Является ли заявление о взыскании неустойки за неисполнение судебного решения исковым?

Взыскание денежных средств с администрации — Audit-it.ru

Является ли заявление о взыскании неустойки за неисполнение судебного решения   исковым?

Дурново Д. В., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Недавно Верховный Суд подтвердил, что организация вправе требовать взыскания денежных средств с администрации, которую суд обязал принять решение о предоставлении земельного участка для строительства, однако оно не было исполнено.

Какие нормы закона позволяют заставить ответчика исполнять судебное решение путем взыскания денег? В каких еще случаях применяются эти нормы?

Администрацию, не желающую исполнять свои обязанности (предоставить участок для строительства), можно наказать рублем

Администрация на основании заявления организации о предоставлении земельного участка для строительства не приняла в установленные законом сроки решение о предоставлении участка.

Организация обратилась в суд и выиграла дело. Суд признал бездействие незаконным и обязал администрацию принять решение о предоставлении участка путем издания соответствующего постановления в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу.

В связи с неисполнением судебного акта организация вновь обратилась в суд, требуя взыскать с администрации 1 млн руб. за истекший период, а также по 10 тыс. руб. за каждый день начиная с момента подачи данного иска.

Судьи согласились с организацией в следующем:

  • в силу ст. 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан;
  • в случае неисполнения судебного акта, обязывающего ответчика совершить определенные действия, арбитражный суд в соответствии с ч. 4 ст. 174 АПК РФ (действует с 04.08.2018) по требованию истца вправе присудить в его пользу денежную сумму, подлежащую взысканию с ответчика.

Арбитры удовлетворили заявление общества о присуждении в его пользу с администрации денежной суммы за неисполнение судебного акта. При этом было отмечено:

  • целью взыскания с ответчика в пользу истца денежной суммы в случае неисполнения судебного акта не является восстановление имущественного положения истца в связи с неисполнением судебного акта об обязании ответчика совершить определенные действия;
  • решение о взыскании денег направлено на стимулирование должника к совершению необходимых действий;
  • указанная сумма не может быть взыскана за период, предшествовавший рассмотрению соответствующего заявления.

Иными словами, взыскиваемая сумма не является компенсацией убытков организации, возникших из-за несвоевременного принятия администрацией решения, а лишь должна стимулировать администрацию исполнить соответствующие обязанности.

В результате администрацию обязали уплатить по 100 руб. за каждый день неисполнения решения суда начиная со дня рассмотрения данного иска.

Судья ВС РФ отказал администрации в передаче дела на пересмотр, согласившись с мнением нижестоящих судов (Определение от 26.07.2019 № 307-ЭС17-18920 по делу № А56-49742/2016).

Рассмотренный случай в очередной раз подтверждает, что действующее законодательство позволяет взыскателю требовать компенсации за период ожидания в связи с неисполнением судебного акта. В данном случае этим правом воспользовалась организация, ожидающая принятия решения о предоставлении земельного участка для строительства.

Приведем другие примеры.

Техзаказчика мотивировали суммой 10 тыс. руб. в день

Из Постановления АС УО от 21.03.

2019 № Ф09-956/19 по делу № А60-40277/2018 видно, что в связи с отказом технического заказчика передать документы, необходимые для ввода МКД в эксплуатацию (проектную и исполнительную документацию, заключение органа государственного строительного надзора о соответствии построенного, реконструированного объекта капитального строительства требованиям технических регламентов и проектной документации, сведения об адресе, присвоенном объекту недвижимости, и др), в суд был подан иск об обязании передать документацию, а также в случае неисполнения решения суда – уплачивать денежные средства в размере 10 тыс. руб. за каждый день неисполнения судебного акта.

Арбитры решили, что спорные документы подлежат передаче в течение пяти дней с момента вступления в законную силу судебного акта.

Кроме того, было отмечено: принимая во внимание необходимость скорейшего обеспечения ввода объектов жилого фонда в эксплуатацию, социальную значимость спора (правовая неопределенность в отношении свыше 800 квартир в указанных выше многоквартирных домах, в которых фактически проживают граждане, приобретшие квартиры за счет своих личных и/или кредитных средств), длительное неисполнение ответчиком требований о передаче документации, взыскание с ответчика судебной неустойки в размере 10 тыс. руб. за каждый день неисполнения судебного акта соответствует принципам разумности и баланса интересов сторон, а также является достаточным для того, чтобы исполнение судебного акта для ответчика являлось более выгодным, чем его неисполнение.

Плата за несоблюдение срока предоставления нового обеспечения по контракту

Судебная неустойка может быть взыскана с подрядчика (поставщика, исполнителя), который своевременно не предоставил государственному (муниципальному) заказчику новое обеспечение исполнения контракта.

В частности, в деле № А56-79966/2015 федеральное государственное бюджетное учреждение обратилось в арбитражный суд с иском к ООО об обязании в течение десяти банковских дней с момента вступления решения в законную силу предоставить иное (новое) надлежащее обеспечение исполнения государственного контракта на строительство здания: передать учреждению в залог денежные средства, в том числе в форме вклада (депозита), либо предоставить оригинал безотзывной банковской гарантии, соответствующей требованиям Закона о контрактной системе в сфере закупок.

Судьи назначили судебную неустойку в размере 300 тыс. руб. за первый месяц просрочки и в размере 100 тыс. руб. за каждый последующий месяц неисполнения решения суда (см. Постановление АС СЗО от 16.07.2019 № Ф07-6938/2019).

Поставить на счетчик можно бывшего директора, отказавшегося передать документы общества

Учредители расторгли контракт с генеральным директором. Он всячески затягивал передачу бухгалтерских и кадровых документов и имущества организации (моноблок, смартфон).

Организация обратилась в суд, требуя обязать бывшего директора:

  • передать документы и имущество в течение десяти дней с момента вступления решения суда в законную силу;
  • уплатить обществу судебную неустойку в размере 15 тыс. руб. за каждый день просрочки исполнения решения суда.

Обратите внимание: арбитры сослались на п. 28, 31 и 32 Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», согласно которым на основании п. 1 ст. 308.

3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (судебная неустойка).

Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в дальнейшем при его исполнении в рамках исполнительного производства.

В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

Арбитры отметили: денежные средства, присуждаемые истцу на случай неисполнения судебного акта, определяются судом в твердой денежной сумме, взыскиваемой единовременно, либо в денежной сумме, начисляемой периодически; также возможно установление прогрессивной шкалы (например, за первую неделю неисполнения одна сумма, за вторую – сумма в большем размере и т.д.).

Иск был удовлетворен частично: у ответчика были истребованы документы и имущество, в случае неисполнения решения суда в пользу организации присуждена судебная неустойка в сумме 1,5 тыс. руб. за каждый день, включая день фактического его исполнения.

Бывший руководитель пытался оспорить размер неустойки, но окружной суд согласился с мнением нижестоящих судов (Постановление АС ВВО от 23.04.2019 № Ф01-1267/2019 по делу № А79-6151/2018).

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/995951.html

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 сентября 2018 г. N 37-КГ18-4 Суд отменил апелляционное определение и направил дело о возложении обязанности привести инженерные сети в соответствие с проектной документацией на новое апелляционное рассмотрение, поскольку судом нижестоящей инстанции не было учтено, что предметом рассмотрения являлась возможность присуждения судебной неустойки за неисполнение вступившего в законную силу решения суда

Является ли заявление о взыскании неустойки за неисполнение судебного решения   исковым?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Гетман Е.С.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Одереева Михаила Александровича, Закусилова Сергея Николаевича, Корчевого Александра Александровича, Морозова Андрея Александровича, Новиковой Тамары Петровны и Шекшуева Василия Васильевича к обществу с ограниченной ответственностью “Долина”, УЭСК “Ново-Образцово” и обществу с ограниченной ответственностью “Аграрная инвестиционная компания” о возложении обязанности привести инженерные сети в соответствие с проектной документацией, признании условий соглашений недействительными и взыскании денежных средств за нарушение обязательств

по кассационной жалобе Одереева М.А., Закусилова С.Н., Корчевого А.А., Морозова А.А., Новиковой Т.П. и Шекшуева В.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 10 мая 2017 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., установила:

Одереев М.А., Закусилов С.Н., Корневой А.А., Морозов А.А., Новикова Т.П., Шекшуев В.В. обратились с иском к ООО “Долина”, УЭСК “НовоОбразцово”, ООО “Аграрная инвестиционная компания” о возложении обязанности привести инженерные сети в соответствие с проектной документацией, признании условий соглашений недействительными и взыскании денежных средств за нарушение обязательств.

Мотивируя свои требования тем, что они являются собственниками земельных участков, с разрешенным видом использования: для жилищного строительства, расположенных на территории д. Образцово Орловского района Орловской области.

Строительство индивидуальных жилых домов и коммуникаций на территории Образцовского сельского поселения Орловского района осуществляет ООО “Долина”.

Постановлением главы администрации Образцовского сельского поселения Орловского района по заказу ООО “Долина” утвержден проект планировки застройки вышеназванной территории, которому присвоено наименование “НовоОбразцово”.

Ссылаясь на заключение в 2010-2012 гг.

с застройщиком договоров по строительству инженерных сетей, дорог и ненадлежащее исполнение с его стороны обязательств, истцы просили обязать ООО “Долина” выполнить обязательства в микрорайоне “Ново-Образцово” в соответствии с заключенными договорами и проектом объекта капитального строительства “Инженерные сети первой очереди застройки микрорайона “НовоОбразцово” (водопровод, газопровод, водозаборный узел, примыкание дорог, линия электропередач ВЛ-0,4)”, в трехмесячный срок со дня вступления решения в законную силу создать в микрорайоне инженерные сети в соответствии с указанным проектом.

Кроме того, просили признать дополнительные соглашения о расторжении договора на подключение к сети водопровода и инженерным сетям, заключенные между Одереевым М.А. и ООО “Долина” 19 декабря 2012 г., между Морозовым и ООО “Долина” А.А.

(без номера и даты) недействительными по мотиву заблуждения. Взыскать с ответчика в пользу каждого из истцов неустойку в размере 98 000 руб.

за несвоевременное исполнение обязательств, компенсацию морального вреда в размере, определенном судом, и штраф на основании Закона “О защите прав потребителей”.

Решением Советского районного суда г. Орла от 25 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 27 октября 2016 г.

решение суда первой инстанции отменено, исковые требования удовлетворены в части: на ООО “Долина” возложена обязанность привести инженерные сети первой очереди застройки микрорайона “Ново-Образцово” д.

 Образцово Орловского района Орловской области (водопровод, водозаборный узел, автомобильная дорога) в соответствие с требованиями нормативной документации, СНиП, законодательства и проектной документации, прошедшей государственную экспертизу на данный объект.

С ООО “Долина” в пользу каждого из истцов взыскана неустойка в размере 10 000 руб., компенсация морального вреда в размере 5 000 руб., штраф в размере 7 500 руб. С ООО “Долина в доход муниципального образования взыскана государственная пошлина, в пользу экспертного учреждения – расходы в счет оплаты за проведение строительно-технической экспертизы.

В декабре 2016 года в отношении должника возбуждены исполнительные производства для принудительного исполнения вышеприведенного решения суда.

16 декабря 2016 г. ООО “Долина” обратилось с заявлением об отсрочке исполнения решения суда до 31 августа 2017 г. в части возложения обязанности по совершению определенных действий, ссылаясь на невозможность исполнения судебного акта ранее указанного срока.

Определением Советского районного суда г. Орла от 16 января 2017 г. заявителю в предоставлении отсрочки отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 15 марта 2017 г. определение суда первой инстанции отменено, должнику предоставлена отсрочка исполнения вступившего в законную силу решения суда в части возложения на ответчика обязанности по совершению определенных действий на срок до 31 августа 2017 г.

2 декабря 2016 г. истцы обратились с заявлением о присуждении судебной неустойки на основании пункта 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации в целях побуждения должника к своевременному исполнению судебного акта.

Определением Советского районного суда г. Орла от 20 марта 2017 г. с ООО “Долина” взыскана судебная неустойка в размере 5 000 руб. ежемесячно в пользу каждого из истцов, начиная с момента вступления данного определения в законную силу и до момента фактического исполнения судебного акта.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 10 мая 2017 г. указанное определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявления истцов о взыскании судебной неустойки отказано.

В кассационной жалобе заявители просят отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 10 мая 2017 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 6 августа 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Отказывая в удовлетворении требований истцов о присуждении в их пользу судебной неустойки, суд апелляционной инстанции исходил из того, что данная мера ответственности не может быть применена, поскольку правоотношения сторон вытекают из договоров, заключенных в 2010-2012 гг., на момент заключения которых такая мера ответственности за неисполнение судебного акта, предусмотренная статьей 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации, не была введена.

В обоснование своей позиции суд апелляционной инстанции также сослался на положения пунктов 82, 83 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемый судебный акт принят с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (введенной в действие Федеральным законом N 42-ФЗ с 1 июня 2015 г.

) в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Пунктами 1 и 2 статьи 2 Федерального закона от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ “О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон N 42-ФЗ) предусмотрено, что указанный федеральный закон вступает в силу с 1 июня 2015 г.

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего федерального закона.

По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего федерального закона, положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Согласно пунктам 82 и 83 вышеприведенного постановления Пленума положения Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 8 марта 2015 г.

N 42-ФЗ применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления его в силу, если иное не предусмотрено статьей 2 Закона N 42-ФЗ.

По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу Закона N 42-ФЗ, положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной редакции применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления Закона N 42-ФЗ в силу (1 июня 2015 г.).

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной Законом N 42-ФЗ редакции, не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 г.).

При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом сложившейся практики ее применения (пункт 2 статьи 4, абзац второй пункта 4 статьи 421, пункт 2 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд апелляционной инстанции, применяя вышеизложенное положение закона и акта его толкования, не учел, что предметом рассмотрения являлась возможность присуждения судебной неустойки не за неисполнение договора, а на случай неисполнения публично-правового акта – вступившего в законную силу решения суда, которое согласно части 2 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Частью 3 этой же статьи предусмотрено, что неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Таким образом, если решение суда, согласно которому на должника судом возложена обязанность исполнения какого-либо обязательства в натуре, исполняется после 1 июня 2015 г.

, то по заявлению кредитора на случай неисполнения указанного судебного решения может быть присуждена в его пользу денежная сумма в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 308.

3 Гражданского кодекса Российской Федерации, и после названной даты независимо от того, когда был постановлен судебный акт.

Выводы суда апелляционной инстанции основаны на ошибочном толковании норм материального права, что привело к ошибке существенного характера, вследствие чего апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 10 мая 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Гетман Е.С.

Верховный Суд указал на ошибочность отказа во взыскании судебной неустойки.

В деле рассматривалось ее присуждение не за неисполнение договора, а за неисполнение вступившего в силу судебного решения.

Если постановление, которое обязывает должника исполнить какое-либо обязательство в натуре, исполняется после 1 июня 2015 г., то судебная неустойка за его неисполнение может быть присуждена кредитору и после этой даты независимо от даты постановления.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71967826/

Суд посчитал астрент самостоятельным исковым требованием

Является ли заявление о взыскании неустойки за неисполнение судебного решения   исковым?

Коллеги, добрый день!

Я столкнулся с одним процессуальным вопросом, который привлёк моё внимание.

Прошу Вас помочь разобраться и высказать своё мнение. Сразу отмечу, что если у кого-то есть практика против моей позиции, буду благодарен за её опубликование.

Суть проблемы:

Арбитражный суд оставил без движения иск с включённым в него требованием о присуждении «астрента». Мотив суда  – требование об «астренте» является самостоятельным неимущественным требованием и за его рассмотрение подлежит уплате госпошлина в размере 6000 руб.

В частности проблема в том, что для истца это лишний месяц ожидания + необходимость уплаты дополнительных денег, пусть и небольших. А в глобальном смысле, проблема в неправильном понимании судом природы требований об «астренте».

Я лично с подходом суда не согласен, поскольку считаю, что требование об «астренте» не является самостоятельным исковым требованием неимущественного характера.  Такое требование направленно на изменение порядка исполнения решения суда в форме назначения санкции на случай его неисполнения в срок.

Подробнее о деле:

В конце 2015 года мы обратились в Арбитражный суд с исковым заявлением о признании незаконным использования фирменного наименования и возложении на ответчика обязанности прекратить соответствующие нарушения путём совершения определённых действий (неимущественное требование).

Наряду с основным исковым требованием (о запрете использования фирменного наименования) в просительной части иска было указано требование о присуждении в пользу истца компенсации на случай неисполнения ответчиком судебного акта, а именно:

«присудить в пользу истца на случай неисполнения судебного акта в установленный срок денежную сумму, исчисляемую в следующем размере и порядке: 10000 руб. за первую неделю неисполнения судебного акта в установленный срок с последующим увеличением суммы за каждую последующую неделю неисполнения на 5000 руб., т.н. за вторую неделю 15000 руб., за третью – 20000 руб. и тд».

При подаче иска была уплачена госпошлина в размере 6000 рублей за рассмотрения одного неимущественного требования (о запрете использования фирменного наименования).

Суд оставил иск без движения, мотивировав своё решение тем, что «требование об астренте», включённое в тест искового заявления, следует расценивать как самостоятельное требование.

И, соответственно, мотивировка суда:

«В силу статьи 103 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при условии невозможности определения суммы исковых требований в данной части, необходимо его квалифицировать как отдельное требование неимущественного характера.

За указанное в пункте № 5 просительной части искового заявления, требование подлежит уплате государственная пошлина статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации в размере 6 000 рублей».

Начал разбираться в этом вопросе.

Сначала вспомнил известное дело о применении «опциона пут» в пользу РОСНАНО (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/735577d6-a352-4661-bd5d-392fc52edf94/A63-9751-2014_20150119_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf), где как раз был применён «астрент» за неисполнение неимущественного требования по выкупу акций.

Судя по тексту решения, истец уплачивал только госпошлину за рассмотрение его основного искового требования (как раз о выкупе акций по опциону), которая и была взыскана с ответчика.

Выборочный анализ судебных актов арбитражных судов за 2015 год (в основном судов 1 и апелляционной инстанций, т.к.

по кассации и надзору релевантных актов я не нашёл) показал, что при присуждении «астрента», заявленного истцами до вынесения решения суда первой инстанции, не было квалифицировано как самостоятельное исковое требование с вытекающей для истца обязанностью по оплате госпошлины.

Конечно, это статистика, но пока что она «ЗА» меня.

Почему судья приняла такое решение? Проблема регулирования «астрента»

Как всем известно, изначально право на существование в России «астрент» получил благодаря Постановлению Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 22.

Как мне кажется, именно в этом документе на сегодняшний день содержится единственное верное положение о природе требования о присуждении «астрента» в условиях действующих процессуальных норм. А именно, в пункте 3 Постановления, где идёт речь о предъявлении такого требования после принятия решения судом:

«Если истец не требовал присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта и, следовательно, суд их не присудил, а судебное решение по существу спора не исполняется, взыскатель вправе обратиться с заявлением в суд, принявший упомянутое решение, о взыскании денежных средств за неисполнение судебного акта. Соответствующие заявления должника и взыскателя рассматриваются судом применительно к правилам, предусмотренным в статье 324 АПК РФ».

Такую же природу, как я полагаю, это требование будет иметь, и при включение его изначально в текст иска, и при подаче соответствующего ходатайства в процессе рассмотрения дела.

Возможно, на первый взгляд, такое заключение идёт в разрез с логикой ст. 324 АПК РФ в части квалификации требований об «астренте», предъявленных до принятия решения суда. Но, повторюсь, в условиях действующих норм АПК РФ – это представляется единственным верным решением.

Тем более что, требуя применить «астрент», истец не претендует на безусловное право получения дополнительных средств, возникающее у него после вступления решения суда в законную силу.

«Астрент» – особое условие о порядке исполнения судебного решения, которое «включается» только тогда, когда ответчик (должник) будет уклоняться от исполнения судебного решения.

То есть санкция «под условием» неисполнения решения в срок.

Здесь стоит отметить, что во Франции и Италии нормы об «астренте» включены именно в Гражданские процессуальные кодексы. При этом «астрент» рассматривается в качестве санкции за неисполнение судебного решения и применяется по заявлению истца или по собственной воле суда в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Это представляется верным решением, поскольку право на компенсацию за неисполняемый в срок судебный акт, как мне кажется, является в первую очередь требованием, вытекающим из процессуальных оснований, а не из материальных, как сами исковые требования.

Однако, российский законодатель, заимствовав французский процессуальный инструмент, не стал включать нормы о нём в процессуальное законодательство, а добавил в ГК РФ статью 308.3:

«В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1)».

Получается проблема в том, что процессуальный институт «астрента» урегулирован в целях его применения в арбитражном процессе на уровне Пленума ВАС РФ и в то же время имеет отражение в ГК РФ со ссылкой на неустойку. Как мне кажется, именно эта проблема регулирования «астрента» может быть причиной неправильного понимания сущности требований о его присуждении.

Возможно, именно отсылка к ст. 308.

3 ГК РФ на норму Кодекса о неустойке смутило судью в моём случае, и она решила квалифицировать требование об «астренте» через призму представлений о неустойке как самостоятельное исковое требование.

Но поскольку посчитать точную сумму сразу не получилось и есть 22 Постановление Пленума ВАС РФ, она решила квалифицировать его как самостоятельное неимущественное требование и потребовать уплаты пошлины.

Получается, что если соглашаться с мнением суда о том, что «астрент» предъявленный в иске – это самостоятельное требование и нужно платить госпошлину, возникают вопросы.

1) Если предъявить то же самое требование в процессе рассмотрения дела, как квалифицирует его суд?

Будет считать его самостоятельным требованием и применит п. 1 ст. 130 АПК РФ (Истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам), потребовав доплаты госпошлины?

Мне кажется вряд ли. Скорее всего, суд сошлётся на п. 3 Постановление Пленума ВАС РФ № 22.

2) А если ходатайство о применении «астрента» поступит в суд после вступления в силу решения?

Вероятно тоже нет. Ведь суд будет обязан применить тот же п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 22. Предполагаю, что суд рассмотрит его по ст. 324 АПК РФ, и никаких вопросов по пошлине не будет.

Проведу небольшую параллель с требованиями о возмещении представительских расходов.

Практически возможно заявить требования о возмещении расходов на услуги юристов, указав их в самом иске. Конечно, это не совсем разумно, но возможно.

Представьте, что вы потребовали возместить расходы, указав на это сразу в иске. А судья оставил такой иск без движения, ссылаясь на необходимость уплаты госпошлины за рассмотрение неимущественного требования. Ваша реакция?

Конечно, институт судебных расходов – это совершенно иное, но сходство в том, что требование о возмещении представительских расходов в рамках дела и требование об «астренте» – особые процессуальные требования, но никак не самостоятельные исковые.

Вывод:

Сейчас глобальной проблемы не существует, но, полагаю, есть разовые случаи неправильного понимания «астрента» судами. Главное, чтобы разовое не стало массовым.

И, вероятно, правильным решением будет включение соответствующей нормы в процессуальное законодательство с последующей корректировкой процессуальных вопросов на практике.

Концепция единого ГПК (пункт 60.6) как раз содержит соответствующее положение:

«В проект Кодекса также должны быть включены правила в отношении применения нового вида санкций в исполнительном производстве, появившихся в судебной практике арбитражных судов в связи с принятием постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 апреля 2014 года N 22 “О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта”, например, пунктом 3 указанного Постановления предусмотрено применение такой меры воздействия на должника, как присуждение денежных средств на случай неисполнения судебного акта (астрент). Ранее такая мера предлагалась для закрепления в исполнительном законодательстве в проекте Исполнительного кодекса РФ (ст. 101 и 102) в 2007 году. За основу положений соответствующего раздела нового Кодекса должны быть взяты статьи 101 и 102 проекта Исполнительного кодекса РФ».

На практике такие «неприятные» определения судов первых инстанции об оставлении исковых заявлений без движения вряд ли кто-то будет обжаловать, исходя, прежде всего, из принципов целесообразности и экономии времени. Это, в частности, относится и к моему случаю.

Поэтому «рабочими» способами корректировки такой практики на текущий момент, может быть только резолюция от вышестоящих судов или повышение квалификации судей.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/sud_poschital_astrent_samostoyatelnym_iskovym_trebovaniem/41316

Жилищный вопрос
Добавить комментарий