К какой ответственности меня могут привлечь, если раньше я занимался перепродажей наркотиков?

Что такое контрабанда наркотиков + последствия за совершение преступления

К какой ответственности меня могут привлечь, если раньше я занимался перепродажей наркотиков?

Так или иначе, но наркобизнес занимает огромный сегмент рынка. По некоторым подсчетам, оборот наркотических средств на территории РФ достигает 1.5-2 трлн. рублей в год. Это почти 1.5-2 процента от ВВП страны. В 2016 году существовавшей еще тогда ФСКН было сделано шокирующее заявление:

Оборот наркотических средств уравнялся с размером годового бюджета Министерства обороны.

Это ужасающие цифры. И несмотря на усиленный пограничный контроль, меньше наркотиков в стране просто не становится. Отчасти, из-за содействия силовых ведомств и личного состава с наркоторговцами и перевозчиками. Да, это преступная деятельность, но отрицать подобное – значит отрицать реальность.

Что такое контрабанда?

Каноничное определение контрабанды кроется в незаконности перевозки определенного товара. В нашем случае это:

  1. Наркотические вещества;
  2. Прекурсоры;
  3. Реактивы для производства наркотиков;
  4. Психотропные лекарственные средства и т.д.

Контрабанда сопровождается документацией (или бумаги отсутствуют вовсе). Это не только нарушения в документации, выявляемые таможенной службой.

Это еще и неверное декларирование или скрытая перевозка наркотиков в чем-то, что не вызывает подозрений изначально. Локализация партии наркотиков особой роли здесь не играет-утрамбовать пакет могут куда угодно, даже в человеческий организм.

( Интересно будет почитать: Ответственность за перевозку наркотиков + что грозит перевозчику)

С точки зрения закона, преступление (контрабанда) свершится и будет считаться оконченным как только груз пересечет границу Российской Федерации.

Соответственно, можно сделать вполне закономерный вывод о том, что формальной основой преступления является пересечение границы грузом. Однако, само по себе пересечение не является доказательством вины. Для персонализации наказания нужно установить наличие умысла. А именно:

  1. Установить осведомленность перевозчика;
  2. Доказать наличие прямого умысла.

Косвенное подтверждение корысти в действиях задержанного тоже не помешает определить. И вместе с тем, не все препараты и наркотические вещества еще запрещены.

Вещества запрещенные для свободного оборота

Список наркотических и психотропных веществ появился еще в 1998 году. Этот перечень был установлен постановлением правительства № 681. В него входят:

  1. Различные наркотические вещества;
  2. Соли наркотических веществ;
  3. Изомеры;
  4. Стимуляторы и транквилизаторы;
  5. Смеси содержащие в составе наркотики;
  6. Различные эфиры;
  7. Прекурсоры.

С прекурсорами все еще интереснее. Большинство из них годится не только для изготовления наркотиков и препаратов на их основе. Но и ядов или взрывчатки.

Кроме того, большое количество ограниченных в обороте прекурсоров используется и в производстве обычных товаров и свободных к продаже лекарств.

В этом плане законодательство сильно осложняет производство фармакологических субстанций и лекарственных препаратов.

Более того, контроль распространяется на любые препараты, содержащие в себе вещества из списка выше. Даже если их содержание ничтожно, в соотношении с нейтральной субстанцией. Фактическое (реальное) ограничение здесь доказывается только лабораторным анализом. И то, вопросов у правоохранителей может возникнуть много даже при ничтожном количестве наркотического вещества.

Кроме того, все условные наркотические и психотропные вещества делятся на несколько больших групп:

  1. Это психотропные и наркотические средства (в соответствии с международным нормоконтролем);
  2. Психотропы и прекурсоры, вообще не допущенные к обороту;
  3. Психотропные вещества которые могут существовать в обороте с исключением;
  4. Это и те самые общераспространенные прекурсоры.

Наркотики входят в первую группу. Так лизергиновая кислота или мескалин, являются психоделиками. И не используются вообще нигде. А вот с опиатами все немного интереснее, так как на их основе можно выпускать сильнейшие обезболивающие. Правда в фармацевтике уже давно нашлась технология, позволяющая их синтезировать. А не получать естественным путем.

Психотропные и наркотические вещества с мерами усиленного контроля чаще всего годятся для ограниченного использования. Тот же кетамин может использоваться в качестве наркоза, а морфин в качестве обезболивающего. Кодеин запрещен в России не так уж и давно, и очень долго кодеиновые препараты находились в свободной продаже.

Вещества с ограниченными нормами контроля, это наименее опасные наркотические вещества и препараты. Например буторфанол (опиоидный анальгетик с низкой наркогенностью). Или тарен, который входил в состав аптечек АИ.

А вот к категории прекурсоров относится все что угодно. Но далеко не все из них запрещены к обороту. С наркотиками тесно связаны эфиры и кислоты (соляная, серная и т.д.).

Разделение наркотиков и психотропных веществ

Свойством наркотического вещества является особое действия на ЦНС:

  1. Угнетение;
  2. Создание галлюцинаций;
  3. Возбуждение;
  4. Стимуляция.

Оборот наркотических веществ очень ограничен. Но есть и отдельная группа наркотиков, которые применять на человеке категорически запрещено. Следовательно, их в обороте нет вообще (запрещено на законодательном уровне).

А вот психотропные вещества, это по большей части лекарственные препараты. Они меняют состояние через смену процессов обмена. К этой категории могут относить:

  1. Медикаменты;
  2. Нейротропные вещества;
  3. Нейролептики;
  4. Стимуляторы;
  5. Обезболивающие и т.д.

Немного о классификации

Законом установлено несколько категорий, которые делят все наркотики по способу производства:

  1. Синтетика;
  2. Полусинтетическое происхождение;
  3. Растительные.

Есть деление и по целям, преследуемым изготовителем. Это могут быть препараты для правомерного оборота (опиоиды для производства обезболивающих).

Это могут быть наркотики для научного или технологического использования (в России полноценного исследования психоделиков нет, но международная практика существует).

Кроме того, есть еще разделение и по способу производства. Естественно, закон допускает только промышленный выпуск.

Все наркотические средства выпускаемые кустарным способом не могут быть использованы в производстве и медицины. 100% производимых наркотиков в кустарных условиях, поставляются для нелегального оборота. Других направлений сбыла у них просто нет.

Психотропные же средства, также делятся на несколько больших групп:

  1. Средства для наркоза;
  2. Стимуляторы ЦНС;
  3. Седативные (+снотворные);
  4. Ноотропы;
  5. Анорексигенные препараты.

Специфика расследования контрабанды наркотиков

Меры ответственности и сам состав преступления определены статьей 229.1 Уголовного кодекса РФ. О статусе преступления мы уже говорили выше, но повторимся:

  1. Если граница пересечена, преступление свершилось (формальный статус);
  2. Если же перевозчика удалось задержать до того, как он пересек границу, то его действия в стадии свершения.

Это очень важно. Так как в зависимости от наличия/отсутствия факта пересечения границы, будут применяться меры наказания.

А вот способ транспортировки наркотических веществ не играет для следствия никакой роли. Это может быть все что угодно:

  1. Внутри багажа;
  2. В транспортных средствах;
  3. В животных;
  4. В партиях легального товара;
  5. В человеческом организме и т.д.

Информация о том, как именно перевозились наркотики, нужна для составления общей картины произошедшего. И для усовершенствования дальнейшей процедуры досмотра и т.д.

Ответственность по статье 229.1 наступает уже с 16-летнего возраста. Практика показывает, что для перевозки наркотических веществ используют:

  1. Пожилых людей;
  2. Тяжелобольных;
  3. Детей.

Следственная работа нацелена на выявление всей преступной цепочки. Несмотря на то, что такие следствие старается привлечь к расследованию лучших специалистов, организаторов задержать достаточно трудно.

Как правило, задержать удается только исполнителей и некоторых координаторов. Добраться до организаторов удается не всегда. (Интересно знать и почитать: Привлечение по статье 228 и 228.

1 через 30 статью: Можно ли не получить или уменьшить срок)

Отчего так происходит, разберемся чуть позже.

Кто может участвовать в расследовании?

Всё делопроизводство связанное с незаконным оборотом и контрабандой в частности, находится в поле деятельности:

  1. МВД;
  2. ФСБ;
  3. Гос. структур, чьи сотрудники обнаружили преступников;
  4. Учреждений, в чьи задачи входит контроль за оборотом.

Особое внимание уделяется здесь именно ФСБ. Так как погранслужба находится в ведомстве этого силового органа.А пограничники являются той самой силой, которая выявляет незаконное пересечение границы. И задерживает нарушителей. В том числе и с партиями наркотических веществ.

Границы наступления ответственности

Статья 229.1 УК РФ допускает сильную градацию по размерам перевозимой партии и соответственному наказанию. Кроме того, фактический размер партии наркотиков дифференцируют с постановлением Правительства РФ № 1002.

В общих чертах, законодательство предусматривает следующее наказание:

  1. Перемещение психотропных средств или наркотиков: лишение свободы до 7 лет или ограничение свободы;
  2. Контрабанда с участием должностных лиц или группой лиц (значительный объем): до 10 лет лишения свободы.

Отдельно расскажем о крупном размере. Если партия наркотиков попадает в пределы крупного размера (для разных препаратов и наркотических средств он свой), то лишение свободы до 20 лет.

Если же имеют место насильственные действия в сторону сотрудника контролирующего ведомства или таможенника. И в деле участвовала организованная группа лиц, то по меньшей мере будет следующее наказание:

  1. От 15 до 20 лет лишения свободы;
  2. Пожизненное заключение;
  3. Ограничение свободы до 24 месяцев.

Сложность расследования и делопроизводства еще и в том, что методы и способы перевозки наркотиков через границу постоянно модернизируются. А в бизнесе наркопреступности участвуют не только профессионалы, но стандартный персонал. Который не всегда понимает, что везет и покупается на высокую оплату труда.

Поэтому вся работа следствия и дальнейшие судебные разбирательства строятся на базе презумпции невиновности. Нельзя забывать и о детальном изучении всех обстоятельств каждого конкретного дела.

Ограничение нелегального оборота и международная практика

Единая конвенция была принята в 1961 году. Впоследствии, в нее были внесены функциональные изменения в 1972 году. В 1971 году большинством государств была подписана отдельная конвенция о Психотропных веществах. Конечную форму борьбы против незаконного оборота удалось установить только в 1988 году.

Подавляющее количество государств-участников обязались установить ответственность:

  1. За потребление;
  2. За культивирование;
  3. За производство;
  4. За сбыт;
  5. За хранение;
  6. За контрабанду/транспортировку;
  7. За нарушение правил, связанных с оборотом;
  8. За содержание притонов;
  9. За нарушение правил легального оборота;
  10. За закупку.

Стоит помнить о том, что уголовная ответственность за вышеперечисленные действия и деятельность может сильно превалировать, над другими видами преступной деятельности.

Кроме того, несмотря на подписание конвенции, в большинстве государств-подписантов отсутствует ответственность даже за потребление наркотических средств. В России, в свою очередь, эта ответственность есть.

Как налажена контрабанда в России?

Официальная статистика недоступна для общественности. И вместе с тем, только за первую половину 2017 года таможенникам удалось изъять около 2.5 тонн наркотических веществ. Это только то, что пытались провезти в открытую, прямо через пункты пропуска.

В основном, в описанный выше объем, попали:

  1. Марихуана;
  2. Героин;
  3. Кокаин;
  4. Гашиш и т.д.

Проблема кроется в основном в Афганистане. Он является мировым поставщиком опиоидных наркотиков. В Россию эти потоки завозятся через среднеазиатские республики, Казахстан и Закавказье.

Более того, не все партии идут для продажи в Россию. Для некоторых перевозчиков, Россия является лишь перевалочным пунктом, а конечная цель – страны Евросоюза. Естественно, тут немаловажную роль играет соглашение между РФ и Республикой Беларусь. Именно через нее уже пытаются доставлять наркотики в Европу.

Проблема синтетических наркотиков

Но одним потоком героина из Средней Азии дело не ограничивается. В последние годы все больше и больше нарастают объемы продажи так называемых синтетических наркотиков. Оборот подобных смесей удваивался чуть ли не вдвое каждый год.

И схема работы наркоторговцев тоже сильно поменялась.Синтетику можно распространять и дистанционно:

  1. Количество вещества (дозы) может уложиться в свертке не больше дюйма;
  2. Разбрасывают товар специально нанятые “кладмэны”;
  3. Покупатель оплачивает удобным способом и получает координаты с “закладкой”.

И вот большую часть синтетики и базовых компонентов для ее производства пытаются переправлять с дальневосточного направления. Или через Казахстан. Но производится она в Китае.

С производством классических наркотиков азиаты не справляются. Поэтому есть контрабанда не только в Европу, но и из нее. Ввозят в основном:

  1. Экстази;
  2. ЛСД;
  3. Кокаин;
  4. Другие полу-синтетические и сложные в производстве наркотики.

А вот марихуаны и ее производных в южных республиках предостаточно. Правда на данный момент, большую часть рынка замещает синтетика. Так как она проще и дешевле в производстве.

Как избежать наказания за контрабанду наркотиков?

Нет, советов куда что и как спрятать, здесь и быть не может. Дело в том, что среди уголовных дел связанных с контрабандой, все чаще встречаются случаи, когда человек далекий от криминального мира вдруг оказывается преступником. А дело вот в чем:

  1. Контроль за наркотиками стал очень жестким;
  2. Полиция уже готова хватать всех без разбора.

Из-за этой напряженности и потребности выполнения “планов” могут посадить даже за препарат, свободно продающийся за рубежом. В основном это:

  1. Жиросжигатели;
  2. Добавки;
  3. Стимуляторы и т.д.

Поэтому прежде чем заказать что-то в зарубежном интернет-магазине, внимательно ознакомьтесь с:

  1. Постановлением №964;
  2. Постановлением № 681.

Источник: https://yurlitsa.ru/chto-takoe-kontrabanda-narkotikov-posledstviya-za-sovershenie-prestupleniya/

55 лет назад, в 1958 году, ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление о борьбе с пьянством, значительно ограничивающее продажу алкоголя. В результате вслед за вполне предсказуемым увеличением самогоноварения неожиданно для руководства страны начался резкий рост числа наркоманов.

Евгений Жирнов

“Врачи приучили меня к морфию”

На протяжении всех лет существования советской власти, за исключением разве что периода гласности, официальная пропаганда утверждала, что в СССР отсутствует социальная среда, в которой может развиваться наркомания. Мол, явление это свойственно исключительно буржуазному обществу и с давних времен страдают от наркомании главным образом богатые зарубежные бездельники.

В этих утверждениях содержалась, пусть и совсем небольшая, доля правды. Классики наркологии утверждали, что самый распространенный вид наркомании второй половины XIX века, морфинизм, несвойственен простому народу.

Известный немецкий психиатр и нарколог Фридрих Эрленмейер в 1887 году писал: “Морфинизм распространен большей частью среди интеллигентных классов”.

Причем он отмечал, что среди интеллигенции есть профессиональное сообщество, в котором пристрастие к морфию получило наибольшее распространение:

“Рассматривая вопрос о распространении морфинизма между представителями разных занятий, мы встречаем замечательное явление. Все наблюдатели согласны в том, что медицинский персонал (врачи, аптекари, санитары, госпитальные служители, сиделки и т. д.), а между ними главным образом врачи составляют наибольший контингент страдающих этой болезнью”.

Эрленмейер считал, что главной причиной подобной распространенности морфинизма среди врачей служат тяжелые условия, в которых работали медики того времени, и их желание уйти от действительности с помощью подручного средства, которое в то время во врачебной практике широко применялось в качестве обезболивающего. Но немаловажную роль играло и то, что морфий у врачей и аптекарей всегда был в неограниченных количествах.

Практически та же картина наблюдалась и в Российской империи. Как до деталей схожей была и схема распространения наркомании за рамки медицинской среды в России и за ее пределами. Как правило, морфинистами становились пациенты, которым снимали боли после операций и травм.

При этом некоторые врачи придерживались теории, гласившей, что до тех пор, пока морфий снимает боль, болезненное привыкание к нему не наступает. Однако практика доказывала, что эти воззрения верны главным образом в одном случае — когда пациент безнадежно болен и умирает до того, как становится наркоманом.

Во всех остальных случаях привыкание наступало неизбежно.

В качестве лечения от морфинизма с конца XIX века применялся кокаин — это лечение получило популярность в России. Правда, затем врачи изучали многочисленные случаи перехода от морфиновой к кокаиновой зависимости или наблюдали у пациентов кокаино-морфинизм.

При всем том до начала Первой мировой войны, несмотря на появлявшуюся моду на тот или иной наркотик, в России наркомания носила довольно ограниченный характер и почти не выходила за пределы обычной интеллигентной или, точнее, обеспеченной среды.

Совсем иная ситуация сложилась после начала эпохи войн и революций. Большое количество раненых требовало ускорения лечения, от чего нередко страдало его качество.

Дозировки обезболивающих не соблюдались, как и частота их применения, а потому в послевоенной России появилось множество ветеранов-наркоманов.

Один из них, бывший красногвардейский комиссар Сергей Перестюк, раненный в 1918 году и занимавший скромную должность на железной дороге, в 1927 году в письме Сталину так описывал печальную историю своей жизни:

“Я в бою с гайдамацко-немецкими войсками был тяжело ранен. Во 2-м Севастопольском Крепостном лазарете — не знаю, из каких соображений,— врачи приучили меня к морфию. Несмотря на эту поганую и тяжелую болезнь, я все же работал все тяжелое время разрухи на транспорте (на Украине) Осенью 26 г.

первый раз удалось лечиться, и то врачи отправили в Ташкентскую психиатрическую лечебницу. От морфия вылечился, но нервная система окончательно испорчена. Так вот, мой начальник Т.Ч. 4 оскорбил меня публично, и я нанес пощечину, не успев собой овладеть. Это было 17/XII-26 г., был арестован”.

Подобным способом — отправкой за решетку — решали проблемы и других наркоманов. Кроме того, многие из них попадали в исправительные учреждения, когда совершали преступления, пытаясь добыть деньги на очередную дозу. Так что наркомания начала все шире распространяться в уголовной среде, где прежде она была отличительным признаком преступников с аристократическими замашками.

“Из списка исключен препарат героин”

Судить о том, какой была ситуация с наркотиками в СССР после окончания Великой Отечественной войны, можно хотя бы по такому эпизоду. 30 ноября 1946 года Особое совещание при МГБ СССР осудило Михаила Гарбузенко к четырем годам лишения свободы. В справке по его делу говорилось:

“Гарбузенко, будучи адъютантом бывшего маршала авиации Худякова, в период Великой Отечественной войны систематически занимался присвоением в большом количестве трофейного имущества, для чего под видом служебных заданий командования вылетал на самолете в Германию и Маньчжурию.

За время пребывания в Маньчжурии в 1945 году он присвоил большое количество различных трофейных вещей и ценностей, похитил на трофейном складе Советской Армии около 15 кг опиума, часть которого променял у местного коммерсанта на ряд золотых вещей, а оставшуюся часть продал на рынке”.

Везти опиум в СССР действительно было невыгодно и бессмысленно. Ведь многие препараты, включая героин, можно было купить в аптеках по рецепту.

А если в аптеках, как обычно, ничего не было, любые снадобья втихую покупали с наценкой у провизоров или работников аптечных складов. Ситуация начала меняться в 1956 году, да и то не слишком значительно.

В справке Министерства здравоохранения СССР говорилось:

“Приказом по Министерству здравоохранения СССР N152 от 6/IV-1956 г. из списка “А” ядовитых веществ исключен препарат героин, как запрещенный к применению в медицинской практике; дано указание о предметно-количественном учете в аптеках хлористоводородного морфина, экстракта опия и фенадона.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2115654

Замок на зелье. Нужно ли менять «наркотическую» статью 228

К какой ответственности меня могут привлечь, если раньше я занимался перепродажей наркотиков?

Первым после дела Голунова вопрос о необходимости изменить «народную статью» поднял глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

К своему посту в он приложил копию письма на имя главы МВД Владимира Колокольцева от мая 2018 года.

«Анализ правоприменительной практики по связанным с наркотиками преступлениям показывает, что доля осужденных по статье 228 УК больше, чем доля тех, кто осуждается за сбыт наркотиков по статье 228.1 УК РФ.

Так, по пунктам 1 и 2 статьи 228 УК РФ за 2009–2013 годы примерно 110 тысяч человек были приговорены к реальному лишению свободы, а за распространение по статье 228.1 УК РФ — около 90 тысяч.

То есть уголовная репрессия чаще применяется к потребителям наркотиков, нежели к тем, кто их распространяет», — говорится в письме Кудрина.

В документе он, кроме того, говорит о проблеме ранжирования наркотиков по объему, если речь идет о единой массе. Ведь вес учитывается общий, даже если наркотического вещества в изъятой смеси ничтожно мало.

Таким образом, уголовное дело квалифицируют по более тяжелой статье, за что полагается и более строгое наказание. По его мнению, это уравнивает ответственность наркопотребителя и наркоторговца.

Того же Голунова пытались причислить именно к последним.

Источник фото: ФСКН

Кудрину ответил председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас.

Он пообещал изучить практику применения статьи 228 Уголовного кодекса РФ и направил запрос в Верховный суд (копия письма есть в распоряжении «360»). В документе он от лица комитета запросил информацию о количестве осужденных по статьям 228 и 228.

1. Кроме того, Клишас поставил перед судом два важных вопроса. Первый касается измерения веса наркотика в смеси.

Он обратил внимание на то, что количество наркотического или психотропного вещества определяется общим весом смеси.

«Такой подход, по мнению общественности, способствует определенным злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов.

Считаете ли Вы актуальным изменение порядка определения значительного, крупного или особо крупного размера наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, если такие вещества входят в состав смеси?» — говорится в запросе.

Второй важный вопрос касается силы воздействия наркотиков.

В письме говорится о том, что при расчете тяжести вины надо понимать, что разные наркотики действуют по-разному и для каждого из них нужно определить «среднесуточную разовую дозу».

Сейчас это относится к компетенции правоохранительных органов, и Клишас спрашивает, не нужно ли привлечь профильные государственные органы к определению концентрации наркотического средства.

Доза вместо грамма

Опрошенные «360» эксперты согласны с тем, что распределение размера обнаруженного наркотика — значительный, крупный или особо крупный — должно быть изменено. Причем 15 лет назад это уже пытались сделать.

«Надо возвращаться к понятию „доза“ и измерять по этому критерию. Причем доза героина должна рассчитываться по минимуму. А доза марихуаны — по максимуму, как это было сделано в 2004 году. Это продержалось два года.

Тогда уголовная ответственность наступала за хранение 10 и более разовых доз. Доза марихуаны была два грамма. Но это не означает, что все остальные могли сидеть на лавочке и курить. Есть еще и административная ответственность.

Этого вполне достаточно за такие действия — не самые опасные», — рассказал «360» руководитель программы «Новая наркополитика» Лев Левинсон.

По второй части 228-й статьи квалифицируют преступление, если у человека нашли, например, героин от 2,5 грамма до килограмма. Причем понятно, что чаще задерживают именно за несколько граммов. Если человек хранит действительно крупные запасы, он умеет скрываться от полиции. Таких людей могут наказать лишением свободы на срок до 10 лет.

Источник фото: РИА «Новости»

Левинсон также обратил внимание, что сейчас больше распространены не наркотики в чистом виде, а так называемые смеси, спайсы и соли. И их вес измеряется целиком — неважно, сколько там действительно наркотика. Это как раз то, с чем обратился Клишас к Верховному суду.

Можно в 50 килограммов муки высыпать один килограмм героина — и получается 51 килограмм героина. Мне кажется, надо изменения вносить, чтобы статья подразумевала экспертизу по количеству чистого наркотика, а не по массе всей смеси.

Часть наркотиков разбавляют какими-то другими веществами — анальгином, например. Изымают у человека, неважно, что в этой смеси 0,0001% наркотического вещества.

Вменяется масса всей изъятой смеси, поэтому получаются такие безумные сроки

Граница между хранением и сбытом

Сейчас большая часть людей, осужденных по «наркотическим» статьям, отбывают наказание за хранение. Но, как считает юрист Гомулин, в последние годы ситуация резко изменилась. Пленум Верховного суда выпустил постановление, в котором объясняется, чем хранение отличается от сбыта. По его словам, именно этим документом руководствуются и следователи, и суды при принятии решения.

Источник фото: ФСКН

«В пленуме написано, что, если у человека изъяли больше одной дозы, если человек сам не употребляет наркотические средства, это напрямую свидетельствует о том, что человек это хранил для сбыта. Достаточно того, что нашли и изъяли.

Если изъятие наркотика происходит без нарушений, то суды принимают это как допустимое доказательство. А если изъяли два разных вещества или несколько доз, то вменяют покушение на сбыт.

Или если весы дома изымают — значит, для того, чтобы фасовать», — отметил Гомулин и напомнил, что наказание по статье 228.1 может доходить до 20 лет лишения свободы.

По словам Левинсона, при расследовании дел по статье 228.1 УК нужно использовать другие методы — криминалистические, а также менять наказание.

У нас стали обычными сроками 17, 18 лет. Недавно видел 21 год. Это неадекватно. Это больше, чем за убийство

После «дела Голунова» Клишас направил в Верховный суд два письма. Второе касалось того, сколько человек было осуждено по 303-й статье УК «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности».

Никаких поблажек

По мнению депутата Олега Нилова, никаких поблажек для наркоторговцев быть не должно — наоборот. В беседе с «360» он подчеркнул, что для организаторов наркокартелей необходимо вернуть смертную казнь.

При моратории — менять на пожизненное заключение, чтобы исключить возможность условно-досрочного освобождения. А также ввести конфискацию имущества как для наркобарона, так и для его окружения.

Наркозависимых и тех, кто хранит наркотики, считает парламентарий, нужно принудительно лечить или ограничивать их свободу, иначе наркотики так и продолжат распространяться, а дилеры — обогащаться.

«Эти гражданине, как активные звенья, участвуют в деятельности наркомафии. Наркомафия уничтожает миллионы наших сограждан. А активные участники, пособники, которые распространяют зелье, набивая карманы мафии, белые и пушистые», — сказал Нилов.

Эти предложения он уже озвучивал в Госдуме, но парламентарии их не приняли. В то же время он отметил, что некоторым из отбывающих срок по статьям 228 и 228.

1 УК РФ запрещенные вещества действительно могли подбросить.

Чтобы исключить фальсификацию дел, вместо смягчения наказания необходимо ужесточать процессуальные требования к следственным органам, к доказательствам вины, а рассматривать такие дела должен суд присяжных.

«У нас суды верят доказательной базе на слово — и десятки, сотни тысяч привлекаются по этим статьям. И многим из этих людей, да, может быть, дело организуют, подбрасывают. Факты такие есть. Тогда один вопрос-предложение: а почему суд присяжных не привлекать, чтобы разбираться в этих вопросах? На мой взгляд, объективности будет больше», — заключил депутат.

Открытостью по злоупотреблениям

Зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин не исключил, что сенаторы поддержат продуманные поправки, которые не помешают антинаркотической работе правоохранителей, но сделают наказание гуманнее.

Однако, как и Нилов, считает, что изменения требуются не законодательству, а правоприменению. Российские антинаркотические нормы, сообщил он «360», уравновешены и корреспондируются с аналогичными законами других стран. Проблема в том, что статьи 228 и 228.

1 нередко используют как инструмент для решения других вопросов: раскрываемость преступлений, выявление каких-то связей, политических тем.

«Необходимо пересмотреть правоприменение. Оно должно быть беспристрастное, честное, открытое, законное, гуманное. Все эти понятия должны быть не на бумаге. Ими должны быть вооружены правоохранители и правоприменители», — добавил он.

Статьи 228 и 228.1, по его словам, в основном затрагивают низовое звено распространения наркотиков, а не организаторов или вербовщиков.

Поэтому, если вина доказана, наказание должно быть, но оно должно быть соразмерным преступлению.

Для определения значительного, крупного или особо крупного веса конкретных наркотиков, уверен Башкин, необходимо привлекать круг экспертов из Роспотребнадзора, Росстандарта и других ведомств.

«Необходимо организовать объективную, независимую, но компетентную экспертизу. Не должно быть такого, чтобы следователь брал весы, взвешивал, что-то записывал. Я поддерживаю инициативу Клишаса и надеюсь, что она найдет решение. Нужно расширять число участников экспертизы. Открытость и объективность — путь борьбы со злоупотреблениями», — заключил Башкин.

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/menjat-228/

Есть такая работа — наркотики продавать

К какой ответственности меня могут привлечь, если раньше я занимался перепродажей наркотиков?

28.09.2008, 15:00

 (82)

Одни об их существовании только догадываются. Другие — знают наверняка. Кому-то они продают радость, хоть и мнимую, под видом “кайфа”. Кому-то причиняют безумную боль и ломают жизнь. Можно выбросить их из головы, можно не обращать внимания, можно попытаться истребить.

Но они были, есть и, наверное, будут. К сожалению. Дима по прозвищу Шустрый, которому только исполнилось 17 лет, рассказал “МК-Эстонии” о секретах и буднях своей опасной и незаконной деятельности.

Деньги для себя и своей семьи он зарабатывает продажей наркотиков на улицах столицы.

– Как ты начал торговать наркотиками?

– Я начал этим заниматься случайно, хотя… В каком-то роде, наверное, не случайно. Все вело к этому потому, что в доме не было денег. Прежде я работал на вполне обычной работе, но там я не мог получить тех денег, которые получаю через наркотики.

Тогда я получал в месяц 9 тысяч, сейчас столько же получаю за неделю. Ну, а вообще все вышло странно. Мы гуляли с другом, встретили кореша и узнали, что он “работает”, то есть торгует марихуаной. И он вдруг предложил мне поработать на него. Я согласился без какой-то задней мысли.

Просто послушал его, узнал, какой можно с этого получить доход, и больше никаких вопросов не возникло. Он мне сначала дал мало, граммов пять, но и они поначалу никак не уходили. Потом тот парень начал уходить из дела, познакомил меня со своей “клиентурой”.

Тогда уже я начал работать не на него, а на конкретного “старшего”. С тех пор торгую по-настоящему.

Ограбление на лыжах

– А почему тот твой старый знакомый, несмотря на неплохие доходы, решил выйти из дела?

– Дело в том, что с ним произошла неприятность. Физическое нападение. Парни, которых он давно знал, какие-то смешные эстонцы, просто отняли у него “товар”, приставив к шее нож. Причем на ограбление они пошли на лыжах. Серьезно.

– А ты не думал о том, что это занятие может стать опасным и для тебя?

– После того неприятного происшествия долго и тщательно все обдумывал. Но взяла верх мысль о том, что дома нужны деньги, без денег было уже никуда, ситуация была очень сложная. Страх перед какой-то опасностью отошел на задний план. Хотя когда в первый раз встречался с клиентом, было очень страшно.

– Выходит, что ты, пытаясь побороть свой страх, все-таки отправился торговать наркотиками, чтобы помочь своей семье?

– Ну да.

В своем возрасте, в 16-17 лет, в свободное от школы время я не могу найти никакой работы, которая приносила бы такой доход, чтобы я мог обеспечить себя элементарной одеждой, едой, помочь родственникам.

Вкалывая на стройке за 9 тысяч в месяц, на все это никак не заработаешь. При этом стройка — каторжный труд с 8 утра до 4-5 вечера, получаешь мизерные деньги, да и тогда приходится бросать школу.

– Ты рассказывал, что на твоего друга было совершено нападение, а с тобой ничего такого не случалось?

– Как таковых нападений не было, но были “непонятки”. У меня произошел конфликт с ребятами, которые занимаются тем же, но физически они меня не “прищемляли”. Да и если бы что-то такое случилось, я не такой человек, который из-за этого ушел бы из дела. Такие единичные случаи бывают у всякого, не стоит забывать, что торговля наркотиками — очень рискованная работа.

– Опасность может исходить от тех, кто решит отнять деньги или “товар”, а как же быть с полицией? Ведь дело-то незаконное.

– От полиции опасность исходит в том случае, когда работаешь слишком нагло, забыл о правилах предосторожности: не меняешь номер телефона, часто мелькаешь в одних местах и “толкаешь тему” в местах скоплений людей. Тогда полиция тебя, конечно, замечает.

Когда у тебя очередь на весь мост, человек в 20, как это бывало в Ласнамяэ года 2-3 назад, это невозможно не заметить. Таких наглых “барыг” довольно много, полиция их накрывает, оттого создается видимость, что полиция с легкостью отлавливает дилеров-наркоторговцев. Полиции очень сложно работать, потому что надо собрать множество доказательств.

Чтобы просто передать дело в суд, надо отрабатывать одного торговца где-то полгода. За это время, если тот не дурак, он может что-то придумать. Полиция работает действительно хорошо только тогда, когда речь идет о тяжелых наркотиках. У тех, кто активно продает героин или его синтетический заменитель, есть срок в месяц-два, не больше.

Это время у них уходит на раскрутку, поиск клиентуры, а когда они раскручиваются, их находит полиция.

– А сам ты какие виды наркотиков продаешь?

– Сам я продаю марихуану и “колеса” (экстази — Н.Л).

– А ты не думал или, может, тебе предлагали продавать тяжелые наркотики?

– Мне предлагали продавать кокаин и героин, но сам бы я об этом никогда даже и не подумал потому, что я против любых наркотиков, ну, наверное, кроме марихуаны. На самом деле я считаю, что и марихуана в чем-то вредна. Что я сам начал за собой замечать, она влияет на память. У меня бывают серьезные провалы в памяти.

Героином заниматься страшно

– Ну а то, что мне предлагали торговать тяжелой наркотой… С кокаином вообще-то не так страшно, как с героином. Кокаин — это когда к тебе подъезжают солидные люди, устоявшиеся в этой жизни, которые имеют свои фирмы, приличные машины и частные дома в элитных районах Таллинна.

И подъезжают они к тебе всего лишь в пятницу-субботу, потому что ты только в эти дни должен работать, так говорят “старшие”. И за пару дней ты зарабатываешь до 7-10 тысяч. На мой взгляд, это неплохо. Тем не менее, я не хочу этим заниматься. Это неоправданно большой риск.

Да и деньги такие огромные мне не нужны, мне не нужны миллионы, мне надо всего лишь помогать своей семье. А героин… Героином очень страшно заниматься. К тебе подходят люди, у которых непонятно что в голове, они, наверное, уже не люди, ходячие трупы. Им все равно, они за дозу могут тебя убить.

Он знает, что у тебя есть “кайф” , у него нет денег, он будет просить в долг, ты ему не дашь и… Кто знает, может, тебя в тот же вечер в твоем же подъезде ненароком зарежут. Я против всего этого. Я не считаю тяжелые наркотики чем-то нормальным.

– А то, что продаешь, ты сам употребляешь?

– Употребляю, но только марихуану. И все. “Колеса” не употребляю. Я их только пробовал.

– Сколько обычно “товара” проходит через твои руки, скажем, за неделю?

– От 300 до 500 граммов. Может, больше, если подо мной кто-то есть. Иногда случаются перебои, но чаще все идет стабильно.

Бывает, что месяц всегда есть “товар”, а потом — бац, и его дня три нет, потом появляется.

Хотя год назад был долгий перебой, и тогда многие дилеры начали “косячить”, то есть перебегать от одного “старшего” к другому. От этого у них возникали проблемы, физическое или денежное наказание.

– Наказать физически — это значит избить?

– Да, избить. Много, очень много таких случаев бывает. Хотя со мной ничего похожего не происходило.

– Выходит, в твоем деле тяжелые отношения с начальством?

– Никаких тяжелых отношений, если ты с головой подходишь к своему делу. Если ты продаешь, все нормально, ты отдаешь деньги, то никто против тебя ничего не скажет. А когда ты влезаешь в долги, ни одному человеку это не понравится.

У многих дилеров возникали такие проблемы: они скуривали весь свой “товар”, не получали никаких денег и нечего было отдать “старшему”. Встретиться и объясниться они не могут, потому что боятся. Начинают “гаситься” от “старших”, потом те их наказывают.

Могут избить, могут еще что-то.

– Как ты думаешь, почему вообще молодые ребята, когда им предлагают, начинают заниматься продажей наркотиков?

– Многие молодые ребята делают это для того, чтобы самим покурить. Знаешь, когда сам работаешь, для тебя курево дешевле. Грамм стоит 300 крон, а так его тебе дают за 200 или 150.

Многие работают, чтобы курнуть на халяву. Это очень глупо, ведь ты сильно рискуешь. Рисковать просто ради того, чтобы “пыхать”, это глупо.

Есть такие люди, которые работают потому, что им нужны деньги и нет другого выбора, нет другой работы.

Цель — накопить денег

– К таким относишься и ты?

– Да, я считаю так. В своем возрасте я не могу найти другой, нормальной работы, которая приносила бы нормальный доход. Я согласен на любую законную официальную работу, с радостью бы побежал. Если бы там платили нормальные деньги.

Там платят недостаточные деньги, на которые невозможно существовать, если тебе надо за собой тянуть еще несколько человек. При этом, когда ты молодой парень, тебе хочется отдыхать со своими друзьями, весело проводить время, модно одеваться. А где брать деньги? На ту же самую школу.

И обучение… Я бы не сказал, что у нас оно бесплатное. А если учишься в школе, где взять время на работу?

– Как твоя школьная успеваемость?

– Моя успеваемость такая, что я просто не посещаю школу. Честно, не хотелось отказываться от школы, но пришлось, другого выбора не было.

– А как ты учился до этого?

– Я учился довольно-таки хорошо, у меня все время была только одна тройка. С учебой не было проблем, с поведением были, но, я думаю, они бывают у любого парня. С учебой появились проблемы тогда, когда семье нужно было очень много денег. Мне пришлось заниматься чем-то, сначал работал на официальной работе. Прогуливал школу и ходил на работу. Вместо учебников клал в портфель робу.

– Какой была средняя месячная зарплата на твоей официальной работе, и какой стала теперь?

– Тогда было 50 крон в час, и в месяц выходило 8-9 тысяч крон. Сейчас — минимум тысяча в день. 10 граммов у меня в день точно уходит, с грамма — или 80, или 100 крон. Когда как. Выходит, в месяц 30 тысяч крон в легкую. На прежней работе на эти деньги надо работать 3 месяца, даже больше.

– Ты задумываешься о своем будущем? Собираешься бросать или будешь заниматься этим и дальше?

– Я не хочу заниматься этим дальше. Но сроков сейчас у меня никаких нет, трудно точно сказать, но у меня есть цель — накопить денег и уйти из этого. То есть заработать как можно больше. До первых “палевных”, серьезных ситуаций с какими-нибудь ребятами или полицией.

– А приходилось ли тебе самому сталкиваться с полицией?

– Приходилось много раз, но обвиняемым ни разу не был. Пару раз подвергался обыску. Один раз пачку денег нашли, но деньги-то у нас в стране носить законно. Поскольку я несовершеннолетний, то просто переписали личные данные и сумму денег, которую у меня нашли.

Наркодилер — плохая работа

– Как ты сам думаешь, у тебя нормальная работа или все-таки по этическим соображениям это не очень-то хорошо?

– Это, со стороны этики, вообще нехорошая деятельность! Дилер — это продажа наркотиков, какими бы они не были. Марихуана — это тоже наркотик, от которого может быть зависимость. Хотя это все же лучше, чем алкоголь.

– Считаешь ли ты себя успешным в своей области?

– Да, считаю. В тот момент, когда мне очень нужны были деньги, я начал без оглядки искать клиентуру. Потом посмотрел, подумал, что клиентов стало слишком много и, может, надо сузить круг.

– Твоя клиентура — кто эти люди?

– Это совершенно разные люди. Мужики лет по 30, обычные строители, много студентов, молодых ребят, есть иностранцы и состоятельные люди на дорогих машинах. Хотя такие марихуану реже покупают, но если берут, то сразу по 3-4 грамма.

– Как думаешь, среди твоих сверстников много ребят становятся дилерами?

– Торговцев очень много. В Таллинне, думаю, это одна из самых распространенных профессий. Каждый из моих знакомых знает по 6-8 дилеров. Их очень много.

Глядя на человека, даже не заподозришь, что он продает наркотики.

Это может быть хоть гламурный парень или девушка, на которых посмотришь — подумаешь, что детки богатых родителей, а оказывается, что наркотиками торгуют. Есть и такие, которые работают уже больше десяти лет.

– Почему они этим занимаются? Легкий выход, легкие деньги?

– Да, это легкие, быстрые деньги. Думаю, только поэтому. Я лично не вижу других причин, почему этим можно заниматься. Зачем рисковать, если ты не получаешь за это хорошую денежную компенсацию.

– Предположим, когда-нибудь твой ребенок спросит тебя, чем ты занимался в молодости, кем начинал работать. Что ты ему скажешь?

– Естественно, я ему скажу, что начинал работать в “МакДоналдсе”, на стройке, еще где-нибудь. Естественно, я не скажу ни своему ребенку, ни кому-то из своих родных, чем я занимаюсь, никто из них не знает, чем я занимаюсь. Это было бы стыдно. В нашем обществе моя профессия не слишком уважается. Я стараюсь об этом не рассказывать.

– Считаешь ли ты, что исполняешь в обществе роль плохого парня?

– Я не считаю, что я так сильно разрушаю общество. Да, конечно, я делаю плохие вещи, но не так много, как это делают многие другие. Да и вообще, есть те, кто продают наркотики просто, чтобы неплохо “отвисать”. Я же делаю это, чтобы дать денег родным, одеть себя.

Я никого не убиваю, я никого не заставляю покупать у меня эти наркотики, люди сами приходят, это выбор каждого. Я никому ничего не навязываю, человек приходит и говорит, что он хочет получить.

Если человек хочет, он все равно это получит, даже если я ему этого не продам.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/est-takaya-rabota-narkotiki-prodavat?id=19984533

Жилищный вопрос
Добавить комментарий