Меня ограбили в метро

Как меня ограбили в метро

Меня ограбили в метро

Ранее: Я встретила принца?

Весь вечер я старалась не пересекаться с Яном. В принципе, у меня получалось неплохо, учитывая то, что с его стороны никакой инициативы не было.

За исключением пары ситуаций, когда я ловила на себе его пристальный взгляд, и при этом я каждый раз отводила глаза первая, когда мы смотрели друг на друга.

Элли не замечала этого, а когда приехал её парень Рома, перестала замечать и меня, так что в удобный момент я просто сбежала.

Мой бюджет был исчерпан, на такси уже не хватало (Элли не разрешила мне взять с собой запас денег), поэтому пришлось ехать на метро. Давненько я туда не спускалась! Более того, за всю жизнь я ездила на метро раз десять максимум.

Первый раз – когда родители устроили мне экскурсию по самым интересным станциям, и остальные – из-за пробок, когда был риск куда-то опоздать. Школа была недалеко от дома, все дополнительные занятия тоже, и я либо ходила пешком, либо ездила с водителем.

Последние года три я на метро не ездила вообще, ни разу не возникало такой необходимости.

Я купила билет и прошла на эскалатор. Всё-таки, какая же невероятная работа была проделана! Если вдуматься, мы ведь уже живём в будущем: то, о чём писали фантасты, уже рядом с нами.

Подземные дворцы со скоростными современными поездами, например – вот как раз к платформе подъехал один и приветственно замигал зелёными лампочками.

Не понимаю, и почему все так ругают метро? Раньше вагоны были жуткие, конечно, но сейчас всё очень здорово, красиво и современно. И Ян такой красивый… Кажется, я влюбилась!

Вспомнила, чем метро хуже личного автомобиля, я тогда, когда пересела на другую ветку. В вагон набилось такое количество пассажиров, что можно было стоять, не держась за поручень! Мне предстояло ехать ещё минут 15, и я уткнулась в ленту Инстаграма.

Люди толкались, прорываясь к дверям, кто-то стремился, наоборот, пролезть поглубже, чтобы ехать спокойнее, хоть мне казалось, что при такой давке в вагоне не найти комфортного места. Мне четырежды наступили на ногу, дважды пнули под рёбра и один раз выдрали несколько волос – видимо, зацепившись сумкой. Наконец, доехав до Чистых Прудов, я вырвалась из вагона и облегченно вздохнула.

Как же хорошо! Дышишь полной грудью, ничего нигде не давит, и сразу так легко! Легко? У меня же была сумка! На плече сиротливо висел ремешок.

– Меня ограбили! – я закричала на всю платформу.

Люди спокойно шли мимо, кто-то просто взглянул на меня и тут же отвёл глаза, но большинство просто прогнозировали. Я побежала к женщине в форме сотрудницы метро.

-Здравствуйте, у меня только что в вагоне отрезали ремешок от сумки, моя сумка осталась там, в вагоне, пожалуйста, помогите! – сбивчиво объясняла я.

– Так, сейчас налево, поднимаетесь и найдёте там отделение полиции, им всё и расскажете, – спокойно ответила она.

– Но моя сумка в вагоне, точно в вагоне, вы можете остановить поезд? Передайте на следующую станцию, пусть они заберут мою сумку!

– Девушка, налево, наверх. Мы не останавливаем поезда из-за сумок!

– Но там мои документы, понимаете?

– Так идите в полицию. – она флегматично пожала плечами и мягко подтолкнула меня в нужном направлении.

Полицейские тоже не смогли мне помочь.

– Послушайте, Виктория, вы стали жертвой типичнейшей ситуации. В такой толпе в метро очень часто происходят кражи, надо было сумочку перед собой крепко держать.

Неизвестно, кто это сделал, неизвестно, на какой станции он вышел. Сумку уже не найти, надейтесь, что документы вернут и радуйтесь, что хоть телефон в руках был.

Что-то ценное ещё в сумке было, кроме паспорта? – добродушный полицейский пытался меня подбодрить.

– Только помада и пудра, ну и мелочь какая-то. Но сама сумка очень ценная, это моя любимая, от Chanel! – я была очень расстроена.

– Ну и не переживайте вы так! Паспорт восстановите, а шанели эти ваши сейчас дешёвые. Я в прошлом месяце жене купил, всего за три штуки.

– Но у меня нет таких денег! Это был подарок, на 16 лет, моя первая серьёзная сумка! Я ведь только школу закончила, я ещё не работаю, а они порезали мою сумку… – я с трудом сдерживала слёзы.

– Главное, что только ремешок порезали, а не вас, а на сумку накопите быстро! Вот вам проездной суточный, езжайте домой, отдохните, а завтра утром идёте с заявлением об утере паспорта в центр госуслуг. Всё, не волнуйтесь, вот увидите, утро вечера мудренее, -полицейский улыбнулся и проводил меня к выходу.

Я шла домой расстроенная и злая на собственную глупость и беспечность. Лишиться своей самой крутой сумки, это же надо быть такой неудачницей! Если родители узнают, то, как обычно, начнётся “Вика безалаберная, Вика невнимательная, Вика вообще самая ужасная на свете дочь”.

Хотя, если даже простой постовой может легко купить жене Chanel, думаю, и я смогу быстро заработать. Правда, почему он говорил про три штуки, когда самая простая, твидовая сумка, как была у меня, стоит почти пять? Забыл, наверное, мужчины часто невнимательны к покупкам.

Или, может быть, в фунтах оплачивал? Ладно, какая мне-то разница, заработать в ближайшем будущем я смогу только рубли, так что пора бы задуматься над этим…

Хотите узнать, что было раньше? Начнитечитать с самого начала.Подписывайтесь и ставьте лайки, если хотите узнать продолжение истории Вики!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ac7827d256d5c1d844b1500/kak-menia-ograbili-v-metro-5cd18b1bfbeb8800b399fafc

«Позже я увидела вора в метро – и он меня узнал!» Минчанку ограбили в Милане, но она не растерялась и провела большое расследование

Меня ограбили в метро

Журналистка Екатерина Марковец месяц жила с мужем в Милане. Однажды, когда девушка возвращалась на общественном транспорте домой, у нее украли рюкзак с техникой общей стоимостью примерно 1800$. После случившегося Катя не опустила руки и начала вести свое расследование – и вот что ей удалось узнать.

С чего все началось

В самый час пик (около половины седьмого вечера) Катя, уставшая, возвращалась со съемки домой. В одной руке у нее был рюкзак с техникой, в другой – монопод без чехла.

– Я достаточно опытный путешественник и знаю, что воруют чаще всего из рюкзаков, специально предназначенных для фото- и видеоаппаратуры. Поэтому возила всю технику в обычном девчачьем рюкзаке, чтобы не привлекать к себе большого внимания. Но монопод без чехла был моей ошибкой. Сразу же понятно, что если есть этот штатив, значит, где-то есть и фотик.

Ожидание от Милана – и реальность.

А теперь представьте картину: в транспорте людей битком, все шумят и толкаются, и вдруг прямо возле Кати трое парней начинают громко переговариваться между собой.

Буквально через минуту автобус начинает круговое движение, один из этих троих наваливается на девушку сзади всем телом, второй резко ставит руку на поручень прямо у нее перед носом и одновременно с тем что-то спрашивает на ухо, а третий выхватывает рюкзак и быстро выскакивает из автобуса. 

– События развиваются так стремительно, что ты просто не успеваешь соображать – и только потом, анализируя ситуацию, понимаешь, насколько у них все просчитано до секунды.

Воры работают очень грамотно и делают ставку не только на скорость, но и на психологию. Сначала они выводят тебя на какие-то эмоции: гнев, раздражение, испуг – и когда ты из-за этого теряешь контроль над ситуацией, быстро делают свое дело и «сливаются».

Как мы пытались найти мои выброшенные вещи

Кто-то из пассажиров заметил, что у девушки выхватили из рук рюкзак, и закричал водителю, чтобы тот не закрывал двери. Катя выбежала на улицу, за ней вышел еще один итальянец и те двое парней – причем последние начали делать вид, что не знают третьего и вообще не понимают, что произошло. 

По словам девушки, таким образом они пытались затормозить ее реакцию, чтобы она не начала сразу же звонить в полицию, и посмотреть, что будет происходить дальше.

– В тот момент я не очень соображала, но сейчас вспоминаю и понимаю, насколько это все было опасно. Я одна в чужой стране на пустой улице, где из людей был только какой-то мужик, грузивший коробки в машину, в окружении трех неизвестных мне типов. 

В руках – один-единственный алюминиевый монопод, который согнулся бы при первом ударе. Наверное, мне еще повезло: был случай, когда девушка погналась за грабителями – и ее протащили лицом по асфальту.

Через какое-то время парни куда-то испарились, и с Катей остался вышедший за ней итальянец, который предложил пройтись в ту сторону, куда убежал вор с рюкзаком, и проверить мусорные контейнеры – часто грабители забирают все ценное, а сумки с документами выбрасывают. 

– Мы ходили с ним по темным закоулкам, проверяли мусорки и парковки, и постепенно у меня начинало появляться ощущение, что этот итальянец тоже из той банды – может, водит меня специально, чтобы запутать. Но потом все-таки оказалось, что он действительно просто хотел помочь. 

Когда я немного пришла в себя, позвонила мужу и выяснила, что мои документы все-таки дома, а не в украденном рюкзаке, итальянец аккуратно «слился», но оставил свой номер телефона – в случае необходимости он готов был дать показания в полиции в качестве свидетеля.

Попытка написать заявление: пять дней – и уйма полицейских участков 

– Дальше мы позвонили с мужем в полицию и спросили, в какой участок ехать, чтобы написать заявление. Но, когда приехали, оказалось, что, во-первых, фотография паспорта им не подходит – нужен обязательно оригинал, и во-вторых, я должна знать серийные номера всей своей техники – без них якобы нет смысла заполнять заявление.

Когда я приехала в этот же участок на следующий день – с паспортом и серийниками, – меня отправили в другое отделение, сославшись на то, что англоговорящих принимают именно там. Прихожу – а там очередь человек из сорока. И у всех что-то украли. Посмотрев, что заявления принимают только в одном окне, я подумала, что не готова просидеть там до вечера, и решила прийти на следующий день.

Это очередь в участке…

Однако третья Катина попытка тоже не увенчалась успехом: в очередном участке сотрудник полиции на чистом английском сказал ей обратиться в другое отделение, «потому что в этом нет людей, говорящих по-английски».

Придя на следующий день еще в один участок, Катя целый час пыталась описать полицейским свою ситуацию. 

– Сначала я рассказала одному. Потом он позвал другого, который знает на пять английских слов больше, и я рассказала ему все с самого начала. После этого они позвали третьего – и мне пришлось заново рассказывать и ему. 

Но и эта попытка не увенчалась успехом: сославшись на начинавшуюся сиесту, полицейские сказали девушке приходить завтра.

На завтра в этом же участке работали совсем другие люди, а заявления принимала итальянка, не говорившая по-английски вообще. Она даже не прочитала заявление, не спросила серийные номера – просто сделала себе пометку и сказала: «Good luck». 

– И что самое интересное, передо мной была француженка, которой оформили заявление по фотографии паспорта! Оригинал никто и не спросил, – негодует Катя.

«Через какое-то время я увидела вора в метро!»

– Он тоже меня узнал, наши взгляды встретились. Конечно, я не побежала к нему с требованиями вернуть украденное, но внимательно рассмотрела, чтобы составить подробный фоторобот. 

В голове у меня в тот момент рождались какие-то невероятные сценарии: я готова была вместе с полицейскими работать под прикрытием и играть роль эдакой зеваки-блондинки, которая не следит за своими вещами. Их можно было всех переловить! 

Но, когда я пришла в очередной раз в участок, мне сказали: «Сфотографируйте его лицо крупным планом и принесите нам». 

Ага… А новый телефон вы мне купите, если он мне его разобьет? А новое лицо сделаете?

Часть вещей нашлась – но лежала недолго

Через пару дней после кражи Кате на e-mail пришло письмо. Как оказалось, грабители выбросили ненужные им вещи на другом конце города в парке, и их нашла какая-то девушка.

Увидев на визитке адрес электронной почты, она написала Кате, где лежат ее вещи, но сама их не забрала: «Мало ли, я не видела, кто украл у меня рюкзак, и подумала бы, что это сделала она. Все боятся».

Конечно, когда Катя приехала в этот парк, своих вещей там уже не нашла.

Камера Sony, которую украли.

«Никогда в жизни не пользуйся 90-м автобусом!»

 – После случившегося каждый, кто спрашивал меня, где это произошло, и узнавал, что в 90-м автобусе, разводил руками и чуть ли не кричал, что этим маршрутом пользоваться вообще запрещено – хотя до этого мне никто об этом не говорил. Как оказалось, маршрут 90/91 (автобус №90 едет в одну сторону, а №91 – в другую по этому же маршруту) – самый популярный среди грабителей, потому что проходит через железнодорожный вокзал. Местные в 90-м автобусе вообще не ездят. 

И, когда я начала проводить опрос по знакомым, оказалось, что у каждого, кто ездил 90-м автобусом, была кража или хотя бы ее попытка.

Воры в Милане: кто, как и где

Как удалось выяснить Катерине, в Милане воруют везде – и происходит это на разных уровнях. 

Самые безобидные – мигранты, которые ходят по улицам и продают фенечки. Сначала они предлагают ее якобы бесплатно, а когда браслет оказывается у тебя на руке, называют цену в 2 евро. При попытках отвязаться начинают жаловаться, что им нечего есть и очень нужны деньги. 

– Этих бояться не стоит. Как только отдаешь им 2 евро, они сразу оставляют тебя в покое – еще и фенечка на память остается. Как сказал один мой знакомый, остерегаться нужно не тех, кого видно, а тех, кого не видно. 

Воруют в магазинах, на улице, в примерочных. Вышел из своей кабинки к большому зеркалу – по возвращении сумку уже можешь и не найти. У съемочной группы «Орла и решки» украли аппаратуру во время съемок выпуска «Шопинг в Милане». 

Чистят даже сейфы в отелях. Арендные машины вскрывают моментально. 

– В один день я решила провести эксперимент: взяла пустой рюкзак и пошла в магазин за шоколадками. И что вы думаете? Когда вышла, карман рюкзака был расстегнут.

На площади Duomo.

По словам Кати, среди воров в Милане все поделено. В метро, например, воровки одинаково одеваются: черные штаны, куртка, шапка, черно-белый шарфик и всегда много слоев одежды, чтобы можно было быстро спрятать украденное. Работают они с утра до вечера группами по 5–6 человек. Чаще всего их можно встретить в районе железнодорожного вокзала по зеленой ветке метро. 

В команде обязательно есть беременная – причем непонятно, настоящий у нее живот или сделанный специально для отвода глаз. Рядом с ними всегда околачивается мужчина, который их «крышует» и в случае чего сможет отбить и помочь сбежать.

– На следующий день после случившегося вместе с фотографкой Jenia Broggi мы поехали «покататься» в метро и попытаться выследить этих воровок.

В будний день около 3 часов дня за 20 минут мы насчитали три группировки! И только представьте, что вы, уставший с дороги путешественник, с чемоданами едете в отель или забронированные апартаменты – есть ли у вас шансы добраться со всеми своими вещами, когда в вагоне такое количество профессиональных воров?

Буквально через пару дней Женя ехала с ребенком в метро, и ее тоже попытались обокрасть! Хотя она уже несколько лет живет в Милане и вроде как все знает. Девушка даже написала об этом гневный пост у себя в фейсбуке, который собрал более 300 комментариев с такими же историями!

Сценарии постановок

После изучения комментариев и разговоров с местными Катя пришла к выводу, что все воры не особо изобретательны и чаще всего действуют по похожим сценариям. 

Самая распространенная ситуация – когда спрашивают, как проехать. И, пока человек сконцентрирован на ответе, его могут якобы толкнуть и в это время грамотно обчистить. Могут якобы невзначай набросить на сумку платок, перекинутый через руку, – так проще залезть в карман, чтобы никто не заметил. 

Еще один возможный «спектакль»: человек падает в людном месте и кричит о помощи. В такой ситуации ты спешишь на помощь и совсем не думаешь о своих вещах, легко оставляя их на земле. И, пока вокруг собирается толпа, карманники делают свое дело.

Самый высокий уровень – когда чистят дома. Часто грабители распыляют специальный газ, из-за которого вся семья какое-то время находится в отключке и ничего не слышит. Достаточно небольшой щелочки, чтобы газ можно было распылить по всему дому. А потом заходи и выноси что хочешь. 

– Однажды был случай, когда из дома вынесли все, что только можно было, съели даже продукты из холодильника и угнали машину – а потом хозяевам еще и штрафы за превышение скорости приходили. Как в кино! 

А одна женщина, которая живет без мужа, каждый вечер вместе с детьми двигает мебель и подпирает входную дверь тяжелым диваном и комодом.

Я не могу назвать себя какой-то курицей, которая ехала, открыв рот, и смотрела на золотую листву через окошко.

За этот год я успела пожить в Питере, с маленьким рюкзаком путешествовала по Бали на скутере, совершила миллион поездок в Киев и Варшаву, много раз была в Португалии и Италии. Я много путешествую и берегу свои вещи.

Но в Милане ты попадаешь в такой профессионально разыгранный спектакль, что просто не успеваешь соображать.

А теперь – главные правила безопасности

В любой непонятной ситуации будьте начеку. Суть этих всех спектаклей – вызвать у вас эмоции, чтобы вы потеряли контроль. 

Не носите документы, карточки и деньги в одном месте. Лучше разложить их по разным карманам (в идеале – потайным) – так у вас будет больше шансов сохранить хоть что-то.

В кошельке не носите наличку – максимум 20–30 евро, которых в случае чего будет не жалко.

На ночь из арендных машин забирайте все вещи с собой. 

Если едете в путешествие с техникой, предварительно все застрахуйте на случай кражи.

Не носите с собой паспорт – лучше сделайте ксерокопию. 

Если в общественном месте оставляете куртку (например, в кафе), забирайте все из карманов. Не оставляйте сумку, телефон или другие ценные вещи на столе.

Рюкзак носите спереди. С маленького клатча руку лучше вообще не убирать.

И да, добро пожаловать в Милан!

Каждый, кто живет в Милане, знает о ситуациях с постоянными кражами, поэтому на очередной рассказ просто разводит руками и говорит: «Добро пожаловать в Милан!» Еще одна расхожая фраза: «Если ты жил в Милане и тебя ни разу не обокрали – значит, ты не жил в Милане». 

В связи с этим многие просто рекомендуют не расстраиваться и быть благодарным за то, что взяли деньгами. Или что вместе с вещами у тебя забрали болезни. Или почистили карму – кому что ближе.

– Можно убиваться из-за случившегося, но лучше отпустить ситуацию и понять, что уже ничего не изменишь. Прохожим чаще всего все равно – редкий итальянец бросится вам помогать. Полиции тоже все равно. Ваши вещи – это только ваша ответственность. И в Милане ты это понимаешь, как нигде.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

фото Jenia Broggi и из личного архива героини.

Источник: https://citydog.by/post/detektiv-milan/

Пассажирам столичного метро начали обучать, как уберечься от карманников

Меня ограбили в метро

Полицейские в метро стали раздавать пассажирам памятки, как уберечься от карманников.

По официальным данным УВД на метрополитене, 70% совершаемых здесь преступлений – кражи и грабежи. У меня, например, на станции метро “Савеловская” за месяц дважды украли кошелек. Денег не так много, но документы, карточки!.. Их пришлось восстанавливать два раза подряд. Так что к полиции вопросы были.

“Рывок” – и двери закрываются

– С начала года зарегистрировано 546 краж у пассажиров, – рассказал корреспонденту “РГ” начальник полиции УВД на Московском метрополитене Николай Савченко. – В прошлом году за это же время их было больше – 679. Реже, например, стали воровать мобильные телефоны.

Насколько эти цифры соответствуют действительности – сказать трудно. Не все пострадавшие идут в полицию с заявлением. Кто-то сомневается: то ли его обокрали, то ли сам потерял… А кто-то считает, что обращаться бесполезно – денег все равно не вернуть. Но ситуация не безнадежная. По словам Савченко, “за четыре месяца раскрыто 98 краж”.

– Сложность в том, что изобличить “карманника” можно только, взяв с поличным, – рассказывает начальник полиции. – Как правило, бумажник и документы вор тут же выбрасывает, а деньги – попробуй, докажи, что ворованные.

Самая крупная кража в метро за последнее время – 2 млн рублей. Их вытащили на перегоне от станции “Курская” до “Партизанской” у директора строительной фирмы из Якутии. В основном же, суммы не велики – 5, 10, 15 тысяч рублей. Часто добычей становятся мобильники, айподы, планшетники.

Самый распространенный способ – “рывок” при закрывающихся дверях. Мне показали кадры с видеокамер из вагона: вот девушка, сидя с краю, увлеченно строчит эсэмэску на мобильнике.

Парень у двери неожиданно выдергивает телефон и делает шаг на перрон – двери закрываются. Правда, потерпевшая не растерялась и тут же нажала кнопку связи с машинистом.

В общем, вор недалеко ушел – полицейские взяли его на платформе.

Сколько же всего карманников промышляет в метро? По словам Савченко, такой цифры нет. Да и воров условно можно поделить на профессионалов, которые, например, виртуозно разрезают сумки. А есть мелкие, а то и случайные воришки, которые не могут устоять, если что-то “плохо лежит”… “Ну все-таки, сколько их, – десятки, сотни?” – допытывалась я у Савченко,

– Считайте сами: если за 4 месяца нами возбуждено без малого 100 уголовных дел, то к концу года их может быть 300-400, – прикинул начальник полиции.

В общем, желающих опустошить наши карманы не так мало. По данным полиции, чаще всего жертвами воров становятся женщины: у них сумок больше, да и денег.

А самой криминогенной линией метро считается Кольцевая, где многочисленные пересадочные узлы и выходы на вокзалы позволяют воришке легко затеряться.

К тому же карманников привлекают приезжие – понятно, что не с тысячей рублей люди едут в Москву. Кстати, среди карманников, орудующих в метро, почти 80 % – тоже иногородние.

Вор на крючке

А теперь главное – как моя полиция меня бережет?

В УВД на Московском метрополитене создан институт младших оперуполномоченных уголовного розыска, которые ловят карманников в метро.

– Большую помощь оказывает система видеонаблюдения, – говорит Савченко. – В метрополитене работает ситуационный центр, куда в режиме онлайн круглосуточно поступает информация с больше чем 5,5 тысячи видеокамер видеокамер в вагонах, на станциях и колоннах “Экстренного вызова”.

В полиции рассказали недавний случай, когда уже после закрытия метро на мониторе появилась картинка: в подуличном переходе воры лезут в торговый ларек. Их тут же взяли на месте преступления.

А вот в “час пик”, когда в вагонах давка, можно и не увидеть на экране, как злоумышленник орудует в чужой сумке. Некоторые изобретательные граждане, наученные горьким опытом, кладут себе в карман специальное средство от воров – рыболовные крючки. Но тут есть риск самому попасться.

Полиция на метрополитене предлагает более безопасные способы борьбы с карманниками.

К сведению

Из памятки, которую полиция раздает пассажирам:

“Резаки” – те, кто разрезают сумки, пакеты, рюкзаки. Обычно работают по трое: один вытаскивает кошелек, второй сразу забирает, а третий смотрит по сторонам.

“Отряхиватели” – сообщают пассажиру, что у него спина грязная, а нередко сами пачкают. Пока один карманник “помогает” отряхиваться, другой обчищает карманы.

“Ширмачи” – для своего преступного промысла используют “ширму”. Например, через руку перевешивают куртку или пиджак, а другой залезают в чужой карман.

“Парашютисты” (редкие воры-женщины) – выходят на промысел с грудными детьми. Вид ребенка усыпляет бдительность окружающих.

“Гастролеры” – работают группами в основном в предпраздничные дни, когда пассажиры возят крупные суммы. Жертву “ведут” обычно по двое: один впереди, другой позади. Первый что-нибудь роняет и резко наклоняется. Жертва вынуждена остановиться. В этот момент второй карманник вытаскивает кошелек.

Полезные советы из памятки

  • Когда входите в вагон в числе последних, прижимайте вещи к себе – нередки случаи, когда грабители перед самым закрытием дверей вырывают их у пассажиров.
  • На эскалаторе, платформе, в вагоне надо держать сумки, рюкзаки, пакеты впереди себя. Опасно носить их на боку или за спиной.
  • Если почувствовали прикосновение, резко развернитесь и шагните в сторону. Карманы двигающегося человека сложнее обшарить.
  • Если заподозрили, что давка вокруг вас создана искусственно, а вагон не переполнен, сразу проверьте, все ли вещи на месте.
  • Если стали свидетелем кражи, поднимайте шум. Воры обычно бросают добычу.
  • Запомните приметы убегающего преступника и сообщите их сотрудникам полиции.
  • Обо всем подозрительном сообщайте постовым полицейским, которые дежурят на каждой станции.
  • Можно воспользоваться кнопкой экстренной связи “пассажир – машинист” (в вагоне), а также колонной экстренного вызова, которые установлены на каждой станции.

Источник: https://rg.ru/2012/05/24/metro.html

Если вас обокрали, как перестать жалеть о потерях? | Милосердие.ru

Меня ограбили в метро

Я сидела в кафе. Сумку повесила на спинку стула. Собралась уходить, хотела расплатиться, повернулась – сумки нет. Сначала не поняла ничего. Потом поняла: украли. Сумку, где: деньги, мобильник, ключ от квартиры.

Из кафе отпустили с неоплаченным счетом. Извинились, сказали, что могу написать, конечно, заявление на имя руководства. Мне было не до того. Я шла по улице в неизвестном направлении. Первой мыслью было: позвонить другу! Руки потянулись открыть сумку, достать мобильник — и опустились. Мобильника-то нет!

Мысль вторая: попросить добрых людей позвонить с их мобильника! Ура! Стала искать в толпе доброе лицо…, но – ведь номера не знаю, ни одного мобильного номера, даже маминого!

Мысль третья: скорее домой! В метро тетеньку попросить пропустить без денег, поверить на слово, добраться до дома.., но – мысль четвертая — ключей-то нет!

И тут я впервые в жизни почувствовала себя бомжом. Совершенно беспомощным человеком без всего: без дома, без денег, без связи. Опыт настолько сильный, что все помню до сих пор.

Когда я добралась до мамы (она живет за городом, надо на электричке ехать), она начала: как так – украли? Как можно было так повесить сумку, ведь ты взрослый человек! Как можно быть такой вороной? Я говорю: мам, мне так плохо! А она: сама виновата!

Отвечает психолог Антон Сорин, доцент кафедры психологии МГУ, кандидат психологических наук.

— Ну, украли (сумку с кошельком, мобильником, ключом от квартиры – рассмотрим вариант средней степени тяжести), но ведь сам жив-здоров остался. Почему это не утешает? Почему так остро чувствуешь себя (у кого крали – знает) лично оскорбленным со всеми вытекающими? Ведь это же просто вещи.

— Потому что воровство — это всегда посягательство на наше «я». С самого раннего детства, задолго до того, как ребенку исполняется год, он начинает осваивать объекты и предметы внешнего мира. В психологии есть термин «переходные объекты» — это вещи с особой психологической «загрузкой» и потому наиболее важные для контакта с окружающим миром.

Для ребенка это – любимая игрушка, с которой он проводит вместе много времени: спит с ней, «кормит» ее, с ее помощью взаимодействует с миром. С возрастом на место игрушки приходят другие объекты, но суть их остается неизменной. Вещи, которые мы считаем своими и которые для нас важны, — это способ связи между нами, внешним миром и социальной реальностью.

Поэтому любое посягательство на эти вещи вызывает очень острую, болезненную реакцию. Это попытка ограничить нашу возможность контактировать с реальностью, доверять миру (который внезапно оказался небезопасным местом), устанавливать с ним отношения.

Кто-то извне насильно вторгается в наше суверенное личное пространство и наносит нам ущерб. С этой точки зрения воровство сродни изнасилованию.

Помимо этого, любое воровство наносит удар по нашему чувству контроля над окружающей нас действительностью. Обокраденный внезапно оказывается в ситуации, с которой он ничего не может поделать.

Минуту назад у него был мобильник в кармане, а сейчас уже нет – как позвонить друзьям, попросить о помощи? Сумка только что висела на спинке стула, а теперь ее нет, а вместе с ней «уплыли» документы, бумажник, ключи от дома – и надо срочно приспосабливаться к новому положению.

Произошло нечто необратимое, ты не смог этому помешать и не можешь вернуть все «как было». Причем произошло неожиданно. И человеку надо очень быстро решить массу серьезных проблем: как добраться до дома, как попасть в квартиру.

Человек ощущает свою беспомощность, а это непростое испытание для психики. Ведь находиться в состоянии покоя можно, лишь контролируя реальность в возможных пределах, а в случае воровства – контроль утерян, тебя насильно ставят в новые жизненные обстоятельства.

Любая ситуация, в которой человек теряет контроль над происходящим, «считывается» сознанием как угрожающая и вызывает ответную реакцию – тревогу и, соответственно, агрессию.

Как нам кажется, агрессия – это способ вновь вернуть себе контроль над ситуацией. И, как ни странно это звучит, нередко эта агрессия не на вора, а… на самого себя.

После кражи в голове часто крутятся самообвиняющие мысли: если бы я положил кошелек в сумку, а не в карман, его бы не вытащили, если бы я не выложил мобильник на стол, его бы не «увели».

Снова и снова переживаем мы ситуацию до ограбления, упрекая себя в том, что не подстелили соломки.

В какой-то мере такое самообвинение заложено в нас с детства – родителями, учителями, обществом.

Нас всех учили, что ответственность за то, что с нами происходит, за наши ошибки и промахи, целиком и полностью лежит на нас.

Ребенок с рождения слышит, что если он не справляется с ситуацией, то единственная тому причина – он сам: он недостаточно умен, недостаточно упорен и настойчив и так далее.

И это сопровождает нас всю жизнь. Тебя обокрали – это ты дурак, надо было глядеть в оба. Тебя бьет муж – сама такого выбирала. Изнасиловали – значит, спровоцировала. Что бы с тобой ни случилось, ты сам виноват – это хорошо транслируемая и привычная социальная норма.

В результате такого воспитания мы не всегда способны правильно оценить границы того, что подлежит нашему контролю, а что находится вне его, где мы действительно ответственны и «сами виноваты», а где – ответственны и виноваты не мы. Бороться с обвинительными установками, заложенными в нас с детства, можно и нужно. Необходимо приучать себя к мысли о том, что не все в этом мире нам подвластно, а уж тем более неподвластны нам чужие поступки.

Безусловно, не может быть никаких «сам/сама виноват/а» в случае, когда речь идет о противоправных действиях, направленных против нас.

Никто не может быть виноват в том, что его обокрали, избили, изнасиловали. Никакое действие с нашей стороны не дает позволения другим людям так с нами обращаться. Иначе, например, в случае изнасилования или избиения жертва разделяла бы уголовную ответственность с преступником, а это не так, даже если в действиях жертвы  рассматривается «провокация».

— Как перестать думать о потерях? Как успокоиться, выйти из бесконечного круга мыслей: столько денег! Можно было бы потратить их на то, на се. А мобильник, опять покупать новый. Как прийти в себя, успокоиться?

— Плохие мысли нужно победить хорошими мыслями: постарайтесь найти в происшедшем хотя бы каплю позитива. Вообще не пренебрегайте самоутешением в сложный для вас период.

Украли мобильник? Это повод купить новый, удобней прежнего. Или у ваших близких решилась проблема: что вам подарить в день рождения. Пропали контакты? В наш век социальных сетей эта потеря может быть хотя бы частично восполнена, а заодно появится повод познакомиться с сервисами хранения данных.

Не переживайте в одиночестве. Почти любое горе (кража уж точно) пройдет быстрее, если поделиться им с окружающими: пожаловаться, рассказать, как вам обидно и плохо, как вы возмущены, как вы не ожидали, как с вами это первый (второй, энный..) раз это случилось. Люди, даже не близко знакомые, могут и посочувствовать, и подсказать пути выхода, если ситуация достаточно сложная.

При этом важно помнить: кража – это наша потеря контроля над миром, а потеря контроля ведет к тревожности и агрессии.

Постарайтесь не излить эту агрессию на ближних, они ни в чем не виноваты.

Не превращайте жалобу в бесконечное нытье. Это очень скоро убьет всякое сочувствие к вам. Жалуйтесь, но зацикливайтесь на этой роли.

Отмечайте то хорошее, пусть и неочевидное, что принесло случившееся в вашу жизнь. Будете стараться – обязательно заметите.

Может быть, узнав о краже, вам предложил помощь человек, от которого вы этого никак не ожидали? Или просто так тепло посочувствовал, что вы убедились – а он хорошо к вам относится! Или многолетний друг подтвердил надежность дружбы, без вопросов одолжив вам нужную сумму? А может быть, вы узнали, сколько вообще человек сочувствует вам в такой неприятной ситуации? Может, вы почувствовали, как вас любят в семье? Или вы поняли, что в сложной ситуации способны держать удар?

— Как понять — обращаться в милицию или нет? Понятно, если кража крупная – обращаться, а если в масштабах сумки? Ведь на обращение в милицию тоже нужны силы, а человек и так расстроен.

— На кражу обязательно надо отреагировать. Даже если эти действия не ориентированы на непременное получение результата. Например, если у нас похитили имущество, то перед нами встает выбор: обращаться в правоохранительные органы или нет.

С одной стороны – совершено преступление, но с другой (особенно, если похищено что-то не очень ценное) – понятно, что в полиции никто особенно усердствовать не станет и шанс, что украденный мобильник или кошелек к нам вернется, невелик.

Поэтому очень многие «забивают» и не обращаются в органы, полагая, что пользы от этого нет.

Но с точки зрения психологии польза есть! Даже если мы понимаем, что от нашего обращения толку будет мало, все равно это наш способ реакции на ситуацию, наши действия, направленные на то, чтобы справиться с новыми обстоятельствами. Мы снова берем контроль над жизнью в свои руки. Мы делаем что-то, чтобы найти преступников, а возможно – вернуть потерянное. Конкретные, логичные действия помогут нам успокоиться, обрести уверенность.

Но когда вы попереживали и сделали все, что могли, или, например, не стали ничего делать — обращаться в полицию (тут каждый исходит из своих ресурсов), важно принять ситуацию, примириться с ней. Она уже произошла. Не в вашей власти изменить прошлое.

Сейчас скажу то, что за рамками психологии: можно попробовать найти в происшедшем «высший смысл».

Если вы попереживали, вас утешили, а вы все равно не успокаиваетесь, может, вещи стали занимать слишком большую часть вашей жизни? И это вам сверху намекают на переориентацию ценностей? Это — тема для размышлений.

А критерием примиренности в нашем случае будет согласие на потерю постфактум.

— Если обокрали члена семьи, ребенка, друга, коллегу, — как правильно реагировать? Часто люди хотят утешить, а получается только хуже.

— Нельзя виноватить, ругать и подсмеиваться. «Ну что ж ты такой растяпа, небось, ворон считал – вот бумажник и вытащили». «Сам виноват, в следующий раз будешь деньги в банке хранить, а не дома». Подумайте, для чего вы это говорите?

Задним умом все крепки, толку от подобных нравоучений никакого, а человеку и без того плохо, разве можно его добивать?

После такого на доверительные отношения рассчитывать не приходится. А самому пострадавшему я бы в такой ситуации порекомендовал прервать разговор и просто уйти, потому что собеседник явно не способен правильно оценить ситуацию.

Чаще всего ругать начинают самые близкие: родители – детей, дети – пожилых родителей, супруги – супругов. Понятно, что если пострадал член вашей семьи – пострадали (в том числе  материально) и вы сами.

Естественен ваш гнев. Но подумайте: ругая, вы просто выплескиваете свой гнев наружу, освобождаетесь от негатива. Вам становится легче.

А вашему близкому, который уже пострадал и сам переживает (как бы он не держался) – еще тяжелее.

Если вы добрый и хотите подбодрить человека, то и здесь есть несколько вещей, которых делать не следует:

Нельзя обесценивать случившееся. «Ерунда, всего лишь мобильник украли, ничего страшного». «Подумаешь, кошелек вытащили, не зарезали же».

Обокраденный будет чувствовать, что сытый голодного не разумеет, вы не понимаете, что он переживает, и не хотите понимать.

В результате вместо поддержки вы только заставите человека замкнуться в себе, потому что в ваших глазах он выглядит глупо и смешно – переживает из-за такой ерунды.

Рискованно вместе с ним искать положительные моменты в том, что кража случилась. Ну разве что обокраденный вас об этом попросит и вы поймете, что он способен отнестись к таким разговорам с долей юмора. В противном случае это может быть принято за насмешку и обесценивание случившегося. Человек может обозлиться: мол, ты не в моей шкуре, легко тебе сочинять всякую ерунду.

— Обязательно надо сказать, что обокраденный ни в чем не виноват. Преступление совершил вор, а не он. Если это уместно, можно и нужно предложить помощь. Можно предложить ему совершить какие-то конкретные действия – например, сходить в полицию, написать заявление. Главное – чтобы человек чувствовал, что вы не считаете случившееся ерундой и понимаете его переживание.

Только не увлекайтесь ролью жилетки, чтобы у обокраденного не было соблазна превратиться в вечно ноющую жертву.

Постскриптум от редакции:

«Когда обворуют, то не надо скорбеть, а представить, что дали милостыню, и Господь вернет в десять раз больше. — Прп. Иосиф Оптинский

«В одном из житий Киево-Печерских угодников сказано: если кто об украденных у него деньгах не жалеет, то это вменится ему более произвольной милостыни». — Прп. Амвросий Оптинский

Рисунки Дмитрия Петрова

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/esli-vas-obokrali/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий