Лишат ли свободы или дадут возможность?

Сбежать или сесть

Лишат ли свободы или дадут возможность?

16 октября в Кировском областном суде начнется апелляция на приговор по делу «Кировлеса». Оба осужденных уже приготовили сумки — на случай если их опять лишат свободы.

И Навальный и Офицеров свой выбор давно и публично сделали: они скорее сядут, чем уедут из России. Что чувствуют другие обвиняемые, оставленные на свободе до суда, — выяснял The New Times

Петр Офицеров через несколько минут после освобождения в Кирове. 19 июля 2013 г. Сам он не курит, но хорошо знает, как важны в тюрьме сигареты

Петр Офицеров возьмет на апелляцию в Киров другую сумку — у предыдущей оказалась неудачная лямка, которая слишком натирает плечо. И другую кружку — предыдущая слишком быстро нагревалась. Сигареты стоит распаковать заранее — все равно их будут ломать пополам.

И книги надо взять другие, лучше художественные, а то в прошлый раз он брал с собой «48 законов власти» Роберта Грина и «Найти идею» Генриха Альтшуллера — так обе показались сотрудникам СИЗО подозрительными, и их изъяли до соответствующего распоряжения замполита.

Найти в интернете список и правильно подготовить необходимые для тюрьмы вещи несложно. Намного тяжелее, если вообще возможно, подготовиться к тюрьме психологически, особенно если уверен, что невиновен.

Оба осужденных по делу «Кировлеса» свое решение приняли: они готовы сесть, но не уедут. Перед большинством обвиняемых такой вопрос не стоит — их арестовывают на стадии следствия. Те же немногие, кто к моменту приговора еще остается на свободе, поставлены перед нелегким выбором: бежать из страны — возможно, надолго или даже на всю жизнь — или остаться и принять незаслуженное наказание.

Свободный человек

Алексей Козлов идет с сумкой на свой приговор. 15 марта 2012 г. Через час его арестуют в зале суда

О том, что судья Васюченко вынесет бизнесмену Алексею Козлову обвинительный приговор, жена обвиняемого, журналист Ольга Романова, написала на своей странице в фейсбуке со ссылкой на источники в Мосгорсуде за несколько дней до его оглашения. И даже угадала срок: пять лет колонии.

Реши Козлов, находившийся тогда на свободе, уехать из России, ему бы это наверняка удалось, как наверняка удалось бы получить политическое убежище: история его первого ареста, заказанного, как утверждает сам Козлов, партнером по бизнесу сенатором Слуцкером, заключения и освобождения по решению Верховного суда, направившего дело на новое рассмотрение к судье Васюченко, была известна и за пределами страны. Друзья, вспоминает бизнесмен, предлагали тогда разные варианты отъезда.

Но Козлов принял другое решение и приехал к Пресненскому суду на свой приговор с большой дорожной сумкой, которую с готовностью демонстрировал телекамерам. А спустя час судья Васюченко, как и предсказывала Романова, объявила Козлову пять лет колонии.

«Я не хотел, чтобы какие-то упыри выжимали меня из моей страны, не хотел скитаться там, где я не хотел бы жить, — объяснял он мне свое решение, после того как освободился.

— Я был абсолютно уверен, что выйду раньше, чем настанет конец срока, потому что Верховный суд уже один раз встал на мою сторону.

Я думал уложиться в один год, это заняло чуть больше времени, но в итоге я свободный человек, могу жить и работать там, где хочу, а я сейчас хочу жить и работать в России. Если бы я уехал, я бы такой возможности был лишен».

На вопрос, не жалеет ли он о годах, проведенных за решеткой, Козлов отвечает: «Я жалею о другом — о том, что я понял, что такое хорошо и что такое плохо, слишком поздно. Я мог сделать гораздо больше хороших дел до своего первого ареста. Вот об этом я жалею. А то время, что провел в тюрьме, я считаю, использовал для своего нравственного и духовного роста».

«Омерзение, страх, стыд и уверенность в собственной правоте»

Манана Асламазян думает окончательно вернуться в Россию

Когда в январе 2007 года в аэропорту Шереметьево у бывшего директора российского «Интерньюс» (международная некоммерческая организация, которая поддерживает развитие СМИ) Мананы Асламазян изъяли €9500, потому что сумма незначительно превышала разрешенные к провозу без декларации $10 тыс.

, по странному совпадению на месте происшествия оказалась камера НТВ. Это был единственный, пожалуй, признак политического заказа в обычном, на первый взгляд, таможенном инциденте.

И действительно, вскоре появилось уголовное дело о контрабанде, затем последовал обыск в офисе «Интерньюс», изъятие компьютеров и в итоге — решение Мананы о прекращении деятельности организации на территории России.

Тогда же разные информированные источники или те, кто таковым казался, начали рассказывать Асламазян, что ее скоро собираются арестовать, а родные и близкие — убеждать хотя бы временно уехать из страны.

«Единственный человек, который не хотел ехать, была я, — вспоминает Манана.

— Меня моя семья уговаривала, мой брат уговаривал, мне адвокаты говорили, что надо ехать, а я отвечала: не хочу, не хочу, не хочу! Но это омерзительное состояние, когда ты понимаешь, что ты не виноват, что тебе за пятьдесят и ты всю жизнь была честным и законопослушным человеком, и вдруг тебя в таком обвиняют, в итоге привело к мысли, что есть смысл на месяц-два уехать. У меня в мыслях не было, что я так задержусь».

Инна Бажибина отсидела неполных два года из 15. Сегодня она — координатор движения «Русь сидящая»

Два месяца вылились в три года отсутствия. Находясь в Париже, Манана узнавала из российских новостей, что ее якобы объявляли в международный розыск, звонила следователям и говорила, что она тут и ни от кого не скрывается, те соглашались, а потом в очередном интервью повторяли про розыск.

«Первое время мне было крайне стыдно, мне казалось, что все меня осуждают, что никто не верит в мою невиновность. Ты не понимаешь — за что? — и именно поэтому ты чувствуешь себя, как оплеванный».

Уголовное преследование Мананы закончилось решением Конституционного суда РФ, который через год признал оспоренную директором «Интерньюс» норму о ввозе валюты «не соответствующей Конституции РФ и нарушающей принципы равенства и справедливости». Уголовное дело было закрыто, все изъятые деньги возвращены владелице, а еще через два года Асламазян торжественно вручили в Москве ТЭФИ «за вклад в развитие отечественного телевидения».

Сегодня Манана спокойно приезжает в Россию и думает после окончания контракта вернуться окончательно. Может быть, кажется ей сейчас, ее тогда и не собирались сажать в тюрьму, а просто хотели надавить и напугать.

Но свои чувства во время преследования она запомнила навсегда: «Это состояние, когда за тобой все время идет слежка, когда тебя все время слушают, когда адвокат говорит: «Выключи телефон и отложи его куда-то», хотя я знаю, что все, что я говорю, — законно и все это правда.

Омерзение, страх, стыд и в то же время уверенность в собственной правоте».

«Лучше уехать, если есть возможности.

Лучше гулять на свободе, чем в нечеловеческих условиях сидеть в российской тюрьме», — уверен адвокат Мананы Асламазян Виктор Паршуткин, который сам подвергался уголовному преследованию по обвинению в воспрепятствовании осуществлению правосудия (ст. 294 УК РФ) из-за публикации в «Новой газете» интервью с распущенной к тому времени коллегией присяжных по делу его клиента. 

«Я не скрывался, все знали, где я. Я зарегистрировался в Украине в собственной квартире. В Украине по этому обвинению свободы не лишали, и меня не могли поэтому депортировать в Россию, если бы Россия этого захотела. Но она (Россия) этого не хотела».

Когда Верховный суд РФ утвердил оправдательный приговор его подзащитному, Паршуткин вернулся. «Меня даже на границе не задержали, хотя формально был объявлен в федеральный розыск», — вспоминает он. Через несколько дней дело было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

«Королева контрабанды» с зарплатой 50 тыс. рублей

*Инна Бажибина – одна из осужденных по громкому «контрабандному» делу ООО «Третий Рим», занимавшегося импортом в Россию полимерных материалов. По версии обвинения, они занижали таможенную стоимость ввозимых из -за границы материалов и нанесли ущерб бюджету. Гендиректор компании Олег Рощин, приговоренный сначала к 18, а затем к 8 годам заключения,  считал дело сфобрикованным по заказу бывшего партнера. Все обвиняемые в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, были освобождены после декриминализации этих статей.

Для бухгалтера Инны Бажибиной, обвиненной в 2010 году в товарной контрабанде*, прокурор запросил пятнадцать с половиной лет колонии.

На приговор 44-летняя мать двух взрослых сыновей приехала сама, с собранной по всем правилам сумкой, которую, правда, оставила в машине. Не забыла, а именно оставила, как она объясняет, «из-за какого-то суеверия».

«Думала, что потом дадут передать. Но не дали. Сумочку около ноги надо было держать».

Вопрос о возможном отъезде накануне приговора в семье Бажибиных обсуждали, но недолго: «Мысли (уехать) были, но после их прокручивания возникала еще одна: и что потом? Муж ведь, дети еще, — рассказывает Инна. — И потом, мы же старой совковой формации.

Была малюсенькая надежда, что будет условно — да, вот такая я дура! Вторая мысль: мне на что было бежать? Я — «королева контрабанды» с окладом 50 тыс. рублей и маленькой «трешкой» на рабочей окраине. А дальше что? Скрываться и сдохнуть от любого чиха или стука в дверь?! Я же не ЮКОС.

И потом, я в тюрьме насмотрелась на тех, кто скрывался и кого потом как миленьких Интерпол и в Испании доставал, и в Бразилии, и заканчивалось все в 6-м СИЗО (женское СИЗО «Печатники» в Москве. — The New Times).

И Бажибина рассказывает о даме, которая в 90-е занималась челночным бизнесом, прогорела и уехала в Европу, а бывший муж тем временем обвинил ее в мошенничестве, а сам умер.

Взяли ее через десять лет в Испании, где она успела открыть собственное кафе, и доставили в камеру к Инне. «Она сидела у нас с месяц, а следователь был у нее из Нижнего. Она даже его не знала — того, кто ведет ее дело.

Сидела, как мешок с картошкой, — куда повезут, туда повезут».

Другая соседка Бажибиной по камере, тоже «экономическая», на собственный приговор просто не пришла. Судье, который признал ее виновной и дал пять лет, муж осужденной привез справку, что она в больнице.

Шесть лет после этого никто о ней не вспоминал, а потом в один прекрасный день ее взяли на выходе из своего подъезда: «Под белы ручонки и пожалуйте в 6-е СИЗО, — подытоживает Инна.

— А теперь она в колонии в Чувашии, и никакое УДО даже близко не светит, потому как бегала».

Бывшая судья из Санкт-Петербурга Татьяна Зайферт в больнице в июне 2012 г. рассказывает о проблемах судебной системы. Ее арестуют через месяц

Судья-заключенная

**Уголовное дело против себя Зайферт объясняла местью со стороны ректора Горного университета Владимира Литвиненко. Зайферт представляла интересы его дочери Ольги Литвиненко, которая судилась с отцом за свою дочь и его внучку Эстер-Марию. Тот суд они выиграли, но дед отказался отдавать девочку матери, и Ольга вскоре сбежала с младшим ребенком за границу. По странному стечению обстоятельств, все шесть помощников депутатаОльги Литвиненко после ее ссоры с отцом оказались либо в тюрьме, либо под следствием, либо с проломленной головой, либо в эмиграции. Сам Литвиненко многократно и категорически отвергал всякую свою связь с этими событиями.

С бывшей судьей районного суда Санкт-Петербурга Татьяной Зайферт мы познакомились в июне 2012 года в больнице, где она проходила кардиологическое обследование.

К тому моменту уголовное дело по статье «покушение на мошенничество» в отношении нее уже было заведено: по версии следствия, Зайферт «приняла на себя роль лидера организованной преступной группы» в деле о рейдерском захвате одной петербургской мансарды.

Сама Зайферт говорила о своей полной невиновности и заказном характере уголовного преследования**.

У Татьяны Зайферт были время и возможность скрыться: как «спецсубъекта» ее можно было лишать свободы только по представлению главы СК Бастрыкина и с разрешения квалификационной коллегии судей.

У обвиняемой были действующий загранпаспорт и действующая шенгенская виза, а также поддержка родных и друзей, уверенность в собственной невиновности и серьезные проблемы со здоровьем, которое в случае заключения ее под стражу могло серьезно ухудшиться. Но главное: бывшая судья, как никто другой, знала, чего ей, как обвиняемой, стоит ждать в суде.

В интервью, которое Зайферт, лежа на больничной койке, давала мне о состоянии российской судебной системы, она описала процедуру принятия судьей решения так: «Возьми флешку у следователя, напиши сверху «Именем Российской Федерации» и не мучайся».

И тем не менее Татьяна сначала пошла к следователю и сдала ему свой загранпаспорт, собственноручно вырвав страницу с действующей визой — в доказательство того, что она не собирается сбегать.

Потом, уже после того как московские врачи провели ей обследование и посоветовали, сильно не затягивая, сделать шунтирование, Зайферт решила вернуться в Петербург и пойти на квалификационную коллегию судей.

В итоге 9 из 12 судей проали за удовлетворение ходатайства Бастрыкина об аресте бывшей коллеги. Татьяну арестовали в зале суда, куда она приехала без вещей.

С тех пор прошли год и три месяца. Татьяна сидит в СИЗО, спит на матрасах 1958 года и получает отказ во втором одеяле, потому что «не положено». Суд над Зайферт идет с перерывами на отпуски судьи и адвоката, и часто заседание кончается вызовом скорой к обвиняемой. На днях бывшая судья объявила голодовку, протестуя против избранной ей меры пресечения.

«Вы не жалеете, что она тогда не уехала?» — спрашивала я спустя несколько месяцев после ареста Зайферт у ее мужа и взрослой дочери. Мы сидели в кажущейся пустой гостиной, на полу лежит огромная лохматая собака с грустными слезящимися глазами.

«Мама — боец, — отвечала дочь. — Она не сдается. И она всегда хотела, чтобы все было по закону».

Муж и собака молчали. 

фотографии: со страницы Инны Бажибиной в , Мария Эйсмонт, Андрей Стенин/РИА Новости, со страницы Мананы Асламазян в

Источник: https://newtimes.ru/articles/detail/72561

Новая школа. Что нового предлагает реформа образования

Лишат ли свободы или дадут возможность?

5 сентября Верховная Рада приняла Закон “Об образовании”, что стало ключевым моментном давно назревшей реформы системы обучения в Украине.

Подготовка и обсуждение проекта шли несколько лет, а грядущие изменения в системе образования станут самыми масштабными с момента получения независимости.

По сути, сейчас закладывается фундамент для новой украинской школы на ближайшие десятилетия. Фокус приводит основные положения закона, который вступит в силу с 1 января 2018 года.

Введение 12-летней системы обучения. Это затрагивает только тех детей, кто в первый класс пойдёт в следующем году и позднее. Последние три года учёбы школьники будут углублённо изучать профильные предметы, что позволит сократить время получения степени бакалавра в вузе с 4 до 3 лет.

Вместо набора знаний — изучение компетентностей. Детей будут учить не просто новым фактам, но тому, как правильно их применять.

Уравнивание школ. Все учебные заведения средней ступени (5–9 классы) станут гимназиями, а старшие школы — лицеями.

Легализация домашнего, неформального, и других видов обучения. Детям не понадобится повторно изучать предмет в школе, если они изучили его вне её стен.

Основным языком образования станет украинский. При этом гарантируется право национальных меньшинств и коренных народов на получение образования на родном языке.

В начальной школе вместо английского дети будут учить украинский, в средней школе украинский и язык нацменьшинства, на котором идёт обучение, будут использовать поровну.

В старшей все предметы будут изучать на украинском, а язык меньшинства станет отдельным предметом.

Школьное самоуправление. Директоров школ будут выбирать на конкурсной основе, причём на своём посту директор сможет находиться не более двух сроков подряд по 6 лет. Ему дадут возможность самостоятельно набирать и увольнять школьных учителей. Также местные отделы образования лишат контроля над учебным процессом.

Переподготовка преподавателей. 20 тысяч учителей, которые возьмут первые классы в следующем году, повысят квалификацию. Появится возможность добровольной сертификации, прохождение которой даст надбавку к зарплате в размере 20% оклада.

Больше свободы учителю. Преподаватель сможет сам распределять количество часов между темами и определять программу обучения.

Лилия Гриневич

министр образования и науки Украины

“Я счастлива, что Закон “Об образовании”, работа над которым длилась около 4 лет, наконец принят. Это знаменательное событие не только для меня, но и для всех, кто принял участие в создании данного документа.

Этот закон открывает возможность начать изменения на всех уровнях образования.

В нём заложены механизмы для развития педагогов, связи образования с потребностями рынка труда, закладывается автономия школы и свобода учителя.

Теперь перед нами следующий вызов — нужно оперативно принять закон об общем среднем образовании, закон о профессиональном образовании и внести изменения в Закон “О высшем образовании”. В ближайшее время МОН должно разработать, а Кабмин принять десятки подзаконных актов, которые детализируют нормы нового Закона “Об образовании”.

Наибольший вызов в имплементации принятого закона — человеческий фактор. Например, школьная реформа не состоится без новых учителей, которые будут реализовывать новшества.

Сейчас мы заложили многие механизмы, чтобы побудить педагогов работать по-новому, однако для этого не хватит только усилий МОН, нужно общественное согласие.

Если общество объединится вокруг идеи развития современного украинского образования, то вместе мы сможем реализовать эти изменения”.

Андрей Мельник

директор киевской специализированной средней школы №203

“Другого выхода, кроме как проведение реформы, у нас просто нет. Закончилось время, когда можно было пить лекарства, вести здоровый образ жизни, а болезнь как бы сама собою пройдёт. Мы в тяжёлом состоянии, без хирургического вмешательства нам точно не удастся ничего сделать.

Реформа объективно необходима. Мы ожидаем, что качество образования будет соответствовать тем вызовам, которые ставит перед нами общество.

Ожидаем, что в результате будет возобновлено доверие к образованию, что это станет наилучшей сферой в нашей стране, а не той, которая финансируется по остаточному принципу.

Изменения не всем понравятся, они пугают. Если ты привык работать 20 лет по старым принципам, то менять их не хочется. У меня в школе в этом году в два первых класса назначены молодые девушки, которые только закончили вузы.

Когда я встретился с родителями, некоторые спросили: а правильно ли сразу вчерашнюю студентку отправлять в первый класс? Я ответил, что в сегодняшних условиях молодость и неопытность могут стать преимуществом, а не недостатком, потому что эта молодёжь готова к восприятию реформы.

Сейчас мы все задаёмся вопросом, каким образом будет происходить подготовка педагогов к новациям, которые прописаны в законе об образовании? Меньше всего нравится увеличение сроков обучения, непонимание аттестации учителя, как будет происходить профессиональная переподготовка. Не нравится, что увеличение зарплат растянуто до 2023 года. Пройдёт 6 лет, и это повышение съест инфляция. У меня в конце 1990 была зарплата, которую постоянно поднимали, но по факту она всё равно оставалась $20.

Гигантский позитив — предоставление широких прав учителям и школе для формирования своей образовательной системы, появление альтернативных форм обучения, их легализация — это очень важно. Интересно введение конкурса директоров для всех регионов Украины.

Меняются требования для администратора, если раньше директором или замом мог быть человек с педагогическим образованием, то теперь есть квалификационное требование, чтобы у него было образование по управлению учебным заведением.

В целом я настроен оптимистично, мы верим, что реформа — это позитивное явление”.

Источник: https://osvitanova.com.ua/posts/715-novaia-shkola-chto-novoho-predlahaet-reforma-obrazovanyia

Минкомсвязи лишит заключенных доходов от SMS-спама

Лишат ли свободы или дадут возможность?

Минкомсвязи и Роскомнадзор считают, что для эффективной борьбы с мошенничеством ФСИН должна усилить борьбу в отношении использования заключенными мобильных телефонов в колониях.

Операторы сотовой связи без законодательных норм помочь ФСИН не в состоянии.

В Министерстве связи и массовых коммуникаций прорабатывают способ, который позволит полностью лишить заключенных незаконных средств связи.

Руководство Минкомсвязи осведомлено о том, что существенная доля мобильного спама с мошенническим содержанием исходит из мест лишения свободы. Решение вопроса о пресечении доступа к средствам мобильной связи и возможности связи у заключенных выделено в отдельную графу.

— В настоящее время мы обсуждаем этот вопрос, он стоит на повестке дня, и работа по решению этой проблемы уже ведется. Однако деталей мы не разглашаем, — сообщили «Известиям» в пресс-службе Минкомсвязи РФ.

По данным аналитиков ежемесячно волнами мошеннического спама охватывается около 100 городов страны — в 40% случаев спам формата «Мама, я попал в беду» отправляется из мест лишения свободы.

— Одна такая спам-рассылка попадает в среднем на 10 тыс. номеров. Полезная отдача с этой рассылки приблизительно составляет 1–2%, так что это достаточно выгодный бизнес. В принципе операторы могли бы вычищать этот спам по ключевым фразам, но номера, с которых спам рассылается, меняются практически каждый день, — говорит глава аналитического агентства TelecomDaily Денис Кусков.

Без государственных директив операторы не вправе блокировать этот спам, и они ожидают выхода нового законодательства для регламентирования борьбы со спамом.

— Мы, как оператор связи, не имеем права устанавливать и использовать специальное оборудование для подавления сигнала сети сотовой связи, — пояснила пресс-секретарь «МегаФона» Юлия Дорохина.

— Вопрос об ограничении связи в исправительных учреждениях находится в сфере ответственности органов исполнительной власти.

В соответствии с законодательством, оператор не имеет возможности ограничивать зону действия сетей.

Что касается спам-рассылок, то мы реализуем комплекс мероприятий по защите своих абонентов от подобных форм мошенничества, — вторит коллеге пресс-секретарь МТС Дмитрий Солодовников.

— Такие вопросы решаются не операторами, а на регуляторно-административном уровне. То есть должна быть либо норма в законодательстве, либо такое решение должно приниматься администрацией колонии на местах, — добавляет пресс-секретарь «ВымпелКома» Анна Айбашева.

И такую работу в местах лишения свободы ведут: некоторые колонии устанавливают оборудование, которое глушит сигналы сотовых сетей, другие жестко контролируют посылки от родных и близких.

— Мобильные телефоны заключенным поступают по двум каналам: «забросы» (через линию охраны. — «Известия») и продажа телефонов заключенным самими сотрудниками ФСИН, причем второй канал гораздо шире.

Есть колонии, где практически нет мобильных телефонов, а есть те, где телефон есть у каждого.

Причем в рамках сегодняшней системы если сотрудник оперотдела колонии конфисковал телефон уже на территории колонии, то он получает взыскание от руководства и вычитание баллов рейтинга (от баллов зависит размер ежемесячной премии сотрудника.

— «Известия»), так как подтверждается факт того, что проникновение телефона на территорию не было предотвращено. Если руководство ФСИН всерьез озаботится этим вопросом, мобильников у заключенных не будет и без изменения законодательства, — поясняет один из бывших сотрудников ФСИН на условиях анонимности.

Возможно, в рамках нового законодательства в Минкомсвязи РФ разрешат учреждениям ФСИН полноценно использовать глушилки или дадут возможность устанавливать их самим операторам. По крайней мере в настоящее время Роскомнадзор РФ констатирует практически полное отсутствие проблем с уже действующими в ряде колоний глушащими сигнал устройствами.

— Если операторы обратятся к нам с жалобой на действия ФСИН, то мы выпишем предписание, которое обяжет их устранить нарушение. Однако хотим заметить, что с глушилками ФСИН практически никогда не возникает проблем, а на наши сигналы там реагируют очень оперативно и все вопросы сразу решаются, — информирует пресс-служба Роскомнадзора РФ.

Решить проблему с телефонами в колониях Минкомсвязь может только выпустив решение Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ), которое регламентирует использование глушилок в учреждениях ФСИН.

Других очевидных решений в рамках существующего законодательства и регламента я не вижу.

А вообще, эту проблему должны полностью решать в ФСИН, — считает эксперт по телекоммуникационному праву Антон Богатов.

Виктор Логинов

http://izvestia.ru/news/544761#ixzz2c6dnpqcO

Известия

Не допускается использование всех материалов, размещенных в разделе «Мониторинг СМИ» официального сайта Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, без указания их правообладателя, указанного для каждой публикации

Источник: https://digital.gov.ru/ru/events/30568/

Как изменится высшее образование в Казахстане

Лишат ли свободы или дадут возможность?

В Казахстане подготовили законодательную базу для исполнения поручения президента Нурсултана Назарбаева по оптимизации работы вузов: университетам дадут больше свободы и возможностей

АСТАНА, 25 апр — Sputnik. Мажилис парламента Казахстана в первом чтении одобрил проект закона “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам расширения академической и управленческой самостоятельности высших учебных заведений”.

Законопроект был разработан во исполнение задач, обозначенных в послании главы государства народу Казахстана. Цель законопроекта — реализация 78-го шага Плана нации “100 конкретных шагов”. Им предусмотрено поэтапное расширение академической и управленческой самостоятельности вузов с учетом опыта Назарбаев университета.

Законопроектом в целом предусматривается внесение изменений в один кодекс и три закона. В целом, данные изменения регулируют три основных направления деятельности вузов: академическую, управленческую и финансовую.

Вузы станут свободнее

“Академическая свобода — это наделение вузов полномочиями по самостоятельному определению содержания программ по повышению качества обучения.

Это важно в условиях перехода к новой экономике, когда потребность в квалифицированных кадрах и новых профессиях возрастает все больше.

Мы признаем, что сегодня высшее образование не всегда может оперативно реагировать на вызовы, диктуемые рынком труда”, — сказал министр образования и науки Ерлан Сагадиев.

Законопроектом предлагается расширить академическую свободу вузов с 65% до 85%. Для этого вузы наделяются полномочиями по самостоятельной разработке образовательных программ.

Таким образом, вузовские программы по каждой специальности будут разрабатываться самостоятельно вузом с ориентиром на рынок труда.

Для учета и информации данных образовательных программ предусматривается введение реестра образовательных программ через единую информационную систему образования.

Ненужных специалистов больше не будет

Поправки оптимизируют неактуальные специальности.

“В настоящее время подготовка кадров ведется в соответствии с классификатором специальностей. В нем свыше 600 специальностей, многие из которых на сегодня являются неактуальными для рынка труда.

Несоответствие кадров потребностям рынка труда также обусловлено долгим процессом введения новой специальности в классификатор специальностей высшего и послевузовского образования”, — пояснил глава МОН.

По словам министра, этот процесс занимает от шести месяцев до года. Для перехода на образовательные программы необходимо изменить структуру классификатора.

“В связи с этим вводится новый классификатор, его проект готов. Новый классификатор будет по направлениям подготовки кадров, в рамках которого вузы смогут разрабатывать новые образовательные программы в соответствии с требованиями рынка”, — указал глава Минобра.

Вместе с этими нововведениями меняется механизм лицензирования. Если раньше лицензировалась специальность, то теперь в соответствии с новым классификатором будет лицензироваться направление подготовки кадров. Иначе говоря, вуз будет получать лицензию по конкретному направлению подготовки кадров, в рамках которого будет самостоятельно разрабатывать и реализовывать образовательные программы.

Образование станет качественнее

Оценка качества высшего образования проводится через механизм аккредитации.

“Сегодня в реестр входят восемь аккредитационных агентств: пять казахстанских и три зарубежных. Их регламенты разработаны на основе международных стандартов.

Также в стране нет конкурентной среды между казахстанскими и зарубежными аккредитационными агентствами.

В связи с этим предлагается внести поправки в части расширения сети аккредитационных агентств, признанных на европейском и азиатском континентах, что позволит совершенствовать действующий институт аккредитации”, — указал Сагадиев.

Изменится управленческая самостоятельность

“Расширение академической свободы вузов тесно связано с изменением системы управления вузами. Ее изменение даст возможность самостоятельно решать вопросы найма на работу, формирование студенческого контингента в разрезе специальностей, направление подготовки и определения вузами академической структуры.

Для этого необходимо, первое, изменение организованно-правовой формы вузов, так как это связано в первую очередь с тем, что госвузы регулируются законодательством в области госимущества.

Это для них обременительно, в ряде случаев это противоречит их основной миссии и задачам”, – считает министерство образования.

Как отметил глава ведомства, преимущество вузов в форме некоммерческих организаций заключается в соблюдении норм корпоративного управления и использовании полученных доходов только на развитие вузов.

“Для этого в проекте закона заложены нормы по преобразованию государственных и национальных вузов в некоммерческое акционерное общество со 100%-ным участием государством.

Также упрощен механизм трансформации для частных вузов, утвержденных как коммерческие организации. Однако это не является обязательным.

При этом при переходе из РГП на ПХВ в некоммерческое акционерное общество, вузы ограничиваются в определенных видах коммерческой деятельности в рамках Предпринимательского кодекса”, — пояснил Сагадиев.

Вузам разрешили осуществлять коммерческую деятельность

В закон об образовании включена отдельная статья, регламентирующая деятельность и компетенцию вузов.

“Данная статья образована из положения законопроекта по инициативе депутатов.

Нормы статьи дают право вузам осуществлять 13 видов коммерческой деятельности, также определяют основные компетенции вузов, и дополнительно вузы будут наделены правом: создавать эндаумент — фонд организации вузовского или послевузовского образования; создавать юрлица по научно-образовательной деятельности за счет внебюджетных источников финансирования, открывать стартап-компании, привлекать дополнительные источники финсредств для осуществления вузовской деятельности, создавать филиалы в иностранных государствах”, — пояснил министр.

Гибкое финансирование

“По финансовой деятельности. Поскольку мы расширяем академическую и управленческую самостоятельность, то нам надо предусмотреть и гибкость финансирования.

Изменение финансирования должно быть направлено на осуществление эффективного использования бюджетных и небюджетных средств, а также на обеспечение материально-технической и социальной базы.

В связи с чем необходимо отойти от финансирования самой специальности в течение четырех лет и перейти по кредитному финансированию без привязки к срокам обучения”, — прокомментировал Сагадиев.

Для этого законопроект предусматривает наделение МОН новыми полномочиями по утверждению порядка финансирования вузов с учетом кредитной технологии обучения и формированию государственного образовательного заказа.

Также изменен срок утверждения госзаказа на подготовку кадров с высшим и послевузовским образованием с одного года до трех лет.

Предложенные дополнения позволят эффективно распределять госзаказ с учетом реального сектора экономики страны.

“Наряду с этим в рамках регулирования финансовой политики предлагается исключить норму, регулирующую стоимость обучения в вузах на платной основе. Данная поправка направлена на расширение доступа граждан к получению высшего образования, в том числе относящихся к социально уязвимым слоям населения”, — заключил министр образования и науки.

Источник: https://ru.sputniknews.kz/society/20180425/5411957/kazakhstan-vyssheye-obrazovaniye-izmeneniye.html

Жилищный вопрос
Добавить комментарий