Мне 17, ей 14. Она подает заявление об изнасиловании

Виноваты ли женщины в изнасилованиях?

Мне 17, ей 14. Она подает заявление об изнасиловании

После того как происходит изнасилование женщины, сразу же появляется большое количество людей, которые начинают кричать: «Да, она сама виновата!», «Да, она сама хотела!» и прочее… Давайте разберемся со стороны психологии, виноваты ли женщины в изнасилованиях, и почему мы их в этом обвиняем?
Для начала нужно разобраться, в чем же обвиняют жертв изнасилования? В виктимности или виктимном поведении. Это предрасположенность человека попадать в ситуации, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. В частности, это действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. И да простят меня феминистки, которые терпеть не могут этот термин, но вы не правы. В реальности виктимное поведение девушки влияет на вероятность нападения. Вот вам в качестве примера интересный эксперимент:

Американский профессор Бетти Грейсон провела любопытный эксперимент. Она предъявила сидящим в разных тюрьмах и абсолютно не связанным между собой преступникам видеопленки с изображением идущих по улице людей. Это были простые прохожие, принадлежащие к различным социальным и возрастным группам и не знавшие, что их снимают. То есть, они вели себя абсолютно естественно, и видеозапись отражала реальную сцену из жизни. Исследователи предложили заключенным определить, кого из изображенных на пленке они выбрали бы в качестве своих жертв. Поразительно, но факт: большинство указали на одних и тех же людей. Идеальный объект для нападения выглядит приблизительно так: сутулые плечи, скованные движения, вялый, потухший, избегающий контакта взгляд, опущенная голова, неуклюжая плетущаяся походка. Показательна и степень вовлеченности в окружающий мир – человек, погрузившийся в глубокие размышления и не замечающий, что творится вокруг него, легко уязвим.

Если Вы, мой дорогой читатель, подумали, что я обвиняю жертв насилия, в том, что с ними произошло, то нет, я не собираюсь этого делать, просто на проблему нужно смотреть с разных сторон, а не как у нас любят феминистки, только с одной и очень категорично. Так же к виктимности можно отнести то, что некоторые девушки, скажем так, «нарываются» на неприятности. Подумайте сами, у кого больше шансов быть изнасилованной, у девушки, которая в 3 часа ночи ловит «бомбилу», или которая вызывает официальное такси? Ответ очевиден, не нужно заходить в клетку ко льву, а потом удивляться, что он тебя съел. А теперь к другому вопросу, почему же мы обвиняем в этом женщин? Логично предположить, что после такой стрессовой ситуации им нужно всячески помочь, а мы ерундой страдаем. Из тенденции обвинять жертву насилия и изнасилования был сделан поспешный вывод о существовании «культуры изнасилования», где изнасилование поощряется (как минимум — не осуждается), женщина объективизируется и вообще всё плохо.

В реальности же никакой культуры изнасилования не существует. Существует феномен веры в справедливый мир. Люди искренне верят, что мир устроен справедливо и каждый получает по заслугам. Изнасилованные виноваты потому, что вели себя провокационно, избитые жёны сами вызвали агрессию, бедняки сами ленятся работать, заболевший сам вызвал у себя болезнь.

Открыл феномен веры в справедливый мир Мелвин Лернер с коллегами. Он провёл множество экспериментов и от результатов этих экспериментов волосы натурально встают дыбом. Взять хотя бы классический эксперимент с «отвратительной жертвой».

Суть эксперимента проста. Его участники наблюдали за процессом обучения (разумеется, подстроенным). «Ученица» должна была выполнять задачи на запоминание, а за ошибки её били током (так думали участники; на самом деле никого не били, всё было «понарошку»).

Обратите внимание — участники эксперимента только наблюдали.

И когда их попросили оценить «ученицу», они, по идее, могли проникнуться состраданием и пожалеть бедную девушку, которая честно старалась выполнить задачу как можно лучше, но всё равно получала болезненные удары током.

Но на практике участники эксперимента высказывались о девушке нелестно. «Она сама виновата», «нужно было быть внимательнее», «нечего было браться, раз не можешь», «она это заслужила»… Знакомые слова, верно? Наблюдение за жертвой почему-то вызвало не сострадание, но порицание.

Лернер считал, подобное унижение беззащитной жертвы возникает из-за веры «я – справедливый человек, живущий в справедливом мире, в котором каждый получает то, что заслуживает».

Это позволяет несколько унять ужас перед неконтролируемой жизнью и внести в неё хоть какую-то определённость (иллюзорную, конечно же). Это что-то вроде магической практики — если только плохие получают плохое, то если я буду хорошим, беда пройдёт стороной. А если кого-то беда стороной не обошла — значит, поделом ему. Любопытно, что при этом есть важный момент — наблюдатели отвергают и принижают жертву тогда, когда не в силах изменить участь жертвы. Если они могут вмешаться и что-то поправить, они часто не так критичны. Как вы понимаете, в случае произошедшего изнасилования отменить случившееся нельзя. Поэтому гораздо легче обвинить во всём жертву, чтобы сохранить свою веру в справедливый мир. Конечно, человек, подвергшийся насилию, тоже совершил вклад в эту ситуацию. Я уже говорил про виктимное поведение. Но слепо верить, что ему (ей) досталось «поделом», — значит не учитывать неконтролируемые факторы, на которые человек никак не может повлиять. В изнасиловании виноват насильник, в грабеже — грабитель.

Другими словами, если вам захочется обвинить жертву изнасилования в том, что «не надо было надевать такое платье», смолчите и хорошенько подумайте — зачем вы собирались это сказать на самом деле. А потом, если действительно ничем помочь не можете, просто промолчите. Это будет лучше для всех. И, конечно, если можете помочь — помогите. Словом, делом — помогите. Не можете помочь — молчите.

  • психология
  • научно-популярное

Источник: https://habr.com/ru/post/372737/

«Какое же это изнасилование, если она — моя жена?» Десять мифов о сексуальном насилии

Мне 17, ей 14. Она подает заявление об изнасиловании

+T –

Это может случиться с каждым… ? «Да нет, что вы! Мне за пятьдесят, я прилично одеваюсь, не пью, не хожу по ночам. Со мной такого никогда не произойдет!» Каждая пятая представительница прекрасного пола хотя бы раз в жизни подвергалась сексуальному насилию в той или иной форме. В умах же остальных 80 % женщин изнасилование — это всего лишь то, «что бывает с другими».

Но ночной кошмар, новость криминальной хроники или жареная тема популярного ток-шоу в любой момент может стать частью вашей собственной реальности.

В начале 2017-года вся страна, не отрываясь от экрана, следила за историей семнадцатилетней Дианы Шурыгиной, подвергшейся сексуальному насилию на студенческой вечеринке. Сага о взаимоотношениях жертвы и обидчика растянулась на несколько лет, обеспечивая неизменно высокие рейтинги Первому каналу. 

К этому случаю и к его «героям» можно относиться по-разному. Но то, что творилось вокруг него, вполне симптоматично и показательно.

Здесь «прекрасно» все! Полное перекладывание вины на жертву, высмеивание, травля со стороны общества того, кому, вообще-то, нужно помочь.

«Ну она же пьяная была!» «Так одета?!» «Она же уже далеко не девственница!» «Самадуравиновата» — выносят вердикт зрители, а что страшнее — зрительницы, посылая сигнал другим жертвам сексуального насилия, в том числе и потенциальным, которыми мы все с вами являемся.

«Молчи, иначе осудят, будет еще больнее». С такой установкой живут тысячи женщин в нашей стране. «У каждого человека, перенесшего сексуальное насилие, есть своя клетка, в которой он заперт наедине с насильником. И кажется, что выхода из нее нет».

  Специально для таких людей, их родственников и друзей, Светлана Морозова, гештальт-терапевт, сотрудник фонда «Сестры», написала книгу «Я не боюсь говорить о сексуальном насилии». Это издание — квинтэссенция многолетнего опыта работы автора с жертвами насилия.

В книге подробно рассмотрены все страхи и трудности, с которыми сталкиваются женщины в подобных ситуациях, и показаны пути их преодоления. 

Отдельная глава посвящена распространенным в обществе мифам о сексуальном насилии, которые должны быть развенчаны раз и навсегда.

1. Сексуальное насилие — это всего лишь секс

Мужчины насилуют, потому что не могут сдержать сексуальное желание.

«Всем им нужно только одно, причем постоянно» — одна из расхожих идей, которую сразу предлагает «народная мудрость», когда речь заходит о недобровольном акте «любви» между мужчиной и женщиной.

Говорят, что тестостерон — мужской половой гормон — оказывает такое мощное действие, что возникшее половое влечение мужчина вынужден удовлетворить немедленно. Он же ничего не может с собой поделать!

Конечно же, это клевета: ни тестостерон, ни игрек-хромосома не предрасполагают к совершению преступлений. На свете есть множество мужчин, чье половое влечение на высоте, однако они никогда никого не насиловали. Насилие никак не связано с уровнем гормонов. Зато всегда связано с вопросом власти.

https://www.youtube.com/watch?v=8-ZSuwaM1W8

Насильник всегда применяет власть и контроль, подчиняя себе другую личность на физическом, сексуальном и эмоциональном уровне. 

2. Сексуальные преступления совершаются только против молодых привлекательных женщин

По данным центра «Сестры» 10,1% переживших сексуальное насилие составляют дети младше 12 лет и женщины старше 40, которые, например, отправились в лес за грибами или зимним вечером вышли во двор вынести мусор, причем были соответственно одеты. Ведущую роль играет не красота и сексуальность, а беззащитность человека, выбранного насильником.

Это правило касается и инвалидов из психоневрологических интернатов, нередко испытывающих «интерес» к себе со стороны санитаров… Неужели кто-то скажет, что они «просто были красивы и соблазнительны»?

3. Женщины хотят, чтобы их изнасиловали, и ведут себя соответственно. Вся вина ложится на них

«Она сама хотела» — извечное оправдание насилия. Что только не приводится в доказательство этой сомнительной истины! «Она надела мини-юбку», «она слишком сильно накрасилась», «она призывно на меня посмотрела», «у нее было лицо женщины, которой не хватает секса», — неистощима фантазия тех, кто пытается доказать, будто они были всего лишь послушными орудиями чужой воли.

Длина юбки и количество косметики не имеют отношения к сексуальному насилию: оно совершается и там, где женщина имеет право выйти из дома, только полностью прикрывшись (например, в арабских странах)

4. Если женщина выпила, она сама отвечает за случившееся

Этот стереотип демонстрирует двойные стандарты в действии: если к насильнику, находившемуся под воздействием алкоголя, общественное мнение требует снисходительности («Он всего лишь был пьян!»), то женщину, пострадавшую в аналогичном состоянии, нагружает дополнительной виной… На самом деле «алкогольный фактор», конечно, не делает изнасилование не бывшим. Если степеньопьянения лишала ее возможности оказать сопротивление насильнику, случившееся квалифицируется как изнасилование человека, находящегося в беспомощном состоянии.

5. Сексуальное насилие совершается в опасных местах, в темное время суток. Не ходите поздно в одиночестве, и все будет в порядке 

На самом деле нет такого места, где вы были бы полностью защищены от сексуального насилия.

В 20,5% случаев оно совершается в доме пострадавшего, в 10% — в доме насильника, в 16% — на улице, в 4% — в официальных учреждениях (школа, больница, офис).

Причем пользующиеся дурной репутацией подъезды и автомобили представляются относительно безопасными местами: на их долю приходится всего лишь 6,9 и 4,3% случаев соответственно.

Время, место и обстоятельства преступления выбирает насильник.

6. Насильник — это «лицо кавказской национальности» или человек подозрительного поведения. Его нетрудно распознать

Как бы хорошо нам всем жилось, если бы насильники носили на груди таблички «Ко мне опасно приближаться»! На самом деле почти в половине случаев (45,6%) пострадавшие знали преступника и доверяли ему.

В 15% случаев насилие совершали их родственники или партнеры.

Что же касается пресловутых «лиц кавказской национальности», то, согласно той же статистике, они становятся насильниками всего в 4% случаев — реже, чем сотрудники правоохранительных органов.

7. Детей не насилуют. Они лгут, когда рассказывают о том, что пережили нечто подобное, под влиянием телевидения или разговоров взрослых

На самом деле истинный масштаб сексуальных преступлений против детей скрыт от нас.

Как мы уже сказали, для насильника ведущую роль играет беззащитность объекта, и дети в этом смысле становятся очень привлекательной мишенью, ведь они еще понятия не имеют о сексуальности и связанных с ней действиях, их легко убедить, что странные поступки по отношению к ним — игра, или способ лечения, или наказание за то, что они плохо себя вели.

8. Сексуальное насилие возможно только по отношению к женщинам 

На самом деле мужчины тоже оказываются в беде — в армии, в тюрьме, в любых закрытых коллективах, откуда они не могут уйти по собственной воле, а иногда и в обычной будничной жизни.

Причем насильники в подавляющем большинстве случаев гетеросексуальны, часто имеют семью, детей; не на них ложится позор от случившегося, а на переживших насилие, и, если последние признаются,их может ожидать социальная смерть — иногда, увы, не только социальная… 

Есть данные, согласно которым для мальчика риск пострадать от сексуального преступления выше, чем для девочки. Объясняется это тем, что мальчиков меньше опекают, им дают больше свободы, приветствуют их тягу к приключениям.

9. «Какое же это изнасилование, если она дважды побывала замужем / не девственница / „представительница древнейшей профессии“ / моя жена?» 

Закон не дает насильнику скидку в зависимости от образа жизни потерпевшей, рода ее занятий, морального облика, числа предшествовавших сексуальных контактов, близости отношений с ним и любых других обстоятельств.Насиловать нельзя никого; тот, кто сделал это, — преступник.

10. Женщины подают заявления об изнасиловании, когда недовольны сексом / обиделись на своего мужчину / хотят получить какие-то материальные блага, то есть из корысти

На самом деле женщине, которая заявила об изнасиловании, придется иметь дело с полицией, то есть она будет вынуждена обнародовать свою историю; на очной ставке и на суде ей придется встречаться с человеком, один вид которого может ее снова травмировать; ей придется, возможно, выдержать прессинг ближайшего окружения, которое ее осудит…В результате средств, которые она получит по суду, может только-только хватить на компенсацию психологических последствий изнасилования. Какая уж тут корысть?

Берегите себя и своих близких! И не смотрите плохих программ…

Источник: https://snob.ru/profile/31895/blog/156953/

Согласие на секс: кто, когда и в какой форме его дает – HEROINE

Мне 17, ей 14. Она подает заявление об изнасиловании
Еще одна европейская страна разрабатывает закон о явном согласии на секс: премьер-министр Испании заявил, что это позволит избежать двусмысленностей в рассмотрении дел об изнасиловании.

Пользователи сети насмехаются над инициативой получения согласия на секс с партнером: «еще предложите делать справку у нотариуса», а опросы в социальных сетях показывают, что 32% людей считают согласие абсолютно необязательным.

Эта пугающая статистика только подтверждает версию о том, что мы продолжаем жить в культуре насилия, несмотря на все развитие общества. Ситуацию все еще можно изменить: если регулярно обговаривать важность некоторых диалогов и озвученных мнений.

Сегодня мы решили ответить на самые популярные вопросы, которые возникают у людей, которые незнакомы с концепцией обязательного согласия на секс.

1. Когда требуется согласие на секс?

В обсуждениях тем изнасилования часто возникают вопросы о том, насколько заранее стоит беспокоиться о согласии. Нужно ли спрашивать разрешения на поцелуй? Нужно ли спрашивать прежде, чем взять за руку? Нужно ли задавать вопросы каждые две минуты во время прелюдии?

Сексологи утверждают, что стоит получать согласие на все сексуальные действия. В идеале, это должно быть устное согласие, а также подтверждения языком тела.

Говорить на эту тему как в допросной совсем не обязательно.

Можно сказать «я хочу поцеловать тебя» и сделать паузу, чтобы посмотреть на реакцию партнера, который в ответ может выразить согласие расслаблением тела или улыбающимся «я тоже».

В европейских странах необходимость получения согласия теперь становится частью законодательства: например, в Швеции, Канаде и Великобритании изнасилованиями считаются не только случаи, когда к жертве применялось насилие или угрозы, но и случаи, когда жертва не давала явного согласия на секс.

2. Как не потерять настрой от договоренностей?

Существует идея, которая давно сбивает нас с толку: мысль о том, что очень сложно сохранить романтичный настрой, если начать задавать женщине вопросы о том, согласна ли она на секс. Эта концепция частично поддерживает сложившуюся культуру насилия, при которой сексуальные отношения являются табуированным занятием.

Согласие — важная часть здорового сексуального взаимодействия, и разговоры о нем никак не могут «убить» настроение. Более того, некоторые вопросы могут быть не неловкими, а наоборот, возбуждающими. В ходе диалога могут быть выяснены новые нюансы и предложения, например, партнеры могут поделиться тем, какие именно позы им нравятся и что заводит сильнее.

Общение о сексе можно превратить в открытые вопросы, например, «что ты хочешь получить этой ночью?» или «как ты относишься к этой позе?». Подобные обсуждения позволят сохранить пространство для выражения собственных предпочтений, а также дать возможность отступить в случае, если что-то покажется неприемлемым.

3. Что, если кто-то согласился на секс, а потом передумал?

Определение того, на что согласен человек, может быть субъективно, и оно не сохраняется на протяжении целой ночи, не говоря уже о всей жизни. Любой партнер имеет право дать согласие на то, чтобы провести ночь вместе, а также допустить несколько поцелуев и отказаться от продолжения.

Супруг, с которым вы прожили уже не один год, точно так же имеет возможность отказаться от близости. Это решение стоит уважать — и немедленно остановиться.

Вы также имеете возможность обсудить произошедшее и узнать, было ли что-то в конкретных действиях отталкивающее и есть ли возможность это исправить.

4. Как понять согласие, если вы оба пьяны?

Ситуация, в которой был задействован алкоголь, может быть крайне неоднозначной — и это показывают многочисленные истории насилия, которые до сих пор не имеют четкого исхода в суде. Если ты пьяна, то имеешь возможность заявить, что мужчина воспользовался твоим состоянием, когда ты не была в сознании и не несла ответственность за свои решения.

В российской правозащитной системе это может быть оставлено судом без внимания, особенно если нет четких доказательств. В других странах суд чаще встает на сторону девушки, из-за чего и возникает миф о том, что статистика изнасилований настолько плоха из-за ложных оговоров.

Эта ситуация находится в «серой» зоне еще и в том случае, если пьяны вы оба примерно наравне. Сейчас у нас главенствует культура пития, в которой считается, что алкоголь может сыграть положительную роль в том, как люди открываются друг другу, и что совместное распитие помогает отношениям укрепиться быстрее.

И действительно, алкоголь существенно влияет на то, как люди взаимодействуют друг с другом и на те решения касательно секса, которые они принимают.

Если вы собираетесь на свидание, вам действительно стоит учитывать алкоголь, который может сыграть свою роль в способности давать согласие и понимать чужие сигналы.

Обращай внимание на человека, с которым ты собираешься заняться сексом, и на те сигналы, которые он подает.

Если ты не уверена в том, что ты способна вдуматься в услышанное, заметить малейшие жесты или просьбы, стоит немедленно остановиться.

5. Кто-то вообще так делает?

Люди, осознавшие необходимость получать согласие на сексуальные действия, могут столкнуться с ситуацией, в которой партнер не знает о существовании этого невидимого договора.

В нашей культуре в принципе не принято говорить о сексе, а в школах секс-просвещение не просто отсутствует, но и в принципе рискует попасть под «закон о пропаганде». Учитывая, что множество людей не получает должного воспитания, для них может быть неловко обсуждать вещи сексуального характера — их этому не учили.

Вот почему так важно распространять концепцию озвученного согласия на секс повсеместно, обсуждать темы личных границ и предпочтений.

Создавшуюся неловкую ситуацию легко устранить, если пояснить свои мотивы: я хочу, чтобы наш секс был лучше, чтобы мы лучше понимали друг друга и могли довериться. Сложно представить человека, которому не понравятся эти аргументы.

Спрашивают ли твои партнеры согласия на секс?

Источник: https://heroine.ru/trudnyj-razgovor-5-voprosov-o-soglasii-na-seks/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий