Есть ли смягчающие обстоятельства, если виновный сирота?

Учитывая смягчающие обстоятельства

Есть ли смягчающие обстоятельства,  если виновный сирота?

Студент ВШЭ Егор Жуков осужден сегодня на три года условно за четыре ролика на , в которых «установлены призывы к экстремистской деятельности».

Безработный Павел Новиков за два удара пластиковой бутылкой по плечу полицейского на акции протеста 27 июля в Москве приговорен к штрафу 120 тыс. руб.

Мерчандайзер Владимир Емельянов получил два года условно за то, что схватил полицейского за бронежилет на том же митинге. Предприниматель Никита Чирцов толкнул двумя руками полицейского в грудь — один год колонии общего режима.

Это вторая волна приговоров по так называемому московскому делу. Вечером также огласили приговоры Егору Лесных (три года колонии общего режима), Максиму Мартинцову (два с половиной года колонии) и Александру Мыльникову (два года условно с испытательным сроком три года).

Читать далее

«Судная пятница» или «черная пятница российской оппозиции» — 6 декабря 2019 года. Так анонсировали накануне этот день в соцсетях адвокаты, правозащитники и даже аполитичные российские граждане. Сегодня в Тверском, Мещанском и Кунцевском судах Москвы вынесены приговоры участникам летних митингов.

«Не воспринимать как победу наказания невиновных»

Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Первым «пошел» Егор Жуков, 21-летний студент Высшей школы экономики, политолог, участник несанкционированного митинга 27 июля. По итогам акции, напомним, Следственный комитет России (СКР) возбудил дело о массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ), предъявив студенту Жукову обвинение по ч. 2 этой статьи (участие в массовых беспорядках) 2 августа.

Следствие утверждало, что Егор Жуков «направлял толпу», но доказать этого не смогло: через 33 дня обвинение сняли, а студента из СИЗО перевели под домашний арест. Сразу же ему было предъявлено новое обвинение: призывы к экстремистской деятельности в «Блоге Жукова» на (ч. 2 ст. 280 УК РФ).

«Дело Жукова» стало одним из самых резонансных: к моменту сегодняшнего вынесения решения суда петицию в его защиту подписали более 100 тыс. человек.

Дело Егора Жукова было рассмотрено за два судебных заседания: первое длилось 11 часов, второе — 10. Главными свидетелями обвинения стали эксперт криминалистического центра СКР Кирилл Хмелевский (предоставил суду скриншоты «Блога Жукова» и эксперт Центра специальной техники ФСБ Александр Коршиков (проводил аналитику видеороликов).

Оценки форм политического протеста, которые Егор Жуков дал в своих роликах, по мнению эксперта Коршикова, «скорее были сдвинуты в сторону насильственных (методов.— “Ъ”)». Три эксперта-лингвиста со стороны защиты, в том числе эксперт при Минюсте РФ Юлия Сафонова, не были допрошены судом после удовлетворения отвода прокурора.

Четыре видеоролика Егора Жукова рассмотрел суд.

Сегодня Кунцевский суд оккупировали более 100 участников группы поддержки обвиняемого. Мало кому из них удалось попасть внутрь: приставы пустили только 30 журналистов, родителей Егора, проректора ВШЭ Валерию Касамару, рэпера Оксимирона (Мирона Федорова) и актрису Чулпан Хаматову. Егор Жуков, проходя мимо, нервно улыбнулся: «Всем привет!»

«Суд установил: Жуков совершил публичные призывы к экстремистской деятельности с целью свержения конституционного строя и решил привлечь к этому неограниченное количество лиц посредством размещенных на видеозаписей в своем блоге.

Указанные действия являются экстремистской деятельностью»,— начала судья Ухналева (рэпер Оксимирон взялся за голову). Оглашение приговора заняло полчаса.

За это время судья обратила внимание, что вина Егора Жукова полностью доказана, а доказательства, в свою очередь, «полностью достоверны»: «О наличии преступного умысла свидетельствует публичное размещение видеороликов по мотивам политической деятельности или вражды».

Затем судья Ухналева цитировала и самого Егора Жукова: «Люди, которые хотят силовой смены власти,— это люди, которые хотят биться о стену головой… насильственные методы не приведут к смене власти». Она также отметила, что суд при вынесении решения учел смягчающие обстоятельства: положительные характеристики и отсутствие судимостей.

https://www.youtube.com/watch?v=cp9lAUF9ceQ

На 29-й минуте оглашения госпожа Ухналева резюмировала: признать Егора Жукова виновным и приговорить его к трем годам лишения свободы условно, лишить его права администрирования сайтов на два года, вернуть ноутбук и штатив (орудия преступления), а «желтый флаг (изъятый при обыске.— “Ъ”) с изображением змеи и лягушек (гадсденовский флаг времен становления США.— “Ъ”) уничтожить».

Дальше судья обстоятельно и ласково разъяснила Егору права: о переезде сообщать, закон не нарушать, отмечаться в полиции каждый месяц. «Приговор понятен»,— кивнул Егор и повернулся к рыдающей матери Татьяне. Ее обнимала проректор Касамара, тоже вся в слезах: «Я не могу успокоиться, плачу от напряжения, мы ведь настраивались на худшее».

Егор может пользоваться компьютером и даже, великое благо, интернетом, но он будет отлучен от администрирования тех или иных ресурсов, как сказано в приговоре.

Речь идет о том, что он не сможет создавать и публиковать определенный контент: видео, аудио и текстовый.

Имеются ли ввиду соцсети — на слух мы именно так поняли приговор суда, будем еще вчитываться спокойно вечером в формулировки, может быть, проведем небольшое лингвистическое исследование о том, что означает предложение про администрирование.

Источник: Как проходило заседание Кунцевского суда по делу Егора Жукова

На улице к этому моменту ликовали сотни человек: перекресток у Кунцевского суда напоминал несанкционированный митинг, который охраняли два автозака, пять полицейских машин и десятки сотрудников правопорядка.

«Егор, Егор!» — кричали собравшиеся, тщетно стараясь не создавать помех транспорту и пешеходам.

Пока внутри суда с Егора снимали браслет, главный атрибут домашнего ареста, Оксимирон вещал на крыльце:

«Условка радует, это значит, что привлекать внимание необходимо и дальше. В современных реалиях мы воспринимаем условный приговор как оправдательный. К сожалению, приговор все равно есть. Сегодня здесь получилось восстановить справедливость частично».

За его речью среди сотен собравшихся наблюдали экс-фигуранты «московского дела» Валерий Костенок и Владислав Барабанов. Через несколько минут на крыльце суда появился Егор Жуков: «Я очень рад такому ажиотажу. Давайте не убьем друг друга, пожалуйста.

Во-первых, я надеюсь, мы уже научились не воспринимать как победу наказания невиновных людей. Я рад, что я на свободе, но тем не менее это совершенно несправедливо.

Во-вторых, это все превратилось в политику и нельзя отделять свою деятельность по защите политзаключенных и несправедливо осужденных от политики. Они превратили суд в репрессивный институт. Это все политика.

И, в-третьих, я просто хочу от всей души поблагодарить тех, кто боролся за мое освобождение: публично и непублично. Я рад, что вы все стоите здесь. Такой интерес к моей персоне. Спасибо, спасибо, спасибо всем!»

Под крики «Россия будет свободной» Егор с родителями и адвокатами спустился с крыльца. Большинство митингующих последовали за ним — сегодня Егор Жуков действительно направлял толпу.

«Срок в СИЗО работает на нас»

Максим Поляков, Коммерсантъ

22-летнего интернет-предпринимателя Никиту Чирцова, толкнувшего полицейского в грудь на акции 27 июля, судья Тверского районного суда Елена Булгакова приговорила к одному году колонии общего режима.

Напомним, сразу после задержания на акции 27 июля Никиту Чирцова лишь оштрафовали на 12 тыс. руб. за нарушение порядка при проведении митинга. Затем предприниматель, который, по версии защиты, не знал об открытом против него уголовном деле, улетел в Минск, но был объявлен в розыск и задержан белорусскими милиционерами. После высылки он прилетел в Москву 30 августа и был задержан 2 сентября.

Сам Никита Чирцов утверждал, что на акции 27 июля просто «выбросил руки» перед полицейским, опасаясь своего задержания.

Поддержать Никиту Чирцова в суд сегодня пришел активист Алексей Миняйло, который ранее был полностью освобожден от уголовного преследования. Он принес белые розы, и, отвечая на вопросы журналистов в коридоре, сказал, что это «символ невиновности».

Бабушка Никиты Надежда рассказала “Ъ”, что до заседания ей предложили «бросить цветы в судью», но адвокат эту идею не одобрил.

Защитник Никиты Чирцова Александр Борков сказал “Ъ”, что считает такой жест спорным, так как не все судьи сегодня являются независимыми в своих решениях.

«Чирцов совершил применение насилия, неопасного для здоровья, в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ.— “Ъ”). Его вина подтверждается показаниями потерпевшего полицейского Михаленка (хотя тот ранее на суде отрицал, что почувствовал физическую боль.— “Ъ”).

Суд считает необходимым оставить меру пресечения в виде содержания под стражей прежней до вступления приговора в законную силу. Приговор — один год колонии общего режима»,— вынесла решение госпожа Булгакова.

Прокурор просил для обвиняемого три с половиной года лишения свободы.

Александр Борков назвал приговор своему подзащитному «на фоне других процессов по “московскому делу”» «подарком» и «проявлением судьей мужества». Он также отметил, что подзащитный по-прежнему не признает вину и подаст апелляционную жалобу на приговор в Мосгорсуд:

«Пока срок в СИЗО работает на нас, потому что каждый день содержания под стражей идет за полтора».

Защитник также пояснил, что к моменту рассмотрения дела в Мосгорсуде будет считаться, что Никита Чирцов отбыл половину срока. Если Мосгорсуд не оправдает Никиту Чирцова, будет подано заявление об условно-досрочном освобождении на основе отсутствия нарушений в СИЗО и положительных характеристик (Никита Чирцов помогает престарелой бабушке и занимается благотворительностью).

После бабушка осужденного Надежда Ложкова радостно спросила “Ъ”: «Но это же не три года, правильно?» Она еще долго говорила с адвокатом. Когда они вдвоем ушли, в коридоре появился отец Никиты Чирцова, тяжело дыша — то ли от слез, то ли от болезни (ранее СМИ сообщали о вибрационной болезни первой стадии в связи с работой шахтером).

Тем временем на улице собрался стихийный митинг примерно в 150 человек. Молодые люди хлопали и кричали: «Условный срок — тоже срок», «Свободу», «Отпускай», «Свободу “Сети”», «Свободу “Новому величию”», свободу «Азату Мифтахову», «Дело ФБК должно быть прекращено», «Нет изоляции интернета».

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4186552

Динамика развития судебной практики по учету смягчающих обстоятельств при назначении наказания

Есть ли смягчающие обстоятельства,  если виновный сирота?

ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УЧЕТУ СМЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ

Хайруллина Р.Г. Камский институт, г. Набережные Челны, Россия

В данной статье рассмотрены проблемы назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств. Проанализирована судебная практика по учету смягчающих обстоятельств при назначении наказания. На основе проведенного исследования автором даются выводы о динамике развития судебной практики по данному вопросу.

Ключевые слова: уголовное законодательство; смягчающие обстоятельства; наказание; преступление; ответственность; приговор.

DYNAMIK PATTERN OF LEGAL PRECEDENTIN RELIANCE ON MITIGATING FACTORS IN CRIMINAL RENALTI

Khairullina R.G.

Kamsky Institute, Naberezhnye Chelny, Russia

The article reviewed the problems of sentencing under mitigating circumstances. The author analyzed legal precedents in reliance on mitigating factors while appointing criminai renalty. On the ground of inverstigation the author succeeded to reach a conclusion on the exact problem.

Keywords: criminal legislation; mitigating circumstances; judgement; crime; responsibility; sentence.

Суд, назначая наказания, подводит итог всему досудебному и судебному разбирательству и устанавливает, какой вид и размер наказания является достаточным для достижения целей наказания. При назначении наказания особое внимание уделяется смягчающим и отягчающим наказание обстоятельствам.

Анализ судебной практики по учету этих обстоятельств при назначении наказания показал, что суды в своей деятельности понимают и применяют смягчающие обстоятельства, выделяя их сущность и значение при назначении наказания. Однако у правоохранительных органов возникают трудности при трактовании отдельных видов смягчающих обстоятельств.

Также часто в судебной практике возникают ситуации, когда некоторые смягчающие обстоятельства по определенному делу остаются невыясненными.

В доктрине уголовного права одним из спорных предметов обсуждения остается вопрос о том, что учет смягчающих обстоятельств – это обязанность или право суда. Одни авторы считают, что учет смягчающих обстоятельств по конкретному делу является правом, а не обязанностью суда [3, с. 21].

В доказательство они приводят аргумент, что факт наличия смягчающих обстоятельств не создает у суда обязанности смягчить наказание, так как суд при выборе санкции проводит учет не только смягчающих, но и отягчающих обстоятельств, равно как и уровня угрозы для общества, характера самого преступления и характеристики субъекта.

Эта точка зрения представляется неприемлемой. По действующему уголовному законодательству смягчающие обстоятельства подлежат неукоснительному учету судом при назначении наказания.

На обязательность обнаружения и учета анализируемых обстоятельств указывается не только в уголовном, но и в уголовно-процессуальном законодательстве (статьи 73, 220, 307 УПК РФ).

Вследствие неполного выявления обстоятельств дела возможно возникновение причин для отмены приговора суда.

Согласно положениям, установленным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, предусмотрено, что в соответствии с принципа-

ми статей 6 и 60 УК РФ при назначении санкции за совершенное деяние требуется учитывать данные и характеристики лица, совершившего деяние, в частности данные, которые имеют юридическую значимость и зависят от элементов состава совершенного деяния или установленных в законе особенностей для привлечения к уголовной ответственности и назначения наказания, так и другие сведения, относящиеся к личности субъекта преступления, которые есть в наличии у суда при вынесении приговора. К таким сведениям, в частности, относятся сведения о наличии у виновного лица заболеваний, семейное и имущественное состояния подсудимого, поведение в быту, наличие у подсудимого на содержании детей и иных иждивенцев (престарелые родители, инвалиды из числа родственников) [6].

Суд обязан учитывать смягчающие обстоятельства в составе с уровнем угрозы для общества, характером самого преступления, характеристиками субъекта и другими причинами.

В связи с этим, учесть смягчающие обстоятельства – значит смягчить наказание, подлежащее назначению в случае не выявления отягчающих обстоятельств.

Поэтому следует присоединиться к мнению ученых, считающих, что учет смягчающих обстоятельств является обязанностью, а не правом суда [8, с. 5].

И.И.

Горелик, рассматривая разницу между смягчающими обстоятельствами, прописанными в уголовном законе, и обстоятельствами, не указанными в законодательстве, обратил внимание на то, что учет обстоятельств, отмеченных в законе, является обязанностью суда, а учет вторых – его правом [1, с. 47]. Возражая против такого мнения, Л.А. Долиненко вполне объективно отмечает: «Если суд установил наличие в деле смягчающих обстоятельств, независимо от того, указаны они в законе или нет, то он обязан и учесть их» [2, с. 81]. В статье 61 УК РФ суду предоставляется право учитывать в качестве смягчающих обстоятельства, не обозначенные в законе. Отсюда следует, что если суд признал какое-то обстоятельство смягчающим наказание, то у него возникает обязанность учесть это обстоятельство при назначении санкции за совершенное деяние [5, с. 125].

Наказание, назначаемое лицу, совершившему преступление, должно быть объективным, т.е. соответствовать уровню угрозы для общества, характеру самого преступления и характеристикам субъекта, обстоятельствам, обусловившим совершение преступления.

Возможность осуществления этого правила предусмотрена самим содержанием уголовного закона, например, статьи 61, 62 УК РФ позволяют, при факте указанных в них обстоятельств, существенно смягчить наказание.

Так, согласно положениям статьи 62 УК РФ обязательное смягчение наказания в пределах двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией, применяется в случае существования смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 УК РФ, а также в пределах половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией, применяется в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при существовании смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктом «и» части 1 статьи 61 УК РФ [7].

Пленум Верховного Суда РФ по этому вопросу исходит из положения более широкого применения статьи 62 УК РФ, так как она отвечает заложенным в законодательстве принципам гуманизма и справедливости при определении вида и размера наказания и индивидуализации назначения наказания.

Согласно положениям статьи 60 УК РФ суды при назначении наказания учитывают следующие обстоятельства: исправление осужденного и воздействие наложенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи (лишение средств на существование в результате утраты трудоспособности), при этом могут быть учтены и фактические семейные отношения, не закрепленные в Семейном кодексе РФ.

Судам, при определении наказания, надлежит иметь в виду, что при определении положений, предусмотренных в статье 62 УК РФ, действуют правила, прописанные в части второй указанной статьи.

Однако, несмотря на истолкования Пленума Верховного Суда РФ по вопросу назначения наказания при существовании смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» и отсутствии отяг-

чающих обстоятельств, в практической деятельности судов по данному вопросу все еще имеют место расхождения.

Исходя из предписаний статьи 69 УК РФ, предусматривающей назначение наказание по совокупности преступлений, учет смягчающего обстоятельства, признанного судом по одному из совершенных преступлений, осуществляется как при назначении наказания за указанное преступление, так и при определении наказания по совокупности преступлений. При определении правила назначения наказания в указанных случаях действует следующее: на основании положений статьи 69 УК РФ при установлении судом обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 УК РФ и отсутствии обстоятельств, предусмотренных статьей 63 УК РФ, менее строгое наказание поглощается более строгим или действует правило полного или частичного сложения наказания [6].

Исследование и подытоживание судебной практики по данной проблеме показывает, что суды достаточно часто при назначении наказания учитывают смягчающие обстоятельства, не расписанные в законе. Такие как, положительные характеристики, состояние здоровья подсудимого, признание вины, ранее не судим (совершение преступления впервые, первая судимость и т.п.

), отсутствие тяжких последствий, пенсионный возраст, воспитание в неполной семье, многодетной семье; занятие учебой или общественно полезным трудом; наличие тяжелого заболевания; больные родители (дети); участие в боевых действиях; наличие заслуг перед отечеством; наличие на иждивении нетрудоспособных членов семьи; сирота; мнение потерпевшего и другие обстоятельства дела.

Чтобы суд признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, обстоятельство не прописанное в части 1 статьи 61 УК РФ необходимо, чтобы оно обладало как минимум следующей совокупностью признаков: нехарактерностью для большинства преступных посягательств и значительностью влияния на наказание [3, с. 84].

Практика применения смягчающих наказание обстоятельств удостоверяет то, что сегодня все же недостаточно четко урегулированы отдельные проблемы данного института, например, ни ныне, ни ранее действо-

вавшее уголовное законодательство не содержало определения понятия смягчающих обстоятельств, что препятствует пониманию их правовой природы; не имеется пояснений формулировок отдельных смягчающих обстоятельств, для наиболее действенного их применения (например, наличие малолетних детей у виновного) [5, с. 218]; проблема о степени обязательности учета обстоятельств, смягчающих наказание. Значимость последнего усугубляется тем, что иногда в различных источниках высказывается мнение о необязательности учета предусмотренных законом смягчающих обстоятельств, что не может быть признано правильным.

Список литературы

1. Горелик И.И. Наказание и е

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/dinamika-razvitiya-sudebnoy-praktiki-po-uchetu-smyagchayuschih-obstoyatelstv-pri-naznachenii-nakazaniya

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Есть ли смягчающие обстоятельства,  если виновный сирота?

Егор Жуков на заседании суда

Сергей Бобылев/ТАСС

Студент ВШЭ Егор Жуков, ставший “лицом” московского дела о массовых протестах, на свободе. Суд признал его виновным в публичных призывах к экстремистской деятельности и дал 3 года условно. А еще на 2 года ограничил использование интернета: Жуков не сможет вести свой видеоблог, с помощью которого, как решил суд, он и призывал к экстремизму.

Павел Новиков оштрафован на 120 тыс. рублей за то, что ударил пластиковой бутылкой полицейского по шлему.

Еще одного фигуранта “московского дела”, Владимира Емельянова, суд признал виновным в применении насилия в отношении представителя власти. Суд, однако, учел смягчающие обстоятельства: он сирота и астматик, а также имеет на попечении бабушку и прабабушку. Ему дали 2 года условно с испытательным сроком 3 года.

Одновременно с судебными решениями внезапно прекратилось уголовное дело против еще одного участника протестов — Сергея Фомина. Как сообщила пресс-служба Следственного комитета, в его действиях не нашлось состава преступления. Вместе с тем следствие отметило, что в его действиях есть признаки административного правонарушения.

Еще одного участника протестов, Сергея Абаничева, суд арестовал на 15 суток, но освободил от наказания, засчитав его пребывание в СИЗО. То же самое — с Даниилом Кононом. Еще в начале сентября СК прекратил уголовные дела против них, переквалифицировав их действия в административные правонарушения.

“Уголовное преследование в отношении Фомина прекращено, а избранная ранее мера пресечения в виде домашнего ареста отменена”, — сообщили в пресс-службе СК.

Не повезло Никите Чирцову, который толкнул на митинге сержанта полиции и “причинил ему боль”. Его приговорили к году колонии. К слову, это и впрямь довольно странный приговор: даже потерпевший полицейский заявил на суде, что не почувствовал боли и лишение свободы было бы несоразмерно деянию.

Чирцов — единственный, кто получил сегодня реальный срок. Впрочем, время, проведенное в СИЗО, ему зачли по формуле “день за полтора”, так что он выйдет из колонии раньше.

Что будет с остальными фигурантами дела — пока неизвестно, но тенденция на смягчение наказания прослеживается.

Егор Жуков после суда заявил, что такие приговоры нельзя воспринимать как победу. Действительно: его признали виновным, дали условный срок. Надо было целиком оправдать, считает Жуков, не утративший оппозиционного задора за все эти долгие месяцы “московского дела”.

Егор вообще из суда вышел радостным и бодрым: он словно чувствовал себя вновь на трибуне, а над его головой сиял нимб непримиримого борца с системой.

Его последняя речь на суде полна пафосных штампов и напоминает эпизод из американского кино про борьбу всего хорошего против всего плохого.

Ну да ладно, человеку 21 год.

“Опять кормить этого обормота”, — с доброжелательным юмором прокомментировал РЕН-ТВ отец студента.

Отца, конечно, можно понять.

Рэпер Оксимирон, который регулярно ходит на судебные заседания и поддерживает фигурантов “дела 27 июля”, сказал, что мы воспринимаем условный срок как оправдательный приговор, что, конечно, плохо.

И карьера Жукова, к слову, после приговора пошла в гору: он стал корреспондентом “Новой газеты”, а главред “Эха Москвы” Алексей Венедиктов пригласил его журналистом в свою редакцию.

Маргарита Симоньян, которую так любит радостно травить оппозиционное сообщество, оказалась права. Накануне оглашения приговора она написала в своем Telegram-канале, что Жуков не получит реальный срок. А еще — что у нас не Британия, где человека пожизненно посадили за угрозы убить принца Джорджа.

Знала ли что-то Симоньян или просто хорошо чувствует повестку — неизвестно. Но приговор по “московскому делу” показал несколько важных тенденций, которые, судя по всему, теперь будут преобладать в “политических” делах.

Первое — суды внезапно не повторяют приговор слово в слово за следствием и обвинением, как это было раньше. Напомним: прокуратура просила дать Егору Жукову 4 года колонии. Суд решил иначе. Значит ли это, что судебная система в России стала более самостоятельной? Вряд ли. Но определенно это хорошие новости.

Второе и главное — власть учится прощать. Сильная власть прощает своих врагов, и у этого жеста в перспективе больше хороших последствий, чем плохих.

При том, что тот же Егор Жуков — уж будем честны — действительно призывал к протестам и координировал их, показывал, как перекрывать улицы и устраивать беспорядки. Было? Было. Все это есть на видеозаписях.

Это не Павел Устинов, и это не из серии “я просто проходил мимо и споткнулся о росгвардейца”. Жуков — именно протестный активист, призывающий, координирующий, направляющий. В этом плане условный срок даже немного удивляет.

Но опять же — власть учится прощать. Хорошо, поправим: учится, но очень аккуратно.

Приговор расстроил некоторых рьяных охранителей в соцсетях. Их точка зрения: “Хотите как на Украине? Сегодня мы прощаем этих “онижедетей”, а завтра они будут жечь покрышки?”

Опасения вполне логичны, учитывая, что каждое такое дело еще больше накручивает оппозиционную среду, и даже оправдательные приговоры и условные сроки не могут снизить градус напряжения: они воспринимаются как нечто должное. Они воспринимаются в оппозиционной среде как “власть сдалась и пошла на уступки обществу”, а не как “власть учится прощать”. А это, действительно, может дать повод к мыслям, будто на власть можно и нужно давить дальше.

Складывается ощущение, что власть сейчас в процессе отработки правильной реакции на протесты. Такой реакции, которая дала бы понять, что шутки с ней плохи, но при этом не выглядела бы людоедской.

Баланс, конечно, очень сложный, и сможет ли государство его соблюсти, и к чему это приведет, и нужен ли он тут вообще, этот баланс, — вопросы, вопросы, вопросы.

Не будем играть в предсказателей, это дело неблагодарное и бессмысленное.

В конце концов, самое адекватное объяснение этой попытке найти баланс дал Песков в своем скупом комментарии: “Мы не сторонники на что-то закрывать глаза, но и не склонны к тому, чтобы что-то преувеличивать”.

Это можно счесть и за сигнал оппозиции. Власть говорит: “Нет, ребята, мы не закроем на вас глаза, но и не будем сжигать вас заживо на площадях. Мы с вами действуем в рамках закона и ищем пути нормального человеческого компромисса”.

Если вы, конечно, не блогер Синица и не призываете убивать детей росгвардейцев. Призывать к убийству — плохо. По возможности избегайте этого.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2019/12/06/Vlast__kotoraja_uchitsja_pr

Жилищный вопрос
Добавить комментарий