Имеет ли право родитель читать переписки своего ребенка, если это нарушает Конституцию РФ?

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Имеет ли право родитель читать переписки своего ребенка, если это нарушает Конституцию РФ?

Международные документы по правам ребенка, Конституция Российской Федерации, законодательство РФ наделили школьника довольно обширными правами. В частности, школьник имеет право:

  • на бесплатное образование;
  • на  выбор учебного заведения;
  • на выбор формы получения образования: в школе  и вне школы путем семейного образования и самообразования;
  • на выбор формы обучения: очное, заочное, очно-заочное, на дому, по индивидуальному учебному плану;
  • на перевод в другую школу по желанию ребенка (при согласии родителей);
  • на  бесплатное пользование библиотечной (школьной) литературой;
  • на  участие в школьном самоуправлении;
  • на помощь учителей во время обучения;
  • на свободу совести и выражение личных убеждений;
  • на обучение в безопасных условиях;
  • на добровольное посещение дополнительных кружков, секций, занятий;
  • на помощь школе на добровольных началах;
  • на свободное посещение школьных мероприятий, не входящих в план обучения;
  • на доступ к информации;
  • на защиту от эксплуатации, выполнения работы, которая вредна для физического или психического здоровья ребенка, препятствует получению образования;
  • на предоставление особых условий детям с ОВЗ;
  • на тайну переписки, телефонных переговоров, личных данных;
  • на участие в культурных мероприятиях, занятия творчеством и искусством;
  •  имущественные права.

Нарушать права ребенка, в том числе и в школе,  недопустимо. Вот что сказано на этот счет в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24.07.1998 N 124-ФЗ с последующими изменениями:

«При осуществлении деятельности в области образования и воспитания ребенка в семье, образовательном учреждении, специальном учебно-воспитательном учреждении или ином оказывающем соответствующие услуги учреждении не могут ущемляться права ребенка».

Однако, не всегда это бывает так. Приведем несколько характерных ситуаций.

Типичный случай: ученик опоздал на урок, пришел не в установленной школой форме, не с той прической, и  учитель не  допустил его до уроков. Когда ученика  не пустили на урок или удалили с урока, то в этом случае произошло нарушение его права на образование. У учителя нет права решать: пускать или не пускать ученика на урок.

В школе есть Устав, правила поведения, правила ношения школьной формы и т.д. Если же ученик их нарушает, то к нему могут быть применены такие  меры как замечание, выговор, исключение из школы. А вот такой  меры,  как отстранение от урока — нет.

Если ученик не был допущен на урок, то в таких случаях родители или  ученик могут написать жалобу директору школы,  в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования, в прокуратуру.

Если же действия ученика угрожают жизни и здоровью других обучающихся, учителю, то учитель обязан вызвать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые примут к ученику адекватные меры воздействия. Применение педагогическими работниками  мер физического воздействия к ученикам недопустимо.

Бывает, что  учитель, классный руководитель занимаются проработкой ученика в присутствии всего класса, или дежурный учитель на школьной линейке прорабатывает провинившихся школьников в присутствии других учеников.

 Такие публичные проработки входят в противоречие с правом обучающегося на уважение своего человеческого достоинства, наносят детям огромный моральный вред.

Если такие «методы воспитания» практикуются в школе,  то это повод для родителей  обратиться в суд.

Обсудить волнующую учителя проблему с учеником учитель  может только лично, без посторонних. При этом он не должен также оказывать на ученика давление.

Иногда учителя разговаривают с учеником на повышенных тонах, необоснованно критикуют, шантажируют, предъявляют завышенные требования или подвергают чрезмерным наказаниям.

Это ничто иное  как   применение мер психического насилия по отношению к ученику,  унижение его чести и достоинства.

В таком случае  родители вправе не  только обратиться к администрации школы, но и  в прокуратуру, и в суд.

Не единичны факты, когда  школа под разными предлогами принуждает родителей сдавать деньги. Однако ответственность за то, что некоторые родители не сдали деньги, классным руководителем почему-то возлагается на их детей. Этих учеников начинают ругать, преследовать, шантажировать.

Такие действия классного руководителя — прямое нарушение права ребенка на образование, унижение его чести и достоинства. И в этом случае у родителей  есть все основания обратиться  с жалобой к директору школы, в орган управления образованием, прокуратуру и, если потребуется, – в суд.

Бывает, что школа привлекает учащихся к общественно-полезному труду: уборка класса, генеральная уборка школы или ее территории, работа по благоустройству по месту жительства и др.

В ст.34 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» по этому поводу сказано так: «Привлечение обучающихся без их согласия и несовершеннолетних обучающихся без согласия их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается».

Проблема может быть решена следующим образом: чтобы привлечь учеников к общественным работам, школа должна обратится к ученикам, а не приказывать им, обязательно получить согласие учеников на помощь школе своим трудом и письменное согласие родителей. Это относится и к дежурству учеников по классу и по школе. Если эти условия не будут выполнены, то у родителей будут все основания жаловаться на школу.

Следует отметить, что  Министр образования и науки О.Ю.Васильева  считает, что общественно-полезный труд следует вернуть в школу: «Мы должны вернуть и сельские бригады, которые у нас были в сельских школах, мы должны вернуть работу на приусадебных участках, которая была всегда, мы должны вернуть уборку помещений школьных, которая никак не граничит с угрозой жизни и здоровью школьника.

Мы должны вернуть, прежде всего, ответственность маленького человека за то место, в котором он проводит 11 лет. Не потребитель маленький, а созидатель, который в этой школе созидает вместе с нами, с учителями и родителями», — заявила  она на заседании комитета СовФеда по науке, образованию и культуре  26 сентября 2016 года.

Но для этого необходимо изменить вышеупомянутую норму закона об образовании.

Примеры нарушений прав ребенка в школе можно приводить и дальше. В любом случае, если  родитель считает, что права его ребенка нарушены, то он прежде всего должен  обратиться к педагогу или администрации школы за разъяснениями сложившейся ситуации.

Если разъяснения его не удовлетворили, то он имеет право написать жалобу директору образовательного учреждения и получить письменный ответ, который содержит объяснения относительно предмета спора. Если ответ администрации не устроил родителя, то можно обратиться за разъяснениями в вышестоящие инстанции управления образованием.

Также в зависимости от характера нарушения прав ребенка и удовлетворенности принятыми по этому поводу мерами можно обращаться к региональному уполномоченному по правам ребёнка,  в региональный орган Рособрнадзора, во Всероссийское общество защиты прав потребителей образовательных услуг, в местные органы опеки и попечительства, в  Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, в прокуратуру, суд, полицию. Главное – не оставлять подобные  случаи без разбирательства.

Следует обратить внимание, что юридическая ответственность, в том числе и уголовная, по определению является индивидуальной, а не коллективной. Поэтому ни возбудить уголовное дело, ни подать гражданский иск на группу граждан, например, на школьный класс или группу педагогов, родителей невозможно. Привлекать к ответственности можно только каждого в отдельности, а не коллектив.

Конечно, права школьника не должны нарушаться. Но помимо прав у ученика есть и обязанности, которые он должен знать и неукоснительно  выполнять.

К примеру, школьник должен добросовестно учиться, посещать обязательные занятия  в соответствии с расписанием, бережно относиться к имуществу школы,  уважать честь и достоинство других учеников и работников школы,  выполнять требования работников школы по соблюдению правил внутреннего распорядка, и т.д. В школе они определены Уставом, правилами внутреннего распорядка, локальными актами   школы, а на федеральном уровне —  законом об образовании.

Примечание

С 2009 года в России действует институт уполномоченных по правам ребенка. На Федеральном уровне уполномоченным по правам ребенка в настоящее время является Анна Кузнецова. Есть такая должность и на региональном уровне. Кроме того, в школе тоже может быть уполномоченный по защите прав детей или по защите прав участников образовательного процесса, к которому также можно обращаться.

В соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 № 59- ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» с последующими изменениями,  ответ на свою жалобу заявитель должен получить  в срок, не превышающий 30 дней.

Основные нормативные документы по вопросам защиты прав детей

Декларация прав ребенка

Конвенция о правах ребенка

Конституция РФ

Семейный Кодекс о правах и обязанностях родителей и детей

Семейный Кодекс о защите прав детей, оставшихся без попечения родителей

Федеральный закон «Об опеке и попечительстве»

Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ»

Федеральный закон  «Об образовании в Российской Федерации»

Также в блоге

Защитим наших детей

Нарушения и наказания — новые правила для обучающихся

Из школы в школу

Защищаем права ребенка в школе

Безопасность ребенка в школе

Школьные конфликты можно урегулировать посредством школьной медиации

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Источник: https://eduinspector.ru/2017/02/05/kak-zashhitit-prava-rebenka-esli-oni-narushayutsya-shkoloj/

Статья 23 Конституции РФ

Имеет ли право родитель читать переписки своего ребенка, если это нарушает Конституцию РФ?

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Комментарий к Статье 23 Конституции РФ

1. Комментируемая статья 23 КРФ регламентирует одно из личных конституционных прав человека. Все они имеют нечто общее в виде структуры института личных прав и свобод, предполагающей совокупность ряда элементов.

Первый из них обеспечивает физическую неприкосновенность человека, второй – духовную неприкосновенность, а также его честь и достоинство, третий – это неприкосновенность частной и семейной жизни*(234).

Общей характеристикой всех личных прав является присутствие в их содержании такого важнейшего компонента, как “неприкосновенность”.

Неприкосновенность означает, что отношения, возникающие в сфере частной жизни, не подвергаются интенсивному правовому регулированию. Баглай М.В. считает, что частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других.

Это своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность ее “среды обитания”*(235). Романовский Г.Б. полагает, что частная жизнь охватывает круг неформального общения, вынужденные связи (с адвокатами, врачами, нотариусами и т.д.

), собственно внутренний мир человека (личные переживания, убеждения, быт, досуг, хобби, привычки, домашний уклад, симпатии), семейные связи, религиозные убеждения*(236). С точки зрения ГК неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна рассматриваются как нематериальные блага (ст.

150), а одним из принципов гражданского законодательства является недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1 ГК).

В Определении КС РФ от 09.06.2005 N 248-О содержится определение того, что из себя представляет право на неприкосновенность частной жизни: оно означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

В понятие “частная жизнь” включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер.

Однако, как указал Европейский Суд по правам человека, “основная цель статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод состоит в защите отдельного лица от своевольного вмешательства государственных властей”.

Определяя меру наказания в виде лишения свободы за совершенное преступление, государство не оказывает самовольное вмешательство в частную жизнь гражданина, а лишь выполняет свою функцию по защите общественных интересов (постановление от 28.05.1985 “Абдулазис, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства”).

Право на неприкосновенность частной жизни с точки зрения его нормативного содержания означает неприкосновенность личных и семейных тайн, чести и доброго имени человека, а также тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Все компоненты права на неприкосновенность частной жизни образуют, по мнению Петрухина И.Л., некое единство – комплексный правовой институт, состоящий из норм различных отраслей права.

Неприкосновенность частной жизни – непрерывно поддерживаемое состояние, в котором реализуется правовой статус гражданина в этой сфере жизнедеятельности*(237).

Если представить право на частную жизнь граждан как совокупность гарантированных им тайн, то среди них можно различать тайны личные (никому не доверенные) и тайны профессиональные (доверенные представителям определенных профессий для защиты прав и законных интересов граждан).

В этом смысле к личным тайнам следовало бы отнести тайну творчества и общения, тайну семейных и интимных взаимоотношений, тайну жилища, дневников, личных бумаг, тайну почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров.

Профессиональные тайны – это медицинская тайна, тайна судебной защиты и представительства, тайна исповеди, тайна усыновления, тайна предварительного следствия, тайна нотариальных действий и записей актов гражданского состояния*(238).

Комментируемая норма статьи 23 Конституции Российской Федерации о праве на неприкосновенность частной жизни и личную тайну была применена Конституционным Судом РФ при рассмотрении запроса Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа о проверке конституционности п. 2 ст. 14 Федерального закона “О судебных приставах” (Постановление КС РФ от 14.05.2003 N 8-П*(239)).

Позиция заявителя состояла в том, что положения указанного Закона, уполномочивающие судебного пристава-исполнителя истребовать в банке справки о составляющих банковскую тайну вкладах физических лиц без запроса (согласия) суда, нарушают конституционные права клиентов банков на неприкосновенность частной жизни и личную тайну (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ) и вступают в противоречие с положениями иных федеральных законов.

Конституционный Суд пришел к выводу о том, что из конституционных гарантий неприкосновенности частной жизни, личной тайны и недопустимости распространения информации о частной жизни лица без его согласия вытекают как право каждого на сохранение в тайне сведений о его банковских счетах и банковских вкладах и иных сведений, виды и объем которых устанавливаются законом, так и соответствующая обязанность банков, иных кредитных организаций хранить банковскую тайну, а также обязанность государства обеспечивать это право в законодательстве и правоприменительной практике. Тем самым Конституция определяет основы правового режима и законодательного регулирования банковской тайны как условия свободы экономической деятельности, вытекающей из природы рыночных отношений, и гарантии права граждан на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также как способа защиты сведений о частной жизни граждан, в том числе об их материальном положении, и защиты личной тайны.

Институт банковской тайны по своей природе и назначению имеет публично-частный характер и направлен на обеспечение условий для эффективного функционирования банковской системы и гражданского оборота, основанного на свободе его участников; одновременно данный институт гарантирует основные права граждан и защищаемые Конституцией интересы физических и юридических лиц. Исходя из этих конституционных гарантий, банковская тайна обеспечивает охрану сведений, разглашение которых может нарушить права клиента, а пределы возложенной на банк обязанности хранить банковскую тайну определяются законом.

Федеральный законодатель вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну, только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции целей, включая публичные интересы и интересы других лиц. Кроме того, федеральный законодатель вправе установить в законе как круг и полномочия органов, на которые возложено осуществление публичной функции исполнения решений судов, так и соответствующие этим полномочиям обязанности других органов и организаций.

Итоговый вывод, к которому пришел Суд, состоит в том, что оспариваемые положения не противоречат Конституции в том конституционно-правовом смысле, который выявлен Судом исходя из его нормативного единства с положениями п. 2 ст.

12 того же Федерального закона, и в той мере, в какой ими предусматривается право судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда запрашивать и получать в банках, иных кредитных организациях необходимые сведения о вкладах физических лиц в таком размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых постановлением суда, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу.

В Определении КС РФ от 14.07.1998 N 86-О “По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г.

Черновой”*(240) была сформулирована правовая позиция, в силу которой осуществление оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения (предполагающего при современном уровне развития техники наблюдение за тем, что происходит в жилище гражданина и без проникновения в жилище), возможно лишь в целях выполнения задач и при наличии оснований, предусмотренных федеральным законом, а также соответствующего судебного решения. Следовательно, Закон об ОРД не допускает сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и другими законными задачами и основаниями оперативно-розыскной деятельности. При этом согласно абз. 4 ч. 7 ст. 5 данного Закона органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (в данном случае, если они относятся к преступному деянию).

Кроме того, оспариваемое положение ч. 1 ст. 6 следует рассматривать, отметил Конституционный Суд, в единстве с предписанием ч. 2 ст.

8 о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Как следует из ч. 2 ст. 8, при проведении любых оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения, конституционное право гражданина на неприкосновенность жилища не может быть ограничено без судебного решения.

В Определении от 19.06.2007 N 483-О-О Конституционным Судом был сделан вывод о том, что закрепление в ст.

61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан особого правового режима информации, содержащей врачебную тайну, и специального порядка ее предоставления (в том числе путем ее истребования органами дознания, предварительного следствия, прокурором или судом по собственной инициативе либо по ходатайству сторон) не исключает возможность получения данной информации как непосредственно самим гражданином, которого она касается, так и его представителем (защитником). Предоставление указанным лицам такой возможности обеспечивается положениями не только названной статьи Основ, но и ст. 31.

Создание и широкое применение компьютеризированных баз данных о гражданах государственными и частными организациями приводит к эволюции конституционного права на неприкосновенность частной жизни. Обнаруживаются новые аспекты частной жизни.

Информационный аспект становится преобладающим, что означает постепенный переход защиты частной жизни путем признания конституционного права на информационную неприкосновенность. Данные, получаемые в ходе переписи населения, ведения налоговыми органами учета расходов частных лиц, данные регистрационного учета являются необходимыми мерами вторжения в сферу частной жизни.

Все эти меры необходимо осуществлять в определенных публичных целях при условии государственных гарантий по защите конфиденциальности собранной информации.

Право на защиту информации о частной жизни (право на информационное самоопределение) не относится к классическим основным правам. Оно получило свое развитие в течение последних трех десятилетий, в основном в судебных процессах в странах Западной Европы. Вместе с ч. 1 ст.

23 Конституции, закрепляющей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, защиты своей чести и доброго имени, ст. 24 обосновывает притязание на информационное самоопределение.

Право на информационное самоопределение в рамках основного права на неприкосновенность частной жизни охватывает личную информацию в той мере, в какой она не защищена тайной переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст.

23 Конституции) или правом неприкосновенности жилища (ст. 25 Конституции)*(241).

Источник: http://constrf.ru/razdel-1/glava-2/st-23-krf

Защита прав учащихся: родители, школа, законы и практика

Имеет ли право родитель читать переписки своего ребенка, если это нарушает Конституцию РФ?
Совсем недавно в Чернигове школьницы жестко избили свою одноклассницу. Общество и социальные сети были шокированы этим происшествием и активно его обсуждали. Вопрос о том, как на практике защитить своего ребенка, становится все более актуальным.

Когда ребенок идет в школу, у него появляется масса новых обязанностей.

Но не стоит забывать и о том, что кроме обязанностей у ребенка есть и права. Законодательно права ребенка охраняются Конституцией Украины, Законом Украины “Об образовании”, Конвенцией о правах ребенка.

В этих нормативных актах перечисляются основные права ребенка, которые обязательно должны соблюдаться, в том числе и в общеобразовательных учреждениях.

Представителями интересов ребенка являются его родители. Только они вправе принимать решения об основных принципах воспитания сына или дочери. Педагоги имеют право только сообщать родителям об успеваемости ребенка, его поведении на уроках или о пропусках им занятий.

Защита прав ребенка в школе – совместная обязанность и родителей, и администрации. Задача родителей – заметить, что права ребенка ущемляются, и сообщить об этом администрации; задача администрации – разобраться в том, что произошло.

Юридическая ответственность по определению является индивидуальной, а не коллективной. Поэтому ни возбудить уголовное дело, ни подать гражданский иск, например, на школу (как учебное заведение), невозможно. Привлекать к ответственности можно только отдельного педагога или руководителя администрации учебного заведения.

Распространенный случай: ребенок во время урока пользуется гаджетом для личной переписки, играет в игры или читает публикации в интернете. Бывает, что преподаватель отбирает у ребенка телефон и читает последнее сообщение из личной переписки при всем классе. Такими действиями учитель нарушает основной принцип статьи 3 Конвенции о правах ребенка: “Во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка”. К тому же, такие публичные порицания наносят детям огромный моральный ущерб, и таой поступок, согласно положениям ст. 60 Закона Украины “Об образовании”, может привести к судебному иску против педагога. Категорически недопустимо, когда поводом для порицаний становится даже не поведение ученика, а его убеждения или внешний вид. Конституция Украины, а именно ст. 34, устанавливает право на свободу мнений и убеждений: “Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений”. Из этого следует, что педагог в принципе не имеет права выносить на суд класса убеждения и мысли ученика без его согласия. Педагоги могут обсуждать личную жизнь учеников только в интересах самих детей, и в объеме, достаточном для оказания им возможной помощи. С жалобой на действия педагога в любом случае следует сразу обращаться к директору учебного заведения, который обязан принять соответствующие меры для защиты конституционных прав школьника. Не редки также конфликтные ситуации между учениками. Если вашего ребенка обижают другие дети, нужно для начала поговорить с его родителями, -возможно, этого будет достаточно. В том случае, если издевательства продолжаются, обратитесь в комиссию по делам несовершеннолетних. За поступки детей младше 14 лет отвечают их родители, которые обязаны компенсировать моральный и материальный ущерб. Если виновнику более 14 лет, за некоторые деяния он будет отвечать уже самостоятельно. В учебных заведениях очень любят использовать труд своих подопечных для благоустройства территории или для облагораживания или уборки помещения. Такие действия администрации учебного заведения не вполне законны. Согласно статьи 43 Конституции Украины, “использование принудительного труда запрещается”. То же самое записано и в статье 52 Закона Украины “Об образовании”: “отвлечение учеников за счет учебного времени на работу и осуществление мероприятий, не связанных с процессом обучения, запрещается”. Для того, чтобы привлечь учеников к физическому труду, школа должна получить не только согласие самих учеников, но и согласие их родителей. Если следовать букве закона, то даже если бы ученики сами стояли со швабрами в руках и умоляли позволить им убрать школу, директор не имел бы права им этого разрешить, пока они не принесут письменное согласие родителей.

Если следовать букве закона, даже если бы ученики сами стояли со швабрами в руках и умоляли позволить им убрать школу, директор не имел бы права им этого разрешить, пока они не принесут письменное согласие родителей.  

В защиту интересов учащихся говорят нормы статьи 50 Закона Украины “Об образовании”, которая запрещает привлекать учащихся к труду, не предусмотренному образовательной программой, без согласия их родителей и их самих. Это означает, что школа также не может приказывать ученикам участвовать в дежурстве. Если школа заставляет ученика дежурить, то он может обжаловать действия администрации. Для начала ученик может обратиться к директору с письменной жалобой на действия классного руководителя или иного конкретного педагога, который заставляет его заступать на “пост номер один”. Если директор откажется освободить ученика от дежурств, тот имеет право написать жалобу в управление (отдел) образования и органы по защите прав ребенка. Если же и это не поможет, родители ученика могут подать на школу в суд. Также ребенок имеет право на безопасные и приятные условия обучения. Несоблюдение правил техники безопасности на уроках физкультуры, запах краски в коридорах из-за незаконченного вовремя ремонта, холод в классах в зимнее время – все, что может нанести вред здоровью ребенка, дает вам полное право высказать свои претензии администрации учебного заведения. Защищая права своего ребенка и отстаивая его интересы, следует помнить, что любой конфликт разрешается прежде всего с администрацией учебного заведения, следующей инстанцией является комиссия по делам несовершеннолетних, управление образования и уже в самом крайнем случае дело может дойти до судебного разбирательства.

Катерина Лысечко
юрист в сфере практики семейного права

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в , , ВКонтакте и Одноклассниках: в одной ленте – все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Источник: https://www.liga.net/society/opinion/zashchita-prav-uchashchikhsya-roditeli-shkola-zakony-i-praktika

Жилищный вопрос
Добавить комментарий