Может ли данный гражданин работать педагогом в ОУ?

Работа школьным учителем в Германии

Может ли данный гражданин работать педагогом в ОУ?

Как подтвердить диплом школьного преподавателя в Германии и что из себя представляет процесс получения немецкого диплома педагога.

Школьный учитель в Германии – уважаемая и высокооплачиваемая профессия. В зависимости от опыта и уровня преподавания, немецкий педагог в школе может зарабатывать от 40000€ в год в начале карьеры до 66000€ на её пике.

Студенты часто выбирают эту специальность, потому что, по их мнению, это одна из самых надёжных профессий.

Стоит получить место в государственном образовательном учреждении – и жизнь входит в успешную колею до самой пенсии! Статус неувольняемого, низкие налоги, дешёвая частная медицинская страховка – это лишь немногое из того, что делает профессию преподавателя столь привлекательной.

Образовательная программа

В Германии программа обучения учителей отдана на откуп землям. Говорить о каком-то едином немецком процессе, конечно, можно, но только в общих чертах.

Детали и тонкости имеет смысл обсуждать лишь в контексте конкретной земельной образовательной программы. То же самое касается процесса признания иностранных дипломов.

В разных землях этим занимаются разные учреждения и требования к дипломам тоже разнятся.

Я выделил только самую общую информацию, по которой можно будет составить примерное представление о профессии школьного преподавателя в Германии, а также о том, как получить подтверждение диплома, выданного за границей. Детально нужно будет разбираться с вопросом по месту проживания.

В Германии сейчас практически все гуманитарные ВУЗы перешли на болонскую систему. Поэтому в дальнейшем я буду говорить об этапах обучения в контексте этой образовательной концепции.

Как и в России, в Германии преподавание разделено на три уровня, которые условно можно назвать начальным, средним и высшим. Каждый уровень требует от педагога соответствующей подготовки.

Primarstufe позволяет преподавать в Grundschule, то есть, первые 4 класса немецкой школы. Обучение такого преподавателя включает в себя как минимум 7 семестров с особым упором на педагогические и дидактические дисциплины.

Содержательно курс должен включать в себя не менее 210-ти пунктов по европейской системе подсчёта знаний полученных студентом (European Credit Transfer System – ECTS). Уже с первого курса многие ВУЗы обязывают проходить практику в школах. Специализация учителя должна включать в себя два предмета или больше.

Возможности выбора пары предметов, которые будет преподавать педагог, зависят от конкретного места обучения. Во всех землях можно делать следующий выбор: математика и немецкий; рисование, музыка и физкультура; Sachunterricht. Последний предмет – это что-то вроде природоведения, социологии, географии, истории и даже немножко физики вместе взятых.

В разных землях содержание этого предмета может довольно сильно отличаться. Но смысл состоит в том, чтобы в рамках этого курса давать школьникам общее представление об окружающем мире. Остальные предметы, например, иностранные языки, остаются на усмотрение земель.

По окончании обучения, необходимо сдать письменную работу, которая должна доказать способность к самостоятельной профессиональной деятельности. По итогам работы выдаётся свидетельство о получении высшего образование или зачёт первого госэкзамена.

Sekundarstufe I позволяет вести уроки во всех школах и гимназиях до 9 или 10 классов. Минимальное количество семестров и пунктов ECTS также составляет 7 и 210.

Программа обучения в основном такая же, как и для преподавателей начальной школы, но упор делается на два основных предмета, количество часов по которым по отношению к общеобразовательным занятиям должно составлять 2:1.

Существует возможность получить Sekundarstufe I и Primarstufe одновременно.

Преподаватели Sekundarstufe II могут учить детей в последних классах школы (10-13-ые, в зависимости от земли и конкретной школы число классов может отличаться), а также в профессиональных училищах и вечерних гимназиях для взрослых.

Для получения этого уровня необходимо закончить бакалавриат и магистратуру. В сумме стандартное обучение должно занимать 9-10 семестров и 270-300 пунктов ECTS, плюс государственный экзамен или магистерская работа.

Два предмета, которые будут преподаваться учителем, должны быть изучены как минимум на 90 ECTS баллов.

Berufliche Bildung – профессиональный учитель. Преподаёт предметы, которые связаны с будущей профессиональной деятельностью обучающихся, к примеру, учит будущих поваров готовить еду и тому подобное. Может быть учителем по образованию, может быть просто опытным профессионалом. Оставим подробное описание данной профессии за рамками этой статьи.

Sonderpädagogik – учитель, который после окончания образования, получает дополнительные навыки для работы с инвалидами или душевнобольными детьми.

Иностранцам прежде всего интересно знать, признают ли немцы диплом педагога из другой страны. Однозначно ответить на этот вопрос довольно проблематично.

Ведь раз получение педагогического диплома регулируется на уровне земель, то и его признание тоже в масштабах страны не рассматривается. А в каждой немецкой земле свои правила признания иностранных дипломов школьного учителя.

В некоторых землях вообще нельзя преподавать, не имея диплома Германии или другой страны ЕС.

Ожидается, что учитель должен говорить на очень хорошем немецком, независимо от предмета, который он может преподавать. Поэтому для того, чтобы вообще пытаться найти работу в школе в Германии, придётся обзавестись сертификатом знания немецкого на уровне С1.

Как видно из описания, школьный учитель в Германии обязан уметь преподавать минимум 2 предмета. Поэтому, если в дипломе указан только один предмет, то придётся доучиваться на второй.

Преподаватель начальных классов должен иметь одним из предметов немецкий.

Но так как за границей немецкий учат, как иностранный, то его в Германии не признают, так что для мигрантов-учителей путь в Grundschule обычно закрыт.

Наиболее лояльно относятся к иностранным преподавателям математики и физики, потому что Германия испытывает недостаток таких учителей в школах.

При достаточном уровне немецкого, могут допустить приём на работу даже без второго предмета, но не на место учителя, а в качестве практиканта или ассистента.

Никто не запрещает при этом параллельно работе подготовиться к экзамену на второй предмет и получить полноценное подтверждение соответствия своего образования немецкому педагогическому.

Вообще, без подтверждённого диплома иностранец может работать либо в частных школах, либо в государственных, но только в качестве помощника-репетитора. В частные школы попасть сложно, так как там требования к уровню преподавания обычно повыше. В обоих случаях преподавателю без диплома, сравнимого с немецким, предложат срочный контракт, что сильно усложнит процедуру продления визы.

Процесс подтверждения дипломов, полученных за границей ЕС, примерно такой. Сначала каждый предмет в программе будет сравнён с соответствующим ему немецким. Смотрят не только на содержание, но и на количество часов. Если в этом отношении всё в порядке, то обычно остаётся сдать только государственный экзамен. С таким подтверждением уже можно пытаться устроиться работать в школе практикантом.

Когда содержание программы обучения не соответствует немецкому, диплом не подтверждают. Подтвердить диплом “по частям”, не получится, это запрещено. Исключение делают только, если программа в целом подобна немецкой, но в дипломе преподавателя указан только один предмет. В этом случае придётся пройти дополнительное обучение и сдать экзамен.

Чтобы отправить диплом на проверку, надо сначала определиться с землёй. Затем, при помощи базы anabin или через другой государственный сайт, найти организацию, ответственную за признание диплома учителя в данном регионе. Им надо предъявить как минимум паспорт, диплом, подтверждение опыта и свидетельства повышения квалификации. Также могут потребовать прочие дополнительные бумаги.

23-12-2013, Степан Бабкин

Источник: https://www.tupa-germania.ru/rabota/uchitel-v-germanii.html

Вычитать и делить: почему учителя годами не видят премий

Может ли данный гражданин работать педагогом в ОУ?

Система стимулирующих выплат вызывает больше всего вопросов у работников образования.

Несмотря на большую дополнительную работу, награды и достижения, учителя не видят премий месяцами и годами — в одних случаях они остаются в кармане директоров, в других — оседают у чиновников, в-третьих — расходуются на иные нужды, например, оплату долгов и штрафов. «Известия» поговорили с педагогами, которые столкнулись с несправедливостью в распределении этих выплат. Все герои материала попросили не раскрывать их настоящих имен.

«На наши премии купили новую аппаратуру для школы»

Зарплата учителя, как любого бюджетника, состоит из трех частей: оклада, компенсационных и стимулирующих выплат. Оклад зависит от квалификации, стажа и количества рабочих часов в неделю.

Компенсации начисляются исходя из условий труда — их могут дать, например, жителям Крайнего Севера или сельской местности.

Стимулирующими выплатами вознаграждают за особые заслуги и достижения — и это самый уязвимый элемент системы.

Премии должны составлять не более 30% школьного фонда оплаты труда, остальное — базовая зарплата. Школа вправе сама решать, за что поощрять педагога и в каком объеме. Победы учеников на олимпиадах, проведение конкурсов, участие в семинарах и вебинарах, организация экскурсий, новые методики обучения — за всё это учитель может получить стимулирующую выплату. Критерии иногда различаются.

В одной школе наградят за успехи детей, в другой — за благоустройство пришкольной территории, в третьей — за привлечение родителей к внеклассной работе и так далее. Для удобства принимают балльную систему: достижение — балл.

Как правило, создается комиссия из учителей и администрации школы, которая делит баллы и выплаты, но директор законно может распределить премиальный фонд по своему усмотрению.

Сельский учитель Анна Семенова (имя изменено) из Свердловской области отмечает, что в их школе стимулирующие выплаты рассчитываются коллегиально, но последнее слово — за руководителем. «Комиссия каждый месяц распределяет премии, заполняет бланк, отдает директору.

Она потом смотрит и исправляет, как считает нужным. Причем из этого же фонда платит штрафы, долги. Когда мы задаем ей вопросы, начинает оправдываться: мол, пожалейте меня, как я должна рассчитываться по долгам? Недавно нам открыто сказали, что на наши премии купили новую аппаратуру для школы.

У нас никто ничего не спрашивал», — поделилась педагог.

Воспитательница детского сада в Челябинской области Ксения Ларина (имя изменено) оказалась с коллегами в таком же положении: «Пришла новая заведующая и вроде создала комиссию, которая должна принимать решения по стимулирующим, но после подсчета она могла запросто всё перечеркнуть и сделать по-своему».

Субъективность — одна из самых распространенных проблем, с которыми приходится сталкиваться учителям при получении премий. Целый месяц ездил по мероприятиям, устраивал конкурсы, получал награды, но повздорил с директором или завучем — выплат не видать. В итоге их могут получать только педагоги, состоящие в дружеских отношениях с руководством.

О такой ситуации рассказывает Анастасия Громова (имя изменено) из города Пушкино Московской области. «У нас был критерий для стимулирующих — умение работать в команде.

Мы с коллегами обсуждали, что под этим подразумевается? Пришли к выводу, что те, кто безоговорочно соглашается с директором, умеют работать в команде, те, кто хоть с чем-то не согласен, — нет. Соответственно ноль баллов.

У «приближенных» приличные суммы премий, но они по первому зову выполняют любую просьбу директора. Сейчас в коллективе такая обстановка, что мы не можем друг другу доверять, рот лишний раз не открой», — поясняет педагог.

С ней соглашается коллега из Орловской области Александра Петрова (имя изменено). «По поводу премий директор опирается на мнение завуча, а завуч всем мстит. Много лет назад школой руководила ее мать, которую сняли с должности (подворовывала), в том числе благодаря совместным заявлениям учителей. И вот дочь решила со всеми расквитаться.

Когда в бухгалтерию приходят деньги, она заводит буквоедство: надо сдать какие-то отчетности, что-то заполнить, проверяются виртуальные школы и так далее. Не зашел в учительскую, не услышал, до какого числа нужно сдать документ, — наказан и остаешься без выплат. Неважно, заслужил или не заслужил.

В итоге каждый месяц премии получают одни и те же люди, которых никогда ни за что не наказывают», — отмечает она.

Педагоги подчеркивают, что продолжают заниматься дополнительной работой с детьми, как и раньше, но никаких поощрений за это уже не ждут. В некоторых школах стимулирующие фонды сократили настолько, что выплаты, если они есть, совсем крошечные.

Как рассказывает свердловчанка Анна Семенова (имя изменено), четыре года назад сумма премиального фонда в их школе составляла 70 тыс., сейчас — 10. Остальная часть тратится на что-то другое, а сотрудники получают копейки. «По выходным учителя часто куда-нибудь ездят с детьми выступать.

Ставят баллы и за участие в конкурсах и соревнованиях, и за призовые места. Но получается, что я трачу целый день, а мне потом дают за это 100 рублей», — жалуется она.

«С нас взяли согласие отдать премии на процветание города»

Фонд оплаты труда составляется из средств, выделенных школе из местного бюджета на текущий финансовый год. На его размер влияет количество учеников и квалификация учителей.

К примеру, чем больше в школе работает педагогов первой и высшей категорий, имеющих звания и государственные награды, тем больше денег получит школа.

Доплачивают также за сложность образовательной программы или обучение детей с отклонениями в развитии.

И снова слабым звеном в этой цепочке оказывается фонд стимулирующих выплат.

Анастасия Громова (имя изменено) из Пушкино призналась, что несколько лет назад ее и коллег заставили подписать документ, в котором они соглашаются передать деньги из премиального фонда на нужды городской администрации.

«Подписали такую бумагу, что мы из собственного кармана даем городу деньги на процветание, дороги, благоустройство и прочее. Нам прямо указали, что, мол, нужно помочь. Естественно, добровольно-принудительно», — отмечает она.

Другой бывший учитель и замдиректора школы из Пушкино подтверждает слова Громовой. «Пару раз давали такие бумаги, — рассказывает Николай (имя изменено). — Один раз я подписал, второй не стал. Никакого результата от города я не видел. Зачем тогда я буду отдавать что-то свое? Говорили о поддержке, помощи, мол, мы все радеем за наше общее дело, вы должны, вы обязаны и так далее».

В администрации Пушкино «Известиям» заявили, что «информации, подтверждающей эти факты, не имеют».

«В действительности стимулирующие выплаты распределяются внутри образовательного учреждения на основании локальных актов.

У них у каждого юридическое лицо, и директор это делает в соответствии с нормативными документами», — подчеркнула начальник управления образования администрации Пушкинского муниципального района Елена Пронина.

В некоторых случаях, по словам педагогов, премии исчезают без предупреждения и неизвестно куда. Ксения Ларина (имя изменено) из Челябинской области отмечает, что с февраля этого года им почти совсем перестали выплачивать стимулирующие.

За счет этого зарплата сократилась с 30–32 тыс. рублей до 15–18. Никто ничего толком не объяснил. «Сказали, мол, власти сократили премиальный фонд — из него забрали 700 тыс. неизвестно куда.

Оклад у нас небольшой — 8300, и основная часть зарплаты складывалась из премий», — сказала воспитательница.

Она добавила, что педагогам в их детском саду приходится постоянно перерабатывать — в основном заменять кого-то, кто в отпуске, на больничном или на обучении. В месяц набегает около 60 сверхурочных часов, которые не оплачиваются.

«Написали коллективное обращение в районное управление образования. Сначала нам ответили с наездом, мол, кто вы такие, чтобы жаловаться. Потом отнеслись с пониманием, сказали, да, за вашу ставку, часы и переработки вы должны получать не меньше 27 тыс.

Этими словами всё и ограничилось», — сокрушается Ларина.

Евгения Васильева (имя изменено) из Удмуртии признается, что ни она, ни коллеги уже год не видят стимулирующих выплат. «До этого платили. Да, конечно, сумма была не особенно большая, иногда получали совсем мало, но все-таки что-то. В этом году сказали, что денег нет. По словам директора, «перевыполнена «дорожная карта». Что это на самом деле значит — непонятно», — говорит учитель.

«Здесь должен быть четкий контроль»

Министерству просвещения о проблеме распределения стимулирующих выплат известно. В прошлом году глава ведомства Ольга Васильева подчеркивала, что «с этим идет очень большая работа». «Распределение поощрительной надбавки должно быть очень прозрачным и справедливым», — говорила она.

На запрос «Известий» в Минпросвещения ответили, что «в случае возникновения вопросов по распределению стимулирующих выплат учитель вправе обратиться в профсоюзные организации, являющиеся стороной коллективного договора, а также компетентные органы для получения соответствующих разъяснений».

Юрист Евгений Корчаго, глава коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры», а также член Совета при председателе Совфеда по взаимодействию с институтами гражданского общества подчеркнул, что педагоги могут пожаловаться не только в профсоюзы, но и в прокуратуру, инспекцию по труду, суд и Следственный комитет.

«И компенсационные, и стимулирующие выплаты должны быть прописаны в положении об оплате труда или положении о дополнительных выплатах. Это локальные нормативные акты и принимаются в каждой школе отдельно.

Работодатель не имеет право по своему усмотрению не производить выплаты, если в соответствии с положениями они должны производиться. Не должно быть: я не захотел и не выплатил.

Или я не захотел и пустил их на что-то другое», — сказал Корчаго.

По его словам, если руководитель считает, что работник не заслужил стимулирующие, то должен подготовить соответствующий приказ, а перед этим необходима служебная проверка.

«Если даже какая-то сумма после распределения осталась, то директор докладывает об этом учредителю, после чего принимается решение, нужно ли ему в следующем году финансирование на эту статью. Но в любом случае нецелевое использование этих выплат он должен согласовать с учредителем. Здесь должен быть четкий контроль», — заявил юрист.

Что касается сомнительной «бумаги о согласии», о которой говорили учителя из Пушкино, адвокат оценивает подобный документ как незаконный. «Отказ от права в нашем законодательстве недействителен.

Если у человека есть право на получение выплаты, он должен ее получить. Уже после этого может оформить пожертвование или что-то еще. Самое главное — выяснить, было ли такое решение учителей добровольным.

Если обнаружится принуждение, то администрация школы должна быть обязательно привлечена к ответственности», — заключил Корчаго.

Жаловаться открыто учителя боятся. Лишь единицы обращались в прокуратуру и подавали в суды — но это гарантированно значило лишиться работы.

В небольших городах и сельской местности мало возможностей, к примеру, устроиться в другую школу или детский сад, поэтому приходится держаться за то, что есть.

Пока никаких новых законодательных актов на этот счет не появлялось. Как еще можно отвоевать заслуженные деньги, педагоги по-прежнему не знают.

Источник: https://iz.ru/890302/aigul-khabibullina/vychitat-i-delit-pochemu-uchitelia-godami-ne-vidiat-premii

Очевидное-невероятное: «отменив» педобразование, Минпрос объявил чрезвычайное положение

Может ли данный гражданин работать педагогом в ОУ?

Несколько дней назад произошло событие, которое осталось незамеченным для большинства: Минпрос дал разъяснение, что учителям не обязательно иметь педагогическое образование. Т.е. теперь будут брать на работу учителем с любыми дипломами, лишь бы они были – техническими, экономическими, менеджерскими. Но связанными с преподаваемым предметом. О чем говорит то, что произошло?

Ну, во-первых, долгие годы условие педагогического образования для учителя было решающим условием приема на работу, а при аккредитации учебного заведения – наличие педагогического образования у учителей. Также это важное требование ФГОС: в условиях, обеспечивающих качество обучения, указывалось наличие педагогического образования у учителя. 

Множество людей, которые хотели стать учителями, но не имели диплома, были вынуждены затрачивать огромные средства и время на обучение в педвузах (на заочном, например, отделении). Посылали в вузы своих работников и школы, если хотели пройти аккредитацию без замечаний по кадрам, что учителя не имеют высшего педагогического образования. И вот теперь это требование отменено…

Так что как минимум это воспринимается как вопиющая несправедливость. А как максимум – как утверждение о ненужности педагогического образования… А на самом деле, это – объявление в образовании чрезвычайного положения, или белый флаг полной и безоговорочной капитуляции, пробитие дна. 

Что могло породить эту ситуацию? Только то, что в разных регионах выявилась недостача педагогов, имеющих педагогическое образование. Попросту, там некому вести уроки, они пропадают, в аттестатах детям ставят прочерк.

Собственно, так и было еще со времен СССР в части сельских школ. И как-то с этим мирились. Но теперь, благодаря собственному законодательству, любая районная прокуратура может опротестовать выдачу аттестатов как незаконную. Потому что, святая-святых, образовательная программа не выполнена полностью. По часам по предметам. 

Особая проблема была в мелких сельских школах, обеспечивающих стабильность сел. А теперь эти мелкие школы ликвидированы (десятки тысяч!), и села стали хиреть, а их жители уезжать в города, чтобы дать детям образование. А педагогов не хватает уже в достаточно крупных школах в городах.

Касается это в первую очередь, Сибири и Дальнего Востока, и, как ни странно, Москвы и Петербурга. Педагоги из пригородов предпочитают работать в крупных городах.

А в самих Москве и Петербурге действует практика «черных меток», при которой нелояльные к директорам-самодурам педагоги, имеющие собственное мнение, выдавливаются из профессии, создавая дефицит педагогов в школах уже в столицах. На смену им приезжают другие, из регионов, и там тоже возникает дефицит педагогов.

Еще в ноябре 2017 года я написал заметку на Педсовете, в которой прогнозировал, что через пару лет педагогов станет остро не хватать, и взять их будет неоткуда. 

Тогда же О. Васильева  заявляла, что с педагогами все в порядке, их дефицита нет. Дефицит был, но снижается.

Через год, в июле и декабре 2018 года, она констатировала, что дефицит педагогов по стране все же есть, и в сельских школах он значительный, однако в целом он не превышает 1% общего числа учителей и ситуация постоянно улучшается. При этом в педвузы идет все более подготовленная молодежь, и скоро дефицит учителей, мол, исчезнет.

Надо сказать, что в вопросах дефицита учителей на Васильеву постоянно давит ОНФ – Народный фронт, но она упорно отмахивается от этих предупреждений.

И вот теперь, буквально, «КАРАУЛ!», идите в школу все, кто может. О.Васильева констатировала, что дефицит к 2029 году будет уже огромным, 188 тысяч учителей. И теперь снимаются ограничения по педагогическому образованию. То есть они в-тихую были сняты еще в 2016 году, а теперь ненужность педагогического образования широко пиарится в прессе и в Интернете.

Происходящее ставит все в образовании России с ног на голову и будет иметь крайне негативные последствия.

Сейчас несколько десятков тысяч студентов педагогических вузов по России решают, пойдут ли они на летнюю сессию. Дело в том, что по традиции до половины контингента студентов педагогических вузов – это заочники, которые уже работают учителем или педагогом дополнительного образования где-либо.

Теперь им продолжать обучение в педвузе не имеет смысла. То есть контингент педагогических вузов вот-вот обвалится практически наполовину. Это значит, что нагрузку в педвузах придется сильно сокращать, а также сокращать преподавателей, закрывать факультеты, и даже вузы в целом.

Раз педагогическое образование не нужно – значит не нужно.

Уже сейчас в крупнейших педагогических вузах страны закрываются факультеты. Например, в Тульском педагогическом университете им.Л.Толстого в прошлом году закрыли факультет начального образования. Все, приехали! Кто с дипломом высшего технического, экономического и какого-нибудь еще образования сможет работать с детьми в начальной школе? И сразу по всем предметам?

Конечно, сейчас вот объявили программу «Земский учитель», чтобы как-то залатать прорехи в учительских кадрах в небольших городах. Но откуда возьмутся эти учителя? Из людей, имеющих непрофильное образование? Не думаю, что такие люди надолго задержатся в школах и обеспечат высокое качество обучения. Но других учителей нет, ведь педагогические вузы перестают их готовить.

Понимаю, что можно спорить о качестве учителей и педагогического образования. Совершенно очевидно, что качество знаний учителей и качество подготовки в педвузах неуклонно снижается в последние годы. Не случайно тот же Минпрос и лично С.

Кравцов постоянно продавливает мероприятия по контролю качества подготовки учителей. Чем способствует выдавливанию из школ хорошо подготовленных учителей старших поколений. Плохо подготовленная молодежь же ничего не боится.

Как только подворачивается место работы в офисе, молодые выпускники педвузов без особых размышлений оставляют школу.

Но при всех недостатках педагогического образования, оно давало то, что не дает никакое другое образование в России:

1)      Это хорошие коммуникационные навыки, умение говорить с группой, с классом детей. Нигде, ни в каких других специальностях и направлениях у студентов не развиваются коммуникационные навыки, и они просто не смогут вести уроки, выступать перед классом и родителями.

Ну, за исключением единиц, получающих такую практику в командах КВН и т.п. Именно из-за своих коммуникационных навыков студенты педвузов котируются наравне с выпускниками университетов при приеме на работу в качестве менеджеров или даже выше.

Они могут говорить с клиентами и другими сотрудниками, чему не обучены выпускники классических и технических университетов.

2)      Педагогическая ориентация личности, которая формируется в результате многолетних раздумий о работе учителем, непрерывных практик в школе, которые начинаются еще на 1-м курсе и идут все годы обучения.
Поэтому даже не очень хорошо подготовленный выпускник педагогического вуза как учитель лучше, чем наугад, случайно взятый выпускник университета.

И вот, вместо того, чтобы задуматься, о том, почему стало так плохо с учителями и контингентом педагогических вузов, Минпрос решает проблему по-большевистски: профессионально подготовленных учителей упразднить и взять на их место всех желающих, любителей. Выиграет ли от этого школа? Повысится ли качество образования? Как это отразится на детях?

Уверен, что во всех случаях ответ один – ПЛОХО! Наша школа в очередной раз пробивает дно.

Конечно, есть среди недавно испеченных инженеров, физиков, математиков, филологов, экономистов (которые сами по себе тоже никому не нужны) и такие, кто постепенно станет хорошим учителем. Но таких – немного! Буквально единицы.

Для основной же массы переход в школу станет временной мерой, чтобы «перекантоваться» на время, пока не найдена работа получше.

У большинства этих людей нет личностной ориентации на педагогическую деятельность, на взаимодействие с ребенком, иначе бы они пошли в педвузы. 

Следующими вехами в кадрах будут: врачи без медицинского образования, судьи и прокуроры без юридического, военные без военного…

Переворачивает принятая мера и аккредитационные параметры школ и сам ФГОС.

Федеральный стандарт имел, если кто-то заметил, еще и ту особенность, что формулировал в комплексе требования, обеспечивающие КАЧЕСТВО обучения. То есть триаду: требования к материальному обеспечению учебного процесса, к кадровому.

Ну и требования к результатам подготовки учащихся. Отметьте – к результатам обучения, а не к самим учащимся. То есть учащиеся практически не причем, это школа обязана по стандарту обеспечить учащимся ВОЗМОЖНОСТЬ получения им каких-то знаний.

Но мы это не потянули.

И вот теперь Минпрос делает сразу две интересные вещи: 

1)      Отменяет кадровые требования к обеспечению учебного процесса. Как бы говорит: иди в школу, кто хочет, и учи – как получится. Потому что везде, во всех документах о должностных обязанностях учителя написано: методику учитель выбирает сам. Это его полное право. Материальные требования никогда толком не выполнялись.

2)      Но СОДЕРЖАНИЕ обучения, чему именно учить, мы учителю детально пропишем. В новой версии стандартов. И ни шага влево, ни шага вправо. За это – … А что за это? Непонятно. И проконтролировать это невозможно.

Новоявленные учителя «с улицы», не получившие курса методики по своим предметам, что-то, конечно, буду говорить из того, что написано в учебниках (единственных!), но обучением это не будет.

Вот вам и «единое образовательное пространство»! О каком-либо качество можно забыть.

Пора, пора отменять все эти ФГОСы, которые уже не выполняют своих функций, называть вещи своими именами – у нас теперь единая государственная учебная программа по всем предметам. От чего ушли, к тому и приплыли.

И возвращаемся мы в 1980-е годы. Годы застоя и упадка. Все, что было, было зря. День сурка в масштабах огромной страны и за 30 лет.  А знаете, что последует за этим?

Подписаться на канал автора, Александра Могилева

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/ocevidnoe-neveroatnoe-otmeniv-pedobrazovanie-minpros-obavil-crezvycajnoe-polozenie

Сексуальная ориентация учителя. Повод для увольнения?

Может ли данный гражданин работать педагогом в ОУ?

Проблемаесть, но все делают вид, что ее нет

Парумесяцев назад ко мне подошел знакомый педагог. Оказалось, в школе узнали осексуальной ориентации коллеги. У некоторых родителей возник вопрос -переводить ли детей в другой класс или нет. Причина сомнений -гомосексуальность учителя.

Однаждыдовелось услышать следующее: «Понимаете, мы даже говорить сейчас не можем осексуальной ориентации! Профстандарт не дает нам такой возможности. Проблемаесть, но все делают вид, что ее нет».

О том, что такое частная жизнь и как быть, если она вызывает интерес усторонних людей, «Учительской газете» рассказала  юрист Анна Плюснина. Наша беседа с Аннойкасается в основном проблемы границ частной жизни и дискриминации по признакусексуальной ориентации.

  Выбор редакцииобусловлен тем, что говорить о  проблемев правовом аспекте  пока не принято всообществе учителей, родителей и учеников.

–  Анна, как понятие личной жизниопределено в Конституции, есть ли оно там или в других документах, законах,правовых актах РФ?

-В законе отсутствует понятие «личная жизнь», а есть понятия «частная жизнь» и«публичная жизнь». В статье 23 Конституции РФ государство гарантирует  право на неприкосновенность частной жизни,личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Поясните, что такое право на частную жизнь?

-Оно выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферахсемейной жизни, родственных и дружественных связей, интимных и других личныхотношений, привязанностей, симпатий и антипатий.

Образ мыслей, политическое исоциальное мировоззрение, увлечения и творчество также относятся к проявлениямчастной жизни. Частная жизнь граждан, личная и семейная тайна, честь и доброеимя находятся под защитой и охраной закона.

Эти положения российскогозаконодательства находятся в полном соответствии с Европейской конвенцией озащите прав человека и основных свобод (статья 8), которой провозглашаетсяправо каждого на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенностьжилища и тайну переписки.

Недопустимо вмешательство органов исполнительнойвласти в пользование этим правом, за исключением случаев, предусмотренныхзаконом.

– Получается, что частная жизнь граждан России охраняется законом?

-С 1 октября 2013 года вступила в силу статья 152.2 ГК РФ «Охрана частнойжизни гражданина». Новая редакция статьи установила, что сбор, хранение,распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина безего согласия не допускаются, если иное не предусмотрено законом.

Правило,аналогичное закрепленному статьей 152.2 ГК РФ, введено в российскую практикувпервые, однако в законодательстве западных стран (Германия, Франция, Швейцария- список можно продолжить) оно существует достаточно долго.

– В чем же заключается содержание понятия «частная жизнь»?

– Гражданский кодекс РФ расшифровывает, что к информации о частной жизниотносятся, в частности, сведения о происхождении гражданина, о месте егопребывания или жительства, о личной и семейной жизни, но оставляет этотперечень открытым. Более подробно термин «частная жизнь» раскрылКонституционный суд РФ в одном из своих определений, указав, что право нанеприкосновенность частной жизни означает возможность контролировать информациюо самом себе и препятствовать разглашению сведений личного, интимногохарактера. В понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельностичеловека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежитконтролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправныйхарактер.

-Кто определяет границы частной жизни гражданина? – Конституционный суд РФ в данном случае подчеркивает, что лишь само лицовправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частнойжизни, должны оставаться в тайне.

Иззапрета на сбор, хранение, распространение и использование любой информации очастной жизни гражданина есть и некоторые исключения. Так, эти действия небудут являться запрещенными, если они осуществлялись в государственных,общественных или иных публичных интересах (пункт 2 статьи 152.

2 ГК РФ). Инымисловами, нововведение не отразится на деятельности государственных имуниципальных органов и учреждений, которым необходимо обрабатывать информациюо гражданах в силу специфики своей работы. Правда, это не освобождает их отобязанности соблюдать законодательство о персональных данных.

-Что можно сказать об общественных и публичных интересах?

– Скорее всего эти критерии предстоит выработать судам.

В наибольшей степениэто затронет деятельность СМИ, освещающих тем или иным образом поведениечиновников и просто известных людей, а также события их жизни.

Именно печатными интернет-изданиям, телеканалам и радиостанциям предстоит доказывать, чтоконкретные фотографии или записи были сделаны не просто для удовлетворениялюбопытства аудитории СМИ, а в интересах всего общества.

Крометого, не попадают под запрет действия с информацией в том случае, если ранееона уже стала общедоступной либо была распространена самим гражданином либо поего воле. Способы защиты установлены в статье 150 ГК РФ, в уголовном,административном кодексе.

– Как же быть педагогу, право которого на неприкосновенность частной жизнибыло нарушено?

– Основное, что должен знать человек в этой ситуации: право нанеприкосновенность частной жизни входит в состав основных прав человека игражданина и закреплено в Конституции РФ 1993 года. С точки зрения законахранение, распространение и использование любой информации о частной жизнигражданина без его согласия не допускаются, если иное не предусмотрено законом.Если кто-то вмешивается в личную жизнь, то всегда есть законные основания иинструменты остановить это вмешательство. Очень часто в последнее времяработодатель, узнавая о гомосексуальной ориентации своего сотрудника,предлагает ему всевозможными способами скрыть данную информацию из всехвозможных форм доступа.

– Знаю, что часто, узнав о гомосексуальности педагога, сотрудникиадминистрации предлагают учителю увольнение по собственному желанию…

– Ни в коем случае не следует соглашаться на это! Во-первых, потому что,возможно, не найдется основания для увольнения учителя. Во-вторых, уволившисьпо собственному желанию, у сотрудника не будет оснований для восстановления наработе через суд по дискриминационному мотиву.

Закон здесь встанет полностью насторону защиты права на частную жизнь вплоть до уголовного наказания! Но опятьже многие соглашаются на шаг с «добровольным» увольнением, в связи с тем чтобоятся «страшных» записей в трудовой книжке. Думаю, в том числе и поэтому известноне так много случаев дискриминационного увольнения учителей по мотиву того, чтоони имеют отношение к ЛГБТ.

На мой взгляд, этих случаев гораздо больше вреальной жизни.

– Вы можете привести примеры?

-Например, Екатерина Богач, учительница испанского из петербургской гимназии№67.

Екатерина участвовала в митингах Альянса гетеросексуалов за равноправиеЛГБТ, за что «борец за мораль» Тимур Исаев пытался через привлечениеобщественности и различных органов «уволить» ее из гимназии.

Кстати, сам Исаев,настоящая фамилия его Булатов, был позже осужден за ряд криминальныхправонарушений и к тому времени 9 лет находился в розыске! Екатеринапо-прежнему работает в школе.

-Как вы оцениваете ситуацию в современной России?

-Во многом она повторяет ситуацию 20-30-летней давности за рубежом, когда напервое место ставятся не профессионализм и качество работы человека, егоотношение к своему труду, а какие-то сторонние факты из его личной жизни,которые человек никак не афиширует в преподавании ученикам и студентам.Понимание того, что это незаконно и необоснованно, отстаивание своего права наосуществление профессиональной деятельности помогло сломить эту проблему вдругих странах. Возможно, рано или поздно, если не замалчивать проблему,аналогичный прорыв случится и с Россией.

– Что делать, если о сексуальной ориентации педагога стало известно?Прятаться, бояться, увольняться или все-таки побороться за себя…

-Если в образовательном учреждении к этой информации коллектив относитсяотрицательно и педагог не готов тратить свои силы, доказывая, что он «неизвращенец», что поведение его не аморально, то, видимо, остается только однадорога – уволиться. Если же в образовательном учреждении для коллектива преждевсего важны профессиональные качества педагога, а не его ориентация илигендерная идентичность, то работать дальше.

Как юрист я бы посоветовала в случае негативного отношения к такому педагогубороться до последнего и отстаивать позицию, что профессиональные качества исексуальная ориентация педагога никак не взаимосвязаны и совершенно не влияютна педагогический процесс.

– Если бороться, то как? Чем руководствоваться, что делать, к комуобращаться, у кого искать помощи и защиты?…

-Все зависит от того, на какой стадии буллинга (от английского bullying -агрессивное преследование одного из членов коллектива) находится педагог.

Еслио данной стороне личной жизни педагога еще не известно и педагог не желает,чтобы это стало достоянием общественности, тогда стоит аккуратно размещатьинформацию о себе в социальных сетях, а также просить друзей не выкладывать«компрометирующие» фотографии в Сеть.

Иметь понимание того, что в гей-клубах ина ЛГБТ-мероприятиях можно встретиться со своими учениками, которые могутраспространить об этом информацию в образовательном учреждении.

Еслитравля в школе со стороны коллектива уже началась, обратиться к администрацииучреждения и узнать ее позицию по данному вопросу, найти в школе педагогов,которые могут поддержать, понять позицию учеников, ведь если педагог любимучениками, то они будут поддерживать преподавателя. Пытаться донестиинформацию, что ориентация не влияет на профессиональные  качества и на процесс обучения.

Исамое главное – не подписывать заявление об увольнении по собственному желанию,тогда в суде и в трудовой инстанции не доказать, что педагог был уволеннезаконно.

Хороший пример борьбы, правда, пока не в её пользу, это увольнение учителя изпетербургской школы на основании ее «аморального поведения». Этот случайотличается от всех остальных, которые были известны в последнее время, именнотем, что педагог действительно был уволен по данному основанию, а не «запрогулы», не «по собственному желанию», это очень хороший прецедент длясудебной практики.

– К кому обращаться при возникновении проблем, связанных с дискриминацией попризнаку сексуальной ориентации?

– Можно обратиться в любую некоммерческую правозащитную организацию, посколькув них все же работают специалисты, которые разделяют ориентацию ипрофессиональные качества педагога и смогут грамотно оказать юридическуюпомощь.

Самый лучший вариант, конечно же, обратиться непосредственно вправозащитную организацию, которая занимается защитой прав ЛГБТ-сообщества.

В связис тем что данный случай относится к дискриминации человека по признаку егосексуальной ориентации, консультацию и правовую поддержку окажут бесплатно.

Фотоавтора

Источник: http://www.ug.ru/article/842

Жилищный вопрос
Добавить комментарий