эти условия продолжают быть невыносимыми.

Во всяком случае, в правозащитные организации уменьшился поток жалоб заключенных на то, что катастрофически не хватает спальных мест, и людям приходится спать по очереди в три смены.

Так же становятся менее острой проблемы ограничения в принятии продуктовых передач заключенным от родственников, хотя жалобы на плохое качество питания и сейчас являются предметом негуманного обращения с людьми, находящимися под стражей.

Уголовно-исполнительное законодательство испытало значительную степень либерализации, хотя оно настолько не детализировано, что существует много неясностей в пользовании заключенными своими правами. Уголовно-Исполнительный Кодекс РФ, зачастую, очень неконкретен, местами даже противоречив.

Что, в свою очередь, дает возможность издавать подзаконные акты, прямо противоречащие федеральному законодательству. Например, Правилами внутреннего распорядка ИУ запрещается передача осужденным сахара в посылках и передачах. Это положение не вполне соответствует смыслу и букве ст.

8 УИК РФ, гласящей, что «…уголовно-исполнительное законодательство должно основываться на принципах гуманизма, демократизма, законности, равенстве всех перед законом…». Да и сами оперативные сотрудники на местах признают абсурдность этого параграфа.

Этими же правилами определяется такой порядок просмотра телепередач (телевизор разрешается смотреть ТОЛЬКО в местах коллективного пользования), который делает, фактически, мертворожденной статью УИК, разрешающую осужденным и группам осужденных получать от родственников или приобретать на собственные средства телевизионные и радиоприемники.

Кстати, этот пункт нарушает уже и конституционное право российских граждан на свободный поиск и получение информации. Утяжелить или ухудшить срок наказания и режим отбывания наказания любого гражданина может только суд своим последующим решением. Это также записано в Конституции РФ.

Но УИК позволяет осужденных, жалующихся на действия/бездействия должностных лиц местной администрации колонии в вышестоящие органы государственной власти, подвергать регулярному водворению в штрафной изолятор (ШИЗО), сроки содержания в котором до 15 суток определяются не судом – а исключительно администрацией колонии, без предварительного расследования самого факта нарушения режима, без приглашения адвоката или доверенного лица в качестве защитника, без ознакомления обвиняемого с документами подтверждающими позицию администрации, без участия свидетелей, без личного участия обвиняемого в судебном разбирательстве, и без права на самозащиту при вынесении постановления о заключении в ШИЗО. Очень часто, особенно в так называемых красных зонах, основанием для водворения в ШИЗО является рапорт членов самодеятельных организаций. То есть, таких же, как и обвиняемые в нарушении режима, осужденных. Понятно, что в таких случаях тем более нельзя быть уверенным в добросовестности и квалифицированности «свидетелей».

Условия содержания под стражей

Для более детального понимания ситуации поясню порядок перемещения гражданина Российской федерации, взятого под арест, конечно же, вам известный.

Он содержит следующие этапы:
– Подозреваемых в нарушении административного законодательства или в совершении уголовного преступления, доставляют в отделение милиции, где в течение 3 часов выясняют личность гражданина, сверяют его документы, выясняют, где он зарегистрирован по месту жительства, его место работы, ведут расследования его причастности к нарушению закона.

Содержатся они, как правило, в специальных боксах, в просторечии именуемые аквариум.
– Для дальнейшего расследования и предъявления обвинения арестованного перемещают в так называемый ИВС – изолятор временного содержания. Как правило, ИВС имеется в каждом районном отделении милиции. Нередко он располагается в подвальном помещении по подобию тюрьмы.

В ИВС содержатся граждане, признанные судом в совершении административных нарушений и отбывают срок до 15 суток, здесь находятся подсудимые, которых привезли из СИЗО в районный суд на судебные действия. Здесь же, в закрытых камерах, содержатся граждане, по 3-5 человек в каждой, которым предъявлено обвинение в совершении преступления.

С подследственными работают сотрудники милиции, оперуполномоченные: ведут допросы на предмет признания арестованным в совершении им того или иного преступления. Для того чтобы арестованный признал свою вину и дал нужные для следствия показания, он может содержаться в ИВС до 10 суток и подвергаться допросам.

Помещения ИВС находятся в ведении МВД и именно здесь, в стадии предварительного следствия, сотрудники милиции и оперуполномоченные широко и повсеместно практикуют изощренные способы и методы пыток. В г. Новопавловске ставропольского края схватили Владимира Чумакова, избивали в ИВС, пытали, заставили признаться в убийстве старой женщины и третий год судят невиновного.

– Из ИВС арестованного перевозят в СИЗО – следственный изолятор. СИЗО – это тюрьма, куда свозят подследственных заключенных из всех ИВСов области, края или республики. СИЗО с недавнего времени, как колонии и тюрьмы в управление ФСИН.

Тем не менее СИЗО не освободились от влияния сотрудников МВД и вместо оперативников теперь в них безнаказанно издеваются над заключенными бойцы отрядов специального назначения. Следует также отметить одно из многих противоречий существующих в уголовном законодательстве.

Поступающие в «аквариумы» и изоляторы временного содержания граждане фактически лишены законных прав подозреваемых и обвиняемых – при том, что многие из них являются всего лишь задержанными. Они, как правило, не получают трехразовое горячее питание, лишены постельных принадлежностей, помывки в бане, получения информации (отсутствуют радиоточки, не выдаются газеты).

Камеры ИВС не оборудованы также санитарными узлами. Освещение в них целенаправленно делают явно недостаточным. При поступлении в колонию осужденному разрешается то, что было запрещено в СИЗО или ИВС – ношение часов, шнурков, просмотр телепередач и т. д. Создается ситуация при которой чем ближе человек к реальному лишению свободы, тем больше у него появляется прав.

– Исправительные колонии подразделяются на воспитательные колонии для несовершеннолетних, лечебно-исправительных учреждений, лечебно-профилактические учреждения (психиатрические, туберкулезные), колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, строгого режима и особого режима.

В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, преступления небольшой и средней тяжести. В общем режиме содержатся осужденные мужчины за менее тяжкие преступления и не относящиеся к рецидивистам. На общем режиме содержатся так же осужденные женщины.

В колониях строгого режима отбывают наказание мужчины, впервые осужденные за совершение особо тяжких преступлений, а так же при наличии рецидива. В колониях особого режима отбывают наказания мужчины при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы.

В тюрьмах отбывают наказание осужденные на срок свыше 5 лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные, переведенные из колоний за совершение злостных нарушений установленного порядка.
После вынесения приговора осужденный остается в СИЗО до вступления приговора в силу.

Есть случаи, когда кассационная инстанция неоднократно отменяла приговор и назначала повторные судебные рассмотрения. При этом нередко вопрос об изменении меры пресечения или рассматривается формально, явно не преследует цель рассмотреть правомерность дальнейшего нахождения в камере того, кто стал жертвой судебной ошибки. Либо он не рассматривается вообще.

Осужденным на небольшой срок предоставляется возможность отбывать наказание в СИЗО, работать в прачечной, на кухне, в медчасти, в бане и т.п. Режим содержания – общий: день на рабочем месте во внутреннем помещении тюрьмы, ночь – в камере. Надо отметить, что отбор в «хозобслугу» чаще всего производится очень поверхностно. Что является одной из причин коррупции в тюрьмах.

Такая же ситуация и в колониях. В большинстве, после утверждения приговора, осужденные перевозятся в исправительные учреждения, режим которых установлен в приговоре судом: общий, строгий, особый, лечебно-профилактический… Многие из осужденных вынуждены ждать этапирования чуть ли не годами. Повсеместно также нарушаются ч. ч. 1 и 2 ст.

73 УИК РФ, требующие отбытия наказания в том же или близлежащем, регионе, где жил или был приговорен осужденный. Наиболее характерный пример – этапирование в Красноярский край осужденного москвича Ходорковского Михаила Борисовича. Можно конечно предположить, что после многочисленных просьб об оставлении Ходорковского в Московской или близлежащих областях ФСИН РФ не смог найти ни в Орловской, ни Липецкой, Владимирской или Ярославской, Пензенской или Псковской, Новгородской или Самарской и других областях Центрального, Северо-Западного и Южного округов НИ ОДНОГО СВОБОДНОГО МЕСТА. И оно нашлось лишь в Краснокаменске – городе почти приграничном с Китаем, в колонию, куда можно добраться с большим трудом. Но поверить в такое не сможет самый отшибленный идеалист. Теперь нашим властям придется объяснять свои резоны не только защите Ходорковского, но федеральному Уполномоченному по правам человека РФ В.П.Лукину и даже Сенату США, обратившему на это внимание в специальной резолюции.

Преднамеренное негуманное обращение

Источник: http://zagr.org/189.html

Жилищный вопрос
Добавить комментарий