Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Коллекторы пообещали забрать у уфимской семьи детей из-за долга

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Уфимка Юлия Нигматуллина и не предполагала, чем обернется для нее небольшой кредит в 30 тысяч рублей. Деньги они с мужем Рафаэлем решили занять, чтобы свозить детей летом в Крым. На путевку накопили, а на билет не хватило.

В поисках средств наткнулись в интернете на объявление офиса микрозаймов, в котором говорилось, что для получения денег нужно всего лишь оставить заявку. Вскоре в квартире Нигматуллиных появилась обаятельная работница кредитной организации. Она убедила пару одолжиться у них.

Мол, и кредит дешевый, и справок не нужно, а еще гибкий график погашения. Если не сможете заплатить вовремя, то достаточно позвонить в офис и назначат другой день для выплат.

Деньги нужны были срочно, поэтому семья Нигматуллиных решила воспользоваться займом. Однако подробно изучив договор и график платежей, Юлия поняла: вместо 30 тысяч рублей нужно будет вернуть в два с половиной раза больше всего за год.

Это было слишком много, и на семейном совете постановили завтра же отнести займ назад. Но сделать это оказалось не так просто. По телефону сотрудник микрофинансовой организации пояснил, что вместе с суммой кредита придется уплатить проценты: 45 тысяч рублей за один день.

Юлия от такого требования потеряла дар речи.

На пермских коллекторов заведено дело за угрозы

– Такие проценты только за то, что подержали деньги ночь у себя – немыслимо! Вот мы и решили: раз уж так получилось, потратим все же эти средства на покупку билетов, а после отпуска потихоньку рассчитаемся. Исправно платили полгода, но однажды не смогли вовремя внести обещанный платеж.

И тут же посыпались звонки и СМС с угрозами от коллекторов не только мне, но и моим знакомым. Дошло до того, что кредиторы стали вывешивать в социальных сетях наши с мужем и моей мамы фотографии с подписями, что мы наркоманы, что скоро органы опеки отберут у нас детей. Пишут, что кредит я взяла на очередную “дозу”.

И ведь даже никто не позвонил и не спросил: почему не успели внести деньги, когда сможете исправить ситуацию, – с ужасом рассказывает Юлия.

Эти посты, призывающие “помочь семье бомжей и попрошаек оплатить кредит, взятый на наркотики”, до сих пор можно встретить в социальных сетях. А еще Юлия показывает СМС (стиль и орфография автора сохранены): “В случае неоплаты, мы проведем социальные мероприятия с вашими близкими, родственниками, друзьями.

К Рафаэлю на работу съездим, будем помогать искать деньги вместе с сотрудниками, в учебные заведения обратимся ща помощью, так же к бывшей жене, на работу у вашей матери, сестры и т.д. мы не хотим создавать вам дискомфорт, но вы вынуждаете.

Ваш муж принял веру Ислама, долги грех, у него есть друзья, которым не понравиться репутация человека в долгах”.

На тот момент семья уже заплатила по кредиту 45 тысяч рублей, то есть в полтора раза больше долга. Коллекторы требуют внести еще столько же.

– Постоянно звонят с разных номеров. Унижают, говорят гадости. Пишут в социальных сетях моим сестрам, родным, друзьям.

Угрожают, что сына не доведу до детского садика, и вообще, детей в один прекрасный момент мы можем не увидеть! Довели меня до нервного срыва, я не мог выходить на работу, боялся оставлять жену дома одну.

А у меня оплата сдельная, то есть я еще больше усугубил свое финансовое положение, – говорит отец семейства Рафаэль.

В Екатеринбурге коллектор ударил пенсионерку из-за долга

На улицу с газовым баллончиком

Сегодня гулять с детьми на улицу Юлия выходит, вооружившись газовым баллончиком. И все время оглядывается. За себя ей не страшно, а вот за детей – очень. Она готова подать иск в суд о взыскании морального ущерба, но не знает на кого. Деньги ей принесли домой, она даже в офисе финансовой организации не была. На договоре указан лишь московский адрес.

– Чтобы установить, где же находится уфимский филиал микрофинансовой организации, я обманула их: сказала по телефону, что принесу деньги лично. Только тогда мне назвали адрес.

Но там работники офиса стали меня уверять, что не знают, кто звонит и почему. Говорят, никаким коллекторам дело не передавали.

Что интересно, все, кто звонит с угрозами и пишет нам, не представляются, – рассказывает Юлия.

Вот и корреспонденту “РГ” в микрофинансовой компании заявили, что понятия не имеют, кто звонит и угрожает их должнику.

– Наши сотрудники такими вещами не занимаются. Пусть подают заявление в правоохранительные органы, – посоветовали в компании.

Юлия написала уже два заявления в полицию в начале ноября. Приложила к заявлениям все записи разговоров и сообщений. Пока ответа нет, а между тем требования и оскорбления от коллекторов сыплются каждый день.

В органах опеки и попечительства Администрации Уфы пояснили: никаких прав заявлять о том, что отберут детей из-за долга, у коллекторских агентств нет.

– На это есть компетентные органы, подобные вопросы решаются только в суде. В то же время семья имеет право обратиться за защитой прав несовершеннолетних детей к органам опеки по месту своей регистрации, – пояснил главный юрисконсульт Управления по опеке и попечительству Егор Матвеев.

Компетентно

Гузэль Давлетшина, заслуженный адвокат РБ:

– Действия данных коллекторов подпадают под признаки преступления, предусмотренные статьей 163 Уголовного Кодекса РФ “Вымогательство”. Также они нарушают Федеральный Закон N230 “О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов”. Он предписывает корректное поведение коллекторов при взаимодействии с должниками.

В Ульяновске на коллекторов завели дело за угрозу сжечь больницу

Рекомендуется в таком случае сохранять запись телефонных разговоров, СМС-сообщений и сообщений в соцсетях. А в последующем по каждому факту обращаться в полицию с заявлением о привлечении лиц к ответственности, с приложением файлов с записью разговоров и сообщений.

Последовательные, юридически грамотные действия обязательно приведут к положительному результату: недобросовестные коллекторы отстанут, виновных привлекут к ответственности, и с них можно будет взыскать причиненный моральный вред.

Справка “РГ”

Согласно новому ФЗ-230 от 03.07.16 года, коллекторам определены общие правила совершения действий, направленных на возврат долгов.

Не допускается осуществление действий, связанных в том числе с применением (угрозой применения) физической силы, угрозой убийством или причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества.

Не допускается непосредственное взаимодействие с должником в рабочие дни в период с 22 часов до 8 утра, в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 часов до 9 утра по местному времени, по месту жительства (пребывания) должника.

Также федеральным законом ограничено взаимодействие посредством личных встреч – более одного раза в неделю, посредством телефонных переговоров – более одного раза в сутки, двух раз в неделю, восьми раз в месяц.

Казалось бы, после принятия “антиколлекторского” закона, а также неоднократных публикаций об их незаконной деятельности в СМИ, леденящие истории о выбивании долгов вроде бы сошли на нет. Однако это только кажется. Люди, называющие себя коллекторами, придумывают новые, все более жестокие способы психологического и порой даже физического воздействия на должников.

Специалисты рекомендуют: в случае, если вас достают коллекторы, помимо правоохранительных органов, целесообразно обратиться в письменном виде в Банк России с указанием организации, где был оформлен займ. Письмо можно отправить по электронной почте.

Источник: https://rg.ru/2016/11/17/kollektory-poobeshchali-zabrat-u-ufimskoj-semi-detej-iz-za-dolga.html

Что делать, если подозреваешь соседей в жестоком обращении с ребенком?

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

В России более двух миллионов детей до 14 лет ежегодно страдают от домашнего насилия со стороны близких родственников — мам, пап, бабушек, дедушек, братьев или сестер.

Соседи, которые зачастую становятся невольными свидетелями происходящего, сталкиваются со множеством вопросов: стоит ли вмешиваться в дела семьи? Не окажется ли, что их участие только навредит? Не заберет ли тогда опека ребенка из семьи?

«Такие дела» выяснили, как предлагают действовать в таких случаях благотворительные организации и сами органы опеки.

Мальчик во дворе, Балашиха Кирилл Каллиников/РИА Новости

Смерть от истощения и горы мусора

С начала 2019 года произошло несколько резонансных случаев, когда погибли или пострадали маленькие дети, оставленные без присмотра на несколько дней.

В конце января в Санкт-Петербурге от истощения умер годовалый мальчик. Его мать ушла из дома на несколько дней и намеренно оставила ребенка без еды и воды. Ранее ее лишили родительских прав на старшего сына 14 лет. Последний раз органы опеки проверяли семью в 2017 году.

В Кирове 20 февраля в одной из квартир города нашли тело трехлетней девочки. Мать на неделю заперла ее дома одну без еды и перекрыла краны с водой. Соседи рассказали журналистам, что девочка не раз оставалась дома одна, но в полицию или в органы опеки они не обращались.

10 марта в Москве сотрудники МВД и МЧС спасли пятилетнюю девочку из квартиры, заваленной мусором. Ее также оставила на несколько дней мать. Девочка была истощенной, в грязной одежде, не разговаривала, а в шею ей вросла пластиковая резинка. Спецслужбы вызвали соседи, которые услышали громкий плач ребенка.

 8 апреля в Мытищах подмосковные органы опеки забрали у местной жительницы четверых детей — у троих из них не было свидетельств о рождении, потому что мать родила их прямо в квартире. Оказалось, что семья жила в антисанитарных условиях и питалась объедками с помойки, которые приносила бабушка.

За помощью в органы опеки вновь обратились соседи, потому что давно не видели детей на улице.

Как заметить, что с ребенком плохо обращаются дома?

Первое, что сразу должно привлечь внимание соседей к ребенку, — грязная и неопрятная одежда, припухшие, заспанные или заплаканные глаза и другие признаки запущенности, перечислила президент межрегиональной общественной организации по содействию семьям с детьми в трудной жизненной ситуации «Аистенок» Лариса Лазарева. У детей, страдающих от домашнего насилия, часто бывают дурные привычки, они реже смеются, хуже успевают в школе. Это могут заметить не только соседи по дому, но и учителя в школе.

Но опять же, подчеркнула эксперт, плохой внешний вид ребенка — не повод приходить к однозначному выводу, что родители жестоко с ним обращаются. Возможно, семья просто попала в тяжелую жизненную ситуацию.

«Для начала можно по-доброму расспросить самого ребенка, все ли хорошо дома. Нужно помнить, что совсем маленькие дети, бывает, фантазируют, поэтому важно не перегнуть палку, общаясь с ними», — отметила Лазарева.

Она также добавила, что тревожным сигналом должны стать ожоги, синяки и следы побоев на теле ребенка.

Но и здесь нужно разграничивать — синяки могут быть и от того, что ребенок занимается спортом, просто гиперактивен, часто падает и ударяется.

В любом случае игнорировать свои подозрения нельзя, ведь исход ситуации во многом зависит от включенности окружающих. «Мы мало реагируем на окружающий нас мир. И в случаях, когда мы не обращаем внимания на проблемы и не хотим помочь — может, из страха быть свидетелями или из равнодушия — происходят всякого рода жестокости», — напомнила директор «Аистенка».

Что делать, если появились подозрения в жестоком обращении с ребенком?

Если человеку кажется, что соседи жестоко обращаются со своим ребенком или детьми, в первую очередь ему нужно попытаться лично узнать ситуацию семьи и предложить помощь, считает Лариса Лазарева. К примеру, продолжительный плач ребенка не всегда значит, что ему причиняют боль.

«У нас был показательный случай. Ко мне за советом пришла наша специалист-психолог. Ребенок ее соседей снизу плакал по ночам три дня подряд, и она не знала, как поступить в такой ситуации. Я предложила сначала просто зайти к ним и узнать, может, нужна какая-то помощь.

Оказалось, что мама ребенка попала в больницу, а папа и бабушка остались с грудничком на руках и переводили его с грудного вскармливания на смеси. У малыша просто болел животик, поэтому он и плакал, особенно ночью, — рассказала директор  “Аистенка”.

— В итоге наша сотрудница объяснила им, как лучше переходить с грудного вскармливания на смеси, дала другие небольшие советы, дала координаты организации, и все было решено».

Выяснить ситуацию в семье и попытаться помочь самостоятельно предложила и президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. «Нужно понимать, что многие случаи, особенно те, которые обсуждаются в прессе, не имеют к жестокому обращению никакого отношения, — подчеркнула она.

— Есть реальное насилие и угроза жизни и здоровью ребенка. А бывает, что семья находится в трудной жизненной ситуации и не может справиться, например, с вопросами ухода за квартирой и обеспечения порядка. Да, это доставляет неудобства соседям, но это никакое не жестокое обращение.

К сожалению, на запахи или тараканов соседи обычно реагируют активнее, чем на реальное насилие в отношении ребенка».

Если семья находится в сложной ситуации, можно установить с ней коммуникацию, предложить помощь или хотя бы узнать, нуждается ли она в ней, советует Альшанская. Например, предложить детские вещи, игрушки или же время от времени присматривать за ребенком, если мама воспитывает ребенка одна и ей сложно справится с ним самой.

Тогда у нее не возникнет искушения оставить ребенка одного в первый, второй, третий, четвертый раз

«Соседи могут содействовать через очень простые виды помощи, которые не унижают [человека]. Главное — предлагать эту помощь в каком-то необидном, уважительном виде. Но это оказывается самым сложным, потому что мы очень разобщены и в многоквартирных домах живем, как будто в лесу», — сказала Альшанская.

«Такие дела» также обратились за комментарием об алгоритме действий в такой ситуаций в органы опеки. Начальник отдела опеки и попечительства администрации Пресненского района Москвы Светлана Комкова рекомендует соседям не выяснять обстоятельства самостоятельно, а сразу звонить в социальную службу.

«Оценить самостоятельно, есть угроза для ребенка или нет, сразу сложно, нужно звонить в органы опеки, — считает Светлана Комкова. — А мы уже будем решать, есть проблема или нет.

В случае, если жестокое обращение все-таки имеет место, мы сможем вовремя оказать помощь ребенку. Чем раньше мы начнем помогать, тем лучше.

Мы обязаны приехать и проверить, даже если в семье все окажется благополучно, а дети просто громко топали наверху».

Когда нужно звонить в полицию или органы опеки?

Если жильцам дома известно, что ребенок подвергается физическому насилию в семье, продолжила президент «Аистенка» Лариса Лазарева, это повод обратиться в правоохранительные органы и органы опеки и попечительства по месту жительства. У некоторых ведомств для этого есть специальные каналы связи:

  • «Телефон доверия» МВД РФ 8(800)222-74-47;
  • Горячая линия «Ребенок в опасности» Следственного комитета РФ 8(800)707-79-78;
  • «Единый социальный телефон» 8(800)3008-100;
  • В Москве работает единый номер «051» — телефон горячей линии, с которой обращения также переадресуются в органы опеки.

«Бывает так, что соседи, особенно, если они имеют дело с дебоширами, боятся звонить в полицию под своими именами. Обратиться в органы можно анонимно. Я сама несколько раз делала такие звонки за других людей, которые не хотели раскрывать свои личности. На такие обращения тоже должны реагировать», — рассказала эксперт.

Светлана Комкова подтвердила ТД, что социальные службы обязаны реагировать по первому звонку и рассматривать любые обращения, в том числе и анонимные. «И это не значит, что органы опеки придут и заберут ребенка из семьи, — заявила она.

— Сейчас работа социальных служб по всей стране настроена на то, чтобы посмотреть, есть ли ресурсы в семье для исправления тяжелой ситуации. Да, бывает, что родители не пускают нас в квартиру и не хотят общаться.

Но мы все равно продолжаем работать с этой семьей и объяснять взрослым, что им эта работа необходима».

Начальница отдела опеки заметила, что в 80-90% случаев жестокое обращение родственников с детьми становится следствием употребления алкоголя или наркотиков.

Но даже такие случаи, как отметила она, для них не повод сразу забирать ребенка.

Сначала социальные службы пытаются найти более гуманные способы решить проблему, «но если для ребенка есть риск нахождения в этой семье, мы должны его минимизировать».

Что делать, если жалоба осталась без внимания?

Если же правоохранительные органы реагируют не сразу или реагируют, но не предпринимают никаких мер, не нужно стесняться вызывать их второй и третий раз и, если потребуется, писать жалобы. «Назойливое внимание соседей тоже может спасти ситуацию», — отметила Елена Альшанская.

Директор «Аистенка» добавила, что в случае несвоевременного отклика органов опеки можно обратиться напрямую в министерство образования либо социальной политики своего региона, в котором есть ведущий отдел опеки и попечительства.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям – сиротам» Елена Альшанская заметила: им поступали жалобы, что вмешательство органов опеки и полиции не всегда помогает. «И будем честными, на это есть основания.

Уже были ситуации, когда никто не помогал или ситуация оборачивалась против соседей, обратившихся за помощью, или самих детей, — рассказала она.

— Например, [сотрудники социальных служб] при детях, которые проговорились соседям о сексуальном насилии со стороны отчима, опрашивали родителей, а при родителях — детей. Понятно, что ребенок в такой ситуации будет все отрицать».

Кроме того, случаются и ситуации, когда детей забирают из семьи не из-за того, как с ними обращаются родители, а из-за того, в каких условиях они живут.

Как пояснила Елена Альшанская, жилищные условия могут не иметь никакого отношения к насилию, но так устроено законодательство: единственный документ, который обязаны заполнить органы опеки — акт обследования жилищно-бытовых условий.

Это и приводит к странному перекосу от защиты детей от насилия к проверке условий проживания.

Задача общества — менять текущую ситуацию: помогать семьям, защищать детей и вносить поправки в несовершенное законодательство, заключила эксперт.

Источник: https://takiedela.ru/news/2019/04/16/sosedi-zhestoki-k-rebenku/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий