Куда обращаться, если муж моей дочери силой отбирает детское пособие?

Защищаем права ребенка в школе

Куда обращаться, если муж моей дочери силой отбирает детское пособие?

Как правило,  с одной стороны, — незнание, а, с другой стороны, — нарушение прав школьников приводит к конфликтным ситуациям «школа — ученик – родитель».

Как родители могут защитить права ребенка в школе? Рассмотрим несколько примеров.

Гендерное равенство

Гендерное равенство – это когда  каждый человек имеет равные права, независимо от того, принадлежит он к мужскому или женскому полу.

Возможный вариант нарушения – дискриминация по половому признаку: девочкам было приказано мыть полы, а мальчиков отпустили домой.

Справка. Если человека ограничивают в правах и возможностях по половому признаку, то это ничто иное, как дискриминация. Международным правом и российским законодательством дискриминация категорически запрещена.

Что делать?

Попытайтесь решить проблему мирным путем: обратите внимание классного руководителя, что  нельзя налагать больше обязанностей на девочек, чем на мальчиков, предложите не делить учащихся на юношей и девушек, а обратиться за помощью ко всем ребятам.

Если это не поможет, то действуйте по схеме: администрация — управление образования — суд.

Школа и религия

Школа не имеет права принуждать учеников заявлять о своей принадлежности к той или иной религии – это личное дело каждого.

Возможный вариант нарушения – представим себе, что Планом общешкольных или классных мероприятий предусмотрено посещение православного монастыря. Среди учеников есть не только православные, но и мусульмане, буддисты или последователи других религий и это мероприятие может противоречить их религиозным убеждениям.

Справка. Каждый человек имеет право на свободу совести и вероисповедания, т.е. каждый имеет право сам решать, верить в Бога или нет, и какую религию выбрать. Каждый имеет право не только верить или не верить, но и поступать так, как диктуют ему вера или убеждения. Также по разным причинам не все могут открыто сказать о своих религиозных убеждениях и чувствах.

В законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится: «Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих».

Что делать?

Школе необходимо отказаться от проведения мероприятий, имеющих религиозную окраску, ибо  школа не может проводить никакие мероприятия, связанные с религией, например, собирать пожертвования на нужды религиозных общин,  вовлекать учеников в религиозные обряды, т.к. при этом нарушается норма Закона о светском характере образования.

Ученики имеют полное право отказаться от участия в мероприятиях, имеющих отношение к религии.

В случае, если учеников пытаются привлечь к этим мероприятиям принудительно, то следует подать письменную жалобу директору школы, обратиться в управление образованием, к  уполномоченному по праваам ребёнка.

Уважение чести и достоинства школьника

Обучающиеся имеют право на уважение своей чести и  достоинства.

Возможный вариант нарушения разбирательство учителя с учеником в присутствии всего класса или вынесение  на суд класса обсуждение мнений, убеждений ученика без его согласия.

Справка. Публичные разбирательства входят в противоречие с правом обучающихся на уважение своего человеческого достоинства, которое закреплено в Законе «Об образовании» (статья 50, пункт 4), являются оскорбительными и недопустимыми.

 Конституция России устанавливает право на свободу мнений и убеждений: «Никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них» (статья 29, пункт 3). Кроме того подобные «судилища» наносят детям огромный моральный ущерб.

Применение таких методов воспитания педагогом не допустимо.

Что делать?

Выяснить у учителя суть  конфликта. Переговорил ли заранее педагог с учеником  и получил ли его согласие на публичное обсуждение  его действий.

В случае нарушения законодательства обращайтесь с жалобой к директору школы.

Вы также имеете право обратиться в суд о защите чести и достоинства ребёнка.

 Право на охрану здоровья

Школа несёт ответственность за жизнь и здоровье детей во время учебного процесса.

Возможный вариант нарушения – ученик освобождён от физических нагрузок и об этом имеется справка. Однако учитель физкультуры не принял это во внимание  и поставил  школьнику двойку.

Что делать?

 Учителю физкультуры можно объяснить, что ученику бегать и прыгать после операции – опасно для здоровья.

Обратиться за помощью к классному руководителю и завучу. «Двойка» должна быть отменена, и в будущем таких случаев повторяться не должно.

Если не помогают устные обращения, то пишите заявление директору школы с требованием провести по этому факту дисциплинарное расследование.

Если всё же учитель заставил заниматься ребенка и такая «физкультура» нанесла  вред его здоровью — запаситесь необходимыми документами, и смело идите в суд.

Обязательные  дополнительные занятия, факультативы 

Все дополнительные занятия, такие как кружки, факультативы,  секции и т.д.  могут быть только добровольными.

Возможный вариант нарушения – иногда в школе принуждают детей посещать дополнительные занятия.

Справка. В каждой школе есть учебный план. В нём записано, какие предметы изучаются в данном классе и сколько на эти предметы уделяется времени. Поэтому  никто не может заставить школьника посещать дополнительные занятия. Например, если в учебном плане нет «физики твердого тела» как обязательного предмета, то этот спецкурс можно не посещать.

Что делать?

Исходим из  того, что любой преподаватель высоко оценит ученика, который имеет дополнительные знания, полученные на спецкурсе. При сдаче экзамена по основному предмету, это только пойдёт ученику на пользу.

Если вы опасаетесь, что все же учитель будет относиться к ребенку предвзято, обсудите ситуацию с учителем, завучем школы, напишите заявление директору.

Общественно полезный труд

«Привлечение обучающихся, воспитанников гражданских образовательных учреждений без согласия обучающихся, воспитанников и их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается» — записано и в статье 50 Закона «Об образовании».

Возможный вариант нарушения – детей заставляют дежурить по  классу, по школе, убирать территорию и т.д.

Справка. Статья 37 Конституции РФ гласит: «Принудительный труд запрещён».

Обратите также внимание на формулировку статьи 50 Закона «Об образовании»:  школа должна получить не только согласие самих учеников на помощь школе своим трудом, но и согласие их родителей. Это означает, что школа не имеет права приказывать школьникам брать тряпки в руки и отправляться вытирать лужи в школьных коридорах, участвовать в дежурстве, мести улицы, чистить остановки и лесопарки.

Если следовать букве закона, то даже, если бы сами ученики стояли с тряпками и метлами в руках и умоляли бы разрешить им участвовать в трудовом десанте, то директор не смог бы им этого позволить, пока они не принесут письменное согласие родителей.

Что делать?

Если школа всё же принуждает ученика дежурить, убирать территорию школы или общественные места, то родители  могут обжаловать действия школы.

Можно обратиться к директору с письменной жалобой на действия классного руководителя, который заставляет детей выполнять работу, дежурить по классу, мыть полы, заступать на «пост номер один». Если директор откажется освободить ребенка от дежурств, работ – пишите жалобу в управление образования и органы по защите прав ребёнка.

Если и это не поможет, родители могут подать на школу в суд.

Иногда ссылаются на  Устав школы. Прочитайте его и убедитесь, что такая норма там действительно есть. Очень вероятно, что её там не окажется. Но в любом случае Устав школы не может противоречить Закону и Конституции.

Если противоречие есть, то нужно руководствоваться не Уставом (или приказом директора, или неким положением), а именно Конституцией и Законом. При этом родители могут обратиться к учредителю, а также в прокуратуру.

Если школе действительно требуется помощь, то она может обратиться к ученикам  с  просьбой, а не приказывать. Школьники вправе самостоятельно решить, откликнуться на просьбу школы или нет.

Также заранее следует  выяснить позицию родителей по вопросу привлечения их детей к труду. Это относится не только к экстренным случаям, но и к обычным дежурствам, генеральным уборкам и прочим «трудовым десантам».

Обратите внимание, что даже если ребёнок трудится на благо школы по своему собственному желанию,  согласие родителей необходимо.

Если родители не согласны с привлечением детей к общественно  полезному труду, то у них есть все основания жаловаться на школу не только в органы управления образованием, но и подать в суд.

Самообслуживание в школе, конечно,  должно быть, но искать решение этой проблемы нужно вместе с учениками, правозащитниками и родителями обучающихся,  руководствуясь действующим законодательством.

Право на образование

Все граждане России имеют конституционное право на образование.

Возможный вариант нарушения – удаление ученика с урока или не допуск до занятий.

Справка. Учитель не имеет права не пускать ученика на урок или выгонять его из класса. У учителя нет права произвольно решать это.

Если ученик пришёл в нетрезвом виде или начал громить школьную мебель – тогда учитель обязан реагировать: вызывать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые из рук в руки примут ученика у педагога и продолжат с ним работать.

Но когда поведение школьника не представляет никакой опасности, учитель обязан пустить его в класс. Учить школьника — это его обязанность, работа, за которую ему платит деньги государство.

Что делать?

Если такое произошло, постаратесь выяснить все обстоятельства конфликта.

Если вы установили, что ваш школьник всё же нарушил Правила для учащихся, то почитайте Устав вашей школы, и узнайте, какие меры наказания за это предусмотрены. Такого наказания как отстранение от урока в них не должно быть.

Напишите жалобу директору школы. Если и после этого ситуация не изменится, подайте жалобу в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования. Закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» даёт на это право.

Уважаемые родители! Не позволяйте унижать себя и своих детей! Научите детей постоять за себя.

При подготовке были использованы материалы ряда интернет-сайтов

Защищаем права ребенка в школе

Источник: https://eduinspector.ru/2012/10/06/uvajaem-i-soblyudaem-prava-rebenka/

«На детское пособие умудряемся жить с мужем-безработным». Реальные истории от мам, которые растят детей

Куда обращаться, если муж моей дочери силой отбирает детское пособие?

2,45 млн рублей, или около $110, — столько платят каждый месяц белорускам, ухаживающим за своими детьми. И на эту сумму они живут по-разному.

У кого-то такие деньги исчезают за неделю, а кто-то умудряется оплачивать на них «коммуналку» и питаться. Некоторые пытаются даже выжить на эти деньги всей семьей, а кто-то открывает свое дело.

Две мамы из Минска и две из небольших городов рассказали Onliner.by, как распоряжаются этой суммой.

Мать-одиночка Кристина живет в Фаниполе. Ее ребенку год и семь месяцев. Отец у ребенка есть, но алименты на него ни разу не платил, несмотря на решение суда.

— Мой бюджет — это исключительно 2,45 млн, — говорит Кристина. — Это все, что я имею в месяц. Как живу? Сейчас расскажу. Квартира у меня не своя — знакомых.

За съем жилья платить не нужно: они построились, а эту квартиру пока не продали. Плачу только коммунальные. Вот они-то меня и поразили. Последний раз заплатила на двести тысяч больше, чем в предыдущем месяце — 395,6 тыс.

(в декабре было 210 тыс.). То есть пособие выросло на 17 тыс., а «коммуналка» — на 185,6 тыс.

В итоге помимо «коммуналки» Кристина заплатила 161 570 за электроэнергию (165 киловатт), в 40,5 тыс. обошелся домашний телефон, еще 65 тыс. она отдала за кабельное телевидение и 135 тыс. за ByFly. Итого 797,67 тыс.

— После оплаты коммунальных услуг на еду остается 1,65 млн, — объясняет она. — Чем питаемся? Ребенок по утрам кушает каши «Беллакт» (средняя цена — 17 тыс.). Коробки хватает на три дня. Еще даю мясо, суп, овощи — это все с общего стола. И уже на печеньки, вкусности-сладости, фрукты денег не остается.

На месяц закупаю несколько упаковок риса, гречки, еще макароны, картофель, лук, морковь, капусту, яйца, молоко, йогурты. Мясо (если его можно назвать таковым) — это в основном куриные спинки, свиное рагу (кости для супа), куриные крылья. Хотя бы для запаха. Все! Денег — ноль. Думаю, не нужно писать, сколько лет я хожу в одних джинсах, сапогах, пальто…

Кристина говорит, что из техники у нее есть ноутбук, который четыре года назад купила в рассрочку, телевизор и еще телефон — подарок бывшего мужа.

— Стираю ручками, еду разогреваю на плите. Одежда для карапуза досталась от моего младшего брата. Моя мама сама вышла из декретного отпуска, потому возможности помогать нам у нее тоже нет. Разве что обувь не подходит по сезону, приходится покупать (в их годик было лето, в наш — зима). Откладывать не с чего. Так бы могла и накопить на что-нибудь. На ту же стиральную машину…

Про отпуск за границей, по словам Кристины, она давно не мечтает. Последний раз отдыхала давным-давно в Евпатории, еще с мамой. На другие развлечения у декретницы денег тоже нет.

— Кафе и рестораны также давно забыты, да и водить некому, — смеется Кристина. — Но в Фаниполе особенно никуда и не выйдешь.

— Знаете, непонятно одно: если прожиточный минимум на душу населения составляет 1 591 310 рублей, то почему мы на двоих получаем 2,45 млн вместо 3,182? — задается вопросом она. — Ведь дополнительные выплаты мамам-одиночкам давно отменены. Или ребенок — это не гражданин?

Ольга из Березы: «Укладываемся в 6,5 млн на четверых»

Мама двоих детей Ольга ушла в декрет из строительной сферы. Сейчас растит вторую дочку. Живет с мужем в собственной квартире, кроме того, учится на заочном. У мужа на работе сейчас кризис, поэтому зарплата снизилась до 3,3 млн.

— Декретные у меня выходит 3,2 млн. Это потому, что на первого ребенка доплачивают 700 тыс., если второму еще не исполнилось трех лет, — говорит она. — Подработки сейчас у меня нет. Времени на все не хватает: есть двое детей и учеба. Подготовка к сессии отнимает много сил.

— Итак, на что мы тратимся? Первое, что я всегда оплачиваю, — это коммунальные. 350 тыс. по жировке, свет — 200 тыс., интернет, телефон и кабельное — 290 тыс., детский сад — 400 тыс. Итого 1,24 млн уходит за один поход на почту, — продолжает Ольга.

— Дети очень часто болеют, поэтому каждый месяц 300 тыс. оставляем в аптеке. Памперсы — как бы ни экономили, все равно пачка в месяц уходит. Берем недорогие, по 270 тыс. Младшей дочке нет еще двух лет, поэтому покупаем «беллактовскую» смесь.

Три пачки в месяц уходит, а это еще 100 тыс.

Ольга говорит, что из остальных денег 500 тыс. откладывает на сессию. За семестр девушке нужно заплатить 2,5 млн. Кроме того, в $110 обходится съем жилья. Еще 2 млн уходит на питание. Поэтому приходится откладывать на это.

— Еще, конечно, много тратим на детскую одежду (колготки, белье, платья) и игрушки. Но я старюсь брать недорогие (все равно ломаются одинаково), — говорит Ольга. — Поэтому откладывать больше 500 тыс. не получается, а если день рождения или праздник, то и эти деньги тратим на угощения или подарок.

Молодая мама говорит, что экономить на продуктах получается не особо: в месяц семья тратит около 2,5 млн.

— Идем из садика, постоянно хочется зайти купить что-нибудь сладкое (йогурты, сырки, конфеты) — это еще 400 тыс. в месяц, — объясняет Ольга. — А так из продуктов покупаю все как обычно (крупы, хлеб, молоко, мясо, овощи). Для младшей хочется разнообразить блюда в меню, поэтому каждый день приходится готовить что-то новое.

Последними крупными покупками семьи были телефон и диван от «Пинскдрева». Телефон Ольга брала в рассрочку на полтора года, вышло по 420 тыс. в месяц. За диван в рассрочку платили полгода, обошелся он паре в 7 млн.

— Ходить куда-то отдыхать некогда, да в нашем городе особо и некуда, — считает Оля. — Муж любит уединяться на рыбалке, а мне и сессии хватает. Правда, со старшей дочкой (ей пять лет) недавно ходили на 3D-мультфильм — заплатили 125 тыс. Дочке понравилось, думаю, раз в месяц можно себе позволить. Конечно, хотелось бы больше денег, чтобы не жертвовать ничем, но как получается.

«Мужа сократили на работе, и теперь наш бюджет на троих — это пособие»

Минчанка Инна и ее муж — студенты-заочники. Инна учится в лингвистическом университете на бюджете, ее муж — в РГСУ на платном. Живут они в своей квартире, которую родители купили вскладчину, и сейчас выплачивают кредит — 8 млн в месяц. Инна пока в декрете: ее дочке нет еще и года. Мужу пришлось уволиться с прошлого места, и вот уже четыре месяца он ищет подходящую работу.

— Наш общий бюджет на троих — это 2,45 млн, — говорит Инна. — Мы фактически живем на пособие. Если честно, то сейчас пособие почти не отличается от моей зарплаты.

Я работала педагогом-организатором в школе (у меня распределение), и зарплата там была 2,8—3 млн, если очень постараться, доходило до 4 млн. А вот муж зарабатывал хорошо (он был заправщиком картриджей). В общем, 9—12 млн имел.

Уволиться его, можно сказать, вынудили. И сейчас найти работу очень сложно. Если что-то и есть, то это, как правило, шарашкины конторы.

Минчанка говорит, что основные деньги в феврале ушли на «коммуналку». Заплатить пришлось 850 тыс. рублей — из-за того, что в новой квартире никто не был прописан.

— Сейчас, надеемся, выйдет меньше, потому как мы тут зарегистрировались. Прикинули, что будет 450 тыс., — объясняет Инна. — Еще мы тратим около 200 тыс. на наши с мужем мобильные, 65 тыс. съедает Zala, 125 тыс. — интернет.

— Вторая статья расходов — питание для ребенка: баночки, консервы и так далее. На это все уходит 1,5 млн. Как минимум 500 тыс. тратим на подгузники. Бывает и меньше, кто-то из Польши привезет что-то подешевле. Уже из суммы выскочили, да? А еще раньше мы платили 3,1 млн в семестр за обучение мужа. Сейчас из-за кризиса ему пришлось взять академический.

В университете все поняли и пошли навстречу. Кроме того, мы платили 3 млн кредита за квартиру (эти 8 млн разделили на всех). Но сейчас кредит выплачивают родители. И нам они очень сильно помогают. Так что нам не до отпуска или походов куда-то. Нет возможности и что-то отложить. Единственное наше развлечение — это гости. Или мы к кому-то, или к нам кто-то.

Последняя крупная покупка, по словам пары, — это новая дверь в квартиру. Правда, купили ее ребята еще до кризиса.

Но несмотря на трудности, Инна настроена оптимистично. Говорит, что они не унывают.

— Знаете, я уже и плакала, и злилась, — рассказывает она. — Как-то мы с мужем психанули и стали вместе по всем-всем вакансиям звонить. Меня нигде не брали, так как я с 10-месячным ребенком. Да и еще я из школы уволиться не могу из-за распределения, поэтому тоже были вопросы. Но руки мы не опускаем. Вот снова идем на собеседование. Эта черная полоса должна же когда-то закончиться.

Инна говорит, что для ее семьи хватило бы миллионов 7—10. Минчанка считает, что на такие деньги они втроем смогли бы жить более-менее нормально.

«Стала ремесленницей, забрали половину пособия, зато зарабатываю 4—5 млн»

Малышу Елены полтора года. Муж у Елены программист, поэтому бюджет у молодой семьи составляет примерно 50 млн в месяц. Живут они в своей квартире. Пособие у пары вдвое меньше обычного — 1,23 млн. Деятельная мама не захотела сидеть у мужа на шее и с прошлого года стала ремесленницей — делает разные вещи своими руками.

— Когда оформляешься ремесленником, пособие по уходу за ребенком сокращают на 50%, — говорит Елена. — Мой рабочий день длится до 2 ночи, работаю практически без выходных. До 10 вечера я жена и мама, потом работаю над заказами.

Заработок по ремесленничеству оценить сложно, фактически все, что я зарабатываю, уходит на закупку расходных материалов, которые приобретаю в основном за рубежом. У нас чаще такого не найти или продается все в два-три раза дороже.

Иногда закупаюсь оптом, поэтому уходит приличная сумма. Мой доход напрямую связан с покупательной способностью (которая, к слову, сейчас падает) и сезонностью (понятно, перед Новым годом и 8 Марта заказывали больше).

Поэтому он может варьироваться от 5 млн до 9 млн в месяц (доход, но не прибыль, которая зачастую в два раза меньше). Однако при условии, что мои родители живут на периферии и зарабатывают 2—2,5 млн, для них это хорошая сумма. Недавно я купила в рассрочку оборудование для работы на 22 млн.

Поэтому стараюсь делать больше заказов, чтобы побыстрее отработать вложение.

Пара живет без излишеств, но сильно не ужимается. Елена говорит, что время от времени они могут заказать пиццу или суши. Или потратить миллион-полтора в магазине.

— Балуем только ребенка, если можно назвать это балованием, — говорит Елена. — Всегда покупаем хорошие игры — Djeco, например. Китайские у нас ломаются быстро. Решили, что нет смысла покупать, только если бабушка с дедушкой привезут. Приобретаем очень много книг.

Одежду белорусского производства для ребенка мы не покупаем: качество не ахти. Поэтому предпочитаем брать за рубежом. Если здесь, то только проверенных марок: «Хуппа», «Котофей». Часто заглядываю в детские секонды: там попадается красивая и качественная одежда.

— Памперсы нам подходят только японские, 28 штук сейчас стоит 400 тыс. Приучаем к горшку, но все равно пользуемся, — объясняет молодая мама.

— В холодильнике у нас всегда овощи и фрукты по сезону, много молочной продукции, сыра, соков. Бабушка с дедушкой снабжают продуктами из своего огорода, хотя закатками мы не увлекаемся, — продолжает она. — Я всегда стараюсь готовить. Периодически муж, правда, ходит на работу без ссобоек, обедает в кафе.

Елена говорит, что отдых для них — это святое. Летом пара отправляется на своей машине в Прибалтику, зимой — к друзьям в Скандинавию.

— Платно мы лечим зубы, делаем ребенку прививки. Бесплатно такие не делают, предлагают российские аналоги, на которые ребенок реагирует температурой и отеками. Последняя — «Пентаксим» стоимостью около 900 тыс., — рассказывает Елена.

— Также ребенок постоянно наблюдается у ортопеда (260 тыс. за одно посещение), водим на массаж ($150 раз за полгода). Еще у нас кот — он тоже требует финансовых вложений: на корм уходит примерно 500 тыс. в месяц.

Плюс обязательно прививки, осмотр.

Елена говорит, что еще 1,5 млн уходит на «коммуналку», интернет и телефоны. Кроме того, 800 тыс. в месяц пара отдает за паркинг.

— Чаще всего муж ездит на работу на метро. Но всей семьей передвигаемся на машине, конечно же, — заключает Елена. — Стараемся каждый месяц помогать родителям. Они, правда, категорически отказываются от денег, поэтому мы делаем приятные подарки. Например, из последнего — подарили кофеварку.

Дорогие друзья, если вы готовы рассказать нам о своем бюджете, пишите на адрес za@onliner.by. Соберем энциклопедию реальной жизни страны!

Источник: https://people.onliner.by/2016/03/11/iskusstvo-prozhit

Вопросы к батюшке

Куда обращаться, если муж моей дочери силой отбирает детское пособие?

Здравствуйте, Светлана! Трудно найти такие слова, которые могли бы Вас утешить. Нужно просто смириться и принять то, что есть. Мы не можем постичь всех тайн промысла Божия в сочетании со свободой каждого человека. Действительно, мы не знаем, от каких бед, несчастий, ошибок Господь уберег Вашего сына.

Мы должны сами стараться делать то, что положено, но при этом находить в себе силы принимать то, что от нас не зависит. Смирение — это не проявление слабости, безволия и бесхарактерности. Смирение — это сила, которая помогает выдержать любой удар.

Очевидно, что «автоледи» не злонамеренно совершила это, и для нее это страшное потрясение (хотя, как Вы говорите, она хотела всячески избежать наказания, что вполне естественно для большинства людей. Мало кто в такой ситуации не будет предпринимать подобных попыток). Не дай Бог никому оказаться на ее месте. Почему Господь ее раньше не забрал, мы не знаем.

И почему Вашего сына забрал, тоже не знаем. Это не в нашей власти все знать и понимать. Одного человека Бог забирает, не дав совершить что-то страшное, другому попускает совершить и дает время на покаяние.

Есть такая притча:

«Один подвижник, видя неправду, существующую в мире, молил Бога и просил открыть ему причину, по которой праведные и благочестивые люди попадают в беды и несправедливо мучаются, в то время, как неправедные и грешные обогащаются и живут спокойно. Когда подвижник молился об откровении этой тайны, услышал голос, который говорил:

— Не испытывай того, чего не достигает ум твой и сила знания твоего. И не взыскуй тайного, потому что суды Божий — бездна. Но, поскольку ты просил узнать, спустись в мир и сиди в одном месте, и внимай тому, что увидишь, и поймёшь из этого опыта малую часть из судов Божиих. Познаешь тогда, что неисследимо и непостижимо окормление Божие во всём.

Услышав сие, старец спустился с предосторожностью в мир и пришёл к одному лугу, через который проходила проезжая дорога.

Неподалёку там был источник и старое дерево, в дупле которого старец хорошо спрятался. Вскоре подъехал один богатый на лошади. Остановился у источника попить воды и отдохнуть. Когда напился, вынул из кармана кошелёк с сотней дукатов * и пересчитывал их. Закончив счёт, хотел положить его на своё место, однако не заметил, как кошелёк выпал в траву.

Он поел, отдохнул, поспал и затем, сев на лошадь, уехал, не зная ничего о дукатах.

Вскоре пришёл другой прохожий к источнику, нашёл кошелёк с дукатами, взял его и побежал полями.

Прошло немного времени, и показался другой прохожий. Будучи усталым, остановился и он у источника, набрал водички, вынул и хлебушка из платка, и сел есть.

Когда бедняк тот ел, показался богатый всадник, разъярённый, и с изменившимся от гнева лицом, и набросился на него. С яростью кричал он, чтобы тот отдал ему его дукаты. Бедняк, не имея понятия о дукатах, увсрял с клятвой, что не видел такой вещи. Но тот, как он был в сильном гневе, начал его хлестать и бить, пока не убил. Обыскал всю одежду бедняка, ничего не нашёл, и ушёл огорчённый.

Старец же тот всё видел из дупла и удивлялся. Жалел и плакал о неправедном убийстве и молился Господу, говорил:

— Господи, что означает эта воля Твоя? Скажи мне, прошу тебя, как терпит благость Твоя такую неправду. Один потерял дукаты, другой их нашёл, а иной был убит неправедно.

В то время, как старец молился со слезами, сошёл Ангел Господень и сказал ему:

— Не печалься, старец, и не думай от досады, что это произошло якобы без воли Божией. Но из того, что случается, одно бывает по попущению, другое для наказания (воспитания), а иное по домостроительству. Итак, слушай:

Тот, кто потерял дукаты, — сосед того, кто их нашёл. Последний имел сад, стоимостью сто дукатов. Богатый, поскольку был многостяжателен, вынудил отдать ему сад за пятьдесят дукатов. Бедняк тот, не зная, что делать, просил Бога об отмщении. Поэтому Бог устроил, чтобы воздалось ему вдвойне.

Другой бедняк, утомлённый, который ничего не нашёл и был убит несправедливо, однажды сам совершил убийство. Однако искренне каялся, и всю остальную жизнь проводил по-христиански и богоугодно.

Беспрерывно просил Бога простить его за убийство и говорил: «Боже мой, такую смерть, какую сделал я, ту же самую дай мне!» Конечно, Господь наш простил его уже с того момента, когда он проявил покаяние. Тем более что он не только заботился о хранении Его заповедей по любо-честию, но хотел даже заплатить за старую свою вину.

Так, услышав его, Он позволил умереть ему насильственным способом — как тот Его просил — взял к Себе, даже даровав ему сияющий венец за любочестие!

Наконец, другой, многостяжатель, потерявший дукаты и совершивший убийство, наказывался за его любостяжание и сребролюбие. Попустил ему Бог впасть в грех убийства, чтобы заболела душа его и пришла к покаянию. По этой причине он сейчас оставляет мир и идёт стать монахом!

Итак, где, в каком случае, видишь ты, что Бог был неправеден, или жесток, или безжалостен? Поэтому в дальнейшем не испытывай судьбы Божий, ибо Тот творит их праведно и как знает, в то время как ты считаешь их за неправду. Знай также, что и многое другое совер_-шается в мире по воле Божией, по причине, которую люди не знают.

Итак, правильно говорить: «Праведен еси, Господи, и правы суды Твои» (Пс 118, 137)».А вот та же притча в поэтической обработке известной православной исполнительны авторской песни Светланы Копыловой:1. -Кругом — одна несправедливость, — так говорил один старик.И перед ним, взглянув пытливо, Господень ангел вдруг возник.

-Молил ты Господа, — сказал он, — открыть тебе Его дела:

Зачем одни живут в печали, другие же — не знают зла.

2. И вот, повёл посланник Бога его далёко за село:Там был источник у дороги и дерево с большим дуплом.-Сиди, мой друг, в дупле, покуда я не вернусь, и наблюдай:

Сюда приходит много люда, ты лишь себя не выдавай.

3. И ангел словно растворился… Старик залез в дупло и ждал.Вдруг видит он: остановился богатый путник на привал.Сел на ковёр, порезал сала, достал набитый кошелёк

И долго золото считал он, жуя просаленный кусок.

4. Когда богач, напившись чаю, собрал оставшийся паёк,То не заметил, как случайно он обронил свой кошелёк.Старик в дупле сидит и видит: ушёл богач, пришёл другой:

Одежда скромная по виду, в котомке — хлебушек с водой.

5. Платочек расстелил на травке, водичкой хлебушек запил…Увидев кошелёк, так рад был, что даже шёл куда — забыл.Домой отправился, довольный… Старик же всё в дупле сидит.

Глядит: идёт дорогой дольней бедняк в лохмотьях — жалкий вид.

6. Но не успел ещё бедняга омыть в источнике чело, —Вернулся тут богач и нагло стал требовать свой кошелёк.И находясь в порыве злости, его безжалостно он бил…

Упал бедняк на камень острый и тихо дух свой испустил.

7. Но не найдя своей пропажи, богач бежал — и был таков!Старик в дупле заплакал даже, как вдруг явился ангел вновь.Спросил его: «Ну, что ты видел?» — «Несправедливость лишь одну!

Невыносимо, ангел, видеть мне безнаказанной вину!»

8. — Теперь, старик, меня послушай, — сказал он, свой рассказ начав, —Нашедший кошелёк — был лучшим когда-то другом богача.Но тот богач был слишком жадным, он хитрым и коварным был,

И вот при помощи обмана он друга напрочь разорил.

9. А тот бедняк и сам когда-то ограбил брата и убил,Но всё, покаявшись, раздал он и смерть такую же просил.И внял Господь его молитвам: дал мученический венец.

И тут старик в слезах воскликнул: «Небесный справедлив Отец!»

Помоги Вам, Господи, перенести то горе, которое выпало на Вашу долю.

Источник: http://nikolskiy-hram.cerkov.ru/voprosy-k-batyushke/

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Куда обращаться, если муж моей дочери силой отбирает детское пособие?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Жилищный вопрос
Добавить комментарий