Как правильно написать жалобу, чтобы смягчили наказание по статье 105 до УДО?

Обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за январь 2016 года

Как правильно написать жалобу, чтобы смягчили наказание по статье 105 до УДО?

Я с коллегами (Алексей Гуров, Юлия Жиронкина, Парвиз Сотивалдиев) подготовил небольшой обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за январь 2016 года. Надеюсь, что для первого раза получилось неплохо. Для удобства прикрепляю pdf-файл.

1. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 г. (дело № 35-УД15-7).

Суду при разрешении вопроса об окончательном сроке наказания необходимо учитывать все ранее внесенные изменения в приговор.

Приговором Торжокского городского суда Тверской области от 08 июня 2001 года (далее – Приговор) Степаненко Э.В. осужден по п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы, п.п. «а, б, в, г» ч. 2 ст.

158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, п. «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б, в, г» ч. 2 ст.

158 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Впоследствии в Приговор были внесены изменения, которые улучшили положение Степаненко Э.В..

Так, последние изменения в Приговор были внесены постановлением президиума Тверского областного суда от 27 апреля 2015 года (далее – Обжалуемое постановление), в котором не были учтены внесенные ранее изменения, в связи с чем, Степаненко Э.В. обратился с жалобой в Верховный Суд РФ.

В свою очередь, Верховный Суд РФ указал, что судом в Обжалуемом постановлении не только не учтены ранее внесенные изменения в Приговор, но и не разрешен вопрос об окончательном сроке наказания по совокупности приговоров.

В связи с существенным нарушением уголовного закона, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 г. смягчено наказание Степаненко Э.В. путем снижения срока лишения свободы до 4 лет 7 месяцев лишения свободы. 

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1406416

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. (дело № 67-УД15-26).

Суд, в случае изменения категории преступления с более тяжкой на менее тяжкую, не может назначить более строгое наказание по менее тяжкому преступлению.

Приговором Октябрьского районного суда Новосибирской области от 12 сентября 2014 года (далее – Приговор) осуждены Ермашов О.В. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы и Клименко И.С. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 01 декабря 2014 года (далее – Апелляционное определение) действия Ермашова О.В. переквалифицированы с п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 13 марта 2015 года Апелляционное определение изменено в отношении Клименко И.С., а в остальной части судебное решение оставлено без изменения.

В свою очередь, сторона защиты Ермашова О.В. обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просила отменить Апелляционное определение, поскольку суд, переквалифицировав действия Ермашова О.В. на менее тяжкое преступление, назначил ему более строгое наказание, чем ухудшил его положение.

В связи с этим, Верховный Суд РФ указал, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, представляет меньшую общественную опасность, чем п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Поскольку в данном случае изменяется категория преступления с особо тяжкой на тяжкую, то у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для назначения Ермашову О.В.

более строго наказания, чем было назначено Приговором.

Таким образом, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. Ермашову О.В. смягчено наказание до 6 лет 6 месяцев лишения.

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1407470

3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. (дело № 35-УД15-8).

1) При вынесении обвинительного приговора его описательно-мотивировочная часть должна содержать описание преступного деяния.

2) Судом должна быть дана оценка каждого доказательства, как в отдельности, так и в совокупности. 

Приговором Центрального районного суда г. Твери от 20 мая 2014 года (далее – Приговор) Боярский В.Е. осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 г.) к штрафу в размере 250 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 09 сентября 2014 года (далее – Апелляционное определение) Приговор изменен, а именно размер штрафа смягчен до 125 000 рублей и уменьшен размер взыскания по иску.

Постановлением президиума Тверского областного суда от 02 ноября 2015 года (далее – Постановление) Апелляционное определение изменено, а именно резолютивная часть дополнена указанием на исключение из осуждения Боярского В.Е. хищения из кассы организации денежных средств в период с февраля по октябрь 2005 года.

Обжалуя состоявшие по делу судебные решения, Боярский В.Е. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также судами допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Рассмотрев кассационную жалобу осужденного, Верховный Суд РФ указал на ряд нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые повлияли на исход дела.

Так, в нарушение ст. 307 УПК РФ Приговор не содержит мотивированных выводов относительно наличия у Боярского В.Е. умысла на хищение денежных средств, ряд фактических обстоятельств не получили должной оценки, хотя установление данных обстоятельств имело значение для определения размера ущерба, причиненного преступлением, и квалификации действий осужденного.

Наряду с этим, в нарушение положений ст. 88 УПК РФ судами не дана оценка показаний свидетеля К., а также без проверки и учета его показаний была произведена и оценка совокупности исследованных доказательств, и позиции стороны защиты.

Таким образом, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что допущенные нарушения могут привести к ошибкам в решении вопросов об уголовной ответственности Боярского В.Е., квалификации его действий и наказании. В связи с этим были отменены состоявшиеся по делу судебные решения и уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1406474

Источник: https://zakon.ru/Blogs/obzor_praktiki_verhovnogo_suda_rf_po_ugolovnym_delam_za_yanvar_2016_goda/42321

Изменения в Уголовный кодекс РФ

Как правильно написать жалобу, чтобы смягчили наказание по статье 105 до УДО?

Текст Федерального закона 420-ФЗ от 07.12.2011г.

Таблица изменений в УК РФ 

    В связи с принятием изменений в Уголовный кодекс Федеральным законом № 420-ФЗ от 07 декабря 2011 года у граждан возникает много вопросов. Основные вопросы – это  будет ли амнистия и как закон поможет снизить наказание. Сразу определимся, что 420-ФЗ – это не амнистия.

     Заветное слово амнистия каждый год будоражит людей, привлеченных к уголовной ответственности. Хочу заметить, что амнистия – довольно редкое явление. Как правило, амнистию приурочивают к какому-либо событию. Последняя издавалась в 2010 году к 65-летию окончания Великой отечественной войны.

Этим актом от наказания освобождались только участники ВОВ и узники концлагерей. Сколько таких людей могли сидеть в тюрьме или быть под следствием? Вот и прикиньте скольких человек коснулась амнистия. К тому же тяжкие статьи под амнистию, как правило, не подпадают. Так что, про амнистию лучше забыть.

     Широко разрекламированное смягчение уголовного законодательства с принятием ФЗ – 420 лишь на первый взгляд оказалось существенным смягчением.

      Да, законом действительно снижены некоторые размеры наказания в виде лишения свободы (например, за похищение человека снижены нижний и верхний пределы по всем частям), но зато увеличены размеры наказаний в виде обязательных работ по большинству статей УК.

Этим же законом в УК РФ введена новая статья 53.1, предусматривающая новый вид наказания – принудительные работы. Это наказание будет применяться взамен лишения свободы, если назначенное наказание не превышает 5 лет. Однако принудительные работы будут применяться только с 01 января 2013 года.

Еще одно послабление – введена ч.5 ст.62. Этой частью установлено, что при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, размер наказания не может превышать двух третей от максимального наказания.

     Интересное и одно из немногих существенных нововведений – изменения в ч.2 ст.69 УК РФ о назначении наказания по совокупности преступлений. Если раньше положения этой статьи касались только преступлений небольшой и средней тяжести, то теперь под действия статьи подпадают покушение и приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Особенно актуально это изменение будет для ст.228-1 УК РФ, то есть по сбыту наркотиков.

Обычно сбыт фиксируется посредством закупки сотрудниками полиции либо ФСКН и в уголовном деле квалифицируется как покушение на сбыт.

     Существенное изменение – это исключение из УК статьи 188 об ответственности за контрабанду.

Теперь уголовная ответственность будет наступать только за контрабанду предметов и веществ, запрещенных в свободном гражданском обороте.

Уголовные дела, находившиеся в производстве судов и следователей по этой статье должны быть прекращены. Также утратили силу ст.129 Клевета и ст.130 Оскорбление. Эти деяния переведены в разряд административных правонарушений.

     Еще введены несколько новых статей, заслуживающих внимания: ст.76.1 Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности; ст.82.1 Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией.

     По экономическим преступлениям лица, впервые их совершившие могут быть освобождены от уголовной ответственности при условии возмещения ущерба гражданину или перечисления незаконного дохода в бюджет, а также при условии перечисления пятикратного размера ущерба или незаконного дохода опять же в бюджет. Государство решило немного пополнить казну и узаконить откуп от наказания.

      Особый интерес у людей привлекаемых либо привлеченных к уголовной ответственности по «наркоманским» статьям вызвала возможность вместо наказания пройти курс лечения. Мое мнение – если смягчение в этой области и будет, то не значительное. Судят очень жестко, особенно за сбыт.

Замена лишения свободы лечением возможно только за хранение, перевозку, пересылку, культивирование, подделку рецептов (то есть все что связано с личным потреблением).

Для этого нужно быть ранее не судимым и признанным больным наркоманией (встать на учет в соответствующем медицинском учреждении). Но лечение – не замена наказанию, а всего лишь отсрочка.

Если курс лечения и медико-социальной реабилитации не будет пройден, либо длительность ремиссии после дечения составит менее двух лет, то осужденный будет направлен для отбывания наказания в соответствующее учреждение.

     Из остальных новшеств, на мой взгляд, внимания заслуживает только ч.6 ст.15 УК РФ о праве суда изменить категорию преступления. Теперь суд имеет право снизить категорию преступления на одну ступень.

Тут каждый сам решает что ему делать: либо биться со следствием до конца, либо сразу сотрудничать и собирать положительный характеризующий материал для снижения категории преступления. Но такое снижение означает всего лишь возможность отбыть чуть меньше назначенного срока.

 По сути изменение категории преступления имеет значение для: исчисления сроков давности привлечения к уголовной ответственности; для определения вида исправительного учреждения; для исчисления сроков УДО; для исчисления сроков замены наказания более мягким.

То есть снижение категории влияет на теоретическую возможность отбыть наказание чуть меньше назначенного по приговору. Этой же статьей изменен срок наказания для определения преступления небольшой тяжести – до трех лет. Но я существенной пользы от этого не заметил (может плохо смотрел).

     Изменения в Особенную часть УК (в конкретных статьях) я не буду рассматривать, поскольку наказание в любом случае остается на усмотрение суда.

     В целом, принятый закон 420-ФЗ принесет облегчение только по делам о контрабанде и некоторое снижение наказания по делам о сбыте наркотиков.

Источник: http://premium-dv.ru/novosti/izmeneniya-uk-rf.html/comment-page-8

В россии смягчились правила условно-досрочного освобождения

Как правильно написать жалобу, чтобы смягчили наказание по статье 105 до УДО?

Вчера пленум Верховного суда России утвердил поправки в свое постановление об условно-досрочном освобождении. Например, теперь особо поясняется, что раньше срока можно отпустить даже заключенного, имеющего взыскания от тюремного начальства. Всегда надо решать индивидуально, смотреть не на выговоры, а на человека.

Редкий арестант не мечтает выйти на свободу раньше срока. Однако в последнее время судебная статистика разбивала у многих надежды. Суды весьма неохотно отмеривали досрочную свободу.

РГ + Россия 24: ВС объяснил, как взыскать компенсацию морального вреда

Как рассказал вчера журналистам после заседания пленума заместитель председателя Верховного суда России – председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, по статистике, в прошлом году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент). При этом с каждым годом сокращается и число обращений, и процент положительных решений. В 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м – 56, в 2012-м – 51, в 2013-м – 46, в прошлом и того меньше.

При этом Верховный суд России старается изменить практику.

Недавно “РГ” уже писала о кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России, в котором содержались важные пояснения.

Их суть сводилась к тому, что для условно-досрочного освобождения заключенного не требуется от него каких-то особых, исключительных заслуг. Поэтому нельзя в свободе отказывать по надуманным причинам.

До Верховного суда дошло дело конкретного человека, который еще в 2009 году был осужден на семь лет. В начале этого года он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Однако нижестоящие суды ему отказали. Свою строгую позицию они пояснили так: человек наказан за особо тяжкое преступление, поэтому выпускать рано, мол, мало времени провел в тюрьме.

Дисциплинированность осужденного в колонии тоже в зачет ему не пошла: суды заявили, что соблюдение режима – это обязанность заключенного. К тому же судьи вспомнили старый выговор: еще в 2009 году заключенному сделали устное замечание за курение в неположенном месте. Этот факт тюремной биографии, зафиксированный в деле, перевесил все положительные характеристики.

Так что человека оставили на зоне.

По сути, главный аргумент суда базировался не на нормах закона, а на моральных рассуждениях о социальной справедливости. Преступление страшное, срок маленький, зачем же выпускать человека раньше? Однако Верховный суд России с такой позицией не согласился, отменил предыдущие решения и выпустил человека условно-досрочно.

Конечно, решение было вынесено по конкретному делу, но оно должно было стать ориентиром для нижестоящих судей. Ведь судить иначе – это идти наперекор правовым позициям Верховного суда, а значит, вряд ли решение устоит в высоких инстанциях. Поэтому слова, прозвучавшие в том определении, дорогого стоят.

“По смыслу закона суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как тяжесть содеянного, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.

“, – говорит Верховный суд.

Однако после этого решения в “РГ” позвонили из аппарата Уполномоченного по правам человека и рассказали об аналогичном деле в Рязанской области. По обстоятельствам все очень похоже, один в один, неплохая характеристика, какое-то старое взыскание и “нет” от суда. Причем не помогли даже ссылки на решение Верховного суда, о котором рассказала газета. Похоже, судьи просто не поверили.

Поэтому кроме решений по конкретным делам, конечно, необходимы и общие разъяснения. Поправки в постановление пленума помогут судам лучше ориентироваться и, как надеются специалисты, изменят статистику: немотивированных отказов в ходатайствах об УДО и об освобождении от наказания в связи с болезнью должно стать меньше.

Мосгорсуд начал переход на систему электронного правосудия

Например, как говорится теперь в постановлении, наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания. А полное возмещение вреда, вопреки складывающейся практике, не следует считать непременным условием УДО.

Суды должны проверять, пытался ли осужденный возместить ущерб. Если да, но по каким-то причинам не получилось, то его можно отпустить. Но при этом судья вправе обязать осужденного компенсировать ущерб: то есть вопрос расплаты будет под контролем.

Ведь досрочно освобожденный человек не свободен полностью, за нарушение режима поведения на воле он еще может вернуться за решетку.

Также Верховный суд решил пересмотреть свой подход к УДО в случае тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Теперь наличие болезни должно иметь “определяющее значение” для вывода суда.

Иные обстоятельства могут учитываться дополнительно. Например, как уточнил Владимир Давыдов, это могут быть регулярные нарушения режима, когда “из изолятора не вылезает, хотя и больной”.

Прежде “иные обстоятельства” имели больший вес.

Еще один момент: в новой редакции постановления сказано, что тяжесть и общественная опасность самого преступления не должны быть основанием для отказа в освобождении.

Они, как пояснил Верховный суд, уже учтены при определении минимального срока отбытия наказания, необходимого для условно-досрочного освобождения, и назначении наказания осужденному.

Поэтому сейчас надо смотреть не на статью, по которой осудили человека, а на самого человека.

Источник: https://rg.ru/2015/11/18/udo.html

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Как правильно написать жалобу, чтобы смягчили наказание по статье 105 до УДО?

3. Нарушение норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации

3.1. Выводы суда первой инстанции относительно мотива совершения убийства и состояния осуждённой во время совершения преступления содержат существенные противоречия, а вывод относительно мотива совершения убийства, кроме того, носит предположительный характер. Данные обстоятельства влияют на правильность применения уголовного закона и назначения наказания

Приговором Чукотского районного суда Ч. осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В соответствии с ч. 1 ст. 82 УК РФ реальное отбывание наказания отсрочено до достижения её дочерью, четырнадцатилетнего возраста.

Отменяя приговор и передавая уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства в ином составе суда, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, приговор признаётся таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

 В соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре», содержащимися в п. 4, судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Эти требования судом первой инстанции не выполнены.

Судебная коллегия признала заслуживающими внимания доводы апелляционного представления о том, что выводы суда первой инстанции относительно мотива преступления и нахождения осуждённой в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя во время совершения убийства, содержат существенные противоречия.

Так, излагая преступное деяние, признанное доказанным, суд указал в приговоре, что Ч. совершила убийство А. в состоянии алкогольного опьянения.

Вместе с тем, в описательно-мотивировочной части приговора имеется вывод о том, что протокол медицинского освидетельствования Ч. от «дата» не содержит сведений о проведении лабораторных исследований при установлении состояния алкогольного опьянения, что не позволило суду «дать в полном объёме оценку наличия у подсудимой в момент совершения преступления алкогольного опьянения».

Кроме того, как видно из описания преступного деяния, признанного доказанным, мотивом совершения Ч. убийства А. послужили личные неприязненные отношения, возникшие (далее дословно) «из-за того, что А. ранее дотрагивался до её тела, пока она спала».

Вместе с тем, излагая мотив в описательно-мотивировочной части приговора, суд указал, что мотивом совершения убийства послужили неоднократные насильственные действия А., выразившиеся в том, что он (далее дословно) «неоднократно (два раза) совершал в отношении подсудимой Ч.

насильственные действия сексуального характера (дотрагивался до её тела в возрасте 9 лет и за два дня до его гибели)», а «травмирующая ситуация, в которую попала в детском возрасте Ч., повторное насилие со стороны А.

незадолго до его гибели могли при встрече с последним «в момент преступления» спровоцировать у подсудимой желание защитить себя от повторных действий указанного лица».

Таким образом, приведённые выводы суда первой инстанции содержат существенные противоречия, а вывод относительно мотива совершения убийства, кроме того, носит предположительный характер.

В соответствии с требованиями законодательства при наличии противоречий в исследованных доказательствах суд обязан устранить возникшие сомнения и противоречия.

Невыполнение данной обязанности судом является фундаментальным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку объективно сопряжено с лишением как подсудимого, так и потерпевшего права на справедливое судебное разбирательство, и тем самым предопределяет невозможность констатировать законность постановленного в отношении данного лица судебного решения, поскольку как мотив совершения преступления, так и состояние осуждённой во время совершения убийства, влияют на правильность применения уголовного закона и назначения наказания.

3.2. Доказательства, характеризующие личность осуждённой, судом первой инстанции оценены односторонне.

Рассмотрев довод апелляционного представления о необходимости признания обстоятельством, отягчающим наказание осуждённой Ч., совершение ей преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя,  судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

Из приведённой нормы закона следует, что признание обстоятельством, отягчающим наказание совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, является правом суда, реализация которого зависит от характера, общественной опасности совершённого преступления, личности виновной.

Сделав вывод о том, что Ч. «характеризуется исключительно с положительной стороны», суд первой инстанции не учёл следующих обстоятельств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда.

В материалах дела наряду с положительно характеризующими данными,  имеются сведения, отрицательно характеризующие осуждённую и имеющие значение для правильного разрешения вопроса о назначении наказания, которым не дана оценка судом.

 Так, из характеристики, представленной отделом полиции, осуждённая характеризуется как спокойная и выдержанная, когда трезвая. Вместе с тем отмечается, что в быту употребляет спиртные напитки, привлекалась к административной ответственности за нарушение установленного законом запрета курения табака.

Обучаясь в школе, замечена  в употреблении спиртных напитков.

Из справки о составе семьи и акта обследования семейно-бытовых условий жизни несовершеннолетней дочери осуждённой, следует, что все совершеннолетние члены семьи не работают, общий доход семьи – 17000 рублей.

Квартира, где они проживают, находится в неудовлетворительном состоянии, требует ремонта. Комиссия отметила, что «пока Ч.

не злоупотребляет спиртными напитками, воспитанием дочери занимается», и приняла решение «продолжить контроль за семьёй».

Воспитатели детского сада, который посещает дочь осуждённой, отмечают, что её мать развитием ребёнка не интересуется, ребенка забирали из детского сада разные лица, в том числе и потерпевший – А.

 Судебная коллегия находит, что доказательства, характеризующие личность осуждённой, судом первой инстанции оценены односторонне, без учёта приведённых выше данных.

3.3. Суд в нарушение положений ст. 15 УПК РФ не создал необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

При подготовке судебного заседания суд обязан принять меры к извещению лиц, указанных в постановлении о назначении судебного заседания.

Однако суд не известил ряд свидетелей о времени и месте судебного заседания, не принял в судебном заседании никакого решения о возможности рассмотрения дела в их отсутствие, не выяснил мнение участников процесса по этому вопросу.

 Разрешая вопросы при назначении судебного заседания по делу по обвинению Ч., суд дал распоряжение о вызове в судебное заседание, в том числе, и лиц согласно спискам, представленным сторонами.

 Свидетели   Р.,   А.,  Т., Г., П., Ч. (свидетели, характеризующие личность осуждённой) включены в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

 По смыслу ст.

232 УПК РФ, в соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ № 28 от 22 декабря 2009 года “О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству”, суд при подготовке судебного заседания обязан принять меры к извещению лиц, указанных в постановлении о назначении судебного заседания.

 Согласно п. 5.

12 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 года № 36, извещение участников уголовного судопроизводства о месте, дате и времени судебного заседания осуществляется уполномоченным работником аппарата суда путём направления судебных повесток, телефонограммы или телеграммы, по факсимильной связи, посредством СМС-сообщений (в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату) и иными способами.

Вместе с тем данных о том, что судом первой инстанции принимались какие-либо меры по вызову указанных свидетелей, в материалах дела не имеется.

Как видно из протокола судебного заседания, вопрос о причинах неизвещения названных лиц не выяснялся, суд не принял в судебном заседании никакого решения о возможности рассмотрения дела в их отсутствие, не выяснил мнение участников процесса по этому вопросу.

Указанное свидетельствуют о том, что суд в нарушение положений ст. 15 УПК РФ не создал необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, что повлияло на законность и справедливость приговора и явилось одной из причин отмены приговора.

3.4. В соответствии с чч. 1, 3 ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

С учётом требований закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы в судебном заседании и не нашли отражение в протоколе судебного заседания.

Судом первой инстанции в качестве доказательств виновности осуждённой Ч. в приговоре приведено заключение экспертизы вещественных доказательств.

Как следует из протокола судебного заседания, указанное доказательство, на котором, помимо прочих, базируются выводы суда, не было исследовано в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса по правилам, установленным статьями 87, 88 УПК РФ, что противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства. Указанное явилось одной из причин отмены приговора суда.

3.5. Вывод суда первой инстанции о наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору в связи с допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями положений ст.220 УПК РФ признан правильным.  Вместе с тем из описательно-мотивировочной части постановления исключено указание на необходимость квалификации действий подсудимых по конкретной статье уголовного закона.

Источник: https://konsultant228.ru/obzhalovanie-2/osnovaniya-dlya-otmeny-i-izmeneniya-prigovorov-v-sudah/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий