Амнистия и её трактовка судьёй

Амнистия капитала – что дышло. ФСБ перешагивает через обещание Путина не сажать сообщивших о заграничных богатствах

Амнистия и её трактовка судьёй

Закон об амнистии капитала, гарантирующий предпринимателям неприкосновенность, показал второе дно. Заполненная миллиардером Валерием Израйлитом опись возвращаемых в Россию богатств стала вещдоком против него.

Валерий Израйлит//Александр Николаев/Интерпресс

Впервые в России подавший декларацию на амнистию капитала бизнесмен привлечен к уголовной ответственности на основании сведений из этой декларации. Петербургское дело Израйлита расходится с заявлениями Владимира Путина.

Директором и председателем совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» (управляет одноименным портом) Валерий Израйлит работал с девяностых.

К 2014 году, когда объем выведенных за рубеж средств превысил 150 млрд долларов и президент Владимир Путин анонсировал амнистию капитала с обеспечением правовой защиты со стороны государства, – предприниматель нажил немало. Он точно был самым зажиточным портовиком России и рублевым миллиардером.

Федеральный закон «О добровольном декларировании активов и счетов в банках» вступил в силу в июне 2015 года. Он гарантировал освобождение от уголовной ответственности по ряду экономических статей, связанных с выводом капитала за рубеж.

Израйлит воспользовался правом амнистии. По данным «Фонтанки», специальную декларацию он подал 30 июня 2016 года – в последний день установленного срока.

Ее зарегистрировали под номером 4707006000001 и положили на хранение в ФНС России на Неглинной улице. В ней было перечислено все имущество, приобретенное за рубежом или выведенное туда.

Своей подписью Израйлит подтвердил подлинность сведений.

По ФЗ об амнистии капитала, сведения из декларации признаются налоговой тайной, режим хранения и доступа к ним обеспечивают исключительно налоговые органы.

«Иные государственные или негосударственные органы и организации не вправе получать доступ к таким сведениям. Они могут быть истребованы только по запросу самого декларанта», – казалось бы, гарантировал закон.

Через полгода после подачи декларации, в декабре 2016-го, Израйлита задержали и арестовали по делу о мошенничестве. Пока он был под стражей, ФСБ мучилась с доказательствами, искала ключи к сокровищам портовика и, наконец, добыла их.

По данным «Фонтанки», в июле 2017 года следователь из Петербурга приехал в ФНС России на Неглинной улице, предъявил налоговикам постановление Дзержинского суда Петербурга, провел выемку и изъял спецдекларацию Израйлита как «имеющую значение для уголовного дела и подтверждающую его причастность к осуществлению противоправной деятельности».

Статья 4 ФЗ об амнистии капитала освобождает декларантов от уголовной ответственности за преступления, предусмотренные статьями 193, 194, 198, 199, 199.1, 199.2 УК. Это уклонение от возврата денежных средств, уплаты таможенных платежей, налогов, сокрытие денежных средств.

Вероятно, следователи УФСБ сличили федеральный закон об амнистии капитала с Уголовным кодексом. Их задача была проста – не совпасть по статьям. 

С августа 2017 года с этой спецдекларацией начались активные действия. Ее показывали подчиненным Израйлита, те подтверждали достоверность данных и в меру своих знаний давали пояснения и комментарии.

Дело у следствия спорилось. Через два месяца Израйлиту предъявили широкоформатное обвинение. Из одного эпизода оно разрослось до пяти по трем статьям УК – особо крупное мошенничество (159), вывод денег с использованием подложных документов (193.1), легализация преступных доходов (174.1).

Спецдекларация Израйлита благодаря усилиям УФСБ перестала иметь малейшие признаки секретности. Следствие ссылается на нее не только в обвинительном заключении, но и в ходатайствах в суд.

Из декларации оно почерпнуло сведения о том, что Израйлит контролирует иностранные компании, в том числе зарегистрированные на Британских Виргинских островах «Мидвест Маркетинг Лимитед» (Midwest Marketing Limited), «Гуидел Ассетс ЛТД» (Guidel Acсeтs LTD), «Омнипреза Лимитед» (Omnipresa Limited), «ЮФИ Фаундейшн» (UFI Foundation).

Кроме того, документ дал госбезопасности исчерпывающий список имущества, зарегистрированного Израйлитом за границей: квартиру в Лондоне на Эбери сквер, 50 акций «ЮФИ Инвестментс Лимитед» номинальной стоимостью 1000 долларов за акцию (50 % уставного капитала), 100 % доли в ООО «Экология-Курголово», банковские счета в люксембургском банке CA Indosuez Wealth с долларами, фунтами и рублями.

В сентябре 2019 года уголовное дело передали в Смольнинский районный суд Петербурга. На стадии предварительного слушания защита Израйлита попросила исключить спецдекларацию из списка вещественных доказательств.

«Сведения в декларации не могут быть использованы в качестве доказательства в рамках уголовного дела», – говорится в федеральном законе.

Судья Анжелика Морозова отказала, так как Израйлиту вменены преступления, которые в законе об амнистии капитала не перечислены, а следовательно, по мнению суда, гарантии на предпринимателя не распространяются, и декларацию можно использовать в качестве доказательства.

«Послужной» список Израйлита действительно содержит другие обвинения. Но характерные особенности спецдекларации не конкретизированы, федеральный закон допускает двоякое толкование. Защита, например, была уверена, что декларация предпринимателя не может служить вещдоком ни по какому составу преступлений.

На это, например, обратил внимание бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он выразил мнение, что прецендент в Петербурге может отразиться на возврате капитала в страну.

«Я бы назвал целенаправленную однобокость суда [Смольнинского в Петербурге] прямой угрозой таких задач.

В ближайшее время я попрошу председателя Верховного суда РФ инициировать заседание Пленума ВС для того, чтобы выпустить постановление с более детальной трактовкой закона.

А к генеральному прокурору обращусь с просьбой провести проверку не только этого дела, но и вообще всех дел, связанных с амнистией капиталов», – заявил Титов.

Защита Израйлита настаивает на возвращении дела в прокуратуру для устранения нарушений.

«Валерий Соломонович, как и ряд других бизнесменов, получил гарантии от президента России в виде его публичных выступлений о том, что деофшоризация экономики будет благом, и, следуя тренду, подал документы.

Он доверял правилам игры, о которых все говорили, – сообщил «Фонтанке» адвокат Владимир Ковин.

– На момент обращения в ФНС Израйлит не был осведомлен, что он может быть привлечен к уголовной ответственности».

Амнистия капитала продлена до следующей весны. По данным Минфина, в 2018 году бизнесмены задекларировали остатки по счетам в объеме 10 млрд евро.

Александр Ермаков, «Фонтанка.ру»

Источник: https://www.fontanka.ru/2019/09/23/112/

Верховный суд разъяснил правила амнистии капитала

Амнистия и её трактовка судьёй

Вячеслав Лебедев решил разобраться в правилах амнистии капитала /Сергей Бобылев / ТАСС

Верховный суд (ВС) разъяснил, что правоохранительные органы не могут использовать для доказательства преступлений декларации, поданные по закону об амнистии капитала. Подготовить такое разъяснение коллегии Верховного суда по уголовным делам поручил председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, сообщила пресс-служба суда. Сегодня его утвердил президиум Верховного суда.

Декларация может использоваться в суде только с согласия того, кто ее подал, пояснил ВС.

Гарантии, предусмотренные законом об амнистии капитала, распространяются не только на налоговые преступления, но и «на любое иное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом».

Коллизия между Уголовно-процессуальным кодексом, законом об оперативно-розыскной деятельности и нормами амнистии капитала должна решаться в пользу последней.

Вопрос о законности использования в уголовных процессах деклараций, поданных по амнистии капитала, стал актуальным при рассмотрении дела Валерия Израйлита, совладельца компании «Усть-Луга», строившей одноименный порт в Ленинградской области.

По версии обвинения, преступная группа, в которую входил Израйлит, экономила на поставках некачественных труб для порта и выводила средства за границу. Одним из доказательств обвинения стала декларация, поданная Израйлитом в 2016 г. по амнистии капитала.

Ее сотрудники ФСБ изъяли по решению суда из центрального офиса Федеральной налоговой службы.

Адвокаты Израйлита настаивают на незаконности использования декларации в процессе против предпринимателя. Однако Дзержинский районный суд Петербурга решил, что поскольку Израйлиту инкриминированы преступления, на которые амнистия не распространяется, значит, использование декларации законно.

Затем судья Верховного суда Александр Ботин отказался передать в кассационную инстанцию жалобу адвокатов Израйлита на изъятие его декларации. Бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что использование спецдекларации как доказательства идет вразрез с буквой закона.

«Сегодня мы видим, что президиум ВС элементарно встал на защиту здравого смысла и тех политических установок, которые существовали на момент принятия закона об амнистии капиталов и продолжают существовать. Правила игры нарушать нельзя, иначе игры не будет.

Сегодняшнее решение с точки зрения защиты законных интересов бизнеса можно назвать безукоризненным», – отметил он.

Решение о том, что бизнесу должно быть дано разъяснение, было принято на самом высоком уровне, говорит федеральный чиновник, важно показать, что государство готово подтвердить свои гарантии.

Защита Израйлита поддерживает подход Верховного суда – его позиция должна снять все спорные вопросы и обеспечить гарантии, предусмотренные амнистией капитала, заявила один из адвокатов бизнесмена – Виктория Бурковская.

Решение президиума Верховного суда никто пересмотреть не может, уверена она. По закону разъяснения носят рекомендательный характер, но судьи, как правило, им следуют.

Закрепить решение президиума можно только правоприменительной практикой, полагает она: если какой-то суд не будет следовать разъяснению ВС, то вышестоящие инстанции должны будут отменить его решение.

Конституция и закон о Верховном суде закрепляют его право давать обязательные для судов разъяснения, но в каком виде – не конкретизируют, говорит руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Верховный суд всегда практиковал разъяснения судам в форме ответов на вопросы, утверждаемые президиумом, продолжает он. Высшим уровнем считаются разъяснения пленума ВС, но, видимо, конкретное решение дать разъяснения президиума было принято в связи со срочностью вопроса, заключает Зарипов.

Изменить решение президиума может лишь он сам, однако стоит закрепить его позицию пленумом ВС как вышестоящей инстанцией, считает он.

Верховный суд продемонстрировал реализацию фундаментального принципа благоприятствования защите в уголовном процессе, о котором стали забывать правоохранительные органы, говорит партнер «Коблев и партнеры» Руслан Коблев. Решение должно быть оформлено в форме постановления президиума ВС, считает он. Удивляет только то, что всего неделю назад судья Верховного суда занимал абсолютно противоположную позицию, напоминает Коблев.

Разъяснения президиума Верховного суда будут иметь значение для правоприменительной практики нижестоящих судов при рассмотрении уголовных дел в отношении тех, кто подал декларации по амнистии, уверена старший юрист «Щекин и партнеры» Айгуль Абдрашитова.

Такой подход соответствует идее амнистии капитала: специальная декларация – налоговая тайна, госорганы не могут использовать ее в расследовании уголовных дел.

Что касается дела Израйлита, в его случае доказательство может быть признано недопустимым, указывает она.

К июню 2019 г. бизнесмены подали 19 000 деклараций, сообщал Минфин (совокупно за три волны амнистии капитала). Еще в 2014 г.

гарантии по амнистии подтверждал лично президент Владимир Путин, который обещал, что бизнес «получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала».

Однако уже после первых новостей о прецеденте в деле Израйлита желание бизнеса подавать спецдекларации иссякло, говорил партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин.

Многие клиенты были возмущены и рассказывали, что собираются обращаться напрямую к высокопоставленным чиновникам за разъяснениями и гарантиями, что это будет единичным случаем, добавлял налоговый консультант крупной компании. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в октябре уточнял, что «эпизод [по делу Израйлита] докладывался президенту».

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2019/10/30/815062-verhovnii-sud-pravila-amnistii-kapitala

Объявляя амнистию, государство не гарантирует потерпевшим возмещение ущерба преступниками..

Амнистия и её трактовка судьёй

Судья Верховного суда Украины Тамара Присяжнюк считает, что государство вправе амнистировать только тех, кто совершает преступления против него

Судья Верховного суда Украины кандидат юридических наук Тамара Присяжнюк не первый год профессионально занимается правами потерпевших от преступлений. Это ее идеей стало создание специального государственного Фонда потерпевшего — ведь не секрет, что преступнику порой не из чего компенсировать нанесенный им ущерб.

Инициативы Присяжнюк не остаются незамеченными в народе. Судья получает из всех уголков страны пачки писем, в которых ее просят продолжать добиваться реальной защиты прав потерпевших.

Сегодня мы разговариваем с заслуженным юристом Украины Тамарой Присяжнюк о касающихся этой темы законопроектах, которые вот-вот будут приняты парламентом.

«Принятие закона о Фонде потерпевшего не означает быстрого изменения ситуации»

– Тамара Ивановна, совсем недавно парламентский комитет рекомендовал к принятию во втором чтении законопроекта о возмещении со стороны государства ущерба потерпевшим от насильственных преступлений.

Параллельно народными депутатами Украины инициируется внесение в Уголовно-процессуальный кодекс изменений, которые расширят права потерпевших как участников процесса.

В частности, предлагается заслушивать их мнение при вынесении решения о взятии под стражу лица, совершившего преступление, или о продлении сроков содержания под стражей. Это означает, что государство наконец повернулось лицом к потерпевшим от преступлений?

– Вы правы. Но несмотря на весь позитив инициируемых в парламенте предложений, я бы не спешила делать столь оптимистические выводы.

Что касается Фонда потерпевшего (о котором я уже рассказывала на страницах «ФАКТОВ»), то даже принятие во втором чтении закона о нем не означает, что фонд сразу же заработает.

Законопроект приобретает статус закона и вступает в силу только после завершения всей законодательной процедуры вплоть до подписания его Президентом Украины.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 95 Конституции Украины, только законом о государственном бюджете определяются любые расходы государства на общественные потребности, размер и целевое назначение этих расходов. То есть для решения вопроса о создании Фонда потерпевшего должно быть принято исключительно политическое решение.

Что касается внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, то и в этом случае не все так просто. Позволить потерпевшему высказывать мнение по вопросу о взятии под стражу — еще не значит наделить его всем комплексом необходимых прав.

Вопрос о применении к подозреваемому или обвиняемому такой меры пресечения решается судом в очень сжатые сроки — на протяжении 72 часов с момента задержания. И если прокурор и адвокат постоянно находятся «на связи» с делом, то оперативно вызвать на судебное заседание потерпевшего не всегда возможно.

То есть эта норма может остаться «мертвой», ее нельзя будет реально применить.

– Тогда зачем же вносить такие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс?

– Главное — заложить основу для развития механизма защиты прав потерпевшего в уголовном процессе. И с этой точки зрения инициатива парламентариев имеет очень важное значение.

Но, по-моему, гораздо важнее спрашивать у потерпевшего его мнение о процессуальных решениях по уголовному делу в других случаях: например, для определения судом меры наказания или при принятии решения о применении акта об амнистии.

– Кстати, об амнистии. Не за горами «традиционные» для нее праздники — 9 Мая, День Конституции, День независимости. Неужели повлиять на решения, являющиеся прерогативой законодательного органа, сможет потерпевший? При чем он здесь?

– Я бы лучше спросила, при чем здесь государство. Но вы абсолютно правы: согласно украинскому законодательству, акт амнистии принимает Верховная Рада, а подписывает Президент.

Критериями освобождения являются возраст, пол, наличие детей или социальный статус (например, участник войны, ликвидатор аварии на ЧАЭС), а также категория совершенного преступления — порой вплоть до тяжкого. Как правило, ежегодно на основании закона об амнистии из тюрем выпускают тысячи людей.

И хотя они не освобождаются от обязанности возместить ущерб, причиненный преступлением, статистика показывает, что этого не происходит, — нигде не работающим и не имеющим имущества амнистированным ущерб возместить просто нечем.

Практически половина совершаемых в Украине преступлений (по данным судебной статистики за год) — это кражи и грабежи.

По-моему, и математики никакой не нужно, чтобы понять, что амнистия — это хоть и гуманный акт по отношению к осужденным (или тем, в отношении кого ведется расследование), но совершенно античеловечное решение в отношении потерпевшего.

Ведь в исправительных учреждениях преступники хотя бы привлекаются к труду и могут отсчитывать потерпевшим какие-то деньги. А так…

– Но амнистия применяется во всем мире. Получается, весь мир не прав?

– В разных странах мира амнистию понимают по-разному. Я не зря спросила, при чем здесь государство. Основная задача правового государства — обеспечение прав и свобод человека. А страна, провозгласившая в уголовном законодательстве принцип уголовной ответственности за совершенные преступления, актом амнистии свидетельствует о том, что эта ответственность и наказание — просто фикция.

В течение многих лет отношение к «прощению» как к правовому явлению было неоднозначным. В противовес тому мнению, которое выражается отечественными законами, нужно рассказать и об иной точке зрения.

Так, еще известный итальянский просветитель Ч. Беккариа считал, что в совершенном законодательстве, где наказания умеренны, а суд праведен и скор, прощение не должно иметь места. Английский философ и юрист И.

Бентам также полагал, что если законы слишком жестоки, то помилование является необходимым их дополнением, но такое дополнение — зло, и там, где законы хороши, незачем иметь магическую палочку, пригодную для их уничтожения. Эта тенденция четко выражена в уголовном законодательстве стран Западной Европы.

Так, в Уголовный кодекс Франции институт прощения не включен.

На современном этапе европейские законы об амнистии принимаются исключительно в отношении преступлений, совершенных против интересов государства в целом (например, закон ФРГ об оглашении освобождения от уголовной ответственности от 23 декабря 2003 года, который был применен к лицам, уклонившимся от уплаты налогов, закон Нидерландов об амнистии нелегальных мигрантов, принятый в конце 2006 года).

То есть государство должно быть «при чем» только в отношении преступлений, совершаемых против его интересов. А потерпевшему необходимо чувствовать себя защищенным и быть защищенным по-настоящему.

И если законодатель придерживается той точки зрения, что акт амнистии в существующем виде необходим, то давайте дадим возможность потерпевшему сказать суду, насколько применение этого акта соответствует его интересам.

Не исключено, что в таком случае хотя бы возникнет необходимость закрепления в законодательстве института так называемой условной амнистии, когда освобождение от ответственности или наказания происходило бы при условии возмещения вреда, удержания от совершения правонарушений и т. п.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/35984-obyavlyaya-amnistiyu-gosudarstvo-ne-garantiruet-poterpevshim-vozmecshenie-ucsherba-prestupnikami-vypucshennymi-na-svobodu

Верховный суд России защитил бизнес, поверивший в амнистию капиталов

Амнистия и её трактовка судьёй
Правообладатель иллюстрации Tass

Декларации, поданные по закону об амнистии капитала, не могут служить основанием для возбуждения уголовных дел, говорится в разъяснении Верховного суда России. Ранее на основании декларации было возбуждено дело против Валерия Израйлита, что российский бизнес.

Подготовить разъяснение председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев поручил коллегии по уголовным делам. Президиум Верховного суда утвердил его в среду.

“Установлен абсолютный запрет… на использование в качестве основания для возбуждения уголовного дела или в качестве доказательства по уголовному делу факта предоставления декларации [об амнистии капиталов]”, – цитирует разъяснение Верховного суда агентство Прайм.

Кроме того, указал суд, силовики не вправе получать доступ к декларациям по амнистии капиталов даже по решению суда – истребовать и приобщить эти документы к делу может только сам декларант.

В разъяснении также подчеркивается, что гарантии, предусмотренные законом об амнистии капитала, распространяются не только на налоговые преступления, но и “на любое иное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом”.

Коллизия между Уголовно-процессуальным кодексом и нормами закона об амнистии капитала должна решаться в пользу закона, решил президиум Верховного суда.

Почему это важно

В 2014 году президент Владимир Путин, анонсируя амнистию капитала в ежегодном послании Федеральному собранию, обещал, что бизнесменов, решивших легализовать свои средства в России, “не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала”.

Вопрос о законности использования правоохранительными органами налоговых деклараций, поданных в рамках амнистии капитала, стал обсуждаться после того, как на основании этого документа было возбуждено уголовное дело в отношении совладельца компании “Усть-Луга” Валерия Израйлита.

По версии следствия, преступная группа, в которую входил бизнесмен, похитила более 200 млн рублей при строительстве нефтебазы в порту Усть-Луга и вывела их за границу.

Как рассказывал Би-би-си адвокат Владимир Ковин, данные из декларации Израйлита следствие использовало как доказательства его вины в совершении преступлений, предусмотренных статьями 193 (“невозвращение валюты из-за границы”) и 174 (“отмывание денежных средств”) УК РФ.

При этом в суде выяснилось, что следователи ФСБ принудительно изъяли декларацию предпринимателя у Федеральной налоговой службы (ФНС).

Защита Израйлита настаивала на незаконности использования документа в процессе и обратилась с жалобой в Верховный суд России. Сначала судья Верховного суда Александр Ботин не усмотрел нарушения закона в действиях сотрудников ФСБ, однако 28 октября зампред Верховного суда Владимир Давыдов отменил его постановление.

Теперь Защита Израйлита собирается направить новое ходатайство об исключении из дела доказательств из декларации об амнистии капитала, сказала Интерфаксу адвокат Виктория Бурковская.

“Причем не только документов из спецдекларации, но и документов, основанных на материалах спецдекларации”, – пояснила она. Следующее заседание суда по делу Израйлита назначено на 5 ноября.

Российский бизнес-омбудсмен Борис Титов, предупреждавший о том, что прецедент с использованием декларации в суде подорвет доверие тех, кто собирался легализовать спрятанные за границей капиталы, назвал разъяснение Верховного суда “радостным событием”.

“Верховный суд в данном случае сработал на защиту законных интересов бизнеса на все 100%… Собственно говоря, президиум всего лишь сказал, что закон об амнистии капиталов нужно читать так, как он написан, не прибавляя и не убавляя. Но для современной российской действительности подобный подход высшей судебной инстанции – радостное событие”, – заявил он.

Разъяснением удовлетворены и в Кремле, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Ранее он говорил, что “эпизод [по делу Израйлита] докладывался президенту”.

Разъяснения президиума Верховного суда будут иметь значение для правоприменительной практики нижестоящих судов при рассмотрении уголовных дел против тех, кто подал декларации об амнистии капитала, сказала “Ведомостям” старший юрист “Щекин и партнеры” Айгуль Абдрашитова. Ранее бизнесмены говорили изданию, что случай с Израйлитом очень напугал их.

Минфин России сообщал, что к июню 2019 году было подано 19 тысяч таких деклараций.

После сообщений о прецеденте в деле Израйлита желание у бизнесменов пропало желание подавать спецдекларации, говорил “Ведомостям” партнер компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин.

А еще один собеседник издания шутил: после таких новостей уже завтра многие из тех, кто поверил обещаниям властей, будут лететь за границу.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-50236191

Жилищный вопрос
Добавить комментарий