Каковы шансы выиграть дело, если бывший арендодатель избил меня?

Купил квартиру, а ее заняла бывшая собственница. Суд вынес решение – Недвижимость Onliner

Каковы шансы выиграть дело, если бывший арендодатель избил меня?

В декабре прошлого года на Onliner.by была опубликована статья под заголовком «Семья обожглась на покупке квартиры в Минске. Бывшая собственница полгода не отдает „двушку“ и меняет замки». История вызвала бурное обсуждение.

Проникнувшись бедой главного героя, многие читатели просили нас проследить за ходом судебного процесса и рассказать о его итогах. И вот суд Советского района Минска завершил рассмотрение дела и принял решение.

Но на этом ставить точку в деле пока рано.

Прежде чем сообщить новые подробности, напомним суть конфликта. Дмитрий с супругой и двумя малолетними детьми живет в съемной «полуторке» и ежемесячно платит за аренду $260 по курсу. В прошлом году семья решила улучшить жилищные условия и приобрести двухкомнатную квартиру на вторичном рынке.

Своих сбережений не хватало, пришлось занять денег у родителей и друзей. Подходящий по цене вариант был найден в Зеленом Луге: за «двушку» просили около $50 тыс. в эквиваленте. Продавец по имени Алла (здесь и далее имена действующих лиц изменены) оказалась гражданкой Норвегии.

Она собиралась вскоре уехать из Беларуси вместе с дочерью и спешила продать квартиру.

Сделка купли-продажи оформлялась через агентство недвижимости «Эксперт». В ходе проверки риелторы выяснили, что до весны 2015 года у квартиры был другой собственник — мать Аллы, будем называть ее Лариса. Тогда между матерью и дочерью был заключен договор дарения.

Один из пунктов этого договора предусматривал сохранение за дарителем права пользования и проживания в квартире.

Несмотря на то, что на момент продажи помещения в 2016 году лицевой счет был пуст (все ранее проживавшие в нем граждане сняты с учета), договор дарения насторожил Дмитрия, и по совету юриста он настоял на личном присутствии Ларисы при подписании договора купли-продажи.

Пенсионерка прибыла в агентство, помогала своей дочери пересчитывать деньги и, со слов Дмитрия и представителей агентства, своим поведением не вызывала никаких подозрений. Сделка была зарегистрирована в БРТИ, Дмитрий стал полноправным собственником, передал Алле деньги, и семья стала ждать месяц, отведенный на освобождение квартиры.

А дальше дело приняло невероятный оборот. Спустя более чем месяц после сделки Дмитрий получил исковое заявление: Лариса просила суд признать договор дарения недействительным, а сделку купли-продажи — ничтожной. Пенсионерка сообщала, что страдает психическими расстройствами и якобы не осознавала, что подписывает договор дарения в 2015 году, не понимала, что дочь продает квартиру в 2016-м.

Алла тем временем исчезла с деньгами и до сих пор не выходит на связь. Нерешительная попытка Дмитрия выселить пенсионерку с участием милиции не увенчалась успехом: женщину некоторое время продержали в РУВД, а затем она вернулась в квартиру и даже сменила новый замок, установленный Дмитрием. Правоохранители рекомендовали новому собственнику дождаться окончания судебного разбирательства.

С момента выхода нашей статьи в отношении Ларисы была проведена судебно-психиатрическая экспертиза, стороны спора несколько раз встречались в суде. На одном из заседаний присутствовал корреспондент Onliner.by. Предлагаем вашему вниманию наиболее интересные фрагменты процесса.

«Она меня зомбировала, я ничего не соображала»

Судья: Как давно вы видели свою дочь в последний раз?

Лариса: В июле, она внезапно уехала ночью.

Судья: Она знает о судебном разбирательстве, о поданном вами иске?

Лариса: Не знаю. Думаю, она догадывается, что мне негде жить. Она меня с собой не взяла, ничего не купила. У нас с ней сложные взаимоотношения.

Судья: Вы давали свое согласие на продажу квартиры?

Лариса: Нет.

Судья: Помните сделку дарения?

Лариса: Помню, дочь меня куда-то позвала, мы пошли. Я сидела, наевшись таблеток, ничего не соображала. Сказали подписать какие-то документы. Теперь понимаю, что тогда дочь ввела меня в заблуждение. Она словно зомбировала меня…

Лариса поясняет, что давно принимает таблетки, чтобы не волноваться. Лекарства, по ее словам, вызывают заторможенность, неспособность концентрироваться и отвечать за свои действия.

На предыдущем судебном заседании она выглядела рассеянной, путалась в мыслях. Теперь же речь ее осознанна и последовательна. «Сегодня не стала пить много таблеток.

Пускай разнервничаюсь, но не буду тормозить», — объясняет разительную перемену в поведении пенсионерка.

Судья: Почему вы прекратили регистрацию в квартире? [В мае 2016 года Лариса снялась с учета в минской квартире и зарегистрировалась в одном из населенных пунктов Минского района на основании договора найма жилого помещения. — Прим. Onliner.by.]

Лариса: У нас были очень сложные отношения с дочерью. Как-то она сказала, что мне надо зарегистрироваться в другом месте.

На вопрос «Зачем?» ответила: «Какая тебе разница?» Я в том месте не была ни разу, пока меня милиция не отвезла. [Факт имел место, когда Дмитрий попытался занять квартиру и обратился за помощью в РУВД. — Прим. Onliner.by.

] Там живет 50 китайцев, стоят двухъярусные койки. Мне там места нет, я никак не могу проживать в таких условиях.

Судья: Когда вы приехали в агентство недвижимости для удостоверения сделки купли-продажи…

Лариса: Почему для удостоверения? Я приехала ребенка смотреть. Позвонила Алла. Сказала, надо присмотреть за внучкой, назвала адрес. Потом внучку оставили с какой-то девушкой, а меня пригласили в комнату…

Судья: Вы пересчитывали деньги. Вы поинтересовались, что это за деньги и кому они предназначались?

Лариса: Не знаю, от него, наверное. [Указывает на Дмитрия. — Прим. Onliner.by.] Я сидела и ничего не понимала. Говорю же, на таблетках. И дочь действует на меня гипнотически, зомбирует. Видела машинку, которая пересчитывает деньги. А что это деньги за квартиру — не знала. Я в тот момент больше волновалась за внучку, что ее оставили с чужим человеком.

На протяжении судебного заседания женщина не раз говорила о лекарственных препаратах. «Когда выпью — я спокойна, а не выпью — все что угодно может произойти. Я приняла лекарства и сидела тормозом. Разве у человека, который 14 лет на препаратах, не может такое произойти? Могу я иметь какой-то сдвиг или нет?» — такие вопросы Лариса ставила перед всеми участниками процесса.

Чтобы оценить здоровье пенсионерки, судом была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Специалисты изучили историю ее обращений в учреждения здравоохранения, медицинскую документацию. На судебное заседание пригасили судебного эксперта-психиатра Управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Минской области.

Главный вывод таков: на момент дарения квартиры женщина сохраняла способность к произвольной деятельности и волевой регуляции своего поведения, к критике своих действий и прогнозу их последствий. Другими словами, Лариса понимала суть и правовые последствия юридически значимого действия.

— Предпринимала ли исследуемая попытки смоделировать свое психическое расстройство? — поинтересовалась у эксперта-психиатра адвокат Дмитрия.

— Она утверждает, что ничего не понимала, но объективная клиническая реальность говорит об обратном. Имело место сознательное привнесение симптомов, которые не отражали истинного психического состояния.

Также эксперт пояснила, что и во время совершения сделки купли-продажи женщина находилась в адекватном состоянии.

«Внучки могут вернуться в Беларусь. Где им жить?»

После оглашения выводов экспертизы, с которыми Лариса не согласилась, в позиции пенсионерки произошла перемена. Теперь женщина начала делать упор на правовые аспекты сделки купли-продажи, на свою социальную незащищенность.

— Я в шоке от того, что произошло. Своего согласия на продажу квартиры я не давала. По договору дарения за мной сохраняется право пользования и проживания. Жить мне больше негде, а скромной пенсии не хватит, чтобы снять хоть какое-то жилье. Дочь обманула, и помощи ждать не от кого.

Далее пенсионерка вспомнила о внучках.

— При совершении сделки нарушены права несовершеннолетних. Одна из девочек раньше была зарегистрирована в этой квартире. Сейчас они в Норвегии, а в 16 лет имеют право вернуться в Беларусь.

И где им тогда жить? Агентство недвижимости знало о девочках.

Запрашивало ли оно в органах опеки и попечительства разрешение на отчуждение квартиры с несовершеннолетними? — пенсионерка, еще недавно казавшаяся психически несостоятельной, ловко вворачивала юридические формулировки.

Присутствовавший на заседании директор агентства недвижимости «Эксперт» Павел Астапеня возразил: на момент совершения сделки в квартире не было зарегистрированных несовершеннолетних детей бывшей собственницы, никакие запросы в органы опеки не требовались.

Возник также спор по поводу прописанного в договоре дарения права проживания и пользования. Адвокаты сторон обменялись ссылками на статьи Гражданского и Жилищного кодексов, регулирующие права членов семей бывших собственников.

Адвокат Дмитрия опирается на пункт 4 статьи 75 Жилищного кодекса, в соответствии с которым «члены семьи собственника… не указанные в договоре купли-продажи как граждане, за которыми сохраняется право владения и пользования жилым помещением, при переходе права собственности подлежат выселению по требованию нового собственника без предоставления другого жилого помещения». Право пользования в данном случае было закреплено только в договоре дарения, но не в договоре купли-продажи. Кроме того, своей подписью продавец гарантировал, что квартира свободна от любых прав и притязаний со стороны третьих лиц.

Адвокат Ларисы, в свою очередь, упомянул пункт 7 статьи 157 Жилищного кодекса, в котором говорится, что выселению подлежат члены семьи собственника, давшие согласие на отчуждение.

— Давала ли моя доверительница письменное согласие на отчуждение дочерью спорной квартиры?

— Если бы в том была законодательная необходимость, агентство по госрегистрации истребовало бы это согласие. А раз не истребовало, значит, такого согласия не требовалось, — пояснила адвокат Дмитрия.

Тот же вопрос был задан директору агентства недвижимости «Эксперт».

— Сделка была проведена в полном соответствии с законодательством. Согласие ранее проживавших лиц после их снятия с регистрационного учета не требуется в соответствии с указом №200 «Об административных процедурах, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан». Об этом знает любой нотариус, любой регистратор, — уточнил Павел Астапеня.

Свидетели: сомнений в адекватности не возникало

В ходе рассмотрения дела была допрошена нотариус, удостоверявшая договор дарения в 2015 году. Она сообщила, что Лариса понимала сущность сделки, отвечала разумно, сомнений в адекватности женщины у нотариуса не возникло.

Свои пояснения дали и представители Минского городского агентства по государственной регистрации и земельному кадастру.

По их словам, при оформлении договора купли-продажи согласие бывшей дарительницы не требовалось, поскольку на момент продажи квартиры там никто не был зарегистрирован.

Суд делает вывод, что пенсионерка утратила право пользования и проживания в квартире, добровольно снявшись с регистрации по данному адресу и зарегистрировавшись в Минском районе.

Вопреки доводам пенсионерки о ее плохом самочувствии, свидетели подтвердили, что при совершении сделки купли-продажи она активно участвовала в заключении договора, общалась с покупателем.

При этом Алла говорила о скором переезде за границу, а ее мать подтверждала намерение освободить квартиру и затем переехать к дочери.

Если бы Лариса желала сохранить за собой право пользования и проживания, она имела возможность уточнить свои права в момент оформления сделки, но не сделала этого.

Суд принял во внимание еще одну деталь: на протяжении месяца с момента совершения сделки Алла и Лариса писали заявления с просьбой предоставить им отсрочку в освобождении квартиры, поскольку они не успевают собрать вещи. Значит, выселяться Лариса все же собиралась… О мотивах дальнейших действий бывших собственниц злополучной квартиры мы можем только догадываться.

Суд Советского района Минска вынес решение, отказав Ларисе в удовлетворении ее исковых требований. Пенсионерку обязали выселиться из квартиры вместе с имуществом без предоставления другого жилого помещения. В силу решение не вступило. Подана жалоба, дело будет рассматриваться в Минском городском суде.

«Было желание выбить окна…»

Дмитрий продолжает жить с семьей в съемной «полуторке». Необходимость ежемесячно вносить арендную плату и отдавать друзьям долг за квартиру подвигла его на успешные поиски второй работы. При этом он вынужден оплачивать коммунальные счета в двух квартирах, обеспечивая комфортный быт пенсионерки.

— Всякий раз накатывает обида, когда проезжаешь мимо и видишь, как в окнах горит свет, за который платишь ты. А Лариса живет там спокойно и катает на тебя бумаги во всевозможные инстанции, — говорит Дмитрий. — Если изначально ставился вопрос о психическом здоровье, то по ходу процесса произошла перемена.

Пенсионерка начала приходить на заседания с пачками заявлений, давить на свою социальную уязвимость, вспоминала внучек, увезенных ее дочерью в Норвегию. Сомневаюсь, что человек с серьезным расстройством психики способен на такое. Порой ее действия выглядели театрально.

При этом женщина никак не принимала во внимание тот факт, что квартира куплена, за нее заплачены деньги, что там уже полгода как зарегистрированы мы с супругой и наши дети.

Источник: https://realt.onliner.by/2017/02/22/kvartira-36

Меня на митинге ударил омоновец, хотя я ничего не делал. Можно подать на него в суд? — Meduza

Каковы шансы выиграть дело, если бывший арендодатель избил меня?
Перейти к материалам

27 июля 2019 года в центре Москвы тысячи людей вышли на несанкционированную акцию с требованием зарегистрировать независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму. Полиция и Росгвардия начала задержания еще до начала митинга, который должен был пройти возле здания мэрии на Тверской улице.

Силовики разгоняли граждан очень жестко; есть пострадавшие: Константину Коновалову повредили ногу так, что он не может ходить, его увезли на скорой; Дениса Малыгина били дубинками по голове; депутату из Хамовников Александре Парушиной разбили голову в кровь, она потеряла сознание.

Применяли силу и к журналистам: корреспондента РБК Елену Шевелеву ударил сотрудник полиции, оператору Ильи Варламова Алексею Солоухину разбили нос.

«Медуза» попросила юристов правозащитного фонда «Общественный вердикт» рассказать, что делать, если вас ударили на митинге.

Некоторые случаи, описанные выше, очевидно незаконны: например, нельзя бить журналистов, освещающих акцию. Но в законодательстве описаны условия, при которых сотрудники полиции и Росгвардии имеют право применять силу и так называемые спецсредства — например, дубинки.

Полицейские и росгвардейцы могут применять физическую силу (в том числе боевые приемы) лишь в трех случаях, и то — только если у них нет других, «несиловых» способов решить проблему. Вот эти случаи:

  • нужно срочно пресечь преступление или правонарушение
  • нужно доставить человека, который что-то нарушил или совершил преступление в отдел полиции или какой-то другой орган
  • нужно «преодолеть противодействие» законным требованиям полицейского

Спецсредства тоже можно применять только при определенных обстоятельствах — например, для самообороны или если иначе никак нельзя помешать массовым беспорядкам. В законе прописаны довольно общие формулировки.

Например, не очень ясно, как можно трактовать пункт о «пресечении преступления или административного правонарушения». Участие в несогласованном митинге — это запрещено и наказывается по Кодексу об административных нарушениях.

Означает ли это, что полицейский или росгвардеец, который дубинками бьет людей на такой акции, пресекает правонарушение? В законе о полиции сказано, что к участникам несогласованных акций нельзя применять спецсредства, но есть исключение — если они не нарушают общественный порядок, работу транспорта, средств связи и организаций. Это очень размытая формулировка. В законе о Росгвардии вообще нет таких ограничений.

В любом случае, если полицейский или сотрудник Росгвардии решил кого-то схватить или ударить дубинкой на митинге, он должен сообщить этому человеку, что является сотрудником правоохранительных органов и предупредить, что если тот в ближайшее время не подчинится требованиям, то к нему применят силу. Единственное исключение — если сотруднику явно грозит серьезная опасность.

В законе о полиции сказано, что нельзя бить человека палкой (дубинкой) по голове, шее, в район ключиц, животу, половым органам, в область сердца.

Бить женщин с явными признаками беременности, детей и людей с инвалидностью тоже нельзя (если только они не нападают и это грозит чьей-то жизни и здоровью — в этом случае можно даже стрелять).

Примечательно, что в законе о Росгвардии ограничений меньше — беременных, детей и людей с инвалидностью бить нельзя, но никаких запретов наносить удары по голове или в область сердца для росгвардейцев не прописано.

Первым делом поищите свидетелей и запишите их контакты. Выясните, не удалось ли кому-нибудь снять нападение на видео или сфотографировать.

Потом нужно зафиксировать следы побоев, если они есть — для этого нужно обратиться в любое медицинское учреждение, а также самостоятельно сфотографировать травмы.

Надо понимать, что врач в первую очередь будет рассматривать ваши травмы с точки зрения будущего лечения, а вам нужно еще и получить заключение о том, как именно эти повреждения были получены.

Фотографировать надо так, чтобы повреждения были четко видны и при этом никто не сомневался, что на снимках именно вы.

То есть надо сделать несколько снимков «от общего к частному»: сначала обзорную (так, чтобы было ясно, что это вы), потом общий вид участка тела с повреждением и, наконец, детальную фотографию травмы.

Рядом с повреждением нужно положить обычную линейку, чтобы проще было понять размеры.

Потом нужно как можно быстрее сообщить о преступлении в правоохранительные органы. Скорость важна не потому что кто-то непременно станет расследовать ваше дело «по горячим следам»: просто запоздалым обращениям в правоохрантельных органах часто меньше верят.

Обращаться лучше либо в районный отдел Следственного комитета России, либо в Главное управление СКР по региону. Если подать заявление в орган СКР невозможно — обратитесь в отдел полиции. Естественно, полицейские не будут сами расследовать такое дело, но они должны принять заявление и перенаправить его в СКР.

При подаче заявления надо получить талон-уведомление (на нем будет указан номер, за которым заявление зарегистрировано, так называемый , и данные заявителя) или отметку о принятии на копии заявления.

Нет, это не факт. Часто следствие отказывает в возбуждении уголовного дела и настаивает на своей позиции даже в том случае, если, к примеру, прокуратура признает, что для отказа не было оснований. Но даже если дело возбудят, это еще не значит, что его расследуют.

Следователи могут сказать, что «лицо, подлежащее в качестве обвиняемого, не установлено», и дело станет «висяком». Иногда это чистая правда — бывает, что действительно почти невозможно определить, кто именно ударил участника митинга.

Но бывает, что правоохранительные органы специально тормозят расследование или квалифицируют действия своего коллеги по необоснованно мягкой статье. Бывает, что следователи сделали свою работу добросовестно, но прокурор почему-то не хочет утверждать обвинительное заключение.

Так что на этапе подачи заявления лучше обратиться за помощью к специалистам — например, юристам «Общественного вердикта» (это бесплатно).

Да, такое случается, хотя и редко. Например, в 2017 году координатора костромского штаба Алексея Навального Александра Зыкова во время акции ударил полицейский в штатском. Позже Зыкову присудили компенсацию — 35 тысяч рублей. В 2010 году прапорщик Вадим Бойко схватил участника протестной акции за волосы и ударил дубинкой по голове. Позже Бойко получил три с половиной года условно.

Обращение в российские судебные инстанции в любом случае имеет смысл. Во-первых, важно хотя бы пытаться привлечь сотрудников правоохранительных органов к ответственности — даже если шансов на успех немного.

Во-вторых, только после того, как вы пройдете все инстанции в России, можно подавать жалобу в Европейский суд по правам человека. В ЕСПЧ нужно обращаться не позже, чем через полгода после того, как вы прошли последнюю инстанцию.

И надо быть готовым, что решения ЕСПЧ придется ждать долго — иногда не один год.

Источник: https://meduza.io/cards/menya-na-mitinge-udaril-omonovets-hotya-ya-nichego-ne-delal-mozhno-podat-na-nego-v-sud

Как отложить судебное заседание. Часть II – СУДЕЛКО

Каковы шансы выиграть дело, если бывший арендодатель избил меня?

Данная статья является продолжением поста как отложить судебное заседание

Продолжим рассмотрение способов отложения и затягивания судебного процесса.

Предъявление встречного иска

Можно заявить встречный иск. При получении встречного иска суд обязан (169 ГПК) отложить судебное заседание. В последующих заседаниях иск можно уточнять, что также является основанием для отложения дела. Главное не ошибиться с предметом иска, поскольку далеко не всякий иск может оказаться встречным, и суд может его не принять.

Для справки: встречный иск должен быть направлен в зачет требований основного иска. Т.е. встречный иск должен полностью или частично отменять (перекрывать) основной иск. Например: к вам подали иск о взыскании долга, а вы предъявляете встречный иск о взыскании ущерба. Оба иска направлены на взыскание денег, а значит, требования по встречному иску могут идти в зачет основного иска.

 И еще, если дело тянется уже давно и судья подозревает намеренное затягивание процесса, то он может не принять уточнение иска по формальным основаниям. Либо судья может дать сторонам ознакомиться с иском и немедленно перейти к слушанию (но это бывает редко).

Кстати, можно сдать встречный иск или уточненное исковое заявление в канцелярию до судебного заседания и приложить ходатайство об отложении судебного заседания. На заседание при этом не явиться. В таком случае гораздо больше шансов, что заседание будет отложено.

Привлечение третьих лиц

На экстренный случай можно использовать железный способ отложить заседание – заявить о привлечении в дело третьего лица.

Но это при условии, что сможете хоть как-то обосновать, что решение по делу может повлиять на права или интересы этого лица. Ну к примеру, у вас спор по квартире, в которой прописан ваш шурин.

Надо заявить, что решение суда непременно повлияет на права шурина и его надо привлечь в дело в качестве третьего лица.

Хотя я сам для таких целей третьих лиц не привлекаю. Стратегически гораздо правильнее вспомнить о третьих лицах в кассационной инстанции. Это обстоятельство является одним из безусловных оснований для отмены решения суда и направления дела на новое разбирательство. Мне так удавалось даже повернуть проигрышное дело в противоположное русло.

Обжалование определений суда

Шикарный способ затянуть дело – обжаловать определение суда. Многие определения суда могут быть обжалованы до вынесения решения. Например, излюбленный судебниками прием – заявить ходатайство о передаче дела в другой суд по подсудности и последующее обжалование определения суда. На время рассмотрения жалобы в вышестоящем суде разбирательство по иску приостанавливается.

 Обжаловать можно любое письменное определение. Например, определение о назначении экспертизы можно обжаловать в вышестоящий суд и дело будет приостановлено до вынесения определения вышестоящего суда по вашей жалобе.

Таким способом мне удалось завести в тупик дело о взыскании долга по кредиту. Пока шел суд банк обанкротился, а новый управляющий забил на судебный процесс. Каким-то образом дело так и зависло в приостановленном виде именно на стадии почерковедческой экспертизы.

Скорее всего, дело было просто прекращено.

Примечание. С января 2012 г. частные жалобы рассматриваются в апеляционном порядке и в более ускоренном режиме. Большинство жалоб, в зависимости вида определения, рассматриваются без вызова сторон  (ст.333 ГК РФ).

Оспаривание основания иска

Для продвинутых, более профессиональный способ затянуть дело – подача отдельного иска, который служит основанием для приостановки первоначального иска к вам.

Как правило, таким основанием служит иск об оспаривании права или документа, на основании которого к вам предъявлен иск. Например, к вам предъявлен иск по договору займа, значит надо оспаривать сам договор займа.

Или к вам иск по границам участка, значит надо оспаривать само право на земельный участок. В наследственном деле надо оспаривать завещание и т.д.

Дело в том, что спор о праве имеет приоритет перед другими (производными) исками. Право является основанием для иска. Поэтому оспаривая соответствующее право основание иска, вы тем самым практически на 100% имеете возможность приостановить дело по первоначальному иску. Надо лишь заявить такое ходатайство и приложить подтверждение о начале судебного производства по вашему иску.

Такой иск, конечно, можно предъявлять как встречный. Но дело затянется на гораздо более длительный срок, если предъявить свой иск отдельно и на его основании приостановить первоначальный иск к вам.

 Рассматривая вопрос об отложении дела, мы плавно перешли к теме о затягивании судебного процесса, поскольку эти темы тесно связаны. Но есть принципиальное различие.

Отложение дела это сиюминутная задача, а действия по затягиванию процесса должны согласовываться с целью и определенной стратегией.

Следует учитывать, что затягивание процесса не может быть самоцелью и редко дает положительный результат.

В любом случае, вы теперь знаете некоторые приемы, которые не принято обсуждать открыто, и вам решать как их использовать.

Образец ходатайства об отложении дела:

                                        В ______ суд

                                                                                   г. _____

                                        Истец: _________

                                        Место жительства: ___

                                                                                Ответчик: _______

                                        Место жительства: ____

                                                                              Дело N _____

ХОДАТАЙСТВО

об отложении слушания дела

     В  связи  с  тем,  что я не могу явиться в  судебное  заседание, назначенное на “___”__________ _____ г. _____ ч. _____ мин., поскольку ___________________(указать причины).

     На  основании изложенного и  в соответствии со ст. ст. 35, 167 и 169 ГПК РФ

 ПРОШУ СУД:

     1. Отложить судебное заседание по делу N ________, назначенное на “__”__________ ___ г. в ___ ч. ___ мин., на более позднюю дату.

2.   Не  рассматривать  указанное  дело  в  моем отсутствии, поскольку это может серьезно нарушить мои интересы.

     ______/______

        (Ф.И.О.)         (подпись)

    “__”______________ ____ г.

_______________________________________________________________

В ________________ районный суд

                                   Истец: ______

                                                                      Ответчик: ____

ХОДАТАЙСТВО

об истребовании доказательств

В _________________ районном суде рассматривается дело по иску _____(истец) к ____(ответчик) о _____.

Одним из доказательств по этому делу является ___________.

Это доказательство подтверждает ______ (указать какие обстоятельства или факт может подтвердить доказательство).

Указанное доказательство находится ________ (указать лицо/место, где находится доказательство).

В связи с изложенным и на основании ст. ст. 35 и 57 ГПК РФ, прошу:

Выдать    судебный    запрос   для   истребования   указанного

доказательства у __________ (лицо/адрес).

(как вариант: истребовать указанное доказательство у ________(лицо/адрес).

_____________/_______/

“___”______ 2012 г.

Источник: http://sudelko.ru/predyavlenie-vstrechnogo-iska-chast-ii/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий