111 статья (что делать, если мы – обвинитель)?

Структура обвинительной речи в суде I инстанции

111 статья (что делать, если мы - обвинитель)?

В настоящее время ученые рекомендуют выделять в обвинительной речи как минимум три части: вступление, главная часть, заключение. Каждая, из которых может включать самостоятельные разделы [1, c. 36].Рассмотрим каждый из структурных элементов.

1.                  Вступление. Внимание к выступлению в большей степени зависит от его начинания, сумеет ли оратор установить контакт с судом, как сможет акцентировать внимание слушателей.

Так, например, государственный обвинитель И. начинает свою речь с оценки совершенного преступления: «К огромному сожалению и сегодня нередки случаи преступного посягательства на самое ценное, что есть у человека — жизнь, со стороны себе же подобных. Именно поэтому уголовный закон признает данное преступление одним из самых тяжких и предусматривает суровое наказание за его совершение.

Сегодня на скамье подсудимых находится Ю., который органами предварительного следствия обвиняется в совершении покушения на убийство, то есть умышленное лишение жизни жителя этого же села. Что же побудило Ю. взять на себя такой грех, мы попытались в ходе судебного следствия, допросив подсудимого, потерпевшего, свидетелей и исследовав письменные материалы уголовного дела…».

а)                 Всякое преступление, независимо от его характера и вида, а также от тяжести наступивших последствий представляет определенную общественную опасность. Прокурор должен показать слушателям, почему закон наказывает за совершение преступных деяний, в чем состоит их общественная опасность, обосновать аморальную сторону совершенного преступления.

Государственный обвинитель П. начинает свое выступление с описания события преступления и моральной оценки совершенного деяния: «9 сентября 2006 года в селе Кочетовка Инсарского района случилась трагедия — погибли два человека.

Преступление, которое совершил подсудимый, относится к преступлениям средней тяжести, так как оно совершено по неосторожности. Однако общественная опасность таких преступлений несравнима с тяжестью наступивших последствий.

Последствием в данном случае стала гибель двух молодых девушек, двух будущих матерей. Именно женщина по природе является продолжателем человеческого рода и дает жизнь будущим поколениям. Однако погибшие женщины этого сделать уже не смогут.

Приклоняю голову перед этой трагедией и скорблю вместе с теми, кто несет эту боль…».

б)                Изложение существа дела, установленного предварительным и судебным следствием.

Обвинитель в своей речи группирует, систематизирует собранные по делу доказательства, а также оценивает их, при этом указывая на то, почему одни доказательства являются существенными и бесспорными, а другие — не имеют значения для дела [2, c. 178].

Государственный обвинитель при анализе доказательств по делу должен также оценить и сопоставить их с другими доказательствами, даже если некоторые из них не вписываются в его версию события преступления, а также доказать их неубедительность.

Вот так дал оценку государственный обвинитель А.: «Во всем цивилизованном мире жизнь и здоровье человека являются высшей ценностью и находятся под защитой государства.

Преступления против жизни и здоровья человека представляют наибольшую общественную опасность, так как последствия таких преступлений трудно устранить, а в некоторых случаях — просто невозможно это сделать.

Именно поэтому уголовным законом России за такие преступления предусмотрено наиболее строгое наказание…».

Также можно начать свою речь с изложения фактических обстоятельств дела. Такое начало вводит слушателей в обстановку происшедшего, вызывает интерес, психологически подготавливает их к правильному восприятию анализа обстоятельств дела.

Вне зависимости от выбора выступления государственного обвинителя, важно учитывать, что: 1) в нем должен содержаться тот конфликт, на котором строится обвинительная речь; 2) оно должно быть связано с главной частью; 3) не должно быть длинным, запутанным; 4) стиль введения прежде всего должен быть доступным.

2.                  часть. Следующей, после вступления, которое сконцентрировало внимание аудитории, произносится главная часть речи. Важно, чтобы речь была хорошо организована логически, так как если отсутствует логичность речи, то будет сложно воспринимать содержание речи, следить за ходом рассуждения оратора.

часть судебной речи представляет собою совокупность отдельных микротем, связанных по смыслу.

В судебной речи обвинитель излагает фактические обстоятельства дела, систематизирует, группирует собранные по делу доказательств в определенную систему по эпизодам или лицам, дает им оценку, указывает, почему одни доказательства являются существенными и бесспорными, а другие — не имеют значения для дела.

Любое доказательство, каким бы убедительным и логически завершенным оно не представлялось на первый взгляд, подлежит самой тщательной оценке. Доказательства подлежат оценке как каждое в отдельности, так и во всей их совокупности.

Так, в своем выступлении государственный обвинитель С. относительно показаний подсудимого указывает следующее: «Прошу суд критически отнестись к показаниям подсудимого В. в суде в части того, что он не имел умысла на причинение телесных повреждений К.

и его смерти, что не наносил ударов ножом потерпевшему, что не помнит, как у него был выбит нож, а также что не прятал нож.

Прошу расценивать его показания как способ защиты от предъявленного обвинения, поскольку его показания и доводы в свою защиту опровергаются исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, в том числе его показаниями в качестве подозреваемого в ходе предварительного следствия…».

Государственный обвинитель в своей речи должен дать юридическую оценку совершенного преступления, указать на то, что в действиях подсудимого присутствуют все признаки состава преступления, предусмотренные уголовным законом.

При решении вопроса о сроке и размере наказания суд должен учитывать наряду с характером и степенью общественной опасности, также обстоятельства, характеризующие личность подсудимого.

Уголовно-процессуальный закон относит сведения о личности обвиняемого к числу обстоятельств, которые подлежат доказыванию по уголовному делу [3,c.241].

Из этой характеристики должно быть понятно, почему обвинитель по преступлению, совершенному группой лиц, потребовал данному подсудимому более строгое наказание, чем другим участникам преступления по тому же делу.

Давая оценку личности подсудимого, государственный обвинитель не должен ограничиваться лишь теми характеризующими данными, которые имеются в материалах уголовного дела.

При рассмотрении уголовного дела необходимо также учитывать положительные стороны подсудимого.

Отрицательные характеристики не являются доказательством вины подсудимого, они могут лишь указывать на цели и мотивы совершенного преступления.

часть обвинительной речи завершается предложением о мере наказания. Основными требованиями к назначению наказания являются его законность и справедливость.

Если осужденному назначено наказание в виде лишения свободы, то прокурор должен высказать свою позицию относительно вида исправительного учреждения.

3.                  Заключение. Назначение данной части заключается в подведении итогов всему сказанному. На сегодняшний день заключения имеют стандартные фразы: На основании изложенного прошу…; С учетом вышесказанного прошу…. [4,c.35].

Примером заключения обвинительной речи может служить выступление старшего помощника прокурора Ф.: «…мной как стороной обвинения, представлены доказательства виновности подсудимых в совершении инкриминируемых им деяний, предложена правовая оценка содеянного, даны личностные характеристики подсудимых.

В совещательной комнате Вами будет решаться вопрос о виде и размере наказания для подсудимых.

В связи с этим прошу при вынесении итогового решения по уголовному делу учесть характер и степень совершенного преступления, а также изощренность подготовки совершения преступления, согласованность действий подсудимых позволяет мне утверждать, что исправление подсудимых возможно только в условиях изоляции их от общества. В связи с изложенным прошу…»

Другим примером может служить речь заместителя прокурора: «Таким образом, анализируя все доказательства по делу, прихожу к выводу о виновности И. в совершении данного преступления.

Органом предварительного следствия действия И. квалифицированы по ч. 4 ст.

111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Считаю данную квалификацию действий И. верной.

При совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

Об умысле И. на причинение тяжкого вреда здоровью Р. свидетельствуют те обстоятельства, что И. потерпевшему было нанесено множество ударов, удары были нанесены со значительной силой, руками, головой, ногами в область расположения жизненно-важных органов — в голову. Как результат, от вышеуказанных действий И. через определенное время наступила смерть потерпевшего Р.

Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы И. в момент совершения инкриминируемого ему преступления мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими; в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Выводы указанной экспертизы сомнений не вызывают, подтверждаются данными о личности И., материалами дела, в связи с чем, прошу суд считать И. вменяемым и подлежащим уголовной ответственности за содеянное. Обстоятельств, отягчающих наказание И., не имеется.

Обстоятельствами, смягчающими наказание И., считаю необходимым учесть то, что юридически И. не судим, имеет заболевание глаза. Других смягчающих наказание И. обстоятельств не усматривается. По месту жительства И.

характеризуется удовлетворительно, официально нигде не работает, однако, замечен в употреблении спиртного.

Таким образом, прошу суд признать И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима».

Обвинительная речь может быть построена на основе данных о личности подсудимого или потерпевшего или их противопоставлении. В основу могут быть положены причины, которые привели к преступлению — все зависит от того, какую цель избрал обвинитель в качестве непосредственной.

Поэтому заранее предписывать прокурору определенную структуру речи не только нецелесообразно, но и не нужно, и даже вредно [5, c. 301]. Структура речи, её композиция определяется логикой доказывания, избранной прокурором стратегией. Нельзя загонять живую речь в жесткие рамки.

Не случайно уголовно-процессуальный закон (ст. 248) указывает, что прокурор обязан представить суду свои соображения лишь по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого.

Как, каким путем прокурор придет к обоснованию этих соображений, зависит от избранной им линии поведения, в конечном итоге — от обстоятельств конкретного дела.

Литература:

1.        Кириллова Н. Государственное обвинение в суде / Н. Кириллова // Законность. — 2011. — № 3. — С. 35–37.

2.        Поддержание государственного обвинения: учебное пособие. С — Петербург: Изд-во Юридического института Генеральной прокуратуры РФ, 2009. 281 с.

3.        Тимофеев А. Г. Речи сторон в уголовном процессе. Практическое руководство. (Извлечение) // судебное красноречие русских юристов прошлого. М., 2007. С. 239–285.

4.        Суровцева Н. А. Организация работы по поддержанию прокурорами государственного обвинения в суде / Н. А. Суровцева // Российский судья. — 2012. — № 12. — С. 34–37.

5.        Руденко Р. А. Судебные речи и выступления / Р. А. Руденко. — М.: Юрид. лит., 1987. — 368 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/95/21425/

Покушение на убийство: срок наказания по статьям 30, 105 УК РФ | Юридические Советы

111 статья (что делать, если мы - обвинитель)?

Последнее обновление Март 2019

Любое неоконченное преступление образует покушение. Пытался украсть и задержали – покушение на кражу, пытался причинить тяжкий вред и остановили – покушение на причинение телесных повреждений, пытался убить и не удалось – в действиях виновного имеет место покушение на убийство человека.

В последнем случае на практике возникают проблемы с правильным определением квалификации. Зачастую бывает трудно установить, чего желал преступник – просто высказать угрозы и подкрепить их соответствующими действиями, или действительно убить.

Есть множество признаков, по которым можно безошибочно определить намерения виновного лица – о них мы расскажем в этой статье.

Для начала отметим, что данный вид уголовно-наказуемого деяния может быть совершен только с прямым умыслом. Это означает, что преступник прямо желает наступления смерти потерпевшего и делает все для того, чтобы наступил летальный исход.

При этом действия виновного должны быть кем-то остановлены, пресечены, иными словами, то есть что-то должно помешать дальнейшему совершению преступления.

В результате смерть не наступает по объективными причинам, в отсутствие которых деяние было бы оконченным.

Итак, покушение на убийство квалифицируется по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. Если вина преступника будет доказана в суде, то, по правилам уголовного законодательства, наказание не может превышать ¾ максимального, предусмотренного статьей.

Пример №1. Протонов П.Р., будучи в состоянии алкогольного опьянения, из-за незначительного спора, стал душить жену Протонову А.П., прижав ее к стенке. Когда жена стала уже синеть и хрипеть, то на кухню, где все это происходило, вбежал старший сын супругов, который освободил мать и вызвал полицию.

В данном случае имелись все основания полагать, что без вмешательства сына Протонова А.П. была бы задушенной до смерти.

Поскольку за оконченное убийство, согласно статье 105 УК РФ, может быть назначено до 15 лет лишения свободы, то с учетом покушения осужденному (3/4 от 15 = 11 лет – максимально возможное наказание) дали 10 лет лишения свободы.

Таким образом, покушение означает невозможность по объективным причинам довести свой умысел до конца. Такой «усеченный» состав может иметь место при совершении практически любого преступления (кражи, грабежа, изнасилования и т.д.).

Обозначается неоконченность действий в виде дополнительного сочетания «ч. 3 ст. 30 УК РФ» к основной статье.

В то же время, при совершении некоторых видов деяний покушение невозможно (например, при разбойном нападении: оно всегда окончено в момент нападения, вне зависимости от того, удалось завладеть имуществом потерпевшего или нет).

Виды неоконченного убийства

Применительно к убийству покушение может иметь место не только в случае ч. 1 ст. 105 УК РФ (то есть при совершении виновным «обычного» убийства – в драке, из ревности, из мести и т.д.), но и в других ситуациях:

1. когда задумано, но не доведено до конца «квалифицированное» убийство – например, в отношении нескольких лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) или в составе группы лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), или лишение жизни совершено с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и т.д.

Пример №2. Васильев Н.А. имел умысел убить двоих сводных братьев из-за спора за наследство. Васильев Н.А. сделал два выстрела, каждый из которых предназначался отдельно для каждого из братьев.

В результате один из потерпевших скончался, другой попал в больницу, где после оказания ему медицинской помощи остался жить. Поскольку следствием был доказан прямой умысел Васильева  на убийство двоих лиц, его действия были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст.

105 УК РФ, поскольку нужный виновному результат не был достигнут по независящим от него обстоятельствам;

2. когда мать пытается убить своего новорожденного ребенка, но ей не удается это сделать – такие действия будут подпадать под ч.3 ст. 30 ст. 106 УК РФ.

Пример №3. Новоиспеченная мать Соловьева А.Р. пыталась избавиться от новорожденного ребенка, бросив его в наполненную ванну.

Пробыв в воде более часа, малыш остался жив, поскольку сработал так называемый «инстинкт самосохранения» и умение пребывать в водной среде. Кроме того, Соловьеву А.Р. как раз в это время посетила на дому педиатр, которая потребовала предъявить ребенка. Соловьева А.Р.

ответила, что убила сына, бросив его в наполненную ванну час назад. Педиатр обнаружила ребенка, который находился в тяжелом состоянии, но живой, после оказания первой медпомощи его жизни уже ничего не угрожало. Соловьеву осудили по ч. 3 ст. 30 ст.

106 УК РФ к ограничению свободы на срок 2 года. Уголовное дело, возбужденное в отношении нее, явилось основанием для лишения родительских прав;

3. когда смерть причинена в состоянии аффекта – сильного душевного волнения, возникшего внезапно на фоне противоправных действий потерпевшего.

Пример №4. Студент Иванов П.Л. несколько месяцев терпел издевательства от сокурсников, которые размещали в соцсетях посты оскорбительного характера, утверждающие о нетрадиционной сексуальной ориентации Иванова П.Л.

«Последней каплей» для Иванова стало обнаружение соответствующего характера надписей краской на асфальте перед подъездом его дома. При этом Иванов застал одного из авторов оскорблений, который завершал свое «творение» и собирался скрыться.

Иванов догнал его и с силой нанес несколько ударов в висок сокурсника с помощью тут же поднятого с земли булыжника. Потерпевший в состоянии комы был доставлен в реанимацию, где через несколько дней пришел в себя и постепенно поправился.

Иванов был осужден за покушение на убийство в состоянии аффекта – по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 107 УК РФ.

Мы уже отмечали, что в некоторых преступлениях покушение невозможно. Судебная практика и общие правила Уголовного Кодекса РФ выделяют также несколько ситуаций, в которых предотвращено наступление смерти, но ч. 3 ст. 30 УК РФ при этом не применяется. Другими словами, покушения быть не может:

При превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 УК РФ)

Так, если в ответ на противоправные насильственные действия человек применяет такую силу, характер которой явно не соответствует характеру нападения, неоконченность деяния исключена.

Пример №5. Сосед по общежитию, с которым неоднократно судимый Плотников В.А. частенько выпивал, решил подшутить над последним. Сосед сделал вид, что метит стрелами для дартса прямо в лицо Плотникова В.А.

, однако тот шутки не понял и метнул в шутника кухонным ножом в тело. Нож настолько глубоко вонзился в область печени, что потерпевший оказался на грани смерти из-за массивной кровопотери. Плотников В.А. был признан виновным в покушении на убийство по ч.3 ст. 30, ч. 1 ст.

105 УК РФ. Осужденный обжаловал приговор, указав в апелляционной жалобе, что действовал в пределах необходимой обороны. Вместе с тем, обвинительный приговор оставили без изменений.

Так, вышестоящим судом было указано, что необходимой обороны не было, поскольку действия потерпевшего объективно не могли быть расценены как угроза жизни.

В приведенном примере видно, что покушения по ст. 108 УК РФ не может быть: это будет либо покушение на «простое» убийство по ст. 105 УК РФ (как по делу Плотникова В.А.), либо причинение тяжкого вреда при превышении пределов необходимой обороны (в том случае, когда необходимость в обороне была объективно подтверждена);

При неосторожном причинении смерти (ст. 109 УК РФ)

Поскольку покушение может быть только умышленным, а данное преступление имеет только неосторожную форму, применение ч. 3 ст. 30 УК РФ здесь быть не может.

При попытке убить сотрудника правоохранительных органов

Пример №6. Полицейского Второва Н.Е. пытался убить осужденный Киселев П.П. Так, Киселев считал, что оказался за решеткой только благодаря оперуполномоченному Второву Н.Е., и после освобождения из колонии напал на Второва Н.Е.

с ножом. Киселев был осужден по ст.

317 УК РФ к пожизненному лишению свободы, при этом судом было учтено, что Киселев совершил посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в условиях рецидива (ранее он был осужден за убийство соучастника).

Из примера следует, что в преступлениях указанной категории (посягательство на жизнь полицейского, следователя, сотрудника ФСБ и т.д.) неважно, довел ли преступник свой умысел на лишение жизни до конца – ссылка на ч. 3 ст. 30 УК РФ не используется. В случае, если бы Второв Н.Е. умер, то действия Киселева были бы квалифицированы по той же статье.

Проблемы отграничения от других составов

Некоторые трудности в определении квалификации могут быть при разграничении умышленного покушения на убийство и других правонарушений.

Угроза убийством

Так, нередки случае, когда виновное лицо с криками «убью» приставляет нож к горлу, душит руками или веревкой и т.д. Как понять, реальны ли намерения преступника? Как расценить его действия – как ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ или ст. 119 УК РФ (угроза убийством)?.

В таких непростых ситуациях правильную квалификацию определить невозможно без тщательного изучения всех обстоятельств, мельчайших деталей и достоверных данных о направленности умысла.

Правильно дать оценку происходящему особенно важно, учитывая огромную разницу в наказании за совершение указанных преступлений. Так, по ст.

119 УК РФ максимальное наказание, которое грозит виновному, не превышает 2-лет лишения свободы.

Пример №7. Марченко В.А. в ходе ссоры с напарником по смене стал его душить, прижимая своим телом к полу. Потерпевший Ермолин Р.Л. был по комплекции слабее Марченко, ниже его на 20 см, весил 63 кг, тогда как Марченко В.А. при росте 188 см весил 110 кг, всю жизнь профессионально занимался борьбой.

Эти данные помогли суду сделать вывод о том, что в действиях Марченко В.А. присутствует покушение на убийство, в этой связи ему был назначен срок наказания – 11 лет лишения свободы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. Судья указал в приговоре, что Марченко В.А.

имел прямой умысел на лишение потерпевшего жизни, поскольку его действия по удушению были прямо направлены на достижение этой цели. Остановился Марченко только после активного вмешательства начальника охраны, который с силой оттащил виновного от жертвы, при этом Ермолин Р.Л.

потерял сознание, у него зафиксированы серьезные последствия в виде существенного повреждения трахеи, что повлекло инвалидность. Доводы осужденного о том, что он хотел таким образом показать всего лишь угрозу и совершил преступление по ст. 119 УК РФ, были признаны неубедительными.

Таким образом, при разграничении указанных составов преступлений правоохранительные органы исходят из совокупности доказательств, указывающих на наличие умысла убить, или на отсутствие данного критерия;

Тяжкие телесные повреждения

Уголовные дела, где потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью, являются наиболее сложными с точки зрения правильной юридической оценки.

Пример №8. Колосов А.К. нанес два удара отверткой в сердце Млечникову П.Л. в ходе драки. Потерпевший чудом остался жить, перенес множественные операции по восстановлению соединительной ткани, длительное время находился на стационарном лечении. Вред, причиненный Млечникову П.Л.

, был признан экспертом тяжким, опасным для жизни, что означает вполне реальный летальный исход при отсутствии медицинского вмешательства. Колосова А.К. обвинили по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. Однако его адвокат был не согласен с такой статьей, считая, что дело должно быть возбуждено по ч. 2 ст.

111 УК РФ и наказание необходимо определять лишь за причинение тяжкого вреда здоровью, умысел на лишение жизни не доказан.

В апелляционной инстанции приговор по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ остался в силе, поскольку действия Колосова А.К., с учетом целенаправленных ударов с использованием заранее приготовленного орудия в один из важнейших органов человека, были расценены как подтверждение желания убить.

Пример №9. Артамонов А.И. причинил тяжкие телесные повреждения Носову К.Р. в виде разрыва селезенки, дело было расследовано и рассмотрено в суде по ст. 111 УК РФ – умышленное причинение тяжких телесных повреждений, опасных для жизни. Артамонов А.И. вступил с Носовым К.Р.

в драку, в результате которой нанес не менее 7 ударов ногами по телу Носова, который остался жив благодаря вовремя сделанной операции. Доказать, что Артамонов предвидел и желал наступление смерти потерпевшему, не удалось. Так, из допроса эксперта следовало, что в таких уже условиях при причинении таких же ударов другому человеку последствий в виде разрыва селезенки могло бы и не быть.

Знать наверняка, что Носов может от пинков скончаться, виновный не мог. Приговор был вынесен по ст. 111 УК РФ.

Еще одним моментом, который всегда учитывается в разграничении преступлений, является выяснение возможности довести до конца свои действия. Так, если виновный продолжает свои действия по нанесению ударов, удушению и т.д., однако его останавливают другие лица, активное сопротивление потерпевшего и др. – будет правильной квалификация по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Если у виновного была возможность закончить свое преступление и причинить смерть, но он этого не сделал, то его действия будет правильным квалифицировать по ст. 111 УК РФ.

Подведем итоги

  1. Покушение на убийство не предусматривается отдельной статьей УК РФ, для его обозначения к статье, по которой квалифицируются основные действия, добавляется сочетание «ч. 3 ст. 30 УК РФ».
  2. Покушение означает невозможность доведения своего умысла до конца, по независящим от убийцы обстоятельствам (вмешательство третьих лиц, активное сопротивление потерпевшего, оказание пострадавшему медицинской помощи и т.д.).
  3. Наказание за попытку причинить смерть, как и за любое другое неоконченное преступление, не может быть более ¾ максимального, при этом срок давности за покушение на убийство не снижается и соответствует 15 годам.
  4. Неоконченным может быть только убийство с прямым умыслом, то есть когда человек выполняет действия, прямо направленные на причинение смерти и при этом желает этого. Именно по этому критерию специалисты уголовного права разграничивают ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ и другие преступления.

Куприянова Вера Николаевна

Источник: http://juresovet.ru/srok-nakazaniya-za-pokushenie-na-ubijstvo-statya-30-105-uk-rf/

Жилищный вопрос
Добавить комментарий