Могут ли в отношении супруга возбудить уголовное дело?

В татарстане экс-супруга вероники скворцовой обвиняют в преднамеренном банкротстве завода

Могут ли в отношении супруга возбудить уголовное дело?

Заявление о возбуждении уголовного дела подал Инвестиционно-венчурный фонд РТ, с Гиви Надарейшвили требуют 131 млн рублей долга

Инвестиционно-венчурный фонд Татарстана подал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего супруга главы российского Минздрава Гиви Надарейшвили по признакам преднамеренного банкротства и злостного уклонения от погашения дебиторской задолженности на сумму 131 млн рублей (ст. 177 и 196 УК РФ).

Об этом юрист ИВФ сообщила в ходе судебного разбирательства по иску фонда о привлечении Надарейшвили, как руководителя обанкротившегося завода «НТЦ МСП», к субсидиарной ответственности. По данным кредитора, сразу после выдачи фондом займа предприятию Надарейшвили перевел деньги подконтрольной фирме «Автокомплект», которая вскоре ликвидировалась.

Позднее обанкротились и сам бизнесмен, и завод, на который оформлялся заем. Подробнее — в материале «Реального времени».

О попытках кредиторов привлечь к субсидиарной ответственности бывшего супруга российского министра здравоохранения Гиви Надарейшвили, как руководителя завода «НТЦ МСП», наше издание уже рассказывало.

На предварительном судебном заседании Инвестиционно-венчурный фонд РТ просил Арбитражный суд республики провести закрытое заседание, ссылаясь на то, что «учредителем фонда является кабинет министров РТ и будут оглашены документы, которые касаются коммерческой тайны».

По словам начальника юротдела ИВФ Гульназ Раковой, это было требованием учредителя с учетом выхода статей, «которые обнародовали сведения…»

— И что там можно было обнародовать, мы заседать еще не начали?! — удивилась судья Венера Красавина.

— Надарейшвили другого мнения, он звонил, — поясняла представитель фонда.

Однако ответчик не согласился с юристом фонда: «Не видим процессуального обоснования. Здесь не исследуются обстоятельства, которые ранее не исследовались судом по другим делам, — это все в открытом доступе. Иных сведений мы не можем сообщить», — заявил представитель Надарейшвили — Филипп Лещенков.

Тем не менее спустя несколько дней фонд подал письменное ходатайство: «С целью обеспечения тайны сведений, оглашение которых может повлиять на репутацию Инвестиционно-венчурного фонда РТ, а также на раскрытие информации относительно персональных данных коллегиального исполнительного органа фонда, который принимал решение о выдаче займа «НТЦ МСП», где генеральным директором являлся Надарейшвили Гиви Гурамович, просим рассмотреть на заседании в закрытом режиме».

На предварительном судебном заседании Инвестиционно-венчурный фонд РТ просил Арбитражный суд республики провести закрытое заседание, ссылаясь на то, что «учредителем фонда является кабинет министров РТ и будут оглашены документы, которые касаются коммерческой тайны».

Фото ivf.tatarstan.ru

Примечательно, что представитель самого Надарейшвили и в этот раз не возражал против присутствия СМИ, назвав ходатайство немотивированным. В итоге суд отказал фонду, «поскольку лицами, участвующими в деле, не представлено доказательств наличия в настоящем деле документов, содержащих информацию, составляющую служебную или коммерческую тайну».

«Предприятие было не способно покрыть за счет выручки свои краткосрочные обязательства»

Юрист ИВФ представила выписку из реестра по ООО «НТЦ «Автокомплект», совладельцем которой также выступал Надарейшвили. Фирма была зарегистрирована в ноябре 2010 года в Арзамасе. Основной вид деятельности — производство электрического и электронного оборудования для автомобилей.

Судя по пояснениям сторон, Надарейшвили, в 2012 году получив от ИВФ заем на «НТЦ МСП» в размере 149 млн рублей, перечислил деньги «Автокоплекту». В сентябре того же года «Автокомплект» был объявлен банкротом и ликвидирован.

Впрочем, все это выяснилось не сразу, поскольку сначала юрист ответчика не знал, на чем строились отношения между фирмами Надарейшвили.

Напомним, фонд уточнил сумму требований по иску, увеличив ее с 50 тыс. до 130,7 млн рублей. Правда, недоплатил госпошлину, сославшись на то, что разницу можно будет потом взыскать с должника. С чем не согласился представитель Надарейшвили, назвав такую отсылку «незаконной», и попросил рассмотреть заявление фонда в размере оплаченной госпошлины, то есть по первоначально заявленной сумме.

Перешли к основному судебному заседанию. Ракова напомнила, что «НТЦ МСП» признан банкротом в декабре 2014 года. Суть требований фонда к предприятию основана на четырех договорах займа за период от 25 июля до 30 октября 2012 года.

Обязательства по ним заводом не выполнены, ИВФ вошел в реестр требований кредиторов «НТЦ МСП» на сумму 130,7 млн рублей. Юрист пояснила, что фонд предъявляет свои требования к Надарейшвили, основываясь на статьях 61.

11 (субсидиарная ответственность контролирующего лица) ФЗ «О банкротстве».

В обоснование требований фонд также представил анализ финансового состояния должника. Согласно ему, было сделано заключение, которое «свидетельствовало о действиях доведения до банкротства».

— Предприятие было не способно покрыть за счет выручки свои краткосрочные обязательства. Основная деятельность осуществлялась благодаря использованию средств кредиторов и банков. По результатам анализа определено, что у предприятия нет возможностей для безубыточной деятельности. На протяжении всего периода деятельность предприятия малоэффективна и неэффективна, при этом на 1 января 2015 года появился убыток в размере 1,5 млн рублей, что свидетельствует о неэффективности деятельности предприятия, — отметила Ракова.

Заявление на уголовное дело о преднамеренном банкротстве

Лещенков напомнил про вступившее в силу решение Арбитражного суда Москвы, по которому требование ИВФ по тем же договорам займа включено в конкурсную массу «НТЦ МСП». По данному же спору юрист полагает, что срок исковой давности истек, так как требование заявителя включили в реестр завода-банкрота в феврале 2015 года.

— Деньги были получены Надарейшвили для расширения производства, закупки оборудования под договоры о долгосрочном сотрудничестве. Но достигнуть необходимых объемов сотрудничества не удалось, ввиду этого была подорвана платежеспособность. Это обычные деловые риски без намеренного нарушения прав и интересов кредиторов, — пояснял Лещенков.

У судьи Красавиной возник вопрос к юристу фонда: какие обстоятельства послужили основанием для привлечения Надарейшвили, как контролирующего лица должника, к субсидиарной ответственности? Ответа о злоупотреблении оказалось недостаточно.

— Ввиду чего наступило банкротство? Вот ответчик говорит, что это обычные предпринимательские риски. Не получилось развить проект с КАМАЗом (Надарейшвили брал займы в ИВФ под инновационный проект по производству систем нейтрализации отработавших газов для автомобилей «Соллерса» и КАМАЗа, — прим. ред.), — уточнила Красавина.

По словам Раковой, именно бездействие руководителя завода привело к финансовому краху предприятия: «НТЦ МСП» получил заем, он должен был эти деньги вернуть, а деньги не были возвращены».

Но потом запуталась: кто кому был должен: «Надарейшвили брал заем в фонде, хотя должен был «Автокомплекту» 169 миллиона.

Как гендиректор, он должен был предусмотреть, что его общество не сможет выплатить еще один заем».

По словам Раковой, именно бездействие руководителя завода привело к финансовому краху предприятия: «НТЦ МСП» получил заем, он должен был эти деньги вернуть, а деньги не были возвращены». Фото ntcmsp.ru

«У должника была дебиторская задолженность НТЦ «Автокомплект» 169 млн рублей, так кто кому должен был?! Получается, «Автокомплект» должен был!» — перебила ее Красавина и обратилась уже к ответчику: «НТЦ МСП» дал заем «Автокомплекту»?»

Но и тот не внес ясности в вопрос финансовых отношений между фирмами Надарейшвили: «Все действия проводились согласно законодательству».

— Проще скажите: заем давали? — спросила судья.

— Не знаю. Если какие-то займы и были, то все в рамках закона. Хозяйственная деятельность велась, по ней ни к гражданско-правовой, ни к уголовной ответственности никто не привлекался. Поэтому в данном случае считаем безосновательно прослеживать причинно-следственную связь.

Между тем Ракова сообщила, что фонд подал заявление о возбуждении уголовного дела по обвинению Надарейшвили в преднамеренном банкротстве и злостном уклонении от погашения дебиторской задолженности на сумму 131 млн рублей (ст. 177 и 196 УК РФ): «Заявление подано в МВД, уже два месяца на рассмотрении».

«Они выезжали, смотрели, говорили, что это качественный поставщик»

Суд вновь вернулся к вопросу взаимоотношения двух фирм.

«Получается, фонд выдал средства «НТЦ МСП». В свою очередь, ответчик передал деньги «Автокомплекту?» — на вопрос судья получила утвердительный ответ юриста ИВФ и обратилась уже к Лещенкову: «А вы говорите, что он купил оборудование? Тогда дайте пояснения по отношениям с «Автокомплектом».

Лещенков попросил 5 минут перерыва, чтобы выяснить все у своего клиента по телефону, а, вернувшись, пояснил, что между фирмами Надарейшвили были договорные отношения по поставке продукции. Ежемесячные обороты доходили до 30—40 млн рублей. «Автокомплект» поставил товар, который оплатил «НТЦ МСП».

Суд отложил разбирательство на 6 июня. Фото Максима Платонова

— Если даже Надарейшвили и был участником «Автокомплекта», это допустимо, его право. Изначально производство было в Арзамасе, цель была — развитие производства в Татарстане. Поэтому, конечно, брали деньги взаймы при контроле попечительского совета ИФВ.

— Как контролировали?

— При участии ИВФ, они выезжали, смотрели, говорили, что это качественный поставщик. Просто так такие суммы никто не дает. Да, были заключены договоры о долгосрочном сотрудничестве, но не пошел бизнес, возникла задолженность.

По другим спорам, на которые ссылался Лещенков, Надарейшвили действительно был привлечен к ответственности, но не как директор «НТЦ МСП», а как физлицо — поручитель по займам завода.

В фонде также не согласны, что представленные должником документы подтверждают реальность хозяйственной деятельности между арзамасским и елабужским предприятиями: «Да, договоры поставок есть, но сотрудники фонда никак не контролировали направления денежных средств куда-либо».

— Заявитель пишет, что у «НТЦ МСП» имеется дебиторская задолженность, однако после 1 августа 2012 года, уже после выдачи займа от фонда, общее собрание «Автокомплекта» приняло решение о ликвидации. И это ООО является аффилированным лицом, — зачитала доводы фонда Красавина.

Юрист ИВФ попросила время, чтобы конкретизировать заявление и прописать, в чем именно выразились действия и бездействия Надарейшвили. Суд отложил разбирательство на 6 июня.

БизнесПромышленностьМашиностроениеЭкономикаИнвестиции Татарстан

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/139686-na-muzha-skvorcovoy-mogut-zavesti-ugolovnoe-delo

Как добиться уголовного дела в отношении главного бухгалтера, подозреваемого в воровстве

Могут ли в отношении супруга возбудить уголовное дело?
Аналитика

Источник: «Генеральный директор»

Авторы: Владимир Китсинг, партнер Департамента защиты бизнеса, Алексей Сердюк, адвокат  Департамента защиты бизнеса.

  • Чего можно ожидать от главбуха, проработавшего в компании 10 лет 
  • Почему уголовное дело на главного бухгалтера не гарантирует спокойствия 
  • Стоит ли жаловаться на следователя или оперуполномоченных

Весной 2012 года один из наших клиентов, компания «Альянстехносервис», занимающаяся поставками сельскохозяйственной техники, обнаружил хищение денежных средств со своих счетов.

Произошло это случайно, когда Генеральный Директор, решив изучить финансовую документацию за последнее полугодие, запросил у главбуха банковские выписки. Сотрудница сообщила, что документы находятся у нее дома.

В этот момент у руководителя закралось подозрение, ведь в компании не принято хранить рабочие бумаги вне офиса. Забегая вперед, скажу, что это подозрение было небезосновательным, но доказать вину и привлечь сотрудницу к ответственности было весьма непросто.

Однако нам удалось добиться возбуждения уголовного дела на главного бухгалтера благодаря тщательно выстроенной линии защиты и упорству.

Самостоятельно получите выписки из банка и изучите их

Генеральный Директор впервые за длительный период времени поручил своему заместителю лично получить выписки из банка о движении денежных средств по счетам. До этого дня руководство компании доверяло главбуху безоговорочно.

Женщина работала в организации более 10 лет: пять на постоянной основе и столько же в роли «приходящего бухгалтера».

Проявляла себя как добросовестный сотрудник, который ни разу не получал нареканий ни со стороны начальства, ни со стороны налоговой инспекции.

Поэтому на протяжении полутора лет директор делал сверку информации о движении денежных средств, исходя из документов, представленных главбухом. Как выяснилось, напрасно.

Реальные выписки из банка показали, что в течение 2010–2011 годов средства со счетов компании на общую сумма более 5 млн руб. переводились в фирму со схожим названием «Альянстехно» и еще в три сомнительные организации.

Причем большая часть операций совершалась, когда руководство находилось в отпуске.

Чтобы прикрыть махинации, главбух подделывала выписки, заменяя фактических получателей средств на тех или иных поставщиков компании, либо вовсе удаляла информацию о платежах.

Потребуйте от главбуха написать объяснительную

Руководство предъявило главбуху банковские документы, и тогда она созналась в содеянном и детально описала схему вывода денежных средств.

Скорее всего, в данной ситуации сработал эффект неожиданности, и у сотрудницы не было времени для проработки «легенды».

Но ситуации бывают разные, и чтобы изобличить недобросовестного работника, рекомендуем собирать максимальное количество доказательств (документация, электронная переписка, объяснения работников компании или представителей сомнительных контрагентов и т. д.).

Как оказалось, учредителем компании со схожим названием является сам главбух, а директором – ее супруг. Деньги в эту подставную организацию перечислялись для ведения хозяйственной деятельности, а в остальные три фирмы – для их обналичивания. Мужа главбуха тоже пригласили в офис для дачи объяснений.

Он добровольно, в присутствии своей супруги письменно признался во всем. Однако, опасаясь наказания, разорвал свою объяснительную и вместе с женой попытался спешно покинуть офис. Но на выходе их задержала охрана, а директор компании вызвал полицию.

Благо объяснительная жены осталась невредимой (однако и разорванный вариант, склеив, представили полиции).

Отметим, что изначально никто не планировал обращаться в полицию, руководство хотело лишь одного – вернуть похищенные средства, а объяснительные брались, чтобы зафиксировать факт самовольного перевода средств. По сути, наряд вызвали из-за того, что возвращать деньги никто не собирался, и более того, злоумышленники намеревались сбежать.

Разумеется, в каждом отдельном случае нужен индивидуальный подход. Если Вы хотите получить доказательства от сотрудников, то сразу идти в полицию не стоит. Тогда они точно ничего не напишут. Советуем обращаться в правоохранительные органы только тогда, когда у вас сформирована доказательственная база.

Подайте заявление в правоохранительные органы

Генеральный Директор подала заявление в полицию с просьбой возбудить уголовное дело в отношении главного бухгалтера и ее супруга. Однако подозреваемые отказались давать какие-либо объяснения, их отпустили.

Кроме того, в течение месяца сотрудники полиции даже не возбудили уголовное дело по данному инциденту. Тогда мы самостоятельно собрали документы, подтверждающие махинации главбуха, и опросили сотрудников компании.

После этого подали ходатайство на имя одного из оперуполномоченных отдела экономической безопасности г. Москвы о возбуждении уголовного дела по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество».

Однако сотрудники правоохранительных органов заявили, что сделать это нельзя, пока не будет проведено исследование документов, полученных и представленных адвокатами самостоятельно. С такой формулировкой материал неоднократно возвращался прокуратурой в Управление внутренних дел на доследственную проверку.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

Мы неоднократно жаловались в вышестоящие инстанции и требовали признать незаконным отказ в возбуждении уголовного дела, а также назначить проверку в отношении оперуполномоченного. В результате материал все же был направлен в следственные органы.

Это случилось спустя четыре месяца после первого обращения в полицию. Однако и здесь нас ожидали неприятные сюрпризы: материал трижды возвращался в отдел по борьбе с экономическими преступлениями для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Эти действия мотивировались отсутствием у следствия доказательств, подтверждающих тот факт, что только главбух имела доступ к системам «Банк-Клиент» и только она осуществляла платежи. Сама же бухгалтер от дачи каких-либо объяснений полицейским отказывалась.

Это и было, по мнению следователя, главной причиной отказа в возбуждении уголовного дела на главного бухгалтера.

При этом признательные объяснительные записки подозреваемых супругов и письменные объяснения сотрудников компании, из которых следовало, что лишь главбух имела доступ к соответствующим данным, во внимание не принимались.

Позаботьтесь о защите ценной информации

Главбух, не теряя времени, скопировала клиентскую базу. Уже через два месяца после разоблачения сотрудница активно переманивала контрагентов «Альянстехносервиса» в компанию, где начала работать после изобличения.

Например, к поставщикам сельскохозяйственной техники, имеющим эксклюзивные контракты с «Альянстехносервисом», обратился новый коллега из фирмы бывшего главбуха, предложив заключить соглашение.

Обосновал он это тем, что все действующие контрагенты переводятся на работу с их компанией.

Но этим дело не ограничилось. Злоумышленники попытались переманить к себе начальника отдела продаж, а также создали сайт, идентичный сайту «Альянстехносервиса». Причем последний взломали и заблокировали.

Поскольку у компании не было режима коммерческой тайны, а права на сайт не были должным образом закреплены, предъявить претензии было невозможно.

Чтобы защитить свои права в подобных ситуациях, рекомендуем:

1. Закрепите авторские права на сайт. В первую очередь закрепите за одним правообладателем все элементы сайта (доменное имя, программы и контент). Авторские права на программу для работы сайта, права на его дизайн и тексты компания может получить, если подпишет с разработчиками лицензионный договор, договор авторского заказа или договор об отчуждении исключительного права.

2. Введите режим коммерческой тайны. Распространите этот режим на ценную документацию и информацию в электронном виде, а также организуйте должный контроль за доступом работников к таким данным.

Статьей 183 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность за незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, поэтому в случае несанкционированной утечки и использования ценной информации у Вас будут все основания для обращения в полицию.

Не прекращайте добиваться возбуждения уголовного дела на главного бухгалтера

Спустя девять месяцев мы подали жалобу в Следственный департамент МВД России, который, в свою очередь, перенаправил ее в Главное следственное управление МВД России по г. Москве.

В январе 2013 года последняя из этих инстанций, изучив материалы, дала указание о возбуждении уголовного дела на главного бухгалтера. Однако расследовать его никто не спешил.

Мы подавали многочисленные жалобы на волокиту и бездействие сотрудников правоохранительных органов, а также оспаривали необоснованное приостановление предварительного расследования. Когда уголовное дело было наконец-то возбуждено, главбух и ее супруг дали показания.

Однако они ссылались на то, что все перечисления производились по согласованию с Генеральным Директором, а организация со схожим названием «Альянстехно» – это совместный бизнес обеих компаний.

При этом не смогли объяснить, почему руководство пострадавшей компании никакого отношения к «Альянстехно» по документам не имеет.

Также они заявили, что составляли объяснительные записки под угрозами и под диктовку Генерального Директора.

Через год после возбуждения уголовного дела главный бухгалтер и ее муж числились по нему свидетелями. Тогда мы вновь подали жалобу на волокиту и бездействие, и дело было передано под контроль Главного следственного управления МВД России по г. Москве. Только после этого, спустя более двух лет с момента подачи заявления о преступлении, началось полноценное расследование.

Допрос главбуха на полиграфе, очная ставка с Генеральным Директором компании со всей очевидностью показали, что сотрудница причастна к хищению денежных средств.

В августе 2014 года главбуху предъявили обвинение в совершении уголовных преступлений по статье 159 «Мошенничество» УК РФ. А именно: восьми – по части 3 (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере), двух – по части 4 (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере).

В итоге главбух созналась в содеянном. Ее приговорили к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима и обязали возместить ущерб пострадавшей компании в полном объеме.

Примечательно, что ее супруг так и остался свидетелем по данному делу. На все разбирательства ушло два с половиной года, однако деньги до сих пор не возмещены.

Открыть pdf-версию статью

24.11.2016

Источник: https://www.dpbiz.ru/analitics/kak-dobitsya-ugolovnogo-dela-na-glavnogo-buxgaltera-podozrevaemogo-v-vorovstve/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий