Куда обратиться, если следователь угрожает посадить в тюрьму моего сына?

О правах и правилах задержания. лучше быть в курсе, мало ли что

Куда обратиться, если следователь угрожает посадить в тюрьму моего сына?

С января 2016 года внесены поправки в УПК о праве задержанного на пятиминутный звонок близким. Поправки в закон подписал Президент В. Путин накануне праздников – 30 декабря.

Задержанному гарантируют право на один успешный телефонный звонок. Он вправе позвонить в течение трех часов с того момента, как его доставили в орган дознания или к следователю. Длительность звонка – не более 5 минут. При звонке присутствуют сотрудники правоохранительных органов.

Если задержанный не может самостоятельно позвонить, «в силу его физических или психических недостатков», следователи берут уведомление родных на себя.

Документ предусматривает случаи, когда звонок могут запретить. Например, в интересах предварительного расследования, когда задержание должно оставаться в тайне. Эти случаи согласуются с прокурором. Это исключение не работает, если задержали несовершеннолетнего.

Да, если правоохранительные органы задержали адвоката, то об этом уведомляют адвокатскую палату субъекта РФ, членом которой подозреваемый является.

Окей, что это за закон?

Задержанный вправе позвонить близким людям в течение первых трёх часов после задержания.

Для задержанных по административным правонарушениям ничего не изменилось. Как правило, при задержании телефон у них не забирают.

Звонить надо как-то особенно?

Вроде того. Вы можете позвонить только в присутствии сотрудника правоохранительных органов.

Если задержанный не дозвонился, то попытка не засчитывается. Закон даёт право на разговор, а не на факт звонка.

Говорить по телефону можно только по-русски.

Закон не конкретизирует продолжительность разговора, но устанавливает тему – уведомление о задержании и месте нахождения.

Кому можно и нужно звонить?

Вы можете позвонить близким родственникам, родственникам и близким лицам. Понятие «близкое лицо» не расшифровывается. Поэтому вы можете позвонить непосредственно адвокату. Если у вас знакомых адвокатов нет, сообщите родственникам о необходимости в юридической помощи.

Почему это важно?

В первые часы после задержания человека никто из близких не знает о его местонахождении. Человек не защищен, и на него могут оказать давление. Сообщить, где вы и что произошло – важно для вашей безопасности. Если с вами что-то случится, как близкие узнают, где именно и при каких обстоятельствах это произошло?

Что делать или не делать при задержании?

Сконцентрируйте ваше внимание на документах, то есть на то, как их оформляют. Это важно!

Сотрудники правоохранительных органов должны аккуратно заполнить все поля. Помарки не допускаются. Оставьте копию протоколов себе. Проверьте, правильно ли записаны ваши показания.

Кстати, если вы заметили ошибки, допущенные сотрудником милиции при составлении протокола (нет вашей подписи, ошибка в дате и т.п.), держите их в уме. В дальнейшем эти ошибки позволят признать протокол недействительным.

Используйте право на молчание. Это право даёт вам 51 статья Конституции РФ. Дождитесь своего адвоката. Помните, как в фильмах: «вы имеете право хранить молчание; всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде».

Если правоохранители не установили вашу личность, то избегайте дактилоскопию. Процедуру могут проводить только при предъявлении обвинений в уголовном преступлении или при вынесении судом решения об административном аресте.

Будет полезно знать:

Про сроки задержания. Вас могут задержать по уголовному делу на срок не более 48 часов, по административному – не более трёх. Срок могут увеличить, например, чтобы установить вашу личность.

Про право на медицинское обслуживание. У вас есть право на медобслуживание, комфортные бытовые условия содержания, горячее питание и т.д. Вы не знали? Да, зачастую всё наоборот – сроки задержания затягивают, адвоката и врача не пускают. Умолчим о применении силы по отношению к задержанному.

Можно ли защитить свои права?

Да, вы можете пожаловатьсяв службу безопасности МВД или дежурному прокурору. Не хотим вас пугать, но номера этих служб хорошо бы знать. Если вам оставили телефон, звоните самостоятельно. Не оставили? Адвокат и родственники должны это сделать за вас.

В качестве вывода:

Знать свои права нужно даже тем людям, которые живут честно и не нарушают законов. Не зря так часто сегодня вспоминают поговорку «от сумы и от тюрьмы не зарекайся».

Источник: ФЗ от 30 декабря 2015 года № 437-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Взято с сайта: https://ceur.ru/news/item197262/

Источник: https://pikabu.ru/story/o_pravakh_i_pravilakh_zaderzhaniya_luchshe_byit_v_kurse_malo_li_chto_4215815

Вызов в СК: будьте аккуратны

Куда обратиться, если следователь угрожает посадить в тюрьму моего сына?

Инструкция The New Times: как вести себя на допросе, какие права есть у свидетеля, подозреваемого и обвиняемого 

Оппозиционер Илья Яшин — «завсегдатай» Следственного комитета РФ

Сегодня никто из нас не может быть уверен, что в ближайшее время ему не суждено оказаться на допросе в Следственном комитете РФ по адресу: Москва, Технический переулок, дом 2.

Самый лучший вариант, если вас вызовут в качестве свидетеля, возьмут с вас подписку о неразглашении тайны предварительного следствия и после нескольких часов беседы отпустят восвояси. И больше не вызовут.

Но если ваше имя, не дай бог, значится в списке фигурантов «Болотного» или какого-либо другого политически мотивированного дела, то после допроса в качестве свидетеля вас могут допросить как подозреваемого, а потом, после предъявления обвинения, и как обвиняемого.

Ваше поведение во время этих допросов может определить вашу дальнейшую жизнь на многие годы вперед. Поэтому так важно знать, как правильно себя вести.

Не бегайте от следователя

Существует предубеждение, что на допрос нужно являться, только если вам вручили повестку. На самом деле в статье 188 ч. 2 УПК РФ (Уголовно-процессуальный кодекс) сказано: «Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи».

То есть следователь, которому лень присылать повестку, потому что письмо почтой даже по Москве идет несколько дней, вызывая вас на допрос по телефону, закон не нарушает. Другое дело, что вы вправе отказаться приходить «по звонку» и можете требовать официальную повестку.

«Если следователь нормальный человек, — говорит Марина Андреева, бывший следователь, а ныне адвокат, — с ним можно договориться на удобное для вас время. Если же вы не явитесь на допрос после нескольких вызовов по телефону, то к вам на работу или домой придет полицейский с повесткой и вам придется подчиниться».

Адвокат Вадим Прохоров советует «не торговаться» и приходить на допрос и после телефонного звонка. «Главное, удостовериться, что это не розыгрыш, позвонить по телефону, который указал следователь. Лучше не уклоняться от явки».

Не свидетельствуйте против себя

«Самое главное, что вы должны понять раз и навсегда, — дает совет адвокат Анна Ставицкая, — следователь вам не друг, а враг. Ему обязательно нужно получить от вас показания, чтобы выстроить уголовное дело.

Поэтому будьте очень осторожны, даже если следователь вам нравится: ведь они умеют производить хорошее впечатление. Надо это помнить и не поддаваться на уговоры». В повестке о вызове на допрос написано, что вы имеете право пригласить с собой адвоката.

Поэтому лучше не полагаться на себя, не рисковать, а договориться с адвокатом, который поможет вам в общении со следователем.

В любом случае свидетель имеет право, согласно 51-й статье Конституции РФ, не давать показания: «не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

Другое дело, что если на допросе вы будете один на один со следователем, то он, опытный юрист и психолог, сможет запутать вас, запугав ответственностью за отказ от дачи показаний, за заведомо ложные показания и т.д.

Например, следователь задаст вам вопрос: «Знаете ли вы, был ли имярек на Болотной площади 6 мая?» Вы ответите: «Не знаю». Тогда следователь, пользуясь вашей юридической неграмотностью, начнет убеждать вас, что, по его сведениям, вы прекрасно осведомлены, что имярек там был. И если вы не подтвердите эту информацию, то он сможет привлечь вас за дачу ложных показаний.

Он откроет перед вами УК и покажет статью 307, в которой черным по белому написано, что вам грозит ответственность от штрафа (до 80 тыс. рублей) до ареста на срок до трех месяцев. Те же три месяца ареста — «потолок» по статье 308 («отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний»). Этим следователь сможет вас пугать, если вы заикнетесь про 51-ю статью Конституции.

«Другое дело, что следователю будет трудно доказать, что вы сознательно отказались от дачи показаний или дали заведомо ложные показания, — объясняет адвокат Вадим Прохоров. — Следователь вряд ли станет возбуждать против вас дела по этим статьям, тем более что арестные дома у нас практически не функционируют».

Но вполне возможно, своего он добьется: вы испугаетесь и начнете отвечать на вопросы.

*Сергей Мохнаткин был осужден на 2,5 года за сопротивление сотруднику милиции во время акции на Триумфальной площади. 31 декабря 2009 года Мохнаткин вступился за пожилую женщину, которую силой заталкивал в автобус милиционер. Был помилован президентом Медведевым в 2012 году.

«Без адвоката разговаривать со следователем категорически нельзя, — рассказывает о своем опыте бывший сиделец Сергей Мохнаткин*. — Следователь умело расставляет вам ловушки, в которые неопытному человеку легко попасть».

Адвокат Прохоров предупреждает: «Бывает так, что вы отказываетесь давать показания, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, а следователь вам говорит: «Почему вы не даете показаний, ведь я задаю вопрос, который не имеет отношения ни к вам, ни к вашим родственникам, на него вы обязаны отвечать».

Здесь следователь лукавит: нельзя механически считать, что вопрос, например, про дядю Ваню не приведет к вам. Универсальных рецептов нет, но не все умеют правильно отвечать на вопросы и давать при этом минимум информации.

Только адвокат в каждом конкретном случае может определить, какую лучше выбрать позицию».

Бывает так, что свидетель месяцами ходит на допросы, а потом в одночасье становится обвиняемым.

«Опытный адвокат, наблюдающий за тем, как допросы становятся все более агрессивными, и к тому же обладающий информацией, всегда чувствует, когда над его подзащитным сгущаются тучи, — говорит адвокат Виктор Паршуткин.

— Я дважды участвовал в подобных делах и в обоих случаях, когда наступил час икс, посоветовал своим клиентам не искушать судьбу и уехать за границу».

Ведите аудиозапись допроса 

Адвокаты советуют во время допроса включать диктофон. Это законом не запрещено и очень может помочь, если следователь, например, будет вам угрожать, намекать на взятку (так часто случается по «экономическим» делам) или попробует вас вербовать. Используя диктофонную запись, вы всегда можете пожаловаться на незаконные методы ведения следствия и оказанное на вас давление.

После допроса следователь попросит вас дать подписку о неразглашении тайны предварительного следствия. Если вы такую подписку давать откажетесь, то следователь вызовет двух понятых и в их присутствии объявит вам, что вы можете быть привлечены к уголовной ответственности (статья 310 УК РФ).

Санкция — от 80 тыс. рублей штрафа до трех месяцев ареста. «За разглашение тайны предварительного следствия свидетелей привлекают редко, — говорит адвокат Андреева. — Для адвокатов ситуация гораздо хуже: если против них возбудят уголовное дело, они могут быть лишены адвокатского статуса».

В любом случае, если вами заинтересовались следователи, подумайте о будущем. Вам стоит пойти к нотариусу и оформить генеральную доверенность на все ваше движимое и недвижимое имущество.

Опыт показывает, что если вас арестуют, то в СИЗО получить такую доверенность вашим близким будет крайне трудно. Для того чтобы начальник СИЗО заверил вашу доверенность или пригласил в СИЗО нотариуса, нужно разрешение следователя.

А он из «воспитательных» целей может месяцами отказывать вашим родным в этом праве.

Не давайте показаний без своего защитника

Большинство обысков заканчивается тем, что обыскиваемого увозят на допрос к следователю.

Представьте себе: несколько часов обыска, ваша квартира перевернута вверх дном, у вас забрали все компьютеры, флешки, мобильный телефон, вы напряженно думаете о том, что в вашем компьютере или в ваших записных книжках могут найти, вас привозят в Следственный комитет и начинают с вами разговаривать.

«Первым делом вы должны сказать, что без адвоката разговаривать не будете, — советует Анна Ставицкая. — Следователь начнет вам говорить: «Зачем вам адвокат? Неизвестно, когда он подъедет, дайте показания и пойдете домой!» Не поддавайтесь на уговоры.

Без адвоката вообще нельзя давать никаких показаний: обычный человек совершенно не понимает, что любое его слово может обернуться против него. Очень хочется объяснить следователю, что произошла ошибка, я, мол, не виноват, а следователь поймет и его отпустит. Это совсем не так: если следователь начал работать, это означает, что никто никого не отпустит.

С момента допроса начинается настоящая борьба. Вам нужно молчать и требовать, чтобы вам дали позвонить родственникам или друзьям, которые найдут для вас адвоката. У следователя своя задача: вытащить из вас какие-то показания, чтобы из ваших слов «развернуть» дело. Классический пример — дело ученого Игоря Сутягина. Если бы он не начал давать показания без адвоката, никакого дела против него не было бы. Впоследствии все обвинение было построено на его показаниях».

Фотограф Митя Алешковский на допросе в СК РФ. 17 января 2013 г.

Не верьте госадвокату

Двадцатому фигуранту «Болотного дела» Игорю Гущину обвинение было предъявлено в СК, куда его привезли после обыска. Обыск начался в шесть утра, продолжался несколько часов, и следователи, увозя Гущина в Технический переулок, не сказали родственникам, что он домой не вернется.

Телефон у него отобрали и начали допрашивать его как свидетеля. Когда он заикнулся о том, что ему нужен адвокат, следователь его успокоил, что-де пока твой адвокат подъедет, пройдет около часа, а мы за 20–30 минут все решим — и поедешь домой.

«Следователь ввел его в заблуждение, — рассказывает адвокат Максим Рачковский. — Он показал ему фотографии, на которых видно, что Гущин был на Болотной площади 6 мая. Он не стал это отрицать.

Потом следователь показал ему другую фотографию, на которой видно, как какой-то парень хватает полицейского за форму. Илья сказал, что это не он.

Но следователь повторил свой вопрос несколько раз, и измученный Гущин, которому больше всего хотелось, чтобы допрос скорее закончился, подтвердил, что это он. И тогда довольный следователь пригласил потерпевших полицейских и они опознали Гущина».

Так допрос свидетеля Гущина плавно перешел в допрос Гущина-подозреваемого. Следователь позвал государственного адвоката. Потом задержанному предъявили обвинение, он все подтвердил и в конце концов написал чистосердечное признание. Только вечером Гущину разрешили позвонить домой.

Родственники обратились в «Росузник», ему нашли адвоката. После того как суд проштамповал арест, Гущина поместили в СИЗО, и на первом же допросе, уже со своим адвокатом, он заявил, что предыдущие показания дал под давлением.

Но вряд ли это будет иметь значение для суда, ведь при первых, признательных, показаниях присутствовал государственный адвокат.

«Назначенные государством адвокаты, как правило, находятся в сговоре со следствием, — говорит Анна Ставицкая. — Поэтому нельзя на них соглашаться. Они не будут вам помогать, а, напротив, будут давать такие советы, которые выгодны следствию».

Опасайтесь следователя

Александру Марголину, доставленному в СК после обыска 20 февраля, повезло больше, чем Илье Гущину. Как только следователь увез его на допрос, жена начала бить тревогу.

Она связалась с «Росузником», и адвокат Анна Полозова через два часа была уже в Следственном комитете. Она звонила следователю, уведомляя его, что у нее есть ордер на оказание защиты Марголину.

В это время Марголина уже допрашивали в присутствии государственного защитника. Так же быстро провели его опознание сотрудником полиции.

«Марголин сообщил следователю, что был на Болотной, и рассказал, как был одет, — говорит адвокат Анна Полозова. — На опознании рядом с Марголиным посадили двух человек, оба моложе его лет на десять. И конечно, полицейский опознал его. Я бы никогда этого не допустила.

Вся эта операция была продумана заранее: как только опознание закончилось, госадвокат дал Марголину свой мобильник, чтобы тот позвонил жене. Жена дала ему мой телефон. Он позвонил мне». Полозова уговорила Марголина отказаться от первоначальных показаний. Теперь она обжалует действия следователя. А к Марголину в ИВС ходят оперативники.

Они предлагают ему признать вину, напоминая, что у него двое маленьких детей.

Давно известно, что чужой опыт никого ничему не учит. Но все-таки есть правила, которым стоит следовать: в каком бы статусе вы ни находились — свидетеля или обвиняемого, не стоит давать показаний без адвоката, которому вы доверяете.

Если вам не удается добиться его вызова, отказывайтесь от дачи показаний. Если вы свидетель, то ссылайтесь на 51-ю статью Конституции. Если же вы — обвиняемый, ссылайтесь на 47-ю статью УПК.

Согласно этой статье, вы также имеете право отказаться от дачи показаний.

*Фигурант «Болотного дела» Максим Лузянин сотрудничал со следствием6 признал свою вину

И не верьте следователю, который будет вас уговаривать давать показания и обещать облегчить вашу участь. «Есть специальное разъяснение Пленума Верховного суда, — говорит адвокат Дмитрий Аграновский, — где сказано, что отказ от дачи показаний не должен ухудшать положение обвиняемого.

Следователь на вашу судьбу повлиять не может. Вспомните случай с Максимом Лузяниным. Я знаю, что даже следователи, которые с ним работали, были потрясены, что ему дали четыре с половиной года*. Они ему что-то обещали. Но обещания следователя ничего не стоят.

В политических процессах следователи не могут повлиять на окончательное решение по делу». 

фотография: Александр Вайнштейн/Коммерсант, ИТАР-ТАСС

Tweet

Источник: https://newtimes.ru/articles/detail/63694

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

Куда обратиться, если следователь угрожает посадить в тюрьму моего сына?

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

https://www.youtube.com/watch?v=dBu5B8zm8yc

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

https://www.youtube.com/watch?v=Lu7U5TdtoYs

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: https://zona.media/article/2018/07/30/prosecutor

Жилищный вопрос
Добавить комментарий