Как должен проходить свидетель в деле о мошенничестве?

КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу

Как должен проходить свидетель в деле о мошенничестве?

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 863-О по делу об оспаривании адвокатом АП Ярославской области Олегом Крупочкиным и его доверителем Владимиром Зубковым ряда норм УПК РФ, в том числе регламентирующих порядок допроса защитника в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя.

Повод для обращения в КС

Владимир Зубков обвинялся в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В декабре 2017 г. Кировский районный суд г.

Ярославля отказался рассматривать ходатайство старшего следователя СК РФ по Ярославской области о разрешении допроса в качестве свидетеля адвоката Олега Крупочкина и проведении очной ставки с его участием для расследования уголовного дела в отношении его доверителя.

Тогда суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Олега Крупочкина к инкриминируемым его доверителю деяниям. В связи с этим суд указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

Тем не менее впоследствии адвокат был вызван на допрос без предварительного судебного решения.

Поскольку он отказался от явки на следственное действие и дачи показаний, ссылаясь на свой статус представителя Владимира Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, Олег Крупочкин 27 декабря 2017 г.

был подвергнут принудительному приводу на допрос к следователю. В ходе допроса продолжал ссылаться на свой статус и недопустимость дачи показаний.

В дальнейшем Олег Крупочкин обратился в суд с жалобой на постановление следователя о его допросе, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов в связи с его приводом и допросом.

Суд отказался удовлетворять жалобу в части признания незаконными решения следователя и самого привода, прекратив производство по остальной части жалобы.

Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Владимира Зубкова, в котором Олег Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский районный суд г. Ярославль удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе защитника ввиду того, что он был допрошен как свидетель по делу.

жалобы

В своей жалобе в КС РФ Владимир Зубков и Олег Крупочкин просили признать неконституционными следующие нормы УПК РФ: ст. 38, устанавливающую права и обязанности следователя в рамках предварительного следствия по уголовному делу; ст.

88, содержащую правила оценки доказательств; ст. 113, регулирующую привод к дознавателю, следователю или в суд обвиняемого, свидетеля и иных лиц в случае их неявки по вызову без уважительных причин; ст. 125 о судебном порядке рассмотрения жалоб; ч. 1 ст.

152, регламентирующую место производства предварительного расследования.

Также граждане оспаривали конституционность положений ч. 2 ст. 7 Закона о Следственном комитете РФ, согласно которой требования (запросы, поручения) сотрудника СК России, направленные при проверке сообщения о преступлении, проведении предварительного расследования или осуществлении других полномочий, обязательны для исполнения всеми незамедлительно или в указанный срок.

По мнению заявителей, указанные нормы неконституционны, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод указанного лица на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС напомнил, что допрос адвоката возможен только на основе решения суда

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к производству.

В своем определении КС подчеркнул, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу международных актов и Конституции РФ.

Со ссылкой на ряд международных норм Суд отметил, что адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим доверителем или полученной им относительно последнего или иных лиц в ходе оказания правовой помощи, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

Также Конституционный Суд напомнил, что российское законодательство не исключает возможность проведения следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий в отношении адвоката.

Ссылаясь на ряд собственных позиций, Суд пояснил, что гарантии сохранения адвокатской тайны распространяются лишь на те отношения доверителей и их защитников, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в законном порядке.

Такие отношения не должны быть связаны с нарушениями уголовно-противоправного характера ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

При этом вмешательство органов госвласти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с его защитником оправданно в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны получателя юридической помощи.

Как пояснила высшая судебная инстанция, проведение следственных действий в отношении адвоката, включая его допрос в качестве свидетеля, и ОРМ допускается только на основании судебного решения.

«Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях», – указано в Определении Суда.

С учетом изложенного КС РФ сделал вывод, что проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, вопреки их законному смыслу само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в данном уголовном деле в качестве защитника.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-dopros-advokata-v-kachestve-svidetelya-po-delu-podzashchitnogo-bez-sanktsii-suda-ne-mozhet-vesti-k-ego-otvodu/

Как вести себя на допросе

Как должен проходить свидетель в деле о мошенничестве?

Как вести себя на допросе? Такой вопрос возникает у каждого, кто впервые сталкивается со следствием. Подавляющее большинство из нас никогда не бывали на допросах, и не знают, как себя вести, когда поступает вызов от следователя. Особенно, когда рядом нет хорошего адвоката по уголовным делам.

Если вызывает следователь МВД (а равно СКР или ФСБ РФ), значит, уже возбуждено уголовное дело. Если приглашает оперработник, значит, пока еще уголовного дела нет. Идет доследственная проверка. Но идти по вызову надо, независимо от того, в какой форме вас вызывают – устно или повесткой. И в любом случае прийти лучше со своим адвокатом по уголовным делам.

Уголовное дело может быть возбуждено «по факту» либо в отношении конкретного лица. Лицо, указанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, приобретает статус подозреваемого, а значит – и процессуальные права. Этими правами надо активно пользоваться.

Дело, возбужденное и расследуемое в связи с ведением бизнеса, представляет самую серьезную угрозу. На торжество законности в период следствия уповать нельзя ни в коем случае.

Следовательно, проблема правовой безопасности остается острой, и решать ее следует совместно со своим адвокатом по экономическим преступлениям.

Он и должен объяснить применительно к конкретной ситуации как вести себя на допросе.

Наличие в производстве у следователя возбужденного уголовного дела дает ему самый широкий и лучший арсенал средств для ограничения и ущемления гражданских прав, для создания реальной угрозы экономической безопасности предприятия, и даже для фальсификации доказательств.

Пожалуй, не ошибусь, если замечу, что самое эффективное средство защиты – знание, и прежде всего знание законных возможностей следователя и знание своих законных возможностей.

Закон достаточно четко регламентирует порядок сбора доказательств вины подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле.

Доказательства, добытые следствием с нарушением закона, не могут ничего доказывать и не должны приниматься судом в качестве доказательств.

Конечно, неискушенный в юридических тонкостях человек не в состоянии быстро сориентироваться в сложной обстановке набирающего ход следствия и занять правильную позицию в том или ином вопросе. Разбираться в этом обязан адвокат, особенно в случаях подозрения в мошенничестве или ином экономическом преступлении.

И не случайно лучший адвокат по уголовным делам в Москве – в прошлом хороший следователь.

Но часто подозреваемый в совершении преступления может и не успеть прибегнуть к услугам адвоката, поскольку следователь при активном содействии оперативных работников в первые же часы после возбуждения уголовного дела спешит использовать главные козыри: психологический натиск, внезапность и различного рода спекуляции с имеющейся по делу информацией.

Вот почему важно выиграть время.

По крайней мере, заявление подозреваемого о том, что необходимо время для того, чтобы вспомнить все интересующие следствие обстоятельства, в сложной и неясной обстановке уголовного дела будет вполне разумным.

Если вас пытаются уличить в совершении преступления, можно прямо заявлять, что без совета со своим адвокатом (именно – со своим, а не с адвокатом следователя!) показаний по существу дела дать не сможете.

А вот растерянность ведет только к усилению психологической атаки, и тут-то для некоторых недобросовестных сотрудников правоохранительных органов открывается поле деятельности для организации различного рода не совсем законных игрищ и даже провокаций. Могут просто сказать: “Мы знаем, что ты тут случайный человек.

Виноват твой приятель. Он уже во всем признался. Расскажешь все о нем и пойдешь домой”. В результате в деле возникает организованная преступная группа, или как минимум, предварительный сговор, т.е., отягчающие или квалифицирующие признаки. Уверенность в себе (но не переходящая в наглость) дает лучший результат.

Однако куда чаще жертву примитивно ставят перед выбором: или «колешься» сейчас же по-хорошему, или идешь «на нары». Вот тут как раз и нужен хороший адвокат.

Подозреваемый должен твердо помнить, что подобный прием есть ни что иное как запрещенное законом средство психологического давления. Следователь не имеет права вымогать признательные показания у кого бы то ни было с помощью угроз.

В подобном случае будет правильно, если в конце протокола допроса вы собственноручно укажете на эти угрозы. Вообще следует быть очень внимательным к тому, что пишет следователь в протоколе допроса или иного следственного действия.

Допрашиваемое лицо в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом имеет право внести любые поправки в протокол, а также сделать свои замечания по поводу процедуры допроса. Этими правами следует активно пользоваться.

Интересно, что оперативные сотрудники в отличие от следователя могут целый день «беседовать» с вами, но так и не составить протокола. В этом случае, особенно, когда вам чем-то угрожали, следует требовать составления протокола и внесения в него наиболее интересных для прокурора деталей такой «беседы».

Особенно важно сразу разобраться со своим статусом. От статуса зависит многое. Кто вы в данный момент – дающее объяснения лицо, свидетель или уже подозреваемый? Вы имеете право задать этот вопрос следователю, и получить на него ответ.

Разница в объеме прав существенная: например, если от свидетеля под страхом уголовного преследования закон требует дачи показаний, то подозреваемый и обвиняемый давать показания вовсе не обязаны. На любой стадии процесса подозреваемый и обвиняемый могут отказаться от дачи показаний по тому или иному вопросу.

При этом такой отказ не может (теоретически) расцениваться как доказательство против этого лица. Правда, не следует забывать, что в этом случае отказавшийся от показаний не может рассчитывать на понимание своей позиции со стороны следствия и суда.

Свидетель также имеет конституционное право не давать показаний против самого себя, своего супруга и против своих ближайших родственников. Проблема только в том, что квалифицированный следователь такие вопросы “в лоб” скорее всего и не поставит. Квалифицированный следователь к самоизобличению (увы!) подводит грамотно и тонко, так что вы можете и не заметить, как сами себе устроите ловушку.

Но в любом случае вы не обязаны оправдываться и доказывать свою невиновность. Пока суд на основании законно добытых следствием (следствием, а не вами!) доказательств не установил вашу вину, вы считаетесь невиновным в совершении инкриминируемого преступления.

Все сомнения, возникающие при расследовании, которые следствие и суд не в состоянии устранить в уголовном деле, должны толковаться в вашу пользу.

Вот эти тезисы и являются составляющими элементами принципа презумпции невиновности, вашей правовой безопасности и безопасности вашего предприятия.

Спокойствие, выдержка, хладнокровие, привлечение к своей защите по уголовному делу компетентных и опытных адвокатов, а при необходимости – хороших адвокатов по мошенничеству (Москва) – вот главные правила поведения в подобных ситуациях.

Адвокат Александр Васильев

Источник: https://www.advoc.biz/stats/advokat-sovetuet/kak-vesti-sebya-na-doprose.html

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Как должен проходить свидетель в деле о мошенничестве?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим? Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений АлексеевичАдвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Очная ставка и допрос свидетеля

Как должен проходить свидетель в деле о мошенничестве?

В прошлой публикации мы затронули тему допроса обвиняемого и того, как в зависимости от ситуации вести себя в кабинете следователя.

ПРОТОКОЛ ПОДПИСАН – НАЗАД ДОРОГИ НЕТ

Хочется в очередной раз отметить, что сказанное под протокол в присутствии адвоката (не важно, по назначению он или по соглашению) и подписанное рукой обвиняемого – исправить впоследствии невозможно. И уж тем более если это признание вины или оформление явки с повинной.

Дальнейшие жалобы на то, что “признанка” была выбита следователем, угрожавшим водворить в СИЗО, не воспримут всерьез ни в суде, ни в органах предварительного следствия. Ведь явка с повинной, как правило, пишется собственноручно. А признание вины следователь заносит в протокол, слушая свободный рассказ обвиняемого.

И даже если на самом деле все было иначе и следователь самовольно записывал показания, то, поставив в конце подпись или, тем паче, написав своей рукой “с моих слов записано верно, мною прочитано”, обвиняемый не оставляет себе шансов на изменение ситуации.

К тому же это происходит в присутствии профессионального защитника, который зорко следит за тем, чтобы права обвиняемого не были нарушены.

Конечно, как гласит ч. 2 ст. 77 УПК РФ, “признание обвиняемым вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств”.

Но суд исходит из того, что показания обвиняемого, признавшего свою вину, давались добровольно. Тот самостоятельно рассказал следователю о своем преступлении, описывал подробности, говорил о деталях, ранее следствию неизвестных. А говорить о нюансах злодеяния нельзя под давлением.

И подобной логики суд будет придерживаться всегда.

ПРИМЕР ОЧНОЙ СТАВКИ

Обвиняемыми в одном из уголовных дел были главный бухгалтер и председатель первички. Оба обвинялись в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Председатель своей вины не признавал и последовательно придерживался ст. 51 Конституции (об этой фундаментальной “сидельческой” категории см.

“Солидарность” № 14, 2018). А главбух, услышав на первом же допросе слова “уголовное дело”, “мошенничество”, “хищение”, “тяжкое преступление” и прочие неподвластные разуму обывателя термины, разрыдалась и подписала все протоколы, умоляя следователя об одном – не сажать ее в тюрьму.

Ведь у нее семья, дети, муж голодный, отец больной и т.д. и т.п.

Поскольку в показаниях допрошенных оказались существенные противоречия, следователь, руководствуясь ст. 192 УПК, решил провести очную ставку между обвиняемыми.

Председателя в назначенный час доставили из СИЗО в кабинет следователя. Там уже сидела вместе с адвокатом по назначению главбух, которой таки назначили подписку о невыезде. Ее лицо было мрачнее тучи.

Следователь был строг и спокоен. Улыбающаяся физиономия председателя с их ликами контрастировала. С него сняли наручники, но конвойные остались в кабинете.

Мало ли что взбредет ему в голову? К тому же окна не были зарешечены, и мог произойти побег.

Ведь такое уже случалось. Полгода назад в соседнем кабинете оставили без присмотра злоумышленника. Тому надоело сидеть без движения, он начал ходить взад-вперед, а потом со злости взял да и пнул стену.

Та оказалась гипсокартонной и под ударами быстро деформировалась. Через минуту задержанный попал в соседнее помещение – архив, где не то что зарешеченных окон, а даже минимальной охраны не наличествовало.

Спустя полчаса нарушитель уже ехал в маршрутке домой.

Правда, внезапно свалившейся на его голову свободой он воспользовался весьма бездарно. Ибо вечером того же дня был доставлен обратно в СИЗО и навлек на себя возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 313 УК (“Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи” – до четырех лет).

Но вернемся к очной ставке. Вначале следователь выяснил, знают ли председатель и главбух друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Знакомства никто не отрицал, а отношения были охарактеризованы как деловые.

Затем следователь попросил допрашиваемых дать показания по существу уголовного дела. Главбух с глазами, полными слез, дрожащим голосом рассказала, как председатель давал ей указания перечислить деньги туда-то и туда-то.

Она знала, что это незаконно, это мошенничество, ей было противно это делать, но она не могла ослушаться.

В ее монологе фигурировали слова “хищение”, “воровство”, “мы делали это с преступным умыслом”, “вводили в заблуждение профком” и так далее.

Показания председателя были краткими. Он заявил, что ему понятны слова главбуха, он с ними не согласен. От дальнейшей дачи показаний отказался, поскольку не хотел свидетельствовать против себя и своих близких.

После этого следователь предложил обвиняемым и их адвокатам задавать друг другу вопросы. Главбух и ее защитник сидели молча, а адвокат председателя решил воспользоваться правом.

Он долго терзал обвиняемую, стремясь уразуметь, знает ли она, что прописано в ее должностных инструкциях и кто является ее непосредственным руководителем. Главбух, всхлипывая, монотонно отвечала на вопросы.

Когда же дошло до выяснения того, куда девались “похищенные миллионы”, она внезапно стала пользоваться ст. 51 Конституции, перестав давать показания.

На этом очная ставка закончилась, обвиняемые и адвокаты расписались в протоколе. Главбух, выйдя из кабинета, разревелась навзрыд, а на председателя, довольного тем, что его вывезли из СИЗО и дали посмотреть на свет божий (был яркий солнечный весенний день), надели наручники и увезли его обратно.

В дальнейшем, в ходе длительного предварительного следствия, главбух, уже уволившаяся из профкома, отказалась от адвоката по назначению и заключила соглашение с другим защитником. В суде она отказалась признавать вину.

А когда процесс подошел к ее допросу, заявила, что на следствии она дала показания под давлением и угрозами.

Более того, за полчаса до очной ставки следователь не только проинструктировал ее, в каком ключе нужно говорить, но и вручил ей лист формата А4, на котором были зафиксированы данные инструкции. Этот лист адвокат предъявил в суде и попросил приобщить к материалам дела.

Судья покрутил этот документ в руках, прочитал содержимое, понюхал лист, нахмурился и спросил у адвоката:

– А какое доказательственное значение он имеет?

– Как?! – недоумевал защитник. – Это говорит о том, что показания бухгалтера даны на следствии под давлением!

– Извините, – вздохнул судья. – Это обычный лист офисной бумаги, текст на нем набран самым распространенным шрифтом, и создать этот “документ” можно с помощью любого компьютера. Доказательственного значения для дела он не имеет.

И суд, посовещавшись на месте, постановил отказать в удовлетворении ходатайства о приобщении листа к материалам уголовного дела. Таким образом, вопрос, консультировал ли следователь обвиняемую перед очной ставкой или нет, остался неизвестным. Суть в другом: сказанное в ходе следствия потом изменить невозможно. Особенно если это – признание обвиняемым своей вины.

Точно так же суд не принял изменение позиции обвиняемой, посчитав его способом ухода от ответственности за содеянное. Отвергая слова бухгалтера, суд указывал, что во время очной ставки она занимала активную позицию, отвечала на вопросы, а когда считала нужным, “брала” 51-ю статью. И говорить о том, что все это сказано под диктовку, не имеет смысла.

Судья положил в основу приговора ее первые показания – с признанием вины. Но помимо того “самый гуманный” учел и раскаяние подсудимой на первом допросе, и активное изобличение другого подозреваемого. Приняв это как смягчающие обстоятельства, суд назначил ей наказание по ст. 73 УК (“Условное наказание”).

ВЫЗВАЛИ КАК СВИДЕТЕЛЯ – ЧТО ДЕЛАТЬ?

Помимо очных ставок и допросов обвиняемых не менее важным является допрос свидетелей. Доказательствам, полученным подобным способом, следствие и суд придают немалое значение.

“Никогда еще свидетелем не приходилось быть!” – говорил Жорж Милославский. Но если вас приглашают в этом качестве, то никуда не деться.

Следует сказать, что порядок вызова на допрос предусматривает только один способ – повестку.

Хотя следователям больше по душе форма вызова в виде телефонного звонка, в котором упоминается, что с человеком хотят просто “поговорить”. И, конечно, это “должно занять не дольше десяти минут”. На деле же оказывается иначе.

Уклоняться от допроса не следует – в случае неявки можно подвергнуться “приводу”, а это совсем уже несолидно.

Согласно общим правилам проведения допроса, перед его началом следователь устанавливает вашу личность и предупреждает об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ давать показания.

Здесь мы подошли к интересному моменту. Заведомо ложные показания, соединенные с обвинением человека в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, предусматривают санкцию до пяти лет лишения свободы (ч. 2 ст. 307 УК). Это суровое наказание.

А вот отказ от дачи показаний (ст.

308 УК) мало того что наказывается сравнительно мягко, так еще данная статья имеет примечание, гласящее, что “лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников”.

Показательный пример. На допрос явился свидетель, обладающий важной информацией по данному уголовному делу, но не желающий иметь к нему никакого отношения. При первом же вопросе следователя он сослался на ст. 51 Конституции и так отвечал в течение всего следственного мероприятия.

Когда правоохранитель заявил, что привлечет его к ответственности за отказ от дачи показаний, поскольку по делу не проходит ни один близкий родственник несостоявшегося свидетеля, тот заявил, что родственники не при чем, но он не желает свидетельствовать против себя. Следователь был зол, но поделать ничего не мог.

Ему осталось только в очередной раз сожалеть о наличии данной статьи в Основном законе РФ.

На этом примере видно, что при желании можно избежать дачи показаний. Для этого надо лишь обладать знаниями о лазейке и некоторым количеством смелости и характера.

Если же вы решились на свидетельствование, то аккуратно взвешивайте каждое слово. Помните, что следователь не вправе задавать наводящие вопросы (ч. 2 ст. 189 УПК) и вести допрос непрерывно дольше четырех часов. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов (ст. 187 УПК).

Идеально – явиться на допрос с адвокатом. Это, как правило, раздражает следователей, но защищает от явных нарушений с их стороны. К тому же адвокат профессионально изучит важнейший документ – протокол допроса – перед его подписанием. А на нем, скорее всего, будет основан дальнейший ход следствия и суда.

Отнеситесь предельно внимательно к своим свидетельским показаниям. От них зависит судьба человека, а может, и нескольких. Не являйтесь на допрос сразу по звонку. Подготовьтесь к допросу. В повестке указывается, в каком именно качестве вас вызывают (ст. 188 УПК). Действовать вы должны без всякой спешки, как бы ни хотел того следователь в телефонном разговоре с вами.

*   *   *

Наш следующий материал будет посвящен СИЗО. Тому, как вести себя в камере, как общаться с собратьями по несчастью, когда добропорядочный гражданин вдруг превращается в обычного российского зэка.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Ochnaya_stavka_i_dopros_svidetelya_vazhneyshie_momenty_predvaritelnogo_sledstviya.html

Жилищный вопрос
Добавить комментарий