Куда обратиться, если на вечеринке один парень изнасиловал меня, пока я спала?

«Он не имел права касаться тебя»: Насилие, а не пьяный секс

Куда обратиться, если на вечеринке один парень изнасиловал меня, пока я спала?

Когда речь заходит об изнасилованиях в студенческой среде, слишком часто мы представляем просто двух молодых, пьяных детишек на первой в жизни вечеринке с морем алкоголя.

На такие дела смотрят слишком несерьезно, поверхностно, и, бывает, считают не насилием, а пьяным сексом.

Но этот стереотип остается лишь стереотипом, о чем рассказывают Брианна и Джулия, две женщины, подвергшиеся нападению на первых курсах колледжа. 

Брианна, 30 лет, Лос-Анжелес, глава благотворительной организации

Я родилась и выросла в Сиэттле, училась в колледже, чтобы поступить в Clark Atlanta University. Это случилось на втором курсе, 1 апреля 2003 года. В тот день мы встречались с подругами в центре Атланты, хотели перекусить вместе. Я решила подъехать немного ближе к ресторану.

Паркуясь, я задела автомобиль, оттуда выскочили парни и начали орать на меня. Перебранку увидел еще один парень на другой стороне улицы, он подбежал и помог мне уладить конфликт.

После того, как те парни уехали, он сказал, что не стоит здесь оставаться, ведь мою машину тоже могли бы задеть, и рассказал, что неподалеку есть подземная парковка, и я могу оставить авто там. Я так и сделала.

Когда я выходила из машины, вдруг ощутила чьи-то руки на горле – это был тот самый парень, который мне помогал! Он душил меня, и я потеряла сознание. Очнулась я ранним утром, в 4.18, лежала на пассажирском сидении моей машины. А он быстро ее вел, курил и громко слушал музыку. Я не могла пошевелиться.

Он изнасиловал меня, когда я была без сознания. Я поняла это, потому что была раздета ниже пояса. Я была с этим человеком семь часов, раз за разом теряя сознание. Он много говорил, как будто я была кем-то иным, будто я не помню, что случилось.

А я боролась за свою жизнь и все, что могла делать, это глазеть на него.

Он сказал: «Почему ты позволила им сделать такое с тобой? Посмотри на себя!» Он повернул зеркало, и я не смогла себя узнать. Лицо совершенно разбито, глаза налились кровью.

Помню, как я все говорила себе: «Брианна, только не начинай плакать, только не плакать!» Не знаю, откуда взялись силы, но я сказала, что ничего не помню и только просила его отпустить меня в общежития, чтобы я могла готовиться к экзаменам.

Как бы он ни кричал, я повторяла только это: общежитие и экзамены. Кончилось тем, что он вышел возле автобусной станции недалеко от Нью-Йорка, и я смогла уехать в общежитие.

Все, что я хотела – принять душ. Но когда зашла в комнату, там оказалась моя подруга, я не ожидала ее увидеть. Она сразу все поняла и сказала – никакого душа, мы сразу едем в больницу. А ведь я хотела отмыться и пойти на пары, притворившись, что меня просто побили. Теперь я понимаю, что она была моим благословением.

В больнице время тянулось безумно медленно. Но потом меня приняли, медсестра была очень вежливой, сочувствующей и любезной. Все изменилось, когда пришел детектив и полиция. Начался допрос: «Что на вас было надето? Вы знали его? Вы уверены, что не знали его?» Это было просто отвратительно.

Я была словно в тумане, спала, плакала, снова спала, видела кошмары. Когда приехала моя мама, мы прорыдали весь день, обнявшись. Даже странно, сколько слез умещается в одном человеке, как много их можно пролить.

Но мама мне сказала: «Ты выжила, и это главное. Я хочу, чтобы ты прожила все чувства, которые у тебя будут, и знала, что это нормально.

Жалей себя и знай, что ты пройдешь через это, а я буду рядом на каждом шагу этого пути».

Мама хотела забрать меня домой, но я все же решила окончить колледж, ведь если я перееду, то все мои старания пропадут. На занятиях я ничего не показывала, мои эмоциональные проблемы я скрывала.

Но я ходила на терапию, познакомилась с другими девушками, которых изнасиловали, и поняла, что я не одна. Мне это очень помогло.

Но главным моим терапевтом была мама – особенно, когда я начала пить, перестала спать, а на улицах мне казалось, что я вижу его.

Никогда не забуду один из наших с мамой разговоров по телефону. Она спросила, как я, и я ответила, что все в порядке. Но она сказала: «Брианна, сядь, пожалуйста. Где бы ты ни находилась, сядь. У тебя не все в порядке, у тебя все вообще не в порядке. И это нормально.

Ты должна осознать свой опыт и чувства. А ты ведешь себя так, будто ничего не случилось, но это не поможет. Если ты хочешь плакать, плачь, если все плохо, признай это, если ты злишься, это нормально. Но ты должна прочувствовать это».

И я послушала маму, позволила себе эти чувства, перестала пить, чтобы скрыть эмоции.

Два года спустя полиция нашла насильника в Майами. Его ДНК совпадало с тем, что нашли у меня. Еще год длилась подготовка к процессу. Его обвинили в изнасиловании, нападении, грабеже и похищении – я хотела, чтобы его осудили именно за это.

А на суде мое слово было против его и его адвоката. Его признали невиновным. После суда я уехала из Нью-Йорка, сменила машину, сменила квартиру. Не думаю, что со мной он сделал это впервые, думаю, что и не в последний раз.

Судебная система подвела не только меня, но и других его жертв.

Джулия, 27 лет, Вашингтон, работает в сфере транспорта

Мое детство было идиллическим – 30-летние родители, трое младших сестер, учеба в школе. Я никогда не любила вечеринки, выступала против алкоголя. В школьные годы религия имела большое значение для меня, до тех пор, пока меня не изнасиловали. Теперь все по-другому.

Я поступила в колледж при Университете Акрона. Все случилось в выходные в День труда. Многие ребята из общежития разъехались по домам, в том числе и девочка, с которой мы делили комнату.

Я же осталась и, сидя в холле общежития, разговорилась с мальчиком, жившим на одном этаже с нами, и его бывшим одноклассником, который жил в соседнем здании. Мы смотрели видео на моем компьютере, ели пиццу и общались, — совершенно обыкновенный вечер студентов.

Я уже собралась идти спасть, как мой сосед вспомнил, что бабушка прислала мне сладости, и попросил поделиться. Что ж, я пошла к себе в комнату за конфетами, но парни, вместо того, чтобы оставаться в холле, пошли за мной.

Взяв сладости, мой сосед ушел к себе в комнату, а второй, его одноклассник, остался. Он отказывался уходить, настаивал, чтобы мы продолжали смотреть видео. До колледжа подруга говорила мне, чтобы я была осторожна, а от навязчивых парней можно избавиться с помощью фразы о том, что у меня есть парень. Скажи это, и он оставит тебя в покое. Но это не сработало. Он изнасиловал меня.

После того, как он ушел, я позвонила приятельнице, на которую тоже когда-то напали. Было пять утра, она не ответила. Пока я собиралась с мыслями, что же делать дальше, она перезвонила. Я сказала, что напугана, что меня изнасиловали.

Она посоветовала звонить в полицию, и я так и сделала. Не помню, как звонила, помню только, как меня трясло во время разговора с диспетчером. Она говорила: «Золотко, если ты отказала ему, ничто больше не имеет значения, это изнасилование. Он не имел права касаться тебя».

Она оставалась на линии, пока ко мне не приехала полиция и парамедики. В больницу меня увезли на носилках, и это был кошмар, я все думала, хорошо, что меня никто не видит. Это же была только первая неделя в колледже и я боялась стать изгоем.

Я хотела просто оставаться Джулией, учиться и сдавать экзамены.

Сейчас я не могу удержаться от мысли, что должна была быть жестче.

Я должна была сказать: «Нет! Иди к черту из моей комнаты! Не хочу тебя видеть!» Но – первая неделя в колледже! Я не хотела, чтобы меня считали чокнутой или сучкой, которая срывается от каждого чиха.

Я жила в розовых очках и считала, что такие вещи со мной не случатся. Я же не ходила на вечеринки, не ночевала у подруг, не общалась с малознакомыми людьми.

В больнице офицер полиции сказал, что занимается делами об изнасилованиях уже 14 лет, и за все это время лишь один человек сознался в содеянном, так что мне не на что надеяться.

А если дойдет до суда, то судья скажет, что я сделала это для привлечения внимания. Между освидетельствованием и написанием заявления я позвонила папе, и это был самый трудный разговор в моей жизни.

Я слушала, как папа шутит, ничего не зная о случившемся, а потом я услышала, как что-то ломается на том конце провода и он кричит.

На пары я вернулась через пару дней после изнасилования. Я просила администрацию поменять мне расписание, чтобы я не видела насильника каждый день. Но они отказали, ведь у нас лишь одна столовая, а уносить еду с собой тогда нельзя было. Мне предложили питаться либо ранним утром, или поздно вечером.

Через три недели я сбросила больше четырех килограммов и заболела. Вскоре мне диагностировали ПТСР, я пила антидепрессанты. 2009 год стал худшим в моей жизни. Я провалила экзамены, из колледжа пришлось уйти и искать работу. Я была в ярости, все думала, что этот проклятый насильник разрушил всю мою жизнь.

Ненавижу говорить, что мне повезло, но таки повезло, потому что прокурор взялся за мое дело. Насильник сел в тюрьму, правда, только на 180 дней, с последующей терапией и условным сроком.

Ему запрещено подходить ко мне близко, ну а я наконец могу найти место, чтобы жить в мире с собой и взять контроль над своей жизнью.

Да, я считаю, что такой тюремный срок ничтожно мал, но, по крайней мере, правосудие совершилось, и я могу жить дальше.

Источник: huffingtonpost.com

Источник: https://womo.ua/kurs-vyizhivaniya-travma-nasiliya-i-opyit-istseleniya/

«Я кричала о помощи, и меня слышали его друзья. Но никто не помог». Королева красоты рассказала, как насильник напоил ее и похитил из ночного клуба

Куда обратиться, если на вечеринке один парень изнасиловал меня, пока я спала?

Юная королева красоты рассказала миру о страшной ночи, когда ее изнасиловали после вечеринки в ночном клубе в Мельбурне.

Элли Сендфорд, которая в 2016 году стала мисс Австралии, рассказала, что незнакомец угостил ее водкой с апельсиновым соком, куда явно было что-то подмешано.

28-летний парень увез ее в свою квартиру, где дважды изнасиловал, пока его друзья играли в компьютерные игры в соседней комнате.

Dailymail

-Я помню, что просила о помощи. Помню, что пыталась позвонить по своему телефону, который валялся на полу рядом с кроватью, — рассказывает Мисс Австралия. — Я кричала о помощи, и меня слышали его друзья, которые были в комнате по соседству. Но никто не помог. Я слышала, как они играют во что-то, вроде бы в гонки.

Девушка не знает, может быть, они думали, что это шутка, а может быть, они знали обо всем заранее и не стали вмешиваться.

На момент изнасилования девушке было 18 лет. В течение многих лет она корила себя, что не сопротивлялась изо всех сил:

— Часть меня была как будто парализована. Мне было тяжело пошевелиться.

Тот вечер начался достаточно тривиально для 18-летней девушки. Мисс Сендфорд пошла на вечеринку в бар с тремя подружками:

— С нами познакомились молодые люди, один из них предложил купить мне выпить и угостил водкой с апельсиновым соком. Я не заметила ничего подозрительного — бармен налил напиток, парень заплатил и передал стакан мне.

Но через 10 минут после первого глотка она почувствовала сильное головокружение:

— Я подумала, что напиток был слишком крепким. Человек, который купил мне коктейль, поцеловал меня. Я этого не ожидала, но из-за странного состояния не смогла ничего сделать.

Dailymail

— Мои друзья спросили, все ли хорошо, я почему-то ответила, что в порядке, хотя все вокруг меня было замутненным. До этого коктейля я выпила еще несколько. Достаточно, чтобы 18-летний почувствовал себя подвыпившим, но никак не пьяным. Вспоминая тот момент, я предполагаю, что тот тип наверняка что-то подмешал в мой коктейль.

— Следующее, что я помню, как мне «помогали» садиться в такси. Со мной были три парня. Я помню, что пыталась выйти из машины, но мне помешали и засунули обратно в машину. Я смотрела на озеро, пока мы ехали. К нему я буду приходить очень часто, вспоминая подробности этого вечера. Тогда я понятия не имела, куда мы ехали.

Dailymail

— Друзья моего насильника помогли затащить меня в спальню. Я выключилась, поэтому не помню начала изнасилования. Когда я очнулась, я стала звать на помощь, но меня никто не услышал. Потом я снова уснула.

— Я проснулась утром в очень плохом состоянии. Я плохо помнила вчерашний вечер. Я запомнила обстановку комнаты — на части стен не было обоев. Я была еще очень слабой, поэтому мой насильник еще раз меня изнасиловал, а у меня просто не было сил сопротивляться.

Утром незнакомец отвез Мисс Сендфорд домой. Поездка проходила в молчании.

Dailymail

— Затем он поцеловал меня в щеку и сказал: «Вчера было весело» или что-то вроде этого. Я промолчала, быстро вышла из машины и стала молиться Богу, что мой отец не заметит меня. Я была папиной любимицей и не хотела, чтобы он плохо обо мне подумал, ведь на тот момент у меня не было парня.

После нападения Элли долго не могла рассказать родителям, что произошло. Она просто притворилась, что ничего не было и что вечер прошел отлично. Девушка жалеет о таком поведении: «Мне нужно было сказать родителям прямо, что парень, который меня привез, похитил меня и изнасиловал. Но я просто пошла в свою спальню».

Dailymail

Следующие два года мисс Сендфорд ничего и никому не рассказывала об этой ночи. Она боялась, что если кто-то об этом узнает, то на нее повесят клеймо. Девушка обманывала себя и делала вид, что все в порядке.

Свою боль она заглушала вином. Наконец, ее близкий друг Джейк заметил, что с ней что-то не так, и спросил, что случилось: «Мы проводили много времени вместе, и он постоянно спрашивал меня, что же не так.

В один прекрасный день я не выдержала и все ему рассказала».

Для Элли это было как спасательный круг — наконец-то она смогла выговориться. Пять лет девушке понадобилось, чтобы рассказать отцу об этом случае, и еще год, чтобы рассказать маме.

Сейчас госпожа Сендфорд делится своей трагической историей затем, чтобы поощрить других людей, страдающих от последствий сексуального насилия, высказаться и обратиться за помощью.

«Сегодня я говорю об этом максимально открыто и искренне, насколько это возможно. Я всем сердцем надеюсь, что однажды одна девочка не будет притворяться, что ничего не было, а пойдет в полицию.

Мое изнасилование сделало меня сильнее, более чуткой и терпимой. Я научилась слушать других людей».

Сейчас Сендфорд замужем за 37-летним Мартином и помогает жертвам изнасилования.

— Помните, что вы не сделали ничего плохого, — говорит она. – И я обещаю, что в один день боль пройдет. Люди, которые любят вас, помогут.

Да, меня до сих пор иногда мучают воспоминания, я выучила навыки самообороны, чтобы больше никогда не попадать в такое положение. Одно я знаю точно — я не жертва изнасилования. От этого слова меня тошнит.

Да, со мной произошла ужасная вещь, но она не определяет всю мою личность.

Источник: https://rep.ru/articles/2590-18_ya-krichala-o-pomoshi-i-menya-slishali-ego-druzya-no-nikto-ne-pomog-koroleva-krasoti-rasskazala-kak-nasilnik-napoil-ee-i-pohitil-iz-nochnogo-kluba/

Правообладатель иллюстрации HANNAH PRICE

Ханну Прайс изнасиловали, когда она была студенткой. Тогда она не нашла в себе сил заявить об этом. С тех пор она обнаружила, что далеко не одна – сексуальные нападения происходят в кампусах гораздо чаще, чем показывают цифры официальной статистики.

Я не помню, чтобы в школе мне объясняли, что означает согласие на секс – разве что говорили, что “нет – значит нет”. Зато хорошо помню, как мне говорили не ходить домой пешком в одиночку, иначе незнакомец может изнасиловать меня в темном переулке. Вот только по-настоящему изнасиловали меня совсем не на улице, а в моем собственном доме, и в тот вечер меня как раз провожали домой.

Это была первая вечеринка того учебного года в Университете Бристоля. Мы любили это время в начале семестра: лекции еще по-настоящему не начались, сдавать работы еще не скоро. Я провела веселый вечер, пила, смеялась и танцевала, пока не решила, что пора идти спать.

Когда я уходила из клуба, один парень сказал, что живет рядом, и предложил проводить меня домой.

Я всегда старалась избежать ночных возвращений домой в одиночестве, так что с радостью согласилась. Мы познакомились всего несколько недель назад, так что по дороге просто болтали о сегодняшней вечеринке и о том, что нас ждет в этом семестре. Когда мы оказались на крыльце моего дома, он вежливо попросил разрешения зайти на минутку – он просил воды, так как чувствовал себя не очень хорошо.

Может быть, в этот момент в моей голове должен был прозвучать сигнал тревоги, но даже когда я наливала ему воду на кухне, я не чувствовала, будто что-то не так. Он перестал притворяться, только когда допил воду.

Здесь и прозвучало мое первое “нет” – после его требования пойти ко мне в спальню.

До сих пор поражаюсь, как быстро может улетучиться напускной шарм и на его месте возникнуть агрессия.

Я выпивала в тот вечер. Я пустила его в дом. Я не пыталась отбиваться – страх оказался сильнее. Значит, я сама виновата, так ведь?

Несмотря на мой отказ идти в спальню и мои попытки заставить его уйти, он не оставал: “Почему ты позволила мне войти, если не хотела, чтобы между нами что-то произошло?”

Я все повторяла, что мне ничего такого не хочется, а он становился все более напористым.

“Ее насиловали, пока она рожала”: кошмар лондонского рабства

Я уже не помню, сколько раз повторила “нет”. И вдруг осознала, что в моем доме находится человек физически сильнее меня, который отказывается уходить, пока не возьмет желаемое. Он так решительно схватил меня за руку, что стало очевидно: он с самого начала не собирался просто проводить меня до дома.

Очень странное чувство – я находилась в собственной гостиной, парализованная страхом. Тогда я осознала, что простого “нет” недостаточно.

Он снял с меня колготки. Когда он закончил, то наконец ушел.

На следующий день я заперлась в своей комнате, выйдя оттуда только лишь для того, чтобы смыть в душе напоминания о вчерашней ночи. Я лежала, не в силах совладать с нахлынувшим отвращением и чувством вины.

Я так никуда и не сообщила о произошедшем. А кто бы мне поверил? Я выпивала в тот вечер. Я пустила его в дом. Я не пыталась отбиваться – страх оказался сильнее. Значит, я сама виновата, так ведь? То, что случилось, не подходило ни под один известный мне сценарий: не было ни темного переулка, ни незнакомца.

Я знала, что мне придется снова увидеть его.

Я тогда активно общалась с другими студентами – и по учебе, и просто ради новых знакомств, так что даже в таком большом университете, как мой, было нетрудно наткнуться на кого-нибудь знакомого.

А он был харизматичным на публике, пользовался популярностью, так что мне легче было просто подавить неприятные воспоминания, нежели признать, что случилось.

Правообладатель иллюстрации HANNAH PRICE Image caption Ханна Прайс на вручении диплома

Тогда я только начала жить отдельно от родителей. Мне казалось, что ни с кем в моем окружении я не могу поделиться этой историей. Я опасалась, что случившееся со мной было не настолько серьезно, чтобы мне кто-нибудь поверил или отнесся к моему рассказу с пониманием.

Политика моего вуза состояла в том, что в случае каких-либо правонарушений администрация воздерживалась от принятия любых мер до тех пор, пока об инциденте не будет проинформирована полиция. Но я относилась к полиции настороженно.

Годом ранее я написала заявление в полицию по поводу другого студента, который напал на меня в ночном клубе. Были свидетели, было видео с камеры наблюдения – и все равно это был для меня огромный стресс.

Некоторые друзья после этого от меня отвернулись. Каждый день я нервничала, что снова случайно встречу этого студента. Все это очень плохо сказалось на моем физическом и психическом здоровье. А теперь умножьте эти переживания на сто, и вы поймете, что я испытывала лишь от одной мысли о том, через что мне придется пройти, если я заявлю в полицию об изнасиловании.

Расследование сексуального преступления может занять кучу времени. Как следствие и суд повлияли бы на мою учебу?

И буду ли я в безопасности все это время? Ведь вероятность встретить этого человека в кампусе совсем не уменьшалась. К этому добавлялось унижение, которое я бы чувствовала, заяви я о преступлении публично. Еще я боялась, что наши общие друзья не поверят мне да еще и обвинят в том, что я пытаюсь сломать человеку жизнь.

Так что я никому не рассказала, постоянно встречала его и заставляла себя притворяться, что ничего не было. И все-таки я регулярно натыкалась на напоминания о той ночи – иногда он стоял слишком близко ко мне или присылал мне сообщения по ночам.

С той ночи прошло больше трех лет. И только этим летом, когда я получила диплом и уехала из кампуса, я смогла признаться себе: да, меня изнасиловали.

Люди не всегда обращают внимание на сексуальные нападения и домогательства, когда они происходят – потому что кажется, будто это обычное дело.

И я не одна такая. Поразительно, как много похожих случаев произошло с другими девушками.

Как будущий журналист я долго искала способ рассказать о сексуальных преступлениях и домогательствах в кампусах, но, подобно и мне самой, другие тоже не особо стремятся говорить об этом публично.

Однажды я прочла материал о двух невероятно смелых девушках из Индии, тоже переживших насилие: с помощью соцсетей они рассказали о произошедшем, при этом сохраняя анонимность.

И в этот момент Snapchat показался мне идеальной возможностью высказаться: это современная платформа, которую хорошо знают миллениалы. Приложение позволяет изменять внешность и голос до той степени, которая комфортна тебе самой, при этом сохраняя все твои эмоции и силу рассказа.

Правообладатель иллюстрации HANNAH PRICE Image caption Snapchat позволяет изменять внешность и голос, при этом сохраняя все твои эмоции и силу рассказа

Вот так я и начала свою кампанию, которую назвала “Бунт против сексуальных нападений”, чтобы высветить подлинный размах и серьезность преступлений на сексуальной почве и домогательств, с которыми сталкиваются студентки в университетах Британии, а также призвать к реформам, необходимым для решения проблемы.

С тех пор я услышала огромное количество историй о сексуальных преступлениях, которые рассказали смелые студентки – и каждая история была такой впечатляющей, что ее невозможно было выдумать. И даже за фильтрами Snapchat можно увидеть, какой долгосрочный эффект те события оказывают на жертв.

Отчасти проблема заключается в том, что люди не всегда обращают внимание на сексуальные нападения и домогательства, когда они происходят – потому что кажется, будто это обычное дело.

С подросткового возраста на автобусных остановках мне доводилось слышать от мужчин вдвое старше меня, что они хотели бы сделать со мной и моими подругами. Прохожие даже головы не поворачивали, так что скоро и я перестала обращать внимание – мне казалось, что это нормально.

Меня оглядывали с головы до пят как кусок мяса, я выходила из вагонов метро и баров потому, что мне было неуютно под этими взглядами, и мне говорили, что я этого заслуживаю – а не надо было так одеваться.

Однажды среди бела дня, когда я шла в библиотеку, меня схватили и облапали прямо на улице. На втором курсе, когда кто-то схватил меня сзади в клубе и я сказала, что вообще-то это это преступление, надо мной посмеялись – а в другой раз ударили по лицу.

Я слушала истории женщин, которые как почти о чем-то обыденном рассказывали, как просыпались среди ночи от того, что кто-то занимался с ними сексом, пока они были в бесчувственном состоянии – и полагали, что они сами в этом виноваты, потому что пришли к этому парню домой или слишком много выпили.

И чем больше студенток я выслушиваю, тем чаще слышу истории, похожие друг на друга: они страдают молча, виня прежде всего самих себя, их студенческие годы отравлены, а университет не оказывает почти никакой поддержки.

При этом сами вузы регистрируют очень низкий уровень сексуальных преступлений среди студентов. Вот почему вместе со студенческим интернет-коммьюнити The Student Room, мы решили провести первое за десять лет общенациональное исследование о сексуальном насилии.

Исследование показало, что проблема очень распространенная:

  • В опросе приняли участие 4500 студенток из 153 высших учебных заведений Британии – как правило, они сообщали о домогательствах или преступлениях на сексуальной почве
  • 10% из них сообщили о произошедшем с ними в полицию или администрацию университета
  • 6% рассказали администрации университета о сексуальном насилии
  • Из числа сообщивших администрации вуза о насилии лишь для 2% этот рассказ дался без труда
  • 31% студенток ощущали, что их склоняли к тем или иным сексуальным действиям

От этих данных легко отмахнуться, назвав нерепрезентативными, поскольку участники опроса вызывались по собственной инициативе. Но за этими цифрами стоят реальные люди со своими подлинными историями.

Участникам опроса была предоставлена опция дать развернутые ответы, и тысячи из них проявили смелость, рассказав свои истории во всех подробностях. Это душераздирающие истории. Однако самый красноречивый результат исследования в том, как мало жертв были удовлеторвены оказанной поддержкой.

Выходит, множество молодых людей в Британии, оказавшись в трудной ситуации, не чувствуют поддержки от своего университета в том, чтобы обратиться в полицию или попросить о помощи. Почему?

Сейчас, когда набирают силу движения “Me Too” и “Time's Up” (“И меня тоже” и “Время пришло”), настала пора поговорить о сексуальных преступлениях в студенческих кампусах.

С тех пор, как я впервые рассказала о своем опыте, меня троллили в интернете, говорили, что я сама виновата, заявляли, что я просто пытаюсь привлечь к себе внимание, называли меня лгуньей и шлюхой, высмеивали мою кампанию и утверждали, что я сломала жизнь того, кто на меня напал (хотя я ни разу не назвала его имя).

Но всё это я еще раньше них сама проделала над собой. И тысячи молодых людей вроде меня проделывают это с собой. Именно поэтому так важно изменить культуру отношения к сексуальным преступлениям в обществе.

В ходе своей кампании “Бунт против сексуальных нападений” я смогла познакомиться с сильнейшими, невероятно потрясающими людьми. Я потрясена тем, что они доверили мне свои истории. И это благодаря им я смогла примириться с тем, что со мной произошло.

Марк Эймс, руководитель отдела по делам студентов в Университете Бристоля:

Нам было очень грустно узнать, что Ханна не чувствовала в себе сил сообщить о случившемся с ней или обратиться за поддержкой.

Вопрос благополучия всех наших студентов жизненно важен для нас, мы исповедуем принцип нулевой тепримости к сексуальным домогательствам, и у нас действуют четкие инструкции по работе с обращениями студентов.

Прошедшие специальную подготовку сотрудники отвечают за реакцию на случаи сексуального нападения и перенеправляют студентов в такие сторонние организации, как The Bridge и бристольский Центр обращений о сексуальных преступлениях.

Мы понимаем, что студентамбывает подчас нелегко рассказать о случившемся. Чтобы облегчить это, в нынешнем году мы запускаем онлайн-портал Report and Support для жертв сексуального насилия и других правонарушений в этой сфере.

Мы также осуществляем масштабные инвестиции в заботу о психофизиологическом состоянии наших учащихся – в централизованные сервисы вроде психологической и медицинской помощи студентам, а также реформируем службу личных консультаций с тем, переводя ее на работу в круголосуточном режиме.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-43299263

Случайная знакомая Тамара

Куда обратиться, если на вечеринке один парень изнасиловал меня, пока я спала?

История, которую я хотел бы рассказать, произошла со мной прошлой осенью. Но тот случай настолько врезался в мою память, что не проходит и дня без воспоминаний о нем. Несколько слов о себе. Мне двадцать один год. Мое имя Михаил. Я самый обычный парень.

Люблю потусоваться в ночных клубах, немного выпить, позабавиться с девчонками. Причем, меняя их несколько раз в неделю. Сказав это, подтверждается факт, что постоянной девушки у меня нет. Работаю я в компьютерном магазине, одновременно учась в институте.

Как раз косвенно из-за института и произошла та история. Мне нужна была одна книжка по нелюбимой мне дисциплине. Но делать было нечего. Вылетать из института мне совершенно не хотелось. В тот день у меня был выходной, и я решил посвятить его походу в книжный магазин. Пока я шел в этот самый магазин, моя голова была забита совсем другим.

Дело в том, что накануне у моего приятеля была вечеринка. Там я познакомился с девушкой. У нас все шло к тому, что ночь я должен был провести с ней. Но, как назло ей позвонила мама и попросила срочно приехать домой. Она резко умчалась, не оставив своего телефона, а лишь записав мой. Конечно, надеяться на то, что она когда нибудь позвонит, не приходилось.

Скорее всего, нет. Вот об этом я и думал.

Следующая вечеринка теперь неизвестно когда и у кого случится, а те девки, которые сразу могут приехать ко мне, были неинтересны… Итак, я вошел в книжный магазин. Немного отвлекшись от мыслей, начал листать книжки.

Все не то! Я уже, было, хотел обратиться с вопросом к продавцу, как заметил у соседнего книжного стилажа симпатичную девушку. Она также что-то искала. Внешне девушка была ничем не приметна. Самая обычная. Но что-то в ней меня зацепило. На вид ей было столько же лет, сколько и мне.

Она наверняка была прилежной студенткой. Те, кто учился в институте, поймут, так как таких девчонок мы легко вычисляем.

Я уставился на девушку. Стройная блондиночка с каре до плеч. Ее умное, но миловидное личико ничуть не портили немодные очки в черной оправе. На ней был легкий свитер и джинсовая курточка. Тут девушка нагнулась, чтобы рассмотреть книги на нижней полке стилажа.

Я уставился на ее попу и почувствовал, как встает мой член. Попка действительно была обворожительна. Может для любителей худышек чуть полновата, но я не люблю худых девок. Мне надо так чтобы было за что подержаться. А тут именно так! На девушке была темная юбка.

Когда она нагнулась, то ее ноги в колготках стало видно чуть повыше. И я на несколько секунд насладился видом ее аппетитных ляжек. Член окаменел. Мне даже пришлось засунуть руку в карман, дабы не выдать свой стояк.

Я никогда не был робким, поэтому подошел к девушке и запросто задал ей вопрос:

— Девушка, здравствуйте! Могу вам чем нибудь помочь?

Незнакомка резко выпрямилась и, подумав, что я продавец этого магазина, улыбнулась и ответила:

— Ой, здравствуйте! Скажите, а у вас есть методика преподавания математики в начальных классах школы?

— У нас в квартире газ. А у вас? А по книжке наверно надо спросить у продавца, — весело ответил я улыбаясь.

У девушки было явно хорошее настроение, так как такие обычно надувают губки и уходят после таких шуточек. Но моя незнакомка рассмеялась и сказала:

— Да, оригинальный способ знакомства.

— А кто вам сказал, что я с вами знакомлюсь? Я вас только спросил. Мало ли. Может вам нужна какая нибудь другая помощь, — продолжал шутить я.

— Нет, спасибо. Другая не нужна, — ответила девушка спокойным тоном, в котором я почувствовал, что она сама не прочь со мной познакомиться.

Я не стану загружать читателя нашим диалогом, из которого я узнал, что новую знакомую зовут Тамара, что она снимает комнату, так как приехала учиться к нам из маленького городка, а также, что она учится в педагогическом институте. Мы поболтали с ней немного в книжном, я помог найти нужную ей книгу, позабыв о своей, и выйдя из магазина, чувствовали себя, как старые знакомые. Тамара сказала:

— Ну, ладненько, Миша. Мне было приятно с тобой познакомиться. Я пошла.

— Тома, ну ты чего! Только познакомились и сразу «ну, ладненько»! Ты меня даже обижаешь, — ответил я ей, изобразив на лице обиду.

— Миш, да ты не обижайся. Ты ведь меня сейчас в какое нибудь кафе начнешь приглашать, а это надолго. Мне еще к подруге надо забежать, — легко ответила Тамара.

— А зачем обязательно в кафе. Я живу тут недалеко. Забежим на пять минут. Чайку-кофейку выпьем, да и все. Мне самому сегодня еще на тренировку, — продолжал уговаривать я.

Девушка была явно не из тех, кто сразу соглашается на такие предложения, но вопреки этому, Тамара произнесла:

— Ну, только если на десять минут. Договорились?

— Конечно, — весело ответил я и мы зашагали в сторону моего дома.

Когда мы оказались в моем доме, я тот час заварил нам кофе. Тамара расположилась на большом желтом диване в гостиной. Как это частенько бывает, я показал ей наш семейный альбом.

Девушка не без интереса рассматривала фотографии, расспрашивая о моих родственниках.

Когда речь зашла о моей бабушке, которую я безмерно любил, Тамара выслушала историю о том, как бабуля меня всегда нянчила и спросила:

— Ты часто с ней сейчас общаешься?

— Тома, она умерла год назад, — ответил я, почувствовав даже, как на мои глаза навернулись слезы.

Тамара отодвинула альбом и нежно поцеловала меня в лоб.

— Прости, Миша, я ведь не знала, — тихо сказала она.

Я обнял ее и поцеловал в губы. Девушка пыталась отстранить меня, упираясь мне в живот руками, но буквально через полминуты сдалась. Наши рты слились в долгом поцелуе. Я снова почувствовал, как мой член налился кровью.

Тамара почти не умела целоваться, но это совершенно не портила ее. Такая целомудренность меня еще больше возбудила. Не завершая поцелуя, я рукой попытался провести по ее груди. Тамара не сопротивлялась. Тогда я залез ей под свитер.

И даже тогда девушка не убрала моей руки.

Я ощутил ее упругую шелковистую кожу. Моя рука тянулась все выше. И вот она уже под лифчиком Тамары. Я тихонько потеребил ее сосок, который под моими прикосновениями начал набухать. Тогда я начал атаковать еще более интенсивно. Вытащив руку из под свитера, провел ее по бедру девушки. Дойдя до колена, я осторожно попытался засунуть ее под юбку. Тамара чуть слышно прошептала:

— Миша, не надо.

— Томочка, я не сделаю ничего плохого. Только приятное. Ты ведь и сама этого хочешь, — попытался уговорить ее я.
Тамара ничего не ответила, а лишь едва заметно раздвинула ноги в стороны. Я снова попытался засунуть руку ей под юбку. Девушка не отстранялась.

Когда рука дошла до трусиков, я почувствовал, что и трусики и колготки промокли насквозь. Свободной рукой я начал стягивать с себя джинсы. Было очень неудобно, но я все-таки умудрился стянуть их с себя. Мой член буквально выпрыгнул из трусов.

Тамара очень стеснялась прикоснуться к нему, но все же взяла его всей пятерней и начала осторожно двигать ею вверх-вниз. Я тоже залез ей в трусики. Моя рука ощутила жесткие волосы на ее лобке.

Говоря откровенно, мне это очень понравилось после гладко выбритых предыдущих партнерш. Волосы на ее половых губах были обильно пропитаны соками. Ее узенькая дырочка едва смогла принять в себя мой палец.

Было понятно, что даже если Тамара и пробовала секс, то не более двух-трех раз. Я умело начал мастурбировать ее набухший клитор. Девушка застонала. Она перестала стимулировать мой член, а вместо этого задрала на себе юбку и стала снимать с себя колготки и трусики.

Когда она была по пояс голой, я не мог не насладиться видом красивой едва знакомой девушки, которая сейчас лежала на моем диване с раздвинутыми ногами, обнажая сочащуюся промежность, покрытую темными жесткими волосами.

Я даже начал мастурбировать себе, глядя на обворожительный вид. Но мне было бы этого мало, да и Тамару это, скорее всего, оскорбило бы.

Мне безумно хотелось войти в нее. Я лег сверху и осторожно начал вводить свой член в ее влагалище. Честно говоря, пришлось потрудиться. Дырочка была настолько неразработанной, что я еле-еле вошел в Тамару.

Она застонала. Мне не хотелось, чтобы ей было больно, поэтому мои движения были медленными и осторожными. Но не прошло и минуты, как девушка вошла во вкус. Она начала подмахивать мне своей попой, задавая темп.

Видимо стеснялась сказать вслух, чтобы я ускорился. Мои фрикции начали набирать скорость. И вот я уже бешено двигаю своей задницей. Перестала стесняться и Тамара. Она громко стонала. Ее стоны даже переходили на крик.

Мне трудно описать, насколько это возбуждало! В Тамаре чувствовалась естественность и искренность. Ее стоны и крики не были наигранными. Девушке действительно было очень приятно.

Когда она почувствовала, что я вот-вот кончу, то прокричала мне громко:

— Только не в меня! Куда хочешь, но только не в меня!

Лишь я вытащил член из ее вагины, как из него выстрелил целый залп спермы. Он был настолько сильным, что по лицу и очкам Тамары стекали густые струи… После одновременного оргазма мы долго не могли придти в себя. Первой заговорила Тамара отсутствующим голосом:

— Мне в душ надо.

Она встала, подняла с пола свои колготки и трусики, и пошла в душ. Я слышал шум воды, доносившийся оттуда. Но вдруг я услышал, как захлопывается входная дверь. Я полуголым выбежал на лестницу. Слышались шаги быстро спускавшейся Тамары…

Источник: http://porno2017.me/sluchajnaya-znakomaya-tamara/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий