Является ли штраф по ст 228 ч 1 уголовным наказаниям и будет ли числиться судимость?

Что грозит за преступление, предусмотренное ст. 228.1 УК РФ, если я не выплатил штраф по предыдущему уголовному делу?

Является ли штраф по ст 228 ч 1 уголовным наказаниям и будет ли числиться судимость?

Что будет, если условный срок уже кончился, а штраф я не выплатил и прошел уже год за ст. 228 ч.1?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день! Согласно ч.ч.1-3 ст.86 Уголовного кодекса, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

Судимость погашается:а) в отношении лиц, условно осужденных, — по истечении испытательного срока;б) в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, — по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;в) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, — по истечении трех лет после отбытия наказания;г) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, — по истечении восьми лет после отбытия наказания;д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, — по истечении десяти лет после отбытия наказанияСогласно ч.1 ст.18 Уголовного кодекса, Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступлениеСогласно ст.68 Уголовного кодекса, При назначении наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений учитываются характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений.Срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса.При любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные статьей 61 настоящего Кодекса, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных статьей 64 настоящего Кодекса, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.Согласно ч.ч.1 и 2 ст.61 Уголовного кодекса, Смягчающими обстоятельствами признаются:а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;б) несовершеннолетие виновного;в) беременность;г) наличие малолетних детей у виновного;д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.Согласно ч.1 ст.228 Уголовного кодекса, Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в значительном размере —наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Таким образом, в данном случае Вы считаетесь судимым за совершение предыдущего преступления, так как Вы еще не исполнили наказание в виде штрафа. Таким образом, новое преступление было совершено в состоянии рецидива, и наказание не может быть меньше 1\3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, которое предусмотрено за данное преступление, то есть 1 года лишения свободы. Однако при наличии смягчающих обстоятельств суд вправе не применять правило назначения наказания при рецидиве и назначить наказание в общем порядке.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов,

управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/chto-grozit-za-prestuplenie-predusmotrennoe-st-228-1-uk-rf-esli-ya-ne-vyplatil-shtraf-po-predydushhemu-ugolovnomu-delu/

Исполнение наказаний, альтернативных лишению свободы

Является ли штраф по ст 228 ч 1 уголовным наказаниям и будет ли числиться судимость?

          В Забайкальском УФСИНе известие о том, что законопроект уже готов и вот-вот поступит в Государственную Думу, восприняли с двояким чувством. С одной стороны, понятно, что документ своевременный и справедливый.

А с другой, отмечают в ведомстве, есть опасения, что с исполнением наказания в виде исправработ (которые в новом УК получат, видимо, наибольшую популярность. — Авт.) в нашем регионе могут возникнуть большие сложности.             То, что поправки в отечественный УК на этот раз окажутся не косметическими, а капитальными, нет сомнений.

Согласно законопроекту, который на прошлой неделе публично обсуждали коллеги из “Российской газеты”, 68 статей Кодекса останутся вовсе без нижнего порога. То есть, если раньше судья могла отправить осужденного в колонию на срок от двух до восьми лет, то теперь минимальных двух лет просто не будет.

А значит, наказать преступника разрешат и, допустим, всего годом неволи. Либо — назначением ему исправительных работ. Тем более, что такой санкцией в законопроекте дополнены 12 новых статей. 

           Работать готовы, да негде 

           Трудотерапия — штука, конечно, хорошая. Только в региональном Управлении службы исполнения наказаний добавляют: было бы еще где трудиться. Краевой УФСИН и конкретно уголовно-исполнительные инспекции не первый год пытаются организовать “полезный досуг” всем приговоренным к исправработам. Но найти рабочее место каждому не получается. Сказываются как объективные обстоятельства — отсутствие лишних вакансий на рынке труда, так и субъективные: предприятия не горят желанием портить кадровый пейзаж сотрудниками с криминалом в биографии.             — Правда, осужденных к обязательным работам берут куда более охотно, — поделился с “ЗР” начальник отдела по руководству региональными уголовно-исполнительными инспекциями (УИИ) Александр БОРИСКОВ. — Все дело в том, что с ними не нужно рассчитываться. Они трудятся на общественных началах, за “спасибо”.             Другое дело — приговоренные к исправработам от двух месяцев до двух лет. Таким товарищам положены абсолютно все гарантии обычного сотрудника, включая, естественно, и ежемесячную заработную плату. От любого другого работника с “рекомендацией” из суда отличается лишь тем, что определенный процент из его дохода регулярно перечисляется в казну государства. Фактически — на возмещение когда-то причиненного им вреда.             В возмещении вреда как раз и заключается смысл наказания.             — А с учетом того, что у нас показатель привлечения осужденных к труду составляет лишь около 70 процентов, то говорить о неотвратимости наказания не приходится, — сетует Александр Георгиевич.             В самом деле, из 387 осужденных к исправительным работам забайкальцев (45 процентов из них — злостные неплательщики алиментов) трудоустроить в нынешнем году удалось 204.             — Это очень мало, — отметил Борисков. — Остальные граждане просто “болтаются” без дела, а уголовно-исполнительная инспекция, получается, — крайняя.             Почему именно уголовно-исполнительные инспекции Забайкалья бьют тревогу и ломают головы — куда бы пристроить “подопечных”, понятно: именно с них спрашивают, на сколько процентов исполнены решения судов по наказаниям, не связанным с лишением свободы. Причем спрашивают исключительно о проценте исполнения. А вот то, по какой причине этот процент невысок, мало кого интересует.             — Причин, тем временем, масса, — замечает Александр Борисков. — И решить проблему трудоустройства осужденных вряд ли под силу одним УИИ. Тут нужна поддержка всех заинтересованных органов, в первую очередь — глав муниципальных образований.             К ним, кстати, у регионального УФСИНа больше всего претензий. Дело в том, что по закону именно главы муниципалитетов должны определять места для отбывания наказания в виде исправработ. Иными словами — составлять списки государственных предприятий (как правило, речь идет о предприятиях сферы ЖКХ), куда уголовно-исполнительная инспекция в любой момент может направить на трудовое перевоспитание осужденного.             — В теории — так, а на практике получается, что либо списки подаются “мертвые”, то есть одних организаций вообще не существует, другие на грани банкротства и своим-то сотрудникам не могут выплатить зарплату, третьи “сидят” на упрощенной системе налогообложения и не имеют права принять в штат больше человек, чем положено. Либо списки не подаются вообще, — говорит Александр Георгиевич. — Складывается впечатление, что некоторые главы попросту не заинтересованы в исполнении приговоров.             Самыми проблемными в этом смысле, по словам Борискова, числятся Улетовский, Кыринский, Карымский, Шилкинский и Калганский районы. В последнем, к примеру, на учете состоят только двое осужденных к исправительным работам, однако и для них местные власти не могут найти оплачиваемого занятия. 

           Надежда только на квоты 

           Персонально решать проблему трудоустройства каждого осужденного, но оставленного на воле, и сегодня слишком хлопотно. А с вступлением в силу поправок в Уголовный кодекс делать это будет еще сложней.             — Нужна региональная программа, которая бы предусматривала квотирование на казенных предприятиях рабочих мест для осужденных к исправработам, — говорит Александр Георгиевич. — В бюджете той или иной организации должны быть предусмотрены два-три места для наших подопечных. Боюсь, если такой закон не появится, то уже через год процент не привлеченных к труду у нас вырастет до 50.             Как вариант краевой УФСИН рассматривает и идею о предоставлении налоговых льгот предприятиям, готовым взять на работу граждан, преступивших закон.             — Либо нужно задуматься над возвращением такой формы исправления осужденных как ЛТП, — поделился Борисков. — В нашей истории есть замечательная практика, когда служба исполнения наказаний занималась возведением объектов, где, наряду с профессиональными строителями, трудились и осужденные.             Свои предложения забайкальское тюремное ведомство уже озвучило председателю Общественного совета УФСИН, в ближайшее время оно намерено обратиться с письмом и к губернатору края. 

Исправиться на работе (“Забайкальский рабочий” №215, 11.11.2010 г.)

В забайкальском тюремном ведомстве с опаской ждут изменений в Уголовный кодекс

           В ближайшее время в Госдуму будет внесен президентский законопроект, который делает Уголовный кодекс заметно гуманнее, разгружая тем самым российские тюрьмы.

Это не означает, однако, что у преступников появится шанс остаться безнаказанными.

Просто всех согрешивших по нетяжким статьям вместо колоний станут чаще отправлять на обязательные или исправительные работы, а также приговаривать к серьезным штрафам.

          В Забайкальском УФСИНе известие о том, что законопроект уже готов и вот-вот поступит в Государственную Думу, восприняли с двояким чувством. С одной стороны, понятно, что документ своевременный и справедливый.

А с другой, отмечают в ведомстве, есть опасения, что с исполнением наказания в виде исправработ (которые в новом УК получат, видимо, наибольшую популярность. — Авт.) в нашем регионе могут возникнуть большие сложности.             То, что поправки в отечественный УК на этот раз окажутся не косметическими, а капитальными, нет сомнений.

Согласно законопроекту, который на прошлой неделе публично обсуждали коллеги из “Российской газеты”, 68 статей Кодекса останутся вовсе без нижнего порога. То есть, если раньше судья могла отправить осужденного в колонию на срок от двух до восьми лет, то теперь минимальных двух лет просто не будет.

А значит, наказать преступника разрешат и, допустим, всего годом неволи. Либо — назначением ему исправительных работ. Тем более, что такой санкцией в законопроекте дополнены 12 новых статей. 

           Работать готовы, да негде 

           Трудотерапия — штука, конечно, хорошая. Только в региональном Управлении службы исполнения наказаний добавляют: было бы еще где трудиться. Краевой УФСИН и конкретно уголовно-исполнительные инспекции не первый год пытаются организовать “полезный досуг” всем приговоренным к исправработам. Но найти рабочее место каждому не получается. Сказываются как объективные обстоятельства — отсутствие лишних вакансий на рынке труда, так и субъективные: предприятия не горят желанием портить кадровый пейзаж сотрудниками с криминалом в биографии.             — Правда, осужденных к обязательным работам берут куда более охотно, — поделился с “ЗР” начальник отдела по руководству региональными уголовно-исполнительными инспекциями (УИИ) Александр БОРИСКОВ. — Все дело в том, что с ними не нужно рассчитываться. Они трудятся на общественных началах, за “спасибо”.             Другое дело — приговоренные к исправработам от двух месяцев до двух лет. Таким товарищам положены абсолютно все гарантии обычного сотрудника, включая, естественно, и ежемесячную заработную плату. От любого другого работника с “рекомендацией” из суда отличается лишь тем, что определенный процент из его дохода регулярно перечисляется в казну государства. Фактически — на возмещение когда-то причиненного им вреда.             В возмещении вреда как раз и заключается смысл наказания.             — А с учетом того, что у нас показатель привлечения осужденных к труду составляет лишь около 70 процентов, то говорить о неотвратимости наказания не приходится, — сетует Александр Георгиевич.             В самом деле, из 387 осужденных к исправительным работам забайкальцев (45 процентов из них — злостные неплательщики алиментов) трудоустроить в нынешнем году удалось 204.             — Это очень мало, — отметил Борисков. — Остальные граждане просто “болтаются” без дела, а уголовно-исполнительная инспекция, получается, — крайняя.             Почему именно уголовно-исполнительные инспекции Забайкалья бьют тревогу и ломают головы — куда бы пристроить “подопечных”, понятно: именно с них спрашивают, на сколько процентов исполнены решения судов по наказаниям, не связанным с лишением свободы. Причем спрашивают исключительно о проценте исполнения. А вот то, по какой причине этот процент невысок, мало кого интересует.             — Причин, тем временем, масса, — замечает Александр Борисков. — И решить проблему трудоустройства осужденных вряд ли под силу одним УИИ. Тут нужна поддержка всех заинтересованных органов, в первую очередь — глав муниципальных образований.             К ним, кстати, у регионального УФСИНа больше всего претензий. Дело в том, что по закону именно главы муниципалитетов должны определять места для отбывания наказания в виде исправработ. Иными словами — составлять списки государственных предприятий (как правило, речь идет о предприятиях сферы ЖКХ), куда уголовно-исполнительная инспекция в любой момент может направить на трудовое перевоспитание осужденного.             — В теории — так, а на практике получается, что либо списки подаются “мертвые”, то есть одних организаций вообще не существует, другие на грани банкротства и своим-то сотрудникам не могут выплатить зарплату, третьи “сидят” на упрощенной системе налогообложения и не имеют права принять в штат больше человек, чем положено. Либо списки не подаются вообще, — говорит Александр Георгиевич. — Складывается впечатление, что некоторые главы попросту не заинтересованы в исполнении приговоров.             Самыми проблемными в этом смысле, по словам Борискова, числятся Улетовский, Кыринский, Карымский, Шилкинский и Калганский районы. В последнем, к примеру, на учете состоят только двое осужденных к исправительным работам, однако и для них местные власти не могут найти оплачиваемого занятия. 

           Надежда только на квоты 

           Персонально решать проблему трудоустройства каждого осужденного, но оставленного на воле, и сегодня слишком хлопотно. А с вступлением в силу поправок в Уголовный кодекс делать это будет еще сложней.             — Нужна региональная программа, которая бы предусматривала квотирование на казенных предприятиях рабочих мест для осужденных к исправработам, — говорит Александр Георгиевич. — В бюджете той или иной организации должны быть предусмотрены два-три места для наших подопечных. Боюсь, если такой закон не появится, то уже через год процент не привлеченных к труду у нас вырастет до 50.             Как вариант краевой УФСИН рассматривает и идею о предоставлении налоговых льгот предприятиям, готовым взять на работу граждан, преступивших закон.             — Либо нужно задуматься над возвращением такой формы исправления осужденных как ЛТП, — поделился Борисков. — В нашей истории есть замечательная практика, когда служба исполнения наказаний занималась возведением объектов, где, наряду с профессиональными строителями, трудились и осужденные.             Свои предложения забайкальское тюремное ведомство уже озвучило председателю Общественного совета УФСИН, в ближайшее время оно намерено обратиться с письмом и к губернатору края. 

           Мария Машанова

Новый вид наказания – ограничение свободы

Источник: http://www.75.fsin.su/ispolnenie_nakazaniy_alternativnykh_lisheniyu_svobody.php

Жилищный вопрос
Добавить комментарий