Какие меры можно предпринять, если суд игнорирует законные требования?

ВС: Что делать, если судебное решение не исполняется

Какие меры можно предпринять, если суд игнорирует законные требования?

Очень полезное и своевременное решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда отменила вердикт коллег по жалобе гражданина на бездействие судебного пристава. Местные суды отказали человеку в иске к Федеральной службе судебных приставов, когда тот пожаловался на нежелание пристава забрать деньги у должника.

В результате должник успел снять всю наличность со своих счетов, а гражданину служба судебных приставов вернула неисполненное решение суда, дело о взыскании признала неисполнимым, производство просто закрыла и сдала папку в архив.

Верховный суд встал на сторону гражданина и разъяснил, кто и как отвечает за бездействие приставов.

Должников начали массово штрафовать за непослушание судебным приставам

Важность подобного разъяснения самых квалифицированных судей страны в том, что ситуация с взысканием долгов приставами нередко бывает очень проблемной. И каждый, кто сталкивался с взысканием, прекрасно понимает: победа в суде, это еще не победа.

Из-за нежелания пристава исполнять свои служебные обязанности выигрыш гражданина в суде может так и остаться на бумаге. Что, собственно, и произошло в нашем случае. История началась с того, что в суд гражданин принес иск к службе приставов.

В суде истец рассказал, что у него была тяжба с фирмой пластиковых окон, которая не выполнила договорных обязательств и клиент пострадал.

Суд присудил пострадавшему компенсацию за не поставленные, но оплаченные окна. Фирма по решению суда должна вернуть больше миллиона рублей.

На момент оформления исполнительного производства на счету оконной фирмы было достаточно денег, чтобы с лихвой рассчитаться по долгу. Плюс к этому у коммерсантов имелось и другое недешевое имущество.

Но из-за того, что пристав исполнял, точнее делал вид, что неспешно исполняет решение суда о взыскании долга, деньги и имущество коммерсантов исчезли.

Неисполненное производство пристав вернул гражданину, выигравшему суд, а само дело списал в архив из-за того, что средств у должника нет.

Вот тогда пострадавший уже дважды – от коммерсантов и от службы судебных приставов – человек пошел в суд уже с иском к службе. Но ему не повезло. Суды – районный и городской – единодушно ему в иске отказали.

Тогда упорный истец попросил Верховный суд проверить отказы. Служба судебных приставов, узнав об этом, также обратилась в Верховный суд с просьбой оставить решения местных судов, отказавших человеку, без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам дело запросила, изучила и заявила, что гражданин возмутился справедливо, а решения коллег незаконны.

По закону главная задача пристава – правильное и своевременное исполнение решения суда

Вот что показали материалы дела, которое изучил Верховный суд. Решение суда, о том, что фирма должна гражданину миллион рублей, было вынесено и вступило в законную силу еще в 2015 году.

Из материалов дела видно, что в августе 2015 года пристав написал постановление, которым он ввел “запрет на регистрационные действия в отношении зарегистрированных за ответчиком автомобилей” и перечисляет пять машин, три из которых – дорогие иномарки.

Ноябрем 2015 года датировано постановление пристава о взыскании миллиона рублей со счета фирмы в банке, на котором были деньги, полностью покрывающие долг. А потом наступила тишина, которая растянулась на два года.

В мае 2017 года вступило в силу решение райсуда, признавшего “незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, …выразившееся в длительном неисполнении решения суда по взысканию”.

В декабре 2017 года служба судебных приставов написала постановление, что исполнительное производство окончено, исполнительный лист вернули пострадавшему.

В этом постановлении сказано, что “у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными”. Вот тогда возмущенный бездействием исполнителей человек и пошел в суд с иском к службе судебных приставов.

Но районный суд, гражданину отказал, записав в решении, что, на его взгляд, “отсутствует причинно-следственная связь между бездействием ответчика и заявленными гражданином к возмещению убытками”. Апелляция с таким отказом согласилась. А Верховный суд РФ – нет. Вот аргументы Верховного суда.

Судебные приставы получили право искать должников за границей

Главный закон при рассмотрении этого дела – Закон “Об исполнительном производстве”.

В 36-й статье этого закона сказано, что “содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены приставом в 2-месячный срок со дня возбуждении исполнительного производства”.

В статье 119 того же Закона “Об исполнительном производстве” записано, что “заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий”. То же самое сказано и в законе о судебных приставах .

Верховный суд напомнил и про свой пленум (№50 от 17 ноября 2015 года), на котором говорилось об исполнительном производстве.

Если в ходе исполнительного производства пристав не делал необходимые действия, чтобы забрать у должника средства или имущество, которое позже исчезло, то от истца нельзя требовать, чтобы он доказывал, что у его должника нет имущества, которое можно обратить во взыскание.

В то же время отсутствие “реального исполнения само по себе не является основанием возложить на государство обязанность возместить сумму, неполученную от должника.

Дело в том, что ответственность государства при исполнении судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничиваются организацией принудительного исполнения этих актов и не подразумевает обязательного положительного результата, если он “обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника”.

По нашему делу основанием иска стал не факт неисполнения решения суда, а неисполнение из-за бездействия пристава.

Постановления пристав вынес вовремя, но не представлено в суд доказательств, что пристав отправил их в банк. Ответчик не объяснил, почему бездействовал пристав.

Нет ответа в деле и на вопрос, почему при наличии у должника автопарка решение суда не выполнено. Весь спор пересмотрят заново.

Источник: https://rg.ru/2019/07/08/vs-chto-delat-esli-sudebnoe-reshenie-ne-ispolniaetsia.html

Обжалование обвинительного приговора. На что обратить внимание?

Какие меры можно предпринять, если суд игнорирует законные требования?

Когда суд первой инстанции оглашает приговор, в 99,5% случаев указывающий на виновность подсудимого (согласно данным Судебного департамента при Верховном суде), начинается так называемый апелляционный период.

Это значит, приговор уже есть, но считается не вступившим в законную силу.

Хотя если обвиняемому была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а приговор дает ему реальный срок, то под стражу осужденный (а статус “подсудимый” меняется на “осужденный” после оглашения приговора) берется прямо в зале суда и уезжает в СИЗО.

Апелляционный период длится десять дней. В это время стороны защиты и обвинения имеют право обжаловать приговор в вышестоящем суде. Если этого не происходит, то по истечении данного срока приговор вступает в законную силу.

Странная вещь, но многие осужденные считают, что если обжаловать вердикт, то в судебных инстанциях могут разозлиться и дать к отсидке еще больше. Конечно, это в корне неверно. Согласно ст. 389.

24 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), обвинительный приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону, ухудшающую положение осужденного, не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего.

А наличие апелляционной жалобы только со стороны осужденного исключает возможность увеличения срока.

На что осужденный может жаловаться? Первое – на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 389.16 УПК). На игнорирование судом первой инстанции фактов, на которые указывала сторона защиты, показаний свидетелей, приглашенных защитником, и так далее. Об этом мы неоднократно говорили в предыдущих публикациях.

Второе – на несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости (ст. 389.18 УПК). То есть когда осужденный в целом не оспаривает фактическую сторону дела, но считает, что с ним обошлись слишком уж строго.

“Пятерочку” он бы отсидел, но вот “десятка” – это явный перебор. Годик-другой по такой жалобе могут скинуть.

Кстати, на основании той же статьи требовать пересмотра наказания вправе и прокурор, но – ввиду чрезмерной мягкости приговора.

Третье – можно оспаривать существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона (ст. 389.17 и 389.18 УПК). Все это логично назвать процедурными нарушениями.

Например, подсудимому не дали последнего слова. Фактически оно ни на что не влияет. Последнее слово – не более чем эмоции, и многие от него отказываются.

Но, согласно УПК, оно – непременный элемент, и без него никак.

Есть еще четвертый, не описанный в кодексах, но весьма любимый многими осужденными аргумент. Название документа – “жалоба” – они воспринимают буквально и начинают жаловаться: на наличие малолетних детей, престарелых родителей-инвалидов, на необходимость содержать семью и тому подобное, считая, что по этим причинам их должны отпустить домой.

Путь, по мнению автора этих строк, тупиковый. Юридического значения эмоции не имеют, а разжалобить вершащего правосудие… У кого как, а у меня давно сложилось впечатление, что судьи работают будто станки по вынесению приговоров, и все человеческое, способное к состраданию, в них если когда-то и было, то давно атрофировалось как граничащее с профнепригодностью.

И давить на жалость бессмысленно, да и некрасиво.

А вот развернуть дело вспять, зацепившись за нарушение судьей первой инстанции исключительно процедурных моментов, – здесь куда больше шансов на успех.

Приведу два примера судебных процессов в отношении профсоюзных лидеров в нашей необъятной стране.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ

Следствие и суд шли долго. Обвинение было серьезным, а срок, выданный к отсидке, солидным.

Апелляционные жалобы профлидера и его защитника расписывали многочисленные несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Но кроме этого, перелистывая в очередной раз многотомное дело при подготовке к апелляционному заседанию, опытный защитник обнаружил не бросавшийся до того в глаза документ.

Дело в том, что на первом заседании суда, когда заслушивалось обвинение и выполнялись прочие формальности, работавший с подсудимым адвокат был занят в другом процессе и явиться не смог. И суд назначил защитника из числа, по сути, первых попавшихся.

Этот один день работы адвоката полагалось оплатить.

Судья в тот же день вынес постановление, в котором было сказано, что “в судебном заседании суда первой инстанции в качестве защитника осужденного профлидера по назначению участвовала адвокат такая-то”.

Рассмотрение дела судом только начиналось. Профлидер находился в статусе подсудимого, и до признания его виновности было еще очень далеко. А судья уже назвал его осужденным. То есть высказал свое мнение относительно судьбы обвиняемого до вынесения приговора.

Статья 61 УПК говорит, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, когда обстоятельства позволяют полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ в определении от 01.11.

2007 № 799-О-О, “высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения”.

И поскольку указанная выше позиция судьи первой инстанции по существу предрешила исход разбирательства, тот судья не вправе был рассматривать дело по обвинению профлидера. Несмотря на это, спустя почти год под председательством того же судьи в отношении профлидера был вынесен обвинительный приговор.

На эти процедурные нарушения адвокат указал в дополнение к своей апелляционной жалобе и ходатайствовал об отмене приговора.

Суд второй инстанции нашел доводы защитника о нарушении уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора обоснованными, а рассмотрение дела судьей, заранее высказавшим мнение о виновности подсудимого, – существенным нарушением права профлидера на защиту.

Учитывая, что допущенные в суде первой инстанции нарушения закона затрагивали основополагающие принципы уголовного судопроизводства, их устранение оказалось невозможно в суде апелляционной инстанции. Обвинительный приговор подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

https://www.youtube.com/watch?v=PuVZJu4y5qY

Всем было понятно, что в материалы уголовного дела вкралась самая обычная описка. Даже не судейская, а секретарская. Но! Процедура была нарушена, а подобное карается вышестоящим судом строго.

ПРИМЕР ВТОРОЙ

В ходе другого судебного процесса другому профлидеру помимо основного наказания в виде реального лишения свободы назначили штраф в сумме 8 млн рублей.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК суд в обвинительном приговоре должен указать “мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия”.

Говоря о сроке, суд первой инстанции указал, что “с учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Таким образом, мотивы назначения реального срока были понятны. Не будем рассуждать о справедливости, исправлении, предупреждении новых преступлений – это материал для другой публикации.

А вот в отношении штрафа было сказано лишь: “…суд, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи применяет дополнительное наказание в виде штрафа”. То есть следовала лишь констатация факта без указания мотивов. Интересно, как суд высчитывал имущественное положение…

На отсутствие мотивировки со стороны суда первой инстанции и – следовательно – на неправомерность штрафа защита указала в апелляционной жалобе. Стоит отметить, помимо этого в жалобе указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по многим пунктам.

Апелляционной суд, проигнорировав все доводы о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела (и оставив срок отбывания наказания прежним), пошел навстречу осужденному именно в вопросе штрафа. Суд постановил, что решение о необходимости назначения в качестве дополнительного наказания в виде штрафа “в нарушение требований п. 4 ст. 307 УПК не мотивировано и подлежит исключению”.

Таким образом, профлидер поехал отбывать срок на зону, но от выплаты 8 млн рублей был освобожден.

*   *   *

Эти примеры в некоторой мере иллюстрируют работу судов апелляционной инстанции. Можно сделать выводы о том, что к основным доводам защиты они так же глухи, как и суды первых инстанций.

Но нарушения процессуальные со стороны нижестоящих судов караются жестко – отменой отдельных видов наказания или даже целых приговоров. Это лишний раз подтверждает, что формально судебный процесс выстроен в РФ на “отлично”. Грубых нарушений УПК вы не найдете. Внешне придраться не к чему.

Но к аргументам защиты по сути обвинения ни одна судебная инстанция прислушиваться не будет.

Судебный процесс, как правило, превращается в торжество гособвинения. Суд соглашается почти со всеми доводами последнего и игнорирует все доводы защиты. И не имеет особого значения, что именно говорит подсудимый и его защитник, – скорее всего, судом это будет отброшено без объяснений.

Сегодняшним сюжетом мы заканчиваем серию публикаций, основной темой которых было разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций, а также типичные ситуации, в которые все чаще попадают профлидеры. Все материалы основывались на реальных событиях и конкретных уголовных делах.

Следующей публикацией мы начнем серию сюжетов, касающихся досудебного уголовного преследования профактивистов (в том числе – задержания, суда по мере пресечения, предъявления обвинения).

И постараемся дать несколько практических советов относительно того, какую тактику применять в ходе допроса, как общаться с соседями по камере и так далее.

Особое внимание следует уделить такому знаковому персонажу, как адвокат, и его роли в досудебном и судебном процессе.

Ведь от тюрьмы, как говорит народная мудрость, зарекаться не следует.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Obzhalovanie_obvinitelnogo_prigovora.html

Взыскание задолженности за коммунальные услуги: судебный приказ о взыскании долга по оплате коммуналки | Юридические Советы

Какие меры можно предпринять, если суд игнорирует законные требования?

Последнее обновление Март 2019

Коммунальный долг с каждым годом только растет, особенно в последние два года экономического кризиса.

Примерно 33% россиян не справляется с оплатой воды, тепла и света в полном объеме, в результате чего долг начинает копиться и начисляются штрафы.

Учитывая прогрессирующие масштабы общей задолженности по стране, в последнее время взыскание долгов за коммунальные услуги все чаще становится предметом разбирательства в судах.

Если еще несколько лет назад должники становились ответчиками лишь в крайних случаях, при явном нежелании погасить существенный долг, накопленный годами, то сейчас коммунальные службы все чаще обращаются в суд уже после полугода отсутствия платежей, а в некоторых случаях достаточно трех месяцев. О способах взыскания платы за услуги ЖКХ вы можете прочитать здесь.

Перед тем, как обратиться в суд и добиться взыскания посредством исполнительного производства, практически всегда Управляющей компанией, ТСЖ или поставщиками принимается исчерпывающий объем мер, направленных на погашение:

  • направление уведомления (претензии) о необходимости оплаты;
  • предупреждение о возможном отключении поставки газа, воды или электричества, с указанием срока, в течение которого необходимо исправить ситуацию;
  • предложение о составлении графика оплаты долга частями;
  • приостановление услуг.

В большинстве случаев эти меры реально действуют, и собственники действительно погашают долг.

Вместе с тем, всегда находятся такие жильцы, которые принципиально не оплачивают свои жилищные расходы, считая, что коммунальные службы работают неэффективно, денежные средства Управляющая компания расходует не по назначению и т.д.

В отношении таких граждан применяется судебный порядок взыскания задолженности по оплате коммунальных услуг – это может быть судебный приказ или решение по исковому заявлению.

Иск о взыскании коммунальной задолженности

Речь идет об обычной процедуре принудительного воздействия на должника. После двух месяцев неуплаты света, воды, газа или тепла УК, ТСЖ или компания-поставщик вправе обратиться в суд с иском. Текст искового заявления обычно составляется юристом организации, стоимость юридических услуг будет включена в цену иска. Кроме того, в перечень требований могут быть включены и другие расходы:

  • пени и штрафы, начисляемые по прогрессивной шкале в зависимости от периода неоплаты;
  • услуги по отключению/переподключению оборудования предоставления коммунальной услуги, если из-за долга по оплате пришлось приостанавливать подачу;
  • расходы, причиненные общедомовому имуществу из-за неоплаты одним из жильцом определенного вида услуги.

При получении иска судом будет направлена его копия ответчику, назначено предварительное заседание (в форме беседы), а затем и судебное заседание по существу.

Мы рекомендует ответчикам по таким гражданским делам не игнорировать повестки в суд и являться на судебные заседания, по возможности предоставлять возражения.

Во многих случаях, при отсутствии возможности единовременного погашения, между сторонами заключается мировое соглашение о рассрочке уплаты с составлением графика. Кроме того, сумма заявленного к погашению долга может быть частично уменьшена путем снижения размера пени.

В таких случаях суд принимает во внимание особые жизненные обстоятельства, повлиявшие на образование задолженности.

Если ответчик-должник не будет являться в судебное заседание, иск все равно будет рассмотрен при наличии подтверждающей документации о надлежащем извещении. Кстати, неполучение почтовой корреспонденции ответчиком не является препятствием к рассмотрению дела в его отсутствие.

После оглашения решения в полном виде у должника есть один месяц на обжалование, где он может еще раз попробовать изложить свои доводы о несогласии с самим взысканием или с суммой.

Исход рассмотрения таких дел практически всегда выражен в удовлетворении иска, часто – в полном объеме. Организации редко обращаются в судебные органы с непроверенными данными, тем более что подача иска является, безусловно, крайней мерой по урегулированию вопросов оплаты.

После вступления в законную силу решения суда исполнительный лист предоставляется приставам, которые возбуждают производство и начинают работать в стандартном режиме:

  • выявляют имущество, реализуя которое, можно было бы оплатить долг;
  • выявляют банковские счета, на которые впоследствии накладывается арест;
  • устанавливают источник дохода, при наличии которого необходимые документы для удержания направляются работодателю;
  • принимают решение о запрете выезда за границу и т.д.

Разумным решением для обеих сторон (при отсутствии, конечно, оснований для категорического несогласия с исковым заявлением о взыскании) всегда является составление соглашения о постепенной выплате задолженности за коммунальные услуги.

Отметим, что такое соглашение можно составить, даже когда решение суда уже вынесено и вступило в законную силу.

Если должник на этой стадии пожелает добровольно возместить задолженность, при согласии УК можно подписать соответствующий график (например, рассчитанный на год) и тем самым избежать дополнительных неприятностей в лице судебных приставов и, что немаловажно, дополнительных расходов в виде 7% исполнительного сбора.

Напомним, что с момента подписания такого соглашения должник обязан тщательно соблюдать своевременность платежей не только по утвержденному графику, но и текущих расходов – от их уплаты никакое соглашение не освобождает.

Такой порядок действует со второго полугодия 2016 года, в настоящее время его применяют все чаще.

Речь идет о судебно-приказном производстве, которое стало возможно, наряду с делами об алиментах, о взыскании заработной платы и другими бесспорными случаями принуждения к оплате, и по долгам за услуги ЖКХ.

Итак, судья вправе вынести судебный приказ о взыскании задолженности за коммунальные услуги, если:

  1. Сумма долга составляет не более 500000 рублей. Имеется ввиду наличие такой задолженности только за «коммуналку», без учета других долгов. Так, если у ответчика есть иные обязательства, сумма которых превышает полмиллиона, это не влияет на возможность вынесения приказа о долгах по квартире.
  2. Имеется задолженность за любой вид коммунальной услуги или за телефонную связь. Также изменениями в Гражданско-процессуальный кодекс РФ предусмотрено, что такой порядок может быть применен и в случае принудительной оплаты обязательных взносов членов ТСЖ.
  3. Сумма, указанная в заявлении, должна быть подтверждена необходимыми документами, сомнения в бесспорности и обоснованности требований (в том числе и касательно указанного размера) не допустимы.
  4. О выдаче судебного приказа просит уполномоченное лицо: в случае с коммунальными долгами, таким лицом может быть юрист, который представил доверенность от УК.
  5. Достоверно установлено местожительство должника.

Если указанные требования не выполнены, судья возвращает взыскателю заявление о выдаче приказа, что не лишает права заявителя обращаться в суд в обычном порядке.

В целом, для взыскателя подача заявления о выдаче приказа существенно выгоднее, чем иск. Так, стоимость государственной пошлины, подлежащей уплате, в два раза ниже той суммы, которая предусмотрена при подаче иска о взыскании задолженности за ЖКУ с собственника.

С учетом этого, а также поскольку большинство требований по коммунальной оплате как раз не превышают «лимит» в 500000, указанный законодателем, аналитики уверены, что в ближайшее время количество заявлений о выдаче приказов, направленных мировым судьям, многократно увеличится.

Для должника, который не отказывается оплачивать услуги, но в силу определенных причин не может этого сделать, судебный приказ, вероятно, несколько желательнее, чем участие в рассмотрении иска.

  • Во-первых, стоимость юридических услуг и госпошлина будут взысканы с него – в приказном порядке эта сумма меньше.
  • Во-вторых, нет необходимости участия в судебном заседании – при согласии с требованиями это лишняя трата времени и нервов.

При несогласии с взысканием долга за жилищно-коммунальные услуги в приказном порядке должнику следует направить в адрес суда заявление об отмене судебного приказа в течение 10-дневного срока со дня получения копии. В таком случае слушание дела будет происходить в обычном (исковом) порядке.

Если судебный приказ не был отменен, он имеет силу исполнительного листа и при предъявлении приставам начнется обычная исполнительная процедура, о которой мы писали ранее.

Как узнать размер долга

В основном, собственники всегда осведомлены о размере задолженности, поскольку УК или ТСЖ периодически напоминают им об этом письменными уведомлениями и предупреждением об отключении газа, воды или электричества. Если сообщения от управляющей компании не получены, как узнать долги за коммунальные услуги? Это можно сделать следующими способами:

  • в личном кабинете сайта Управляющей компании. В настоящее время такая возможность активно используется собственниками – используя адресные данные, можно узнать полную информацию о размере и периоде задолженности, пени, штрафах и т.д.;
  • если вы оплачиваете услуги ЖКХ в режиме он-лайн в кредитной организации, то информация может быть получена зарегистрированным пользователем на личной странице в интернет-банке или в банкоматах;
  • на официальном сайте организации-поставщика (Водоканал, Лукойл и т.д.) путем ввода в специальную форму номера лицевого счета. На этих же сайтах есть контактные телефоны компаний, позвонив по которым и продиктовав лицевой счет, можно получить необходимые сведения. Также можно воспользоваться терминалами, где предусмотрена возможность оплаты «коммуналки»;
  • в некоторых городах есть специальные сайты недвижимости, на которых можно получить сведения о долгах по конкретному объекту недвижимости (в Москве – сайт www.is.mos.ru, где есть функция расчета платежа).

Куприянова Вера Николаевна

Источник: http://juresovet.ru/vzyskanie-zadolzhennosti-za-kommunalnye-uslugi/

Прокурор судье не товарищ?

Какие меры можно предпринять, если суд игнорирует законные требования?

Этот материал вышел в № 68 от 15 Сентября 2003 г.ЧитатьЧитать номер

Почему адвокаты по-прежнему не полноправные участники судебного процесса Новым уголовно-процессуальным кодексом законодатель гордится уже больше года. С его принятием появилась надежда на то, что судебный процесс в России станет…

Почему адвокаты по-прежнему не полноправные участники судебного процесса        

       Новым уголовно-процессуальным кодексом законодатель гордится уже больше года. С его принятием появилась надежда на то, что судебный процесс в России станет демократичным, а право человека на защиту будет реализовано в полной мере. Юристы разделяют радость депутатов, но как-то не очень уверенно, хотя и признают, что новый УПК лучше старого.

       Во-первых, в законе наконец-то закреплен принцип состязательности сторон, и адвокат, по идее, теперь на равных с прокурором. Во-вторых, новый статус судьи, с которого сняли обязанность, подменяя собой следствие, — раскрывать преступление. В-третьих, теперь с адвокатом к следователю может идти не только подозреваемый, но и свидетель. (Это только на первый взгляд — деталь, но прежняя практика показывает, что подобная норма резко снижает возможность злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. Раньше как было: вызвали в качестве свидетеля, взяли расписку об отказе о даче показания, а вопросы ставят так, чтобы потом предъявить обвинение.) Существует и в-четвертых и в-десятых…        Только почему-то количество писем с жалобами от тех, кто попал под каток судебной системы, не уменьшается, а громкие уголовные дела последнего времени наводят на печальные размышления. Да, закон изменился, только вот те, кто призван его исполнять, — прокуроры и судьи — меняться не спешат, а обвиняемые (подозреваемые, подсудимые) и их защита по-прежнему не могут воспользоваться теми правами, которые теперь им вроде бы и как бы гарантированы.        Странные факты прокурорского произвола всплывают на судебном заседании по делу менеджера «Аэрофлота» Глушкова. Адвокаты менеджера «ЮКОСа» Алексея Пичугина тщетно пытаются получить доступ к необходимым документам, и как следствие Пичугин отказывается принимать вообще какое-либо участие в следственных действиях. Полный произвол в деле Платона Лебедева — совладельца той же нефтяной компании. А суды не спешат рассматривать и уж тем более удовлетворять жалобы адвокатов на действия прокуратуры, хотя и судьи, и адвокаты, и прокуроры читают один и тот же закон.        Вновь и вновь срабатывает сила многолетней привычки, о которую разбиваются все самые демократичные нормы: судья и прокурор по-прежнему играют на одной стороне, стараясь не замечать защиту. Сплошь и рядом прокурор может себе позволить пригласить судью (?!) на собеседование или войти к нему в кабинет, захлопнув дверь перед носом защитника. И адвокату приходится большей частью не выстраивать линию защиты, а бороться со следователем, чтобы заставить его соблюдать закон.        О том, что изменилось с принятием нового УПК, как реализовывается принцип состязательности сторон и как гарантируется право на защиту, мы решили поговорить с известными адвокатами. А для того, чтобы объяснить читателю, как оградить свои конституционные права от посягательств государства, мы открываем новую рубрику — «Линия защиты».        

       Как выясняется, новый Уголовно-процессуальный кодекс воспринимается неоднозначно не только прокурорами, жалующимися на то, что их права оказались серьезно урезаны, но и адвокатами. О плюсах и минусах, связанных с существующей правоприменительной практикой, мы решили побеседовать с руководителем филиала № 85 Московской областной коллегии адвокатов Андреем ТАРАСЕВИЧЕМ:

       — Многие юристы уверяют, что принцип состязательности, несмотря на новые нормы, реально существует только на бумаге. Адвокат по-прежнему не является полноправным участником процесса, его практически не слушают, он не может добиться, чтобы его ознакомили в полной мере с материалами дела…
       — Особенность российской судебной системы в том, что прописанные в законе нормы могут быть правильными и корректными, а их реализация на практике оставляет желать лучшего. Несомненно одно: с помощью нового УПК прокуратуру постарались лишить полномочий по решению вопросов, затрагивающих конституционные права граждан. Логично, ведь прокуратура — тот орган, который осуществляет от имени государства уголовное преследование и надзирает за процессуальной деятельностью органов дознания и следствия.        Например. Ранее, если следствие приходило к выводу, что гражданин должен быть заключен под стражу, санкцию на арест давал прокурор, то есть тот, кто следствие ведет либо контролирует его ход. А суд (и только при наличии соответствующей жалобы) лишь проверял законность и обоснованность чужого решения. Новый УПК установил, что решение о заключении кого-либо под стражу принимает только суд. Законность и обоснованность избрания именно этой меры пресечения гражданину теперь каждый раз является предметом спора обвинения и защиты; судья — теперь арбитр, он разрешает этот спор, и вся ответственность — и юридическая, и психологическая — только на нем.        Другой важный момент — принцип состязательности и равноправия сторон в процессе. Различия со старым УПК — даже на визуальном уровне. Если раньше судья сам зачитывал обвинительное заключение и фактически обвинение произносилось от лица суда, то отныне это делает прокурор. Cуд теперь не обвиняет, он взвешивает «за» и «против», анализирует доводы защиты и обвинения и дает им оценку.        Судью избавили от обязанности возбуждать уголовное дело в случае обнаружения признаков преступления, принимать меры к установлению события преступления, виновных лиц и их наказанию. Все это сейчас — функция прокурора. И эти нормы создают предпосылки настоящей состязательности сторон в процессе.        Еще одна из новелл. Раньше, когда суд не мог вынести обвинительный приговор по причине того, что следствие чего-то недоработало, дело отправляли на дополнительное расследование. Доработанное, оно опять поступало в суд. Сейчас суд такой возможности лишен. Новым УПК закреплено, что отправить дело назад прокурору суд теперь может только со стадии предварительного слушания, и только в строго определенных случаях. Но сложившаяся годами практика, когда следственные органы вменяли человеку лишнее, «притянутое за уши», чтобы исключить так называемую неполноту следствия, существует и поныне.

       — Как получается, что судья и прокурор зачастую встречаются и обговаривают детали процесса, а адвокат при этом не присутствует?
       — Судьи привыкли к тому, что прокурор у них «друг» и что делают они одно дело. Обязанности у них были раньше одинаковые. И хотя у суда формально отобрали функции обвинения, он фактически продолжает играть ту же роль.

       — В любом случае все нововведения в УПК усложнили работу прокуратуры, которая теперь просто так не может выносить на судебное разбирательство откровенно сфальсифицированный и сырой материал. Но квалификация следователей оставляет желать лучшего — они просто не готовы к работе по новому закону. И многие дела стали «разваливаться» только потому, что построены исключительно на показаниях свидетелей, которые зачастую не являются на судебное заседание. Например, «дело Пичугина»… Многие адвокаты предрекают ему именно такой финал — ведь у прокуратуры нет ничего, кроме каких-то невнятных показаний. И сами следователи, догадываясь о своих слабых местах, стараются не допускать адвокатов до материалов дела и тем самым ставят под сомнение принцип состязательности сторон…
       — Мне трудно говорить что-то по делу, которое я не веду. Все зависит от того, на какой стадии находится процесс. Если адвокатам препятствуют ознакомиться с делом после окончания предварительного следствия, то, конечно, следственные органы грубо нарушают закон. Если уголовное дело не было закончено, то следователь вправе отказать выдать копии. Формулировка может быть такой: «Мы вас знакомим с материалами следственных действий, произведенных с участием вашего подзащитного. Но на данном этапе закон не обязывает нас позволять вам делать выписки, снимать копии и т.д.»…        У адвокатов есть право знакомиться с процессуальными документами: постановлением о возбуждении уголовного дела, документами о продлении сроков содержания под стражей, продлении сроков следствия, протоколами допросов и очных ставок, в которых был задействован подзащитный. Но это не означает, что до окончания следствия разрешат делать их копии.

       — И часто ли бывает так, что из-за противодействия следственных органов адвокат оказывается в заведомо проигрышной ситуации?
       — На практике такие случаи бывают. Но это не потому, что закон так построен.

А потому, что должностное лицо — следователь, дознаватель или даже судья — не выполняет своих обязанностей и требования, установленные законом. Просто игнорирует. Тут уже все зависит от настроя защиты. Но помешать адвокату сделать то, что он в данной ситуации может и должен сделать, — да, могут.

И таких случаев я могу вспомнить сколько угодно. Тут УПК ни при чем, это вопросы правоприменения. Знаете, есть такая поговорка: «Суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения».

И если ее перефразировать на новый лад, то получится, что закон тебе предоставляет множество прав, только сможешь ли ты их реализовать? Дадут ли тебе их реализовать?

               

        СПЕЦИАЛИСТОВ

       Семен АРИЯ, адвокат:
       — Роль адвокатов на предварительном этапе следствия в общем-то не изменилась. Появилась возможность чаще обращаться в суд, чтобы обжаловать промежуточные постановления. И было бы это хорошо, если бы этому не мешало состояние нашего реакционного правосудия. Например, в Генеральной прокуратуре выносят постановление о продлении сроков следствия, а адвокатов не знакомят с его содержанием. Естественно, они не могут ничего обжаловать. Или вот: арест теперь может санкционировать только суд. А прокуратура передает запрос сразу в суд — и снова в обход адвокатов.        Конечно, с делом адвокат может знакомиться только по окончании предварительного следствия — так и раньше было. Зато защита имеет право знать обо всех постановлениях судов. Если брать конкретный случай, например «дело Пичугина», когда в прокуратуре не дают копии, можно материалы дела читать с диктофоном. Плюс закон разрешает приносить свою копировальную технику.        На самом деле проблем немало. Осталась вся та убогость, которая была присуща судебной системе и раньше; преодолеть ее можно лишь тогда, когда состязательный характер процесса будет полноценным. Когда обвинительные материалы в зале суда защита сможет оспорить или попытаться опровергнуть. Иначе всегда будет получаться импровизация правосудия.

       Георгий КАГАНЕР, адвокат Алексея Пичугина:
       — Моих коллег, адвокатов Пичугина, вызвали в Генпрокуратуру для того, чтобы сообщить что-то «в интересах защиты».

А на самом деле нас предупредили, что на следующий день в Басманном суде будет слушаться дело по поводу продления срока содержания под стражей. Зачем обманывали, делали такой финт — я не знаю. Вообще, процессуальные нарушения происходили систематически.

Нам отказывались, например, предоставить доказательства и обоснования обвинения, хотя требования наши вполне законны.

       На примере этого дела стало ясно, что никакой состязательности на сегодняшний день нет. После того как мы обжаловали постановление Басманного суда в Мосгорсуде, нас наконец допустили к делу. Дали ознакомиться с материалами на 67 листах и при этом запретили что-либо записывать. Естественно, визуально столько информации не запомнишь. И мы подали еще одну жалобу, уже на имя председателя Мосгорсуда.

       Петр ТРИБОЙ, адвокат, бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ:
       — В целом новый УПК — весьма прогрессивный, содержит массу нововведений. Но некоторые положения носят, на мой взгляд, декларативный характер.

Например, говорится, что можно обжаловать любое действие (бездействие), т.е. решение суда, прокурора, следователя, в том числе постановление о возбуждении уголовного дела. Но следователя и прокурора при этом никто не обязывает передавать копию постановлений адвокатам.

Механизм реализации этого права не разработан.

       Адвокат, скажем, имеет право собирать доказательства невиновности в соответствии с провозглашенным принципом состязательности. Но предоставлять эти данные он должен почему-то не независимому судье, а следователю — представителю стороны обвинения. Получается, что оценивает собранные мною доказательства тот, у кого на это свои интересы. Еще: разрешена встреча оперативных работников с подследственными. Известно, что это за встреча, что и зачем там делают с человеком. Это негласная процедура — а тут ее прописали в УПК… На такие встречи подследственный имеет право приводить своего адвоката, но вспомнит ли он о своем праве. Никакого ликбеза по кодексам государство не проводит. И что уж тут говорить, когда порой УПК не знают даже те, кто его применяет. Что касается взаимоотношений прокуратуры с судьями, то прокурора судья, конечно, слушает повнимательнее. Возможно, все изменится, когда судьи привыкнут все же быть арбитрами в процессе и сложится некая практика.        Адвокаты, бесспорно, должны быть ознакомлены с материалами дела, касающегося своего подзащитного. Особенно с постановлением о продлении срока следствия и содержания под стражей обвиняемого. В том числе по таким ключевым материалам адвокаты строят свою позицию. И процедура ознакомления должна быть рассчитана на нормальную человеческую память: не более 10 листов, иначе — разрешайте выписывать данные. Без соблюдения этих законных правил просто невозможно осуществлять толковую защиту.        

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2003/09/15/17248-prokuror-sudie-ne-tovarisch

Можно ли заставить собственника заброшенного земельного участка привести его в надлежащее состояние?

Какие меры можно предпринять, если суд игнорирует законные требования?

Сегодня в России, наверное, нет ни одного садового некоммерческого товарищества (далее — СНТ), в котором не было бы заброшенных земельных участков. Судьба у них разная, чаще горькая. Но это не значит, что за ними не нужно ухаживать. Ведь на заброшенных участках вырастает пожароопасная поросль или, еще хуже, возникает стихийная свалка.

Председатели СНТ пытаются исправить ситуацию, пишут письма нерадивым членам товарищества с требованиями навести порядок на участке, однако те игнорируют их. Что же может сделать СНТ для того, чтобы понудить собственников ухаживать за землей? На самом деле многое — от понуждения привести участок в надлежащее состояние до изъятия участка и лишения прав собственности.

Давайте разберемся, на какую статью Земельного кодекса РФ они могут сослаться.

В соответствии со ст. 43 Земельного кодекса РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им права на земельные участки по своему усмотрению, если иное не установлено кодексом и федеральными законами.

В статье 42 Земельного кодекса установлены обязанности собственников земельных участков и лиц, не являющихся собственниками земельных участков, по использованию земельных участков.

При осуществлении своих прав вышеобозначенные лица обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, осуществлять мероприятия по охране земель, лесов, водных объектов и других природных ресурсов, включая меры пожарной безопасности; соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов, осуществлять на земельных участках строительство, реконструкцию зданий, сооружений в соответствии с требованиями законодательства о градостроительной деятельности; не допускать загрязнение, истощение, деградацию, порчу, уничтожение земель и почв и иное негативное воздействие на земли и почвы.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ч. 2 ст.

13 Земельного кодекса РФ в целях охраны земель собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков обязаны проводить мероприятия по защите земель от водной и ветровой эрозии, селей, подтопления, заболачивания, вторичного засоления, иссушения, уплотнения, загрязнения химическими веществами, в том числе радиоактивными, иными веществами и микроорганизмами, загрязнения отходами производства и потребления и другого негативного воздействия.

Таким образом, в силу вышеобозначенных норм Земельного кодекса РФ, лицо, полагающее, что его права и интересы нарушены собственником земельного участка, допустившим ненадлежащее его содержание, вправе обратиться в суд с исковым заявлением об обязании этого собственника устранить нарушение (например: вывезти мусор, покосить траву или выкорчевать сорную растительность и т.д.).

Судебной практики по такого рода спорам еще очень мало, но потихоньку она начинает формироваться.

Мы нашли конкретное дело (см. ниже), разрешая которое суд занял позицию СНТ и лишил нерадивых собственников прав собственности членов СНТ на их земельные участки.

Обратите внимание, что исключение нерадивого члена товарищества из СНТ не влечет за собой автоматического изъятия у него земли. Поскольку в силу ст. 64 Земельного кодекса РФ земельные споры рассматриваются в судебном порядке.

Некоторые горе-собственники пытаюся, отстаивая свои права, ссылаться на то, что якобы требование о возложении на них обязанности привести земельный участок в соответствие с его целевым назначением является запретом на использование земли, однако суды с этим не согласны (см.

, например, Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 29.11.2017 по делу № 33-7833/2017). В этом решении суд пришел к выводу, что предъявление такого иска не противоречит положениям ст.

12 ГК РФ и вышеприведенным нормам земельного законодательства.

Отметим только, что согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Окончательное же решение по делу может быть вынесено только судом.

Судебная практика

Дачное некоммерческое товарищество (далее — ДНТ) обратилось в суд с иском к нескольким своим членам о признании их земельных участков бесхозяйными, прекращении права собственности на них, изъятии земельных участков.

Иск мотивирован тем, что решением районного суда было признано право в общей долевой собственности по 1/531 доли за каждым членом ДНТ на земельный участок. Ответчики бросили свои участки, не используют их свыше пяти лет, не оплачивают членские взносы, не участвуют в собраниях.

Участки заброшены, заросли травой, захламлены мусором, что создает пожароопасную обстановку.

В судебном заседании председатель ДНТ рассказал, что ДНТ создано в 1978 г. Со временем в нем возникло много брошенных участков, которые заросли бурьяном и создают пожароопасную обстановку. Поступают жалобы. ДНТ вызывает собственников дачных участков, разъясняет, что у них есть возможность продать участки.

Поскольку решением суда за членами ДНТ было признано право на 1/531 доли в общей долевой собственности, то самостоятельно изъять участки ДНТ не может.

Ответчикам по почте заказными письмами направлялись уведомления о необходимости использовать участок по назначению и о том, что в случае непринятия мер участок может быть признан брошенным и изъят в судебном порядке.

Несколько членов ДНТ признали иск, некоторые не явились в суд. Некоторые иск не признали.

После рассмотрения материалов дела иск был удовлетворен частично. В отношении здравствующих членов ДНТ суд вынес решение о прекращении права собственности на земельные участки и об изъятии. В отношении умерших указал, что ДНТ вправе обратиться в суд с иском к наследникам.

Вынося такое решение, суд руководствовался тем, что согласно подп. 2 ч. 1 ст. 21 Федерального закона от 15.04.

98 № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» к исключительной компетенции общего собрания членов садоводческого некоммерческого объединения (собрания уполномоченных) относится прием в члены такого объединения и исключение из его членов.

Таким образом, действующим законодательством ДНТ не наделено правом принимать решения об изъятии земельных участков, а исключение из членов товарищества не влечет за собой прекращение права пользования земельным участком.

Частью 2 ст. 47 указанного Закона установлено, что садовод, огородник или дачник может быть лишен прав собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования, срочного пользования либо аренды земельного участка за умышленные или систематические нарушения, предусмотренные земельным законодательством.

В силу ст. 44 Земельного кодекса РФ право собственности на земельный участок прекращается при отчуждении собственником своего земельного участка другим лицам, отказе собственника от права собственности на земельный участок, по иным основаниям, предусмотренным гражданским и земельным законодательством.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/405909/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий