Как привлечь к уголовной ответственности за сексуальные домогательства?

За сексуальные домогательства собираются привлекать к уголовной ответственности – МК Волгоград

Как привлечь к уголовной ответственности за сексуальные домогательства?

 В Уголовном кодексе есть действующая 133-я статья «Понуждение к действиям сексуального характера», но, как объясняет правозащитница Мария Баст, эта статья не имеет ничего общего именно с сексуальным домогательством. Излишне навязчивым в плане общения с женщинами мужчинам зачастую грозит лишь санкция по статье 213 УК «Хулиганство».

В связи с этим адвокатское сообщество, выступающее за защиту прав женщин, настаивает на введении отдельной статьи в УК за сексуальные домогательства либо дополнении статьи 135 УК «Развратные действия» (в настоящее время она предусматривает наказание за развратные действия совершеннолетнего лица без применения силы лишь в отношении лиц, не достигших 16 лет).

Правозащитники утверждают, что Россия едва ли не единственная в мире цивилизованная страна, где статьи о домогательстве не существует.

Сами парламентарии понимают необходимость защиты прав женщин, однако указывают на ряд сложностей с администрированием потенциального законопроекта. Так, вероятна крайне широкая трактовка такого понятия, как домогательство.

– Подобного рода инициативы нуждаются в широком общественном обсуждении. Необходимо исключить расширительное толкование, изучить статистические данные, – считает депутат Госдумы Иван Сухарев. – Бескорыстная помощь женщине в российском обществе – это традиция, в случае введение понятия «сексуальное домогательство» любое проявление заботы может быть истолковано как преступление.

Председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский пообещал включить этот вопрос в повестку заседания комитета. При этом отметил, что для принятия закона о сексуальных домогательствах необходима его детальная проработка.

– Очень часто женщины сами являются инициаторами того, чтобы дело не было рассмотрено или было бы прекращено в силу разных причин – либо боятся, либо не верят, что смогут что-то доказать. Есть смысл подробно описать эти процедуры: то есть что считать домогательством, что считать непристойным предложением, – пояснил сенатор «Известиям».

Волгоградский адвокат Анатолий Березовский считает, что для введения статьи за домогательства крайне трудно найти квалификационные основания.

– Что считать домогательством? Схватил за руку? Но ведь грубый человек может схватит за руку хоть женщину, хоть мужчину.

Как доказать, что имело место именно сексуальное домогательство, а не принуждение к сексу или шантаж, или вовсе насилие? Отношения полов – крайне тонкая материя, а у юристов все должно быть четко: предельно понятное основание, доказательство умысла.

В противном случае закон не будет работать. Если ввести в кодекс «сырую» статью, суды завалят исками, безосновательными и сфабрикованными. Это на самом деле широкий простор для юридических афер.

Березовский отмечает, что статьи о домогательствах довели до абсурда ситуацию в США, где за сексуальное домогательство можно получить реальный срок.

– Это реальный случай с моими знакомыми, – рассказывает юрист. – В Нью-Йорке женщине стало плохо – то ли солнечный удар, то ли сердечная недостаточность. Шла и упала. Наши русские ребята подбежали, провели по шее, чтобы определить пульс, когда их криком остановил полицейский.

«Стоять! Вас обвинят в сексуальном домогательстве». Там бы никто не кинулся к упавшему человеку, максимум на расстоянии бы вызвали «скорую». Понимаете, у нас это в ментальности: может, даже искусственное сделать дыхание упавшему, а там это – домогательство.

Не хотелось бы, чтобы доходило все до асбурда.

Юрист настаивает, что в российском УК есть вполне рабочие статьи, по которым при желании можно привлечь позволившего себе лишнего человека.

– Нет смысла копировать статьи, есть смысл работать над совершенствованием уже имеющейся нормативной базы, которая способна адекватно защитить пострадавшего при условии, что защитник будет компетентным и внимательным к подзащитному.

Ранее председатель комитета Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению Валентина Петренко предлагала внести соответствующие поправки в Трудовой кодекс и увольнять с работы руководителей за сексуальные домогательства к своим подчиненным.

– Женщина провоцирует – не провоцирует, слаб на “передок” – не слаб на “передок”, начальнику придется отвечать собственной работой, – считает Петренко.

Сама депутат сообщила, что сама лично не сталкивалась с домогательствами на работе, но порекомендовала женщинам, оказавшимся в такой ситуации, немедленно предавать случаи огласке.

Отметим, в большинстве западных стран подобные законы приняты относительно недавно. Миру известны случаи, когда обвинения в сексуальном домогательстве стоили высокопоставленным чиновникам карьеры.

Так, глава Международного валютного фонда французский политик Доминик Стросс-Кан был обвинен в домогательствах горничной, что вынудило его покинуть свой пост. Восьмой президент Израиля – Моше Кацав – обвинялся в сексуальных домогательствах нескольких своих подчиненных.

Позднее обвинения были сняты, но за Кацавом закрепилась нехорошая репутация, впоследствии он и вовсе получил реальный срок за изнасилование. 

Источник: https://volg.mk.ru/articles/2015/06/24/za-seksualnye-domogatelstva-sobirayutsya-privlekat-k-ugolovnoy-otvetstvennosti.html

«За сексуальное домогательство надо привлекать не только мужчин»

Как привлечь к уголовной ответственности за сексуальные домогательства?

Заручившись поддержкой правозащитниц с феминистическими взглядами, Ассоциация Адвокатов России за Права Человека выразила озабоченность в связи с незащищенностью женщин и заявили о необходимости введения уголовной ответственности за сексуальное домогательство и появление отдельной статьи в Уголовном кодексе РФ, а также расширения ряда статей Уголовного и Трудового кодексов РФ.

По словам адвоката Марии Баст, в России в настоящее время отсутствует наказание за сексуальное домогательство, и это «одна из причин, почему мужчины позволяют себе в отношении женщин непристойные жесты, прикосновения без разрешения, похлопывания, которые явно переходят грань дружеских, разного рода высказывания, оценки». Такое поведение расценивается как оскорбительное для женщин, воспринимается женщиной как опасность здоровью и жизни, пояснила правозащитница.

По ее словам, эксперты готовы представить свои предложения депутатам Госдумы и встретиться с законодателями.

Кроме того, адвокат напомнила, что в марте 2014 года депутат Олег Нилов пытался внести соответствующий законопроект, который не был принят к рассмотрению, таким образом, чуть больше года назад законодатели отказались от защиты женщин от сексуальных домогательств и введения в Уголовный кодекс РФ такого определения.

Ей вторит журналистка и феминистка Наталья Биттен: «Я поддерживаю инициативы по введению ответственности за сексуальные домогательства, поскольку считаю это одной из форм дискриминации женщин.

Домогательствам подвергаются женщины и девочки всех социальных и возрастных групп, что отрицательно сказывается на качестве их жизни.

К сожалению, российские реалии таковы, что женщины не имеют возможности получить защиту государства в случаях, когда мужчины домогаются их в общественных местах, в учреждениях, на работе. Необходимо обеспечить женщинам безопасную и доброжелательную атмосферу в обществе».

Согласна с позицией Ассоциация Адвокатов России за Права Человека еще одна феминистка, политикТатьяна Сухарева:

Женщина имеет право на защиту от сексуального домогательства. Защита женщин от сексуального домогательства в западных странах — одна из излюбленных тем российских пародистов: они любят противопоставлять закрепощенность и полное отсутствие свободы американских мужчин и полную свободу российских.

Однако подобное единство во взглядах на проблему сексуального домогательства, похоже, имеют только женщины, причем именно феминистки. Мнения экспертов-мужчин по данному вопросу разделились.

Директор Центра социально-политических исследований «Аспект», член Общественной палаты РФ Георгий Федоров в интервью «Ридусу» заявил, что тема действительно очень актуальна и ей давно пора заняться вплотную:

Я рад, что такая инициатива появилась, потому что если и не принимать такие законы, то их уж точно нужно обсуждать. К сожалению, мы часто встречаемся с тем, что многие женщины подвергаются сексуальному домогательству на рабочем месте. И бывают разные последствия, от причинения дискомфорта, до пагубного воздействия на психику. Эту тему нужно поднимать — у нас каждый человек должен быть защищен.

Тем не менее, по словам Федорова, вопрос нужно продумать до конца — не только женщины становятся объектом сексуального домогательства:

Я выступаю за то, чтобы начался диалог по этому вопросу. Но нужно ставить вопрос о том, что существует масса случаев сексуального домогательства по отношению к мужчине — вопрос надо рассматривать в комплексе.

Коллега Федорова по ОП РФ Вениамин Роднянский, напротив, не считает необходимым плодить уголовные статьи, дублирующие существующие:

Давайте в первую очередь определимся, что есть «сексуальное домогательство». Мы прекрасно знаем примеры западной цивилизации, когда мужчины подвергались гонениям и привлекались к ответственности за то, что кинули неосторожный взгляд на женщину или, скажем, в лифте пропустили женщину вперед. По их мнению, это является проявлением сексизма. Я не против того, чтобы людей наказывали за нарушение личного пространства, когда отдельные персонажи распускают руки, хватают, по их мнению, «доступных» женщин. Но я абсолютно против того, чтобы это трактовалось однобоко. Если этот вопрос поднимать, а он требует широкой общественной дискуссии, потому что зачастую права женщин в этой области действительно нарушаются, то нужно дать четкое определение, что можно считать сексуальным домогательством. Безусловно, как только нарушается интимное пространство, когда от слов переходит к делу, когда хватают за руки и так далее — на мой взгляд это уже беззаконие. Но это такие действия подпадают под статью «Хулиганство», о нарушении общественного порядка или оскорблении. Также существует ответственность за покушение на изнасилование. Стоит ли еще «городить огород», выделяя отдельную юридическую норму? На этот вопрос уже должны ответить не только феминистки, но и юридическое комьюнити.

«Нужно прежде всего понять, насколько данное явление несет угрозу. Нельзя локальные вещи превращать в глобальные. Смысла в дублировании уголовных статей, и копировании законов иностранных государств я не вижу», — заключил Роднянский.

Так или иначе, сексуальное домогательство действительно возможно в отношении обоих полов, и тот факт, что женщины становятся его жертвами чаще, не повод, чтобы изобретать однобокий закон, заручившись согласием публичных феминисток.

Тем более, что принятие соответствующего закона, где от сексуального домогательства были бы в равной степени защищены и мужчины, и женщины, могло бы стать вполне логичным продолжением закрепления равноправия в обществе, которого так стремятся достичь феминистки.

Источник: https://www.ridus.ru/news/188702

Что значит сексуальное домогательство в Казахстане? – Аналитический интернет-журнал Vласть

Как привлечь к уголовной ответственности за сексуальные домогательства?

Елизавета Цой,Vласть​

Фото Жанары Каримовой

Мужчина улыбается прохожей незнакомке и вдогонку говорит о ее прелестных формах. Преподаватель обещает поставить отличные баллы, если студентка с ним поужинает.

 Директор школы грозит уволить с работы гардеробщицу при отказе интимной близости.  В Казахстане понятие «сексуальное домогательство» отсутствует на законодательном уровне.

А описанный случай школьной гардеробщицы – казахстанское дело, дошедшее до ООН.

Анна Белоусова родилась в небольшом селе Костанайской области, где все жители знают друг друга. Получив среднее образование, она осталась жить в селе и 11 лет работала гардеробщицей в местной школе.

В декабре 2010 года в школу пришел новый директор, и уже в январе новоиспеченный начальник дал ей понять, что продолжить свою работу Анна сможет, только если вступит с ним в интимную связь. Анна категорически отказалась.

В ответ директор школы заявил, что если она хочет сохранить место, то должна заплатить ему 10 тысяч тенге, ее зарплата тогда равнялась 15 тысячам.

Предложения интимного характера продолжались неоднократно. А в середине мая 2011 года, когда пришло время продлевать трудовой договор, директор школы опять заявил, что если Анна все же не согласится выполнить его требования, то уже точно будет уволена. Белоусова не выполнила его условия – в этом же месяце ее трудовой договор не продлили.

После увольнения женщина обращалась в городские инстанции управления образования, в местную прокуратуру, ее жалобы отклоняли, не находя в них состава преступления. Несмотря на то, что были свидетели сцен, во время которых директор говорил об интимной связи и требовал деньги.

После того как Белоусова дала интервью местной газете «Хорошее дело», рассказав о своей ситуации, директор школы возбудил гражданский иск в отношении Анны за распространение информации, которая порочит его честь. В обращении директора с первой же попытки нашли состав преступления, и он выиграл дело.

В результате Анна должна была выплатить деньги и публично рассказать о решении суда на всеобщем собрании в школе.

Анна обращалась во все возможные инстанции в Казахстане и даже дошла до генеральной прокуратуры, но все было безрезультатно.

В 2012 году через Костанайский филиал Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, Белоусова написала в Комитет ООН по ликвидации и дискриминации в отношении женщин.

В 2015 году Комитет вынес решениев ее пользу и призвал Казахстан предоставить Анне Белоусовой компенсацию в виде 17 млн. тенге в течение шести месяцев, а также отметил необходимость внести изменения в законодательство Казахстана для защиты жертв сексуального домогательства.

До сих пор Казахстан не выполнил рекомендаций ООН. В середине октября этого года астанинский суд даже не рассмотрел апелляционную жалобу, а до этого поданный иск на 7 млн. тенге к министерству финансов 31 июля 2017 года суд оставил без удовлетворения.

Адвокат Белоусовой Снежана Ким комментирует дело следующим образом: «История Анны Белоусовой хоть имеет частный характер, но на самом деле действительно показывает отношение государства к исполнению международного договора».

Один из центральных исполнительных органов – Минфин, продолжает адвокат, отрицает обязанность исполнения решения договорного органа ООН.

«Даже при наличии механизмов защиты и принятых международных обязательств, после принятого решения в ее пользу – отсутствие на национальном уровне самого механизма имплементации международного права не позволяет жертве получить компенсацию и восстановить свое право», – выражает свое мнение о деле Белоусовой правозащитница в сфере прав женщин, координатор консультативной группы гражданского общества при ООН-Женщины Валентина Алматинская. 

В ответе на запрос Vласти генпрокуратура от лица начальника Первой Службы Абаева пишет, что вопрос о введении на законодательном уровне нового термина «Сексуальное домогательство» не рассматривался, поскольку такие действия уже охватываются статьей 123 УК «Понуждение к половому сношению, мужеловству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера».«Нормы действующего уголовного законодательства позволяют привлечь лицо, совершившее сексуальное домогательство на рабочем месте, к уголовной ответственности», – утверждает генпрокуратура.

Эксперты сошлись во мнении, что сексуальное домогательство можно определить как любые действия с сексуальным подтекстом, которые приносят явный дискомфорт жертве, об этом же говорят и международные правовые акты.

Снежана Ким уверена, что статья 123 не отвечает должным квалифицирующим принципам сексуального домогательства: «Сексуальное домогательство должно рассматриваться в каждом случае индивидуально и определяться тем, как жертва воспринимает это сексуальное домогательство. В решении ООН по делу Белоусовой, кроме материального возмещения, Комитет предъявил перечень требований общего порядка, касательно законодательства Казахстана. Там говорится, что необходимо ввести в Уголовный кодекс термин о сексуальных домогательствах». 

Валентина Алматинская соглашается с необходимостью введения термина «сексуальное домогательство» на уровне закона: «Термин должен появиться на уровне законодательной нормы, это позволит расследовать подобные дела».

Впрочем, необходимость введения статьи за сексуальное домогательство подтверждают почти противоречивые ответы на запросы Vласти подведомств генпрокуратуры.

Как отмечалось ранее, в ответе генпрокуратуры от лица начальника Первой Службы говорилось, что сексуальное домогательство охватывает 123-ая статья УК, а комитет по правовой статистике и специальным учётам на запрос о количестве привлеченных к ответственности за сексуальное домогательство на рабочем месте, дал такой ответ: «Запрашиваемые вами сведения не могут быть предоставлены, поскольку, как Вами правильно отмечено, в Уголовном кодексе Республики Казахстан не предусмотрена статья «сексуальное домогательство», в т.ч. на рабочем месте».

В одном из ответов генпрокуратуры утверждается, что наказание за сексуальное домогательство охватывает статья 123-ая — «Понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера». По официальной статистике за сексуальное домогательство с 2010 года ежегодно осуждалось не более двух лиц. За 9 месяцев 2017 года осуждено всего два человека.

Каждая вторая женщина боится говорить о сексуальных домогательствах.

На данный момент правозащитница Валентина Алматинская работает над исследованием «Сексуальное домогательство как нарушение права на личную свободу и неприкосновенность».

В рамках исследования, с июля по октябрь 2017 года анонимный онлайн-опросник заполнило 80 респонденток в возрасте от 16 до 42 лет, проживающих в городе Алматы, было проведено 15 интервью: 5 с женщинами, работающими в государственных учреждениях, 5 – в частных, 5 – в международных компаниях.

По результатам исследования, у 46, 3% женщин руководитель – мужчина, каждая вторая (52,5%) респондентка получает недвусмысленные намеки от руководства, 13, 8% – иногда от коллег. Кроме того, каждая пятая опрошенная подвергалась физическому воздействию для вступления в половую связь.

С каждой седьмой из опрошенных это происходило несколько раз. «К сожалению, ни одна из жертв не обращалась в правоохранительные органы. Почти половина (45, 5%) считают стыдным рассказывать об этом, столько же поделились с родителями. Остальные не делали ничего», – говорит Алматинская.

 

Результаты исследования объясняет Снежана Ким: «Причина проблем с мониторингом обращений – правовая культура самих людей. У нас до сих пор считается стыдным обратиться за защитой своих прав, если ты претерпишь подобные действия со стороны, допустим, работодателя. Люди привыкли не говорить об этом громко, считается, что стыдно не тому, кто делает, а тому, кто является жертвой». 

В исследовании Валентины Алматинской подчеркивается, что каждая третья женщина даже не знает куда обратиться за помощью в случае, если она станет жертвой насилия. 

Снежана Ким говорит, что у государства нет позиции стоять на защите жертвы в случае сексуального домогательства. «Государство старается замолчать эту проблему, как будто у нас ее нет.

Но мы между собой общаемся, проходят тренинги, семинары, в том числе для адвокатов, я бы сказала, что 90% женщин в разные периоды жизни, так или иначе подвергались сексуальному домогательству и сексуальному насилию», – предполагает Ким.

В случаях сексуального домогательства адвокат советует первым делом поискать в интернете правозащитные организации, чтобы они могли грамотно помочь составить заявление, жалобу в уполномоченный орган, а второе — идти к адвокатам, юристам.

«Правовые организации – специалисты в международных нормах, ратифицированных Республикой Казахстан, поэтому они смогут помочь, а адвокаты уже непосредственно проконсультируют по местному законодательству», – поясняет адвокат. Генпрокуратура же советует следующее: «Жертва сексуального домогательства в случае дискриминации и подчинения человека на рабочем месте для защиты своих прав вправе обратиться в органы полиции, изложив в своем заявлении все обстоятельства дела, которые могут помочь в раскрытии таких преступлений».

Возвращаясь к случаю Белоусовой, по мнению Ким, дело государству нужно было довести до конца для того, чтобы казахстанские девочки и мальчики не боялись говорить о сексуальном домогательстве.

Сейчас же это первое дело из Казахстана, по которому Комитет ООН по ликвидации и дискриминации в отношении женщин дал конкретные рекомендации. И это дело наглядно показало, что в Казахстане бесполезно поднимать эту тему.

«Это отношение к женщине, это отношение государства к личной свободе, это отношение государства к исполнению международных договоров», – заключает Снежана Ким.

Источник: https://vlast.kz/obsshestvo/25618-cto-znacit-seksualnoe-domogatelstvo-v-kazahstane.html

Сексуальные домогательства на работе: как привлечь обидчика к ответу

Как привлечь к уголовной ответственности за сексуальные домогательства?

Нужны ли Казахстану отдельные законы о сексуальных домогательствах, и не приведет ли это к различным злоупотреблениям.

На днях Союз кризисных центров запустил акцию “Письмо к Депутату”, призывая обратить внимание законодателей на проблему сексуальных домогательств в стране, разработать четкие границы этих явлений и внести изменения в соответствующие законы, предусмотрев наказание вплоть до уголовной статьи. О том, насколько остро стоит проблема сексдомогательств в нашей стране, и не приведет ли создание подобных законов к “охоте на ведьм”, что сейчас наблюдается, например, в США, попытался разобраться журналист Zakon.kz.

Непристойное предложение

Как отметила директор КГУ “Кризисный центр для жертв бытового насилия” Зульфия Байсакова, проблема сексуальных домогательств на рабочем месте стоит достаточно остро.

Находясь в зависимом положении от работодателя, работник зачастую вынужден исполнять несвойственные для себя функции, терпеть какие-то притязания и сексуальные домогательства только для того, чтобы сохранить рабочее место, получить повышение, а возможно какие-то бонусы. Правда, подобные факты зачастую замалчиваются.

“Когда в марте мы объявили, что на телефон 150 можно обращаться по поводу сексуальных домогательств, то получили порядка 40 телефонных звонков от женщин, ставших жертвами сексуальных домогательств со стороны своих работодателей.

Например, многим из них предлагали пойти с непосредственным руководителем в баню, сопроводить начальника в ресторан, или же задержаться на работе и пройти к нему в кабинет. При этом явно выраженных предложений заняться сексом, безусловно, не звучало. Это было завуалировано.

И как поступить женщине при поступлении подобных “просьб” непонятно. Ведь в казахстанском законодательстве просто нет такого понятия “сексуальное домогательство”.

А единственная статья Уголовного Кодекса РК – 123, которая предусматривает понуждение к половому акту лиц, зависимых от виновного, практически не работает”, – рассказала Зульфия Байсакова.

По ее словам, согласно анализу, проведенному в марте 2018 года представителями нескольких крупных общественных организаций, с 1998 года по этой статье УК вынесено всего 25 приговоров. При этом лишение свободы ни разу не применялось. В течение 2014 – 2017 годов в Казахстане не зарегистрировано ни одного уголовного правонарушения по данной статье.

“Как показывает практика, если жертвы домогательства на работе все же обращаются куда-то за помощью, то им говорят, что, во-первых, нет такого понятия как “сексуальное домогательство”. А если рассматривать дело по 123 статье УК, то докажите, что вас принуждали к сексу.

А как это доказать? Ведь сексуальное домогательство – это не просто принуждение к сексу. Это и какие-то грязные намеки, выражения, предложения и т.п.

Например, если девушку-подчиненную начальник пригласил в баню – это принуждение к сексу? Если он зовет ее к себе на дачу в выходные, предлагая вместе поработать над каким-то планом, это как расценить? Как намек на сексуальные отношения или как признание ее профессионализма? То есть, все эти нормы не прописаны в нашем законодательстве, что и позволяет допускать такие вещи. И одной статьей 123 УК РК здесь не обойтись”, – считает Зульфия Байсакова.

Отличия зарубежных и казахстанских компаний

Рассказала она и о том, как решают такие вопросы в иностранных и казахстанских компаниях. Так, например, был случай, когда в “Кризисный центр для жертв бытового насилия” позвонила девушка из Актау, работавшая в одной из зарубежных компаний.

Как следовало из ее рассказа, к ней (и не только к ней, как потом выяснилось) домогался один из руководителей-иностранцев, и она дала ему отпор.

На это мужчина отреагировал бурно, пообещал уволить ее, и девушка была вынуждена обратиться в комиссию, которая разрешает такие споры.

“То есть, в этой иностранной компании была комиссия, которая рассматривала такого рода заявления, а в договоре этой работницы был пункт, согласно которому работодатель обеспечивал ей безопасную работу, в том числе и отсутствие каких-то сексуальных домогательств.

Она проконсультировалась у нас, как себя вести, что говорить, и затем пошла на встречу в эту комиссию. Вопрос был урегулирован, эта женщина больше к нам не обращалась. Приведу для примера и другой случай, имевший место в одном из министерств Казахстана.

Одна из сотрудниц получала очень неприятные СМС с сексуальным подтекстом от своего руководителя отдела, а когда ей было предложено повышение по службе и обещаны определенные бонусы только после того, как она вступит с ним в сексуальный контакт, женщина отказалась, а все записи их разговоров и СМС сохранила и показала вышестоящему руководству.

Начальника отдела уволили, но при этом создали неблагоприятные условия и для нее самой. В последующие три месяца женщина была вынуждена покинуть это место работы”, – продолжила Зульфия Байсакова.

И подобных примеров, когда дело оборачивается отнюдь не в пользу жертв домогательств, по ее словам, можно привести немало. Так, в одной из областей Казахстана женщина-учитель постоянно испытывала домогательства со стороны завуча школы. И, как выяснилось, такое поведение завуча терпели многие учителя.

Кто-то разрешал себя потрогать, приобнять, поцеловать и т.п. Но эта женщина ответила отказом, а затем обратилась к директору школы, причем женщине. Но та сказала, что это неправда и она просто все выдумала.

Зато после этого начался буквально тотальный контроль ее деятельности, что, конечно, не способствовало работоспособности, и она постоянно находилась в стрессовом состоянии.

“В итоге учительница обратилась за помощью к нам, и мы предложили ей написать официальное заявление, а затем создать общественный резонанс, выступив в СМИ, и с помощью адвоката все доказать (тем более, что у нее были доказательства собраны).

Но дело в том, что практически во всех случаях, когда к нам обращаются женщины, они не готовы идти до конца. В данном случае женщина отказалась от нашей поддержки, сказав, что еще раз переговорит с директором школы, и, может быть, все это разрешится самостоятельно.

При этом она сообщила, что боится огласки, опасаясь, что будет создано общественное мнение не в ее пользу, как потерпевшей. То есть, обратившиеся к нам женщины, как правило, отказываются от помощи по двум причинам. Во-первых, боятся потерять работу. А во-вторых, опасаются быть непонятыми в обществе и в семье.

Ведь многие и зачастую небезосновательно считают, что муж и другие члены семьи будут воспринимать ее ни как жертву, а как человека, который сам подавал повод. А у нас очень часто любят так говорить. Мол, раз женщина пошла в короткой юбке по темной улице, значит сама хотела, чтобы к ней кто-то пристал.

Или выпила пива и возвращается домой поздно, то пусть потом не жалуется, что кто-то ее домогается”, – говорит Зульфия Байсакова.

Чтобы наказать, нужно сформулировать

В общем, по словам спикера, изучение ситуации с домогательствами на рабочем месте и анализ правоприменительной практики показали, что такие факты распространены повсеместно, и женщины просто боятся обращаться за помощью.

А проанализировав законодательную базу страны, правозащитники поняли, что в Казахстане просто нет дефиниции, что такое сексуальное домогательство.

А потому, чтобы исключить подобные вещи и привлечь к ответственности людей, которые их совершают, но при этом не привлекать невиновных, необходимо иметь четко прописанное на законодательном уровне определение этого явления.

“Мы предлагаем внести в законодательство следующую формулировку: “сексуальное домогательство – это случаи, когда по отношению к любому находящемуся в подчиненном или зависимом положении лицу, допускаются нежелательные для него поведение или действия сексуального характера, выраженные в словесной или бессловесной форме, либо физически, целью или фактическим содержанием которых является унижение человеческого достоинства данного лица, и которые создают нервную, угрожающую, враждебную, пренебрежительную, унизительную или оскорбительную атмосферу, а лицо сопротивляется таким действиям, либо терпит их по той причине, что они служат прямой или косвенной предпосылкой для приема его на службу или на работу, сохранения трудовых отношений, допуска к прохождению обучения, выплаты вознаграждения либо предоставления иных привилегий или льгот”. И мы бы, конечно, хотели, чтобы за это была предусмотрена уголовная ответственность. Это же преступление против личности”, – отметила Зульфия Байсакова.

Кроме того, правозащитники планируют разработать отдельно изменения в Трудовой Кодекс и внести туда пункт, обязующий работодателя создавать благоприятные условия для деятельности каждого работника, и предусмотреть рассмотрение конфликтных ситуаций, связанных с сексуальными домогательствами на рабочем месте. Ведь, если в трудовом договоре будет четко прописано, что никто из сотрудников не может совершать определенные действия по отношению к коллегам, и это будет наказываться по определенной статье УК, то работодатель будет обязан все это отслеживать и пресекать подобные ситуации.

Законы нужно не менять, а правильно применять

Однако, по мнению юриста Станислава Лопатина, вносить какие-то изменения в действующее законодательство совершенно не нужно. Гораздо проще добиться, чтобы работал как надо действующий закон. И для этого есть более простой, быстрый и эффективный инструментарий.

“У нас в Уголовном Кодексе есть статья 123, предусматривающая понуждении к половому сношению и иным действиям сексуального характера, путем шантажа, угрозы уничтожения имущества, материальной и иной зависимости. В том числе трудовой, служебной или какой-то еще.

По сути, это и есть сексуальное домогательство. Корень проблемы не в том, что какой-то отдельной статьи в УК не хватает, а в том, что нет какой-то четкой инструкции, как работать по действующей статье.

Следователи просто не понимают, что надо делать, как расследовать, как доказывать, какие документы собирать. Но это можно легко исправить.

Например, разработать методическую инструкцию в центральном аппарате МВД совместно с правозащитниками и подробно, пошагово расписать, как должны расследоваться такие дела, как собирать доказательства, а потом утвердить эту инструкцию каким-то отдельным приказом МВД и разослать по всем подразделениям”, – говорит юрист.

Также, по его мнению, подобную инструкцию по таким делам можно составить и для прокуроров. Например, внести в параграф “категория надзоров в уголовной сфере” определенные дополнения и расписать, что нужно учитывать при осуществлении прокурорского надзора за расследованием по таким делам.

И если следователь допустил нарушения, то его уже можно будет наказать за бездействие.

А Верховному суду можно разработать нормативное постановление и определить судебную практику по таким делам и расписать, в чем состоит это преступление, и как вообще доказывать подобные преступления, чтобы там, грубо говоря, разных толкований не было.

То есть это работа не законодательной ветви власти, а исполнительной и немного судебной. Ведь то, что такие дела нормально не расследуются, это, скорее, вопрос квалификации полицейских, и, наверное, проблема общества, которое автоматом осуждает жертв домогательств, вынуждая женщин скрывать подобные факты.

“Например, приходит потерпевшая в полицию и говорит: вот он меня домогался. Полицейские вызывают на допрос потенциального подозреваемого, а он заявляет, что не было такого. И, как правило, женщина доказать ничего не может. А ведь если доказательства есть, то и так все понятно. Другой вопрос, что следователи зачастую просто не хотят с этим связываться.

И здесь опять же дело не в законодательстве. У нас ведь есть такое понятие как негласные следственные действия, которые оперативные работники проводят.

Поэтому, получив заявление от потерпевшей о том, что ее, например, принуждают к интиму, угрожая уволить, полицейские могут просто пока подозреваемого не “дергать”, собрать доказательства, снабдив заявительницу средствами аудио и видеозаписи, опросить свидетелей. Все это зафиксировать, и уж тогда начинать работать с подозреваемым и привлекать его к ответственности.

То есть, при желании все это можно доказать. А если одного такого руководителя в тюрьму “посадить” и широко осветить это в СМИ, то, на мой взгляд, от этого будет больше проку, чем от любого изменения законодательства”, – считает Станислав Лопатин.

Сексуальный намек все же не изнасилование

Что же касается возможности самого введения уголовной статьи за домогательство, то, по мнению Станислава Лопатина, это все же перебор.

“Если начальник приглашает подчиненную в баню или в ресторан, но прямо не говорит о сексе, то само по себе приглашение куда-либо у нас уголовно наказуемым деянием не является. И в принципе, я считаю, что это и не должно им являться.

Это ведь не какие-то насильственные действия сексуального характера, а просто приглашение. Если не нравится, откажись и все. А если женщина этим оскорблена до глубины души, то пусть подает гражданский иск в суд за оскорбление. Но это не повод сажать человека в тюрьму.

Ведь здесь очень легко перейти к злоупотреблению такими вещами. Например, в Германии на женщину нельзя пристально смотреть дольше пяти секунд. И у них это в законе закреплено. Конечно, и у нас можно ввести нечто подобное, но здесь нужно учитывать возможные последствия. Полицию просто “закидают” подобными заявлениями.

Да и вообще, если мужчина посмотрел на женщину дольше пяти секунд, то почему он должен привлекаться к уголовной ответственности? ” – говорит юрист.

По его мнению, все-таки надо разделять нарушение гражданского права, административное правонарушение и уголовное преступление по их опасности для общества и тяжести последствий.

Если понуждение лица к половому сношению против его воли, это общественно опасное преступление, то приглашение в баню, подразумевающее добровольное решение женщины пойти или нет, – совсем другое дело. Но первое итак предусмотрено статьей 123 УК и все зависит только от работы полиции и доказательной базы.

А простое изменение данной статьи, или введение дополнительных не поменяет отношение следователя, общества, а, соответственно, и самой потерпевшей к ситуации.

Владимир Демидов

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4949893-seksualnye-domogatelstva-na-rabote-kak.html

Сексуальные домогательства на работе: как правильно себя вести

Как привлечь к уголовной ответственности за сексуальные домогательства?

Активно сопротивляться нужно на самом раннем этапе, — когда вы еще только думаете, что вам показалось.

У меня в кабинете сидела молодая красивая женщина в форме  милиционера и плакала. Ее начальник, муж бывшей сотрудницы, уже полгода хватает ее за лицо и талию, дарит цветы, зовет пойти с ним куда-то и говорит о сексе. Все сотрудники перешептываются за ее спиной, подмигивая, обсуждая красоту и мужскую силу начальника.

Не выдержав домогательств, женщина пошла к офицеру из внутренней безопасности, рассказала о проблеме, а в ответ получила — смех и внимательное разглядывание ее фигуры. Теперь она думает, писать ли письменную жалобу или сразу увольняться.

С такой проблемой у меня третья клиентка за месяц. Первые две работают в творческих коллективах, где сексуальные отношения на работе являются частью производственной культуры.

В Европе и Америке любая женщина расценивает как сексуальные домогательства назойливые взгляды коллеги, начальника, неуместные комплименты и даже касания к руке, которые длятся больше секунды.  В этом случае женщина может подать в суд на обидчика как жертва харрасмента (домогательства).

В Украине все обстоит хуже. Гораздо хуже.

1) Если женщина пожалуется на сексуальные домогательства, окружающие, коллеги и официальные лица могут обвинить ее в сексуальных фантазиях.

2) Вслух многие будут удивляться строптивости заявившей о домогательствах сотрудницы, тем самым становясь на сторону обидчика и оказывая на нее психологическое давление.

3) Параллельно женщине будут рассказывать, как ей не следует выглядеть и одеваться на работу. 

Адвокаты говорят, что в нашей стране привлечь начальника к уголовной ответственности за домогательства практически невозможно, пока он не изнасилует жертву.

Но давайте поговорим о том, что за человек сидит в шкуре сексуального тирана. Первый вариант: он использует насилие для решения своих проблем и считает подобный метод нормой.

Второй вариант — это невоспитанный мужчина, не знающий о правилах сексуальной культуры или игнорирующий их. А чаще всего — два в одном.

В таком случае, перед вами психопат, потому что подобное поведение может быть исключительно проявлением психического расстройства.

Блоги Наталья Подлесная

Что нужно знать о психопатах. Психопат всегда хорошо чувствует слабости  другого человека и всегда верит в свою крутизну, силу и безнаказанность.  Добиваясь секса с подчиненным или зависимым по работе коллегой, он самоутверждается в собственных глазах, ему кажется, что он достоин всеобщего восхищения и уважения.

Есть признаки, по которым психопата можно определить на ранних стадиях знакомства или на собеседовании. Если это мужчина-начальник или вышестоящий коллега, то он будет рассказывать о своей силе или даже  демонстрировать силу во время разговора о чем-то другом.

Любит хвастаться, как он в детстве или молодости кого-то ударил, избил, сравнивать себя с известным героем-суперменом.

Если это женщина-начальница или вышестоящая коллега (случаев домогательств со стороны женщин гораздо меньше, но тоже бывают), то она уже в первые часы знакомства может начать откровенничать о своей успешной личной жизни и многочисленных поклонниках.

Адвокаты говорят, что в нашей стране привлечь начальника к уголовной ответственности за домогательства практически невозможно, пока он не изнасилует жертву

Как правило, люди, предрасположенные к эмоциональному насилию (а это одна из стадий домогательств) склонны в рабочих процессах все контролировать до мельчайших деталей или, наоборот, попустительствовать во всем. У них отсутствует чувство золотой середины в управлении и контроле как в работе, так и в личных отношениях. Они обязательно мучают подчиненных то придирками, то полным отсутствием внимания.

Этот человек ревнив, обвиняет других в случае рабочих проблем и не берет ответственность на себя. Когда он совершает ошибки, очень боится в них признаваться и обязательно ищет виновного «на стороне».

А найдя, сразу же успокаивается. Это основные черты руководителя, который склонен к харрасменту. Почему? Потому что он склонен создавать зависимые отношения.

Можно сказать, что все домогатели — это созависимые люди.

Если вы находитесь в творческом коллективе, где флирт и сексуальные отношения на работе зачастую считаются нормой, то вам стоит внимательно присмотреться к личностям с таким набором характеристик:

  • чрезмерные переживания относительно собственной значимости;
  • повышенная потребность во внимании и восхищении со стороны других людей;
  • постоянные разговоры только о себе и попытки вызвать зависть у окружающих;
  • требование к себе особого отношения, нетерпимость к «уравниловке»  и правилам, требование относиться к себе как к более достойному, чем другие.

Эти люди будут предлагать вам разделить с ними славу или погреться в лучах их славы, или повысить вашу значимость, помочь в карьерном росте. Они будут пытаться показать вам, как при помощи особых отношений с ними вы улучшите свою жизнь. Но как только вы поддадитесь на их уговоры, просто попадете в записную книжку с пометкой «сделано», и интерес к вам будет утерян.

В творческих коллективах всегда размыты любовные отношения, домогательство и просто мотивирующий флирт. Поэтому вам всегда нужно делать паузу перед тем, как принять любое предложение пофлиртовать и хорошо осмотреться, поговорить с другими коллегами.

Блоги Наталья Подлесная

Сексуальное домогательство может иметь долговременные психологические последствия. Поэтому сопротивляться и активно вести себя нужно на самом раннем этапе, когда вы еще только думаете, что вам показалось. В подобных  случаях лучше прослыть скандальной по пустякам, чем потом страдать от домогательств.

По поведению с домогателями на работе составлены сотни методичек.

Но главная рекомендация в них всегда одна и та же: объединяйтесь с другими людьми, ищите защиты у профсоюзов и специальных комитетов по этике, не замалчивайте проблему и фиксируйте все случаи домогательств, рассказывайте о них своим коллегам сразу же, предавайте гласности. Или меняйте работу — это истощит вас гораздо меньше, чем длительная изнурительная борьба с психопатом.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на  и следите за обновлениями раздела!

Источник: https://tsn.ua/ru/blogi/themes/psihology/seksualnoe-domogatelstvo-na-rabote-kak-pravilno-sebya-vesti-1010835.html

Жилищный вопрос
Добавить комментарий