Кто должен заниматься переводами из клинических больниц в ПБ и ПНИ?

Как попасть к психиатрам

Кто должен заниматься переводами из клинических больниц в ПБ и ПНИ?

Пост невеян ми вот этого товарища – http://pikabu.ru/story/1__kak_ya_v_psikhushke_lezhal_yellouuoll_4572141#comment_74914575, который немного плавает в теме, зато горазд сразу кидаться обвинениями в незнании и сомнениями относительно моей принадлежности к медицине.

Итак, где же обитают психиатры?

1) собственно, в стационаре, то бишь в психиатрической больнице (сокращённо ПБ). Это так называемый, полный стационар. Пациенты там находятся круглосуточно 7 дней в неделю.

Домой оттуда не отпускают дольше, чем на несколько часов и под расписку заведующему отделением (чаще всего пациентов забирают родственники, чтобы подписать какую-нибудь доверенность у нотариуса, но иногда бывает, что и банально помыться – своя ванна роднее).

Стационары обычно большие, содержат в себе много разнопрофильных отделений (например, инфекционное, или хирургическое, чтобы не напрягать врачей обычных больниц своими душевнобольными пациентами), морг, пищеблок и прочие больничные красоты.

2) в ПНД или психоневрологическом диспансере. Это, если объяснять простым языком – поликлиника.

После выписки из ПБ все сведения отправляются участковому психиатру ПНД (по месту жительства) и его необходимо посетить в ближайшую неделю, чтобы “отметиться”, получить рецепты на необходимые лекарства или сделать плановую инъекцию препарата-пролонга (жутко удобная вещь для забывчивых или ленивых пациентов). Врач ПНД обладает такими способностями как выписывать справки для получения прав, обследовать призывников по линии РВК (раньше большинство призывников обследовали в ПБ, но сейчас медицина идёт по пути гуманности, и психику юных 18летних падаванов больше не травмируют больничными койками. Как обстоят дела в маленьких городах – не знаю), выдавать направления для госпитализации в ПБ или в дневной стационар (если таковой в городе имеется). Иногда при самом ПНД может быть открыт дневной стационар.

3) в дневном стационаре. Это промежуточный этап между полным стационаром и ПНД. В дневном стационаре пациенты находятся под наблюдением врача неполный день с понедельника по пятницу.

Там есть палаты дневного пребывания, можно пройти необходимые обследования, принимать пищу три раза в день, посещать всякого рода уроки рукоделия. Ну и лечиться, конечно же.

Все препараты тут дают бесплатно, если они отсутствуют – выпишут рецепт для аптеки.

Бывает комбо – сочетание дневного стационара с ночным. В таком случае, пациент находится в нём 5 дней в неделю, а на выходные отпускается домой.

Но в ночной стационар кладут только по социальным показаниям (родственники уехали, не с кем оставить на неделю), либо по состоянию здоровья (стало хуже, подбирается новый препарат) – все те случаи, когда необходим круглосуточный контроль со стороны врача, но до госпитализации в стационар это не дотягивает.

Здесь же обследуются призывники, с которыми не справляется ПНД, либо подозревает что-то более серьёзное, чем “норма”, что может потребовать лечения.

Удивительно, но у 3 из 5 посылаемых в дневной стационар призывников, находились хорошие такие эндогенные заболевания, либо граничащие с ними состояния.

Каким образом можно с ними познакомиться?

1) добровольно

а) прийти самому

Чаще приходят именно к участковому врачу в ПНД. Рассказывают, что чувствуют что-то не то, что мучают голоса, соседи гадят под дверь и ставят жучки в окна.

Врач ПНД всё выслушивает и решает, стоит ли игра свеч, то бишь госпитализации. Если да – даёт вам на руки направление и вы с ним отправляетесь своими ногами в приёмный покой ближайшей ПБ.

Или, если вам совсем плохо, едете на вызванной врачом скорой помощи.

Другой вариант – минуя врача ПНД прийти с вещами в приёмный покой ПБ. Там вас осмотрят, выслушают, и, если повезёт, отправят на отделение. Если посчитают, что вы симулируете, вы отправляетесь домой.

В обоих случаях в приёмном покое вам дают подписать бумагу – согласие на госпитализацию и лечение. Без этой подписи врач не имеет права давать вам препараты и вообще, это считается незаконным лишением свободы. Бывают прецеденты, когда пациенты приходят добровольно, но потом пытаются оспорить сей факт, говоря, что над ними издеваются, подпись подделали, либо заставили подписать после пыток.

Тот же врач ПНД может отправить вас в дневной стационар, если ваше состояние не настолько плохое, как вам казалось. Это – наиболее адекватный вариант, если вас страшат буйные пациенты и не очень хорошее оснащение больниц.

б) приехать на скорой

Если вы не знаете, где ваш ПНД, боитесь туда идти – звоните в скорую помощь. Или же это могут сделать родственники. Вас грузят в весёлую машинку и везут в приёмный покой подписывать бумажку с согласием, потом выдают больничную одежду, забирают под опись все ваши вещи и документы, и вы топаете к своей новой кровати в отделении.

2) недобровольно

Тут дела обстоят сложнее. И недобровольно – это практически всегда по скорой (исключаем криминальные моменты, когда на обследование отправляют тех, кто совершил уголовно наказуемое деяние). Все недобровольные госпитализации происходят согласно статье 29 закона “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании”:

Статья 29. Основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке

Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

ТО есть, если вас привозят в приёмный покой, предлагают подписать бумажку, а вы ни под каким предлогом её не хотите подписывать – вы поступаете в отделение под грифом НГ (недобровольная госпитализация).

Там вас принимает ваш лечащий врач, беседует с вами, и ещё раз предлагает подписать согласие, предварительно объяснив, что отсутствие подписи – не значит выписка.

Обычно на этом этапе около 90% пациентов теряют свой запал и подписывают необходимую бумажку, лечатся, и в лучшем случае через 2-3 недели успешно выписываются.

Если бумагу всё же не подписывают, врач собирает ВК (врачебную комиссию), обычно это 5 врачей-психиатров, которые главврачом определены в состав ВК. Это занимает примерно минут 10 (5 на обзвон по отделениям и 5 на то, чтобы они пришли).

Далее кратко объясняется суть дела, причина госпитализации, данные врача из приёмного покоя и врачи ставят свои подписи в бланке ВК для недобровольной госпитализации (за основу берётся всё та же статья, обычно это пункты “а” и “в”, притом под пункт “в” можно подогнать практически любое состояние, мнение сразу 5 врачей оспорить очень трудно). Я не знаю, как в остальных больницах, но у нас НГ означало автоматически 90 дней госпитализации, затем ВК собирали повторно и продлевали ещё на 90 дней. Таким образом, недобровольно лежать придётся минимум 3 месяца.

Прошу прощения за длиннопост, но разъяснить ситуацию с моей стороны, всё же стоило. С удовольствием могу ответить на возникающие у вас вопросы (скорее всего, буду пилить подобные посты).

/Баянометр ругался только на картинку/

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_popast_k_psikhiatram_4580387

Ноу-хау московской психиатрии

Кто должен заниматься переводами из клинических больниц в ПБ и ПНИ?

В декабре 2018 г. исполнительный директор НПА России Л.Н.Виноградова участвовала в проверке соблюдения прав и свобод в Клинической психиатрической больнице № 1 им. Н.А.Алексеева и ее филиалах, проведенной по инициативе уполномоченного по правам человека в г. Москве Т.А. Потяевой.

КПБ № 1, ПБ № 14 и ПБ «Поливаново» составляют сейчас единый комплекс стационарной психиатрической помощи и обслуживают значительное количество граждан г. Москвы. Помимо них в Москве функционируют Клиническая психиатрическая больница № 4 им. П.Б.Ганнушкина, вобравшая в себя ПБ № 3 им. В.А.Гиляровского, и сохранившая свою самостоятельность ПБ № 13.

Все три больницы имеют давнюю историю, первые постройки КПБ № 1 датируются 1894 г., а в «Поливаново» и вовсе 1784 г. Это старинная усадьба Румянцевых, которая сохраняется как памятник архитектуры. Все три больницы имеют большие красивые территории.

В Поливаново это 25 га прекрасно оборудованной территории с беседками, мостиками и оранжереями, летним театром, площадками для занятий спортом и проведения досуговых мероприятий. Многое создано благодаря помощи благотворительного фонда «Добрый век».

Кстати, это единственная больница, где мы видели гуляющих пациентов, хотя прогулки предусмотрены везде, и по словам администрации, даже дважды в день. Однако реально в зимние дни никто не гуляет, то «скользко», то «пациенты не хотят», то «не хватает персонала», то «все время занято процедурами». При этом одна из молодых пациенток КПБ № 1 им. Н.А.

Алексеева на вопрос: «Почему Вы не гуляете?», ответила: «А разве можно? Я не знала». Все больницы имеют хорошее финансирование, больных кормят 5 раз в день, в рацион включены соки и свежие фрукты. С медикаментами тоже проблем нет: 330-360 руб. на чел. в день позволяют применять препараты последнего поколения, оказывая всю необходимую помощь.

В КПБ № 1 работает также дневной стационар, куда поступают на долечивание выписанные пациенты и где им предоставляют не только психофармакологическое лечение, но и проводят различные психокоррекционные мероприятия и обеспечивают питанием дважды в день, что для некоторых пациентов служит дополнительным стимулом посещения.

Гордость ПБ № 14 – стоматологический центр помощи людям с психическими расстройствами, который обслуживает всю Москву. Сюда приходят и приезжают пациенты с направлениями из психиатрических больниц, психоневрологических интернатов и психоневрологических диспансеров. Здесь они бесплатно могут пройти не только лечение, но и протезирование.

16619 посещений в год – огромная нагрузка, тем более, что помощь в основном осуществляется под наркозом, персонал обучен учитывать специфику заболеваний. Врачи любят свою работу, заботятся о каждом пациенте, и если на что и жалуются, то только на устаревшее оборудование, которое не позволяет оказывать помощь на современном уровне.

Тем не менее в планах – наладить имплантологию.

Состояние палат и отделений очень различно: в платных отделениях можно встретить палаты на 1-2 чел.

с холодильником и телевизором, и всеми удобствами, в обычных – по-прежнему преобладают большие палаты на 8-12 чел.

, во многих не хватает мебели для хранения личных вещей, удобства – в коридоре, хотя обеспеченность палатной площадью (6-7 кв. м) в основном соблюдается. Уютными такие отделения не назовешь.

В КПБ № 1 имеется также экспертное отделение, где проводят все виды экспертиз, как стационарные, так и амбулаторные, включая выездные. Всего 11 тыс. экспертиз в год, примерно 30 каждый день.

Заведующая отделением говорит, что они справляются, поскольку у них 8 экспертных комиссий, однако трудно себе представить, как можно при такой нагрузке успеть и внимательно исследовать подэкспертного, и осмотреть его комиссионно, и подготовить обоснованное заключение.

Недаром растет количество жалоб на качество судебно-психиатрических экспертиз, особенно по делам о недееспособности.

КПБ № 1 и ее филиалы «Поливаново» и «ПБ № 14» непосредственно связаны между собой. Длительность лечения в КПБ № 1 составляет около 30 дней, после чего пациента либо отправляют в дневной стационар, либо на долечивание в загородный филиал «Поливаново», где он может находиться еще пару месяцев, либо отправляют в ПБ № 14.

Эта больница получила название стационара паллиативной помощи, сюда собирают пациентов-хроников, которые нуждаются в стационарном лечении чаще чем 1 раз в год. Здесь происходит массовое признание пациентов недееспособными с последующим оформлением в психоневрологический интернат.

Больница сама подает заявление в суд о признании пациента недееспособным, причем делает это даже в тех случаях, когда родственники возражают, а потом органы опеки – также не считаясь с желанием пациента и родственников – оформляют человека в психоневрологический интернат.

Некоторые сердобольные врачи даже предупреждают своих пациентов: держитесь, не попадайте в стационар чаще 1 раза в год, иначе вас ждет ПНИ. За 2018 г. из ПБ № 14, рассчитанной на 560 коек (на момент посещения там было 629 чел.

), было подано 575 (!) заявлений в суд о признании граждан недееспособными, 425 заявлений уже удовлетворено, 119 пациентов ожидают решения суда после АСПЭ, выдавшей заключение о том, что пациент не понимает значения своих действий и не может руководить ими, и в 31 случае был отказ от заявления. На круглом столе в Общественной палате РФ летом прошлого года главный врач КПБ № 1 им. Н.А.

Алексеева и главный психиатр города Г.П. Костюк сказал, что никаких нарушений нет, все решает суд. Он прав, и возможно все люди, признанные за последние несколько лет недееспособными, действительно не понимают значение своих действий и не могут руководить ими. Но кто подает в суд? Кто возбуждает дело о признании гражданина недееспособным? Ведь это делается для защиты его прав.

Инициаторами таких дел всегда были родственники, беспокоившиеся о сохранении имущества больного человека, стремящиеся оградить его от возможных непродуманных действий. Теперь это делает больница, единственной целью которой является помещение психически больного человека в ПНИ и перевода его из сферы здравоохранения в сферу ответственности департамента труда и социальной защиты.

В результате, самая крупная больница Москвы – КПБ № 1 им. Н.А.Алексеева уже существенно недогружена: на момент посещения из 858 коек были заняты только 592, в Поливаново 72 из 120. Оказывается, нам и такого количество коек не нужно, можно сокращать и дальше.

При этом лишь 45% пациентов поступают в КПБ № 1 добровольно, по путевкам психоневрологических диспансеров, остальных привозят из дома, из отделений полиции и других мест в связи с неадекватным поведением, которое может представлять опасность для самого гражданина или окружающих. Половина из них потом дает добровольное согласие на лечение в отделении, т.ч. в суд идут заявления лишь о 26 % поступивших. Суды проходят прямо в больнице дважды в неделю, и по сведениям, полученным от администрации, пациент всегда присутствует в судебном заседании и без экстренных показаний лечение не начинают до вынесения судебного решения.

В 2018 г. Россия успешно отчиталась перед Комитетом по правам инвалидов ООН об исполнении Конвенции о правах инвалидов, которую она ратифицировала в 2012 г.

Однако на неформальном обсуждении официального доклада и альтернативных докладов неправительственных организаций, был задан вопрос: а что у Вас для людей, признанных недееспособными? В ответ прозвучало: а для них у нас интернаты.

Вот так Россия выполняет Конвенцию о правах инвалидов, которая предусматривает максимальное включение инвалидов, в том числе по психическому заболеванию, в жизнь общества, к переходу от политики изоляции к интеграции, замене стационарных форм социального обслуживания на внестационарные.

Л.Н.Виноградова

Источник: http://npar.ru/nou-xau-moskovskoj-psixiatrii/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий