Являются ли смарт часы с камерой шпионским оборудованием?

Верховный суд разрешил наблюдать за коровами

Являются ли смарт часы с камерой шпионским оборудованием?

А также «шпионить» за телятами, собаками и, не побоюсь этого слова, кошками. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г.

N 46 было опубликовано 9 января 2019 года, в нём разъясняется понятие «специальное техническое устройство» и доводится до судов то, что сама по себе покупка специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления.

Позитивная новость. А то ведь живёшь себе и не знаешь, на каком этапе своего жизненного пути вдруг станешь преступником и огребёшь на ровном месте судимость. Например, заказав на Али Экспресс часы или авторучку с диктофоном или очки с видеокамерой.

А такого добра навалом не только в интернет-магазинах, я когда-то с интересом рассматривал витрину вполне себе легального магазинчика на радиорынке. Характерный пример судебного разбирательства по поводу солнцезащитных очков с видеокамерой можно почитать здесь. Горнолыжник отделался штрафом в 15 000 руб.

, но судимость, насколько я понял, тоже получил «в нагрузку» к своим очкам.

Не то чтобы таких случаев было очень много, пишут, что в 2017 году было рассмотрено всего 568 таких дел в суде. В масштабах России — мелочь.

С другой стороны, судебный департамент при Верховном Совете России сообщил о том, что только с января по июнь 2018 года по статье Уголовного кодекса 138.1 были осуждены 86 человек и лишь один оправдан.

Трудно поверить, что чуть ли не все покупатели таких устройств приобретали их для слежки за своими согражданами.

Справедливости ради нужно отметить, что рекламируется очень много тех же очков с видеокамерами. Очков, которые при всём желании трудно назвать солнцезащитными или предназначенными для видеофиксации своего горнолыжного мастерства. Инструмент явно предназначен именно для негласного получения и записи информации.

Истина где-то посредине между полярными мнениями. Суд он на то и суд, чтобы разобраться индивидуально в каждой ситуации, а не бездумно штамповать приговоры горнолыжникам и фермерам, вешающим GPS-трекер на телёнка.

Печально, что для осознания этой простой истины нашими судьями потребовалось подробное разъяснение пленума Верховного Суда.

Теперь, если россияне купили «шпионское» оборудование для защиты себя, своих близких или имущества, или для наблюдения за животными, а не для посягательства на конституционные права граждан, они не должны привлекаться к уголовной ответственности по статье 138. 1 УК РФ «О незаконном производстве, приобретении и сбыте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

Немного лирики

Там шпиёнки с крепким теломТы их в дверь — они в окно!Говори, что с этим деломМы покончили давно

(Владимир Высоцкий)

История смягчения ответственности за продажу и приобретение оборудования, которое может быть использовано для негласного получения информации, начала раскручиваться ещё в 2017 году.

Тогда на пресс-конференции Владимиру Путину рассказали о курганском фермере Евгении Васильеве, которого обвинили в уголовном преступлении за установку на телёнке GPS-трекера, купленного в интернет-магазине.

Для фермера всё закончилось благополучно, уголовное дело против него в конце марта 2018 года было прекращено за отсутствием состава преступления. Телёнок тоже не пострадал, так как если и проходил по этому уголовному делу, то исключительно в качестве свидетеля.

Зато зверюга, ко времени окончания судебных разборок уже взрослый бык, попал в историю, «инициировав» специальное постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

В постановлении Пленума вроде бы всё подробно разжёвано (об этом чуть ниже), хотя сама тема по своей сути довольно расплывчатая. Но хоть не будет теперь штамповки обвинительных заключений без учёта основных предназначений устройств и обстоятельств их приобретения. Надеюсь.

А то ведь трактуй как хочешь. Вон, свежий скандал с айфонами, которые позволяли видеть и слышать другого айфоновладельца ещё до того, как тот принял решение ответить или отклонить видеозвонок.

Чем вам не «техническое средство, предназначенное для негласного получения информации»? Или вон свежий, хоть и далеко не такой масштабный скандальчик с подслушиванием разговоров в другой комнате через Apple AirPods с помощью программы Live Listen, почитать можно здесь.

Хватай всех подряд, конфискуй смартфоны и штрафуй, польза-то какая для бюджета! И пусть пробуют доказать в суде, что они не верблюд и не телёнок.

Официоз

Опубликованное 9 января постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации можно почитать здесь, несколько цитат по сути вопроса.

«8. По смыслу закона технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию.

9.

Разъяснить судам, что само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 1381 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств (например, лицо посредством общедоступного интернет-ресурса приобрело специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь относительно его фактического предназначения).

Не могут быть квалифицированы по статье 1381 УК РФ также действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.».

Вроде всё понятно разъяснено с учётом некоторой расплывчатости понятия «техническое средство».

А когда огородят забором российский интернет от всяких тлетворных влияний гниющего Запада, то станет совсем хорошо, всякие забугорные интернет-магазины перестанут быть «общедоступными интернет-ресурсами».

Кстати, заодно и весьма немаловажное напоминание о том, что покупка у сотрудника оператора чужой детализации — уголовно наказуемое деяние, это «хозяйке на заметку»:

«Нарушением тайны телефонных переговоров является, в частности, незаконный доступ к информации о входящих и об исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов)».

Вместо резюме

Пленумы Верховного Суда — дело хорошее, а рекомендации судьям — вообще прекрасно. Однако я не стал бы сразу на радостях бросаться заказывать всякую хитроумную фигню.

Любая государственная система консервативна и обладает значительной инерцией, а суды консервативны вдвойне. Требуется некоторое время на то, чтобы ситуация изменилась. Так что не торопитесь, заказывайте пока смартфоны.

За них точно под суд не угодите. А там посмотрим и сориентируемся по обстановке.

И в любом случае употребляйте здравый смысл. Рекомендации рекомендациями, но любой здравомыслящий судья вряд ли согласится с тем, что наручные часы со встроенной камерой и микрофоном приобретались для наблюдения за домашними питомцами.

Мы в социальных сетях:

  • ВКонтакте
  • Telegram
  • Instagram

Есть, что добавить?! Пишите… eldar@mobile-review.com

Источник: https://mobile-review.com/articles/2019/spy-equipment.shtml

Как не сесть, покупая на «Алиэкспрессе»

Являются ли смарт часы с камерой шпионским оборудованием?

Я — гик и люблю заказывать интересные гаджеты на «Алиэкспрессе».

Алексей Каблучков

совершает опасные покупки

Покупал ароматный будильник, шапку-наушники и ручку с исчезающими чернилами. Недавно присмотрел GPS-маячок для велосипеда, но потом изучил законы и решил не брать: выяснилось, что за него могут и посадить.

Расскажу, какие устройства можно покупать в интернете, а какие — нет.

Например, в 2016 году следственный комитет возбудил уголовное дело против женщины, у которой при обыске нашли авторучку со встроенной видеокамерой.

Можно ориентироваться на критерии, перечисленные в одном из решений Конституционного суда. Вот в каких случаях фотоаппарат, видеокамеру или диктофон посчитают «специальным средством»:

  1. Замаскированы под другой предмет: например, диктофон спрятан в плюшевую игрушку.
  2. Можно обнаружить только при помощи специального оборудования, например прибора, который ищет жучки.
  3. Изначально разрабатывались для спецслужб.

Как правило, достаточно, чтобы гаджет соответствовал хотя бы одному из этих трех признаков, чтобы возбудили уголовное дело. Полицейские и без специального оборудования могут понять, что в ручку встроена камера, но она замаскирована и поэтому вне закона.

На «Алиэкспрессе» много товаров, которые кажутся игрушками для гиков, но, если разобраться, за них запросто можно получить срок. Есть и примеры таких уголовных дел.

Для начала можно посмотреть, продается ли такой же товар в российских магазинах. Если да — значит, у оборудования есть все необходимые разрешения.

Еще я советую попросить у продавца сертификат соответствия или декларацию о соответствии. Эти документы подтверждают, что товар предназначен для обычных покупателей и может свободно продаваться в России. В сертификате будет написано, что товар «соответствует требованиям нормативных документов», после чего будет ссылка на этот самый документ.

Китайские продавцы в курсе, что на некоторые гаджеты нужны сертификаты, и прикрепляют подобные документы к описанию товара. Но важно знать, что по закону «О техническом регулировании» таможня принимает во внимание только сертификаты, выданные в России. Действительны ли документы продавца в нашей стране, можно проверить в реестре сертификатов соответствия на сайте Росаккредитации.

Разрешенные устройства шифрования перечислены в реестре нотификаций. Это список гаджетов, которые лицензионный центр ФСБ разрешил свободно продавать и покупать. Правда, если устройства здесь нет, это еще не значит, что оно запрещено.

Чтобы товар попал в список, продавец или компания-производитель должны попросить спецслужбы проверить гаджет. Возможно, товар легален, просто за разрешением никто не обращался. Покупатели тоже имеют право подать заявление на нотификацию.

✅ Российский сертификат — его номер есть в реестре Росаккредитации, значит, устройство можно смело покупать❌ Китайский сертификат — в реестре отсутствует, поэтому не имеет силы в России

Смартфон Яндекс-телефон в реестре нотификаций с июля 2018 года. Значит, с этого момента аппарат можно свободно продавать и покупать в России

Вне закона диктофоны, замаскированные под другие предметы.

Флешка, которая умеет записывать звук, стоит на «Алиэкспрессе» от 350 Р. Такой компактный прибор удобно использовать на лекции или переговорах.

Но если по внешнему виду нельзя определить, что во флешку встроен диктофон, — это запрещенный гаджет.

Шпионскими также считаются микрофоны с дистанционным управлением, то есть которые можно включить и выключить на расстоянии. Если такое устройство оставить в помещении, когда там никого нет, и дождаться нужного момента, то получится подслушать чужой разговор.

В Муроме суд оштрафовал на 25 000 Р мужчину, который пытался купить такой микрофон на «Алиэкспрессе». А в Омске прокуратура завела уголовное дело на женщину, продававшую подобное устройство через «Авито».

Покупая диктофон, замаскированный под что-то другое, лучше проверить, изображены ли на нем какие-нибудь символы, по которым можно догадаться, что устройство умеет записывать звук. Это может быть, например, значок микрофона или кнопки «Record» и «Play».

❌ Флешка-диктофон за 350 Р. Несмотря на надпись «Voice Recorder», с первого взгляда нельзя понять, что она умеет записывать звук✅ Флешка-диктофон за 1000 Р: дисплей и большая кнопка «Плэй» явно дают понять, что это диктофон

Вне закона и шпионские видеокамеры, причем не обязательно замаскированные. Оштрафовать могут за, казалось бы, безобидные предметы. Есть несколько видов запрещенных камер.

В 2013 году Мосгорсуд оштрафовал жителя столицы за попытку приобрести ручку со встроенной камерой.

Аналогичное дело рассматривали в Брянске: за покупку в интернете часов со встроенной видеокамерой суд оштрафовал местного жителя на 5000 Р.

А в Новосибирске проблемы с законом были не у покупателей, а у продавцов: двум парням пришлось заплатить по 100 000 Р за попытку продать в интернете датчики дыма, в которых были спрятаны камеры.

❌ Камера, закамуфлированная под лампочку, за 1700 Р. Делает скрытую панорамную съемку помещения❌ Камера, спрятанная в будильник, за 4500 Р. Установленный детектор движения может автоматически включать видеозапись

✅ Набор видеонаблюдения за домом за 4000 Р — имеет сертификат✅ Муляж камеры для отпугивания воров и хулиганов за 400 Р

Пинхол-камеры. Перечень Евразийской экономической комиссии относит к шпионским камерам «объективы с вынесенным зрачком входа» — так называемым pin-hole. Под вынесенным зрачком понимается маленький объектив, связанный с самой камерой гибким шнуром. Теоретически такое устройство можно спрятать, например, в обычную электрическую розетку, чтобы тайно снимать видео.

Не стоит путать пинхол-камеру с видеоскопом — специальным объективом, который используют, чтобы осматривать узкие пространства и щели. У видеоскопа объектив тоже вынесен наружу, но скрытую запись таким прибором вести нельзя — устройство слишком громоздкое. Отличить их можно по размеру: диаметр объектива пинхол-камеры чуть больше иголки, а у видеоскопа — около сантиметра.

❌ Камера с пинхол-объективом за 750 Р. Продавец, не стесняясь, пишет, что ее легко установить и спрятать✅ скоп для осмотра щелей и отверстий за 8000 Р. Слишком большой для скрытой съемки

Фотоаппараты без видоискателя. Запрещены камеры, на которых фотограф не видит объекта съемки.

На обычных камерах есть видоискатель или электронный дисплей, а на шпионских устройствах их нет. Вне закона и раритетные фотоаппараты, разработанные специально для спецслужб.

Если вы коллекционируете старые камеры, советую перед покупкой обращать внимание, есть ли у фотоаппарата видоискатель.

Кроме того, запрещены фотоаппараты и видеокамеры, у которых кнопка съемки находится отдельно от корпуса, в котором установлен объектив.

Например, советским фотоаппаратом «Зенит-мф-1» можно фотографировать, спрятав кнопку затвора в карман, — это шпионское устройство.Посадят и за устройства, которые умеют снимать в темноте.

Если в описании камеры указано, что она может работать при освещенности 0,01 люкса или меньше, покупать ее не стоит.

GPS- или GSM-трекеры посылают пользователю сигнал о своем местонахождении. Благодаря такому гаджету можно защитить автомобиль от угона, следить за домашним животным или ребенком. Сам по себе трекер не запрещен, но иногда его могут признать шпионским оборудованием. Например, на некоторых моделях можно дистанционно включать режим прослушивания — фактически они работают как жучки.

Через год после этого Верховный суд разъяснил: покупка шпионских гаджетов для слежки за животными законом не запрещена. Проблема в том, что покупателю маячка надо будет доказать, что он приобретал его для слежки за теленком, а не за своей женой.

Трекеры могут быть замаскированы под безобидные предметы или просто не иметь опознавательных знаков. У легальных устройств на корпусе есть надписи или символы, по которым сразу должно быть понятно: это GPS-трекер.

Березовский районный суд Свердловской области оштрафовал на 10 000 Р мужчину, купившего GSM-трекер, на котором не было никаких специальных меток.

Я хотел купить такой же, чтобы поставить на велосипед на случай угона. В итоге решил не рисковать и приобрел сертифицированный — предназначенный для слежения за домашними животными.

На таком трекере есть специальные обозначения, но и его можно незаметно вмонтировать в велосипед.

❌ GSM-трекер V6+ за 1800 Р — признан судом средством для нелегального получения информации✅ Трекер GlobalSat TR-203B за 11 000 Р. На трекере нарисован значок передачи сигнала. Внесен в реестр нотификаций

Средства шифрования — это оборудование, которое умеет передавать информацию, закрытую от посторонних ключом. Например, с одного мобильника на другой можно перекинуть файл через блютус. Чтобы файл не получил посторонний человек, доступ к сети можно скрыть паролем.

У нас еще море огненных статей про экономию, покупки за рубежом и права потребителей. Не пропустите!

Устройства с вайфаем фактически являются средствами шифрования.

Даже в домашней вайфай-сети есть как минимум два прибора, которые обмениваются информацией: роутер, преобразующий данные в радиоволны, и расшифровывающий такие волны приемник (например, ноутбук).

Сеть зашифрована паролем, который вы можете поменять в любой момент. Правда, при необходимости сотрудники ФСБ без проблем все расшифруют. Поэтому и роутер, и ноутбук — разрешенное шифровальное оборудование.

Кроме того, запрещены так называемые криптофоны — мобильники с функцией защиты от прослушки. Например, смартфоны Блэкбери, а также российские криптофоны, которые выпускаются под брендом «Тайгафон».

❌ Тайгафон — российский криптофон, которого нет в свободной продаже. Предназначен для армии и спецслужб

Игровые приставки с выходом в интернет. Хотя шифрование данных у приставки с вайфаем — не основная функция, ее тоже могут признать запрещенным устройством. В 2017 году таможенники в Сургуте конфисковали Сони-плейстейшн-4.

Майнеры — оборудование для добычи криптовалюты, например биткоинов. Такие устройства попадают под определение «машины вычислительные и их части, имеющие функции шифрования (криптографии)», и ввозить в Россию многие модели нельзя. С 2017 года ФСБ выдает разрешения на отдельные модели майнеров криптовалют — список можно найти в реестре нотификаций.

Если посмотреть судебную практику, то окажется, что почти всегда преступления, связанные с покупкой шпионских устройств, раскрывают по похожему сценарию. Человек заказывает товар за границей через интернет, а потом на таможне или на почте обнаруживают, что это запрещенная вещь. Когда покупатель приходит за посылкой, его уже ждут сотрудники ФСБ.

Еще бывает, что оперативники просматривают объявления на сайтах вроде «Авито», делают проверочную закупку и задерживают продавца при передаче товара. Так ловят тех, кто занимается сбытом запрещенных товаров.

Сами полицейские или сотрудники ФСБ дать объявление о продаже, скажем, скрытой камеры не могут. Это уже провокация, а по закону «Об оперативно-розыскной деятельности» подталкивать граждан к совершению преступлений запрещено. Поэтому покупать такие гаджеты на российских досках объявлений в принципе безопасно. Правда, при условии, что их вам не будут пересылать почтой.

  1. Если устройство свободно продается в российских магазинах — значит, оно разрешено и его можно заказать и за границей.
  2. Китайские сертификаты соответствия, которые выкладывают продавцы на «Алиэкспрессе», в России недействительны.
  3. Покупать и продавать диктофоны, видеокамеры и GPS- или GSM-трекеры без опознавательных знаков и замаскированные под другие предметы нельзя.
  4. Безопаснее покупать на «Авито», но товар придется забирать лично.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/antiali/

138.1. Осторожно, скрытая камера

Являются ли смарт часы с камерой шпионским оборудованием?

Домохозяйка из Калининграда Светлана Юшина после рождения второго сына создала «ВКонтакте» группу для совместных закупок товаров из Китая: одежда и обувь для детей и взрослых, детские игрушки, гаджеты.

В конце января 2012 года к ней обратился некий Николай и попросил заказать ему часы с множеством функций: с подсветкой, водонепроницаемые, с видеокамерой и фотоаппаратом. Через месяц получил и заказал еще одни — мол, те были в подарок, а эти для себя. За третьими Николай явился с коллегами, оперативниками отдела «К».

Юшиной предъявили обвинение по статье 138.1 УК (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). Максимальный срок — четыре года.

Следствие длилось полгода, но адвокату Юшиной Николаю Дудареву удалось добиться его прекращения до суда по статье 75 УК — суд признал, что впервые обвиненная в уголовном преступлении небольшой тяжести женщина, которая в тот момент ждала третьего ребенка, не представляет общественной опасности.

Пенсионеру из Чувашии Николаю Смирнову повезло меньше: был и суд и приговор — штраф в размере 10 тысяч рублей за приобретение в китайском интернет-магазине очков со встроенной камерой, с помощью которых 66-летний житель Новочебоксарска собирался снимать внуков. Причем посылку с очками Смирнов даже не получил: ее задержали на таможне. Получил сразу повестку к следователю — и обвинение по статье 138.1 через статью 30 УК: покушение на приобретение специального технического средства.

«Это называется контролируемая поставка: посылку “ведут” с момента ее прихода на таможню, человек приходит на почту и его там задерживают», — поясняет адвокат Дмитрий Динзе.

32-летнего фотографа из Новочеркасска Евгения Матвиенко приговорили к году условно за попытку приобретения ручки со встроенной видеокамерой.

Товар до адресата не дошел, Матвиенко успел даже получить обратно свои деньги и забыть про заказ.

Но через пять месяцев его вызвали на почту, где в присутствии оперативников продемонстрировали ту самую ручку, и фотограф стал фигурантом уголовного дела. Матвиенко согласился признать вину, дело рассмотрели в особом порядке.

Технари из ФСБ

Закон, выделивший «незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» в отдельную статью, был принят в декабре 2011 года.

Впрочем, новостью для правоприменителя норма не стала: до этого в Уголовном кодексе действовала часть 3 статьи 138, которая предусматривала ответственность за те же самые действия.

Выделив незаконный оборот специальных техсредств в отдельную статью, законодатели ужесточили максимальное наказание с 3 лет до 4 лет лишения свободы и добавили возможность назначать обязательные и принудительные работы.

Главный вопрос, который стоит при применении статьи 138.1 УК, — что считать «специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации» (СТС для НПИ). Перечня таких устройств, закрепленного отдельным законодательным актом, не существует.

На практике эксперты (экспертизы по таким делам проводят институты ФСБ), а также следователи и суды опираются на два документа: Постановление правительства от 10 марта 2002 года № 214 — оно регламентирует ввоз и вывоз таких устройств в страну и из страны, а также Постановление правительства от 12 апреля 2012 № 287 — в нем идет речь о лицензировании деятельности по разработке, приобретению и продаже таких средств.

Если руководствоваться постановлением 2012 года, то под запрет к свободной покупке и продаже попадают вообще все средства, позволяющие вести запись или просто наблюдать «негласно» — чтобы продавать или пользоваться такими устройствами законно, необходимо сначала получить лицензию в органах ФСБ.

В постановлении 2002 года перечислены признаки устройств, позволяющие хотя бы немного сузить этот круг: под запрет попадают любые камеры, «закамуфлированные под бытовые предметы», камеры с вынесенным значком входа типа Pin-hole, работающие при низкой освещенности или работающие от пульта дистанционного управления.

Причем достаточно того, чтобы устройство обладало хотя бы одним из этих признаков.

«Конкретного списка, который бы все покрыл, быть не может, потому что постоянно появляются какие-то технические новинки, все в список не включишь. А те признаки, которые есть в документах — устарели.

Под них что угодно попадает, включая телефоны с камерами.

Хорошо что до программного обеспечения еще не добрались, ведь на телефонах с системой Android есть полно программ, позволяющих незаметно, одновременно с использованием других функций, и видео снимать и аудио записывать», — говорит адвокат Динзе.

Будет ли признан тот или иной гаджет спецсредством, зависит от эксперта ФСБ. «Это обычные технари, которые работают в специальных подразделениях ФСБ как раз с такой техникой. То есть по сути — случайные люди, не какие-то специально подготовленные эксперты.

И качество экспертизы может очень сильно отличаться и зависеть от личности человека, который ее пишет: какой у него опыт, насколько допотопной техникой пользуются в его службе, в каких он отношениях с теми сотрудниками правоохранительных органов, для которых ее делает», — перечисляет юрист.

Запретить ножи и топоры

Еще до выделения незаконного оборота специальных технических средств в отдельную статью конституционность части 3 статьи 138 УК обжаловали шесть человек, осужденных за сбыт и изготовление таких приборов.

Среди них был житель Архангельска Алексей Трубин, который получил 1,5 года условно за то, что собрал по схеме из журнала «Радио» микрофон, который вмонтировал в футляр от губной помады и использовал дома, в том числе как радионяню для сына.

Конституционный суд признал норму соответствующей основному закону, сославшись на неприкосновенность частной жизни, которую может нарушить использование подобных приборов.

Заявители и их адвокат указывали на то, что приобретение или продажа специальных технических средств еще не говорит о том, что они будут использоваться для совершения противоправных деяний: не пытается же законодатель запретить кухонные ножи и топоры, несмотря на статистику бытовых убийств.

КС в постановлении от 31 марта 2011 года напомнил, что, разумеется, в суде должен быть доказан преступный умысел, но избыточной эту норму не посчитал. 

Что касается неопределенности в той части, что считать специальным техническим средством, КС попытался внести ясность, сославшись на закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и то самое постановление № 214 2002 года.

«В частности, это могут быть технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые; обнаружение которых в силу малогабаритности, закамуфлированности или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств; которые обладают техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах; которые функционально предназначены для использования специальными субъектами», — говорится в документе. Теперь защитники обвиняемых по статье 138.1 УК в ходе процесса апеллируют к тому, что устройство должно обладать всеми признаками, перечисленными Конституционным судом, совокупно, а не по отдельности.

В том же определении КС говорится и о недопустимости заводить дела за бытовые фотоаппараты, видеокамеры и радионяни: «Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения».

Рынок контрольных закупок

Жителю Ямало-Ненецкого автономного округа Юрию Метельскому, которого в январе 2013 года приговорили к 120 тысячам рублей штрафа за покупку ручки с видеокамерой, удалось добиться отмены приговора.

Суд апелляционной инстанции сослался как раз на постановление КС и определил ручку Метельского как «многофункциональный прибор», а не спецсредство: «Предмет преступления по данному делу — это авторучка с видеорегистратором.

Фактически, речь идет о многофункциональном приборе, специально не предназначенным для негласного получения информации, а для фиксации информации разными способами. Так, изъятый комплект технического изделия помещен в корпус действующей авторучки.

Таким образом, в данном случае речь идет о бытовом приборе, который может быть использован для письменной, акустической и визуальной регистрации информации, то есть речь следует вести не о закамуфлированном устройстве, а об устройстве целевого назначения».

На ручке, которую Метельский заказал в интернете и получил на почте уже в присутствии оперативников, объектив видно невооруженным глазом, а при записи горит значок индикатора, указал суд ЯНАО. Покупателя ручки, который собирался с ее помощью «разыгрывать приятелей», оправдали и признали за ним право на реабилитацию.

Метельского оправдали в 2013 году и его случай не вошел в статистику обвинительных приговоров, которых в том году было вынесено 152. Все осужденные были приговорены к штрафам: от 5 тысяч до 500 тысяч рублей.

Согласно статистике судебного департамента, в 2014 году по статье 138.1 УК было осуждено 212 человек. Трое из них были приговорены к лишению свободы на сроки до года, четверо — к штрафам более 100 тысяч рублей. Более ста человек оштрафовали на суммы от 5 тысяч до 100 тысяч рублей.

В 2015 году число обвиняемых по статье 138.

1 УК идет на десятки: предприниматель из Чувашии продавал «шпионские часы» с фотоаппаратом, 20-летний житель Георгиевска Ставропольского края обвиняется в продаже флешек, ревнивого мужа из города Канаш (тоже Чувашия) будут судить за купленную для слежки за женой ручку с камерой, жителя Уссурийска — за брелок автосигнализации с возможностью записи. Во многих из этих дел, как и в случае с калиниградской домохозяйкой Юшиной, обвинение строится на результатах так называемой проверочной закупки — покупателем выступает оперативник.

«Это обычная практика: прийти на радиорынок, поинтересоваться новинками, купить гаджет — и дело готово. Для возбуждения достаточно одного эпизода покупки одной единицы товара», — рассказал адвокат Динзе. По его словам, статью 138.

1 УК не используют в борьбе со шпионажем и раскрытием государственных секретов: «Не припомню, чтобы кому-то из обвиняемых в шпионаже дополнительно вменяли эту статью, она скорее для обычных людей.

Честно говоря, это очередной дурацкий запрет, который мог якобы защитить от промышленного шпионажа, а по факту превратился в поимку торговцев китайскими ручками».

Юрист отмечает, что на практике к уголовной ответственности чаще привлекают продавцов и покупателей именно фиксирующих устройств — записывающих аудио и видео: очков, борсеток и рюкзаков с камерами внутри, ручек.

«При этом я ни разу не слышал, чтобы привлекали за глушилки, подавители сигнала сотовой связи, устройства, блокирующие запись и выдающие вместо нее шум при попытке записать телефонные переговоры. Почему — не знаю».

Источник: https://zona.media/article/2015/04/06/codex-138-1

В россии сажают за покупку умных гаджетов. как избежать уголовного дела

Являются ли смарт часы с камерой шпионским оборудованием?

Артём Лаптев, создатель сервиса доставки еды «ВкусLab», летом 2017 года купил на AliExpress несколько GPS-трекеров для своих сотрудников.

Датчики должны были отслеживать положение курьеров и отправлять данные заказчику, так же как это делают телефоны водителей служб такси. Лаптев купил трекеры по 500 рублей за штуку, в России точно такие же устройства стоили бы 7000 рублей каждое.

19 апреля 2018 года ему пришла повестка из Коптевского отдела Следственного комитета. Посылку Лаптева тормознули на таможне, там в трекерах нашли встроенные микрофоны.

Следователи заподозрили, что устройства предназначены для негласного получения информации, и их покупка может квалифицироваться как преступление по 138.1 статье, максимальное наказание — четыре года лишения свободы. Сейчас в отношении Лаптева идёт доследственная проверка.

По данным «Коммерсанта», в 2017 году 254 человека были осуждены по статье 138.1. В основном это частные лица, которые купили в заграничном магазине что-то для личного пользования.

Хорошо известен случай блогера Руслана Соколовского, которого суд приговорил к трём годам условно за оскорбление чувств верующих и хранение шпионской ручки. Владимиру Путину на пресс-конференции рассказывали о деле курганского пастуха, который купил запретный GPS-трекер своей корове.

Путин пообещал разобраться, и после этого дело против пастуха прекратили. «Секрет» вспомнил ещё несколько абсурдных случаев, связанных со злополучной статьёй.

В 2013 году пенсионер Николай Смирнов был осуждён за использование очков со встроенной камерой и микрофоном. Он купил устройство 30 ноября 2012 года в китайском интернет-магазине.

Очки были изъяты таможней, а пенсионера вызвали на допрос.

«Внуки на камеру любят позировать, вот я и хотел сделать запись, как они себя естественно в жизни ведут, чтобы им же потом и передать», — объяснял Смирнов, но следствие всё же возбудило дело.

Суд вынес приговор 30 мая 2013 года. Согласно вердикту, Смирнов осознавал «общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий и желая этого». Пенсионер признал вину и сотрудничал со следствием, поэтому ему назначили штраф 10 000 рублей.

Весной 2015 года Рудничный районный суд города Кемерово приговорил к шести месяцам лишения свободы местного 36-летнего парикмахера, который купил в китайском интернет-магазине часы со встроенной видеокамерой.

Он собирался снимать процесс создания причёсок, но воспользоваться часами не сумел — их задержали на границе, отправили на экспертизу в Следственный комитет, который решил, что техническое устройство запрещено к обороту в России.

Практически одновременно в Чебоксарах было возбуждено дело против мужчины, который тоже купил умные часы в Китае, не зная, что их могут счесть шпионским оборудованием. В 2014 году жителю Сургута пришлось оправдываться в суде за покупку копии часов Samsung Galaxy Gear.

Такие часы можно было купить в России, более того, оригинальные Samsung Galaxy Gear видели на руке премьера Дмитрия Медведева.

Обсуждения разных моделей умных часов в контексте возможных проблем с законом можно найти на многих форумах и в соцсетях — в основном пользователи советуют друг другу покупать устройства в России несмотря на то, что здесь они в несколько раз дороже.

В самом начале прошлого рыболовного сезона, 31 мая 2017 года, городской суд Кургана приговорил 52-летнего Владимира Тактаева к восьми месяцам ограничения свободы. Тактаеву запретили выезжать за пределы города, а значит, лишили возможности рыбачить.

Дело в том, что Тактаев в 2015 году купил на AliExpress очки с встроенной камерой, покупка без проблем была ему доставлена. Мужчина пользовался устройством до осени 2016 года (снимал видео для своего блога на , в котором рассказывал о ловле карпов и байдарочных походах), а затем решил его продать.

Объявление увидел оперативник ФСБ, и вскоре мужчину задержали.

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» был принят в 1995 году. С его помощью предполагалось регулировать оборот «технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

Пять лет спустя вышло постановление правительства, регулирующее ввоз и вывоз устройств со скрытыми функциями записи и съёмки.

В 2002 году появилось еще одно постановление, определившее правила лицензирования гаджетов, и только в 2011-м была установлена уголовная ответственность за незаконное (то есть нелицензированное) производство, приобретение и сбыт таких средств и принята статья 138.1 УК РФ.

Ещё до того, как статья получила нынешний вид, приговоры уже выносились.

В 2008 году Алексей Трубин из Архангельска получил полтора года условного срока за то, что сделал самодельную радионяню из микрофона и футляра от губной помады.

Прибор, признанный судом спецсредством, был сделан по схеме из журнала «Радио». Трубину не удалось обжаловать приговор, и он стал активистом и борцом за права осуждённых по статье 138.1.

Адвокат Павел Домкин считает, что проблема не в статье, а в её трактовке. Правоохранительные органы рассматривают любые предметы, имеющие закамуфлированные функции записи или передачи сигналов, как шпионские устройства.

Защита обвинённого по статье 138.1 должна доказать, что радионяня, ручка или часы с функцией аудиозаписи — не спецсредство.

Первым делом нужно обратиться к списку видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию, который был утверждён постановлением правительства РФ от 10 марта 2000 года.

Этот список содержит описание оборудования, которое может считаться шпионским. «Однако для защиты очень важен один момент — знал ли обвиняемый о том, что купленная им в интернете аппаратура обладает этими свойствами.

Если вещь куплена на иностранном сайте, очень важно, описаны ли эти свойства на сайте интернет-магазина. Если там нет описания таких деталей, это указывает на то, что, покупая вещь, обвиняемый не знал о её действительных шпионских свойствах», — пишет адвокат Яков Пушкарёв.

Доказательством того, что покупатель не знал о шпионских свойствах, также может быть техническая документация, если в ней не указаны закамуфлированные функции. Если в России устройство можно легко купить, это тоже может послужить в суде доказательством того, что гаджет не шпионский.

После того как Владимиру Путину рассказали о курганском пастухе, статью 138.1 решили доработать. Прокуратура начала проверки старых дел, депутаты задумались об изменении формулировок закона. Но, скорее всего, пока Верховный суд РФ не вынесет отдельного постановления по вопросу применения статьи 138.1 УК РФ, на практике будет продолжаться полная неразбериха.

Самые важные новости и лучшие тексты — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Фотография на обложке: Jason Reed / Reuters

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе

Источник: https://secretmag.ru/trends/whatsup/rossiyan-sudyat-za-pokupku-umnykh-gadzhetov-kak-izbezhat-nakazaniya-po-state-138-1.htm

Жилищный вопрос
Добавить комментарий